ТОП 10:

Июля, вторник, утро. Московская обл., г. Нахабино.



 

Встал с утра рано, все мои еще спали. Умылся, побрился, экипировался, даже чаю успел напиться, и ушел, никого не побеспокоив. Разве что впервые со дня Катастрофы... нет, не так, впервые с того дня, как я уехал в Америку, мне было так хорошо, чисто и радостно на душе. Заглянул к детям, посмотрел на них спящих, накормил котов, перечесал их всех, мурчащих, да и пошел работать.

Первым пунктом был "трындеж" с "партизанами", который состоялся прямо здесь же, в поселке, у выстроившихся в колонну вдоль забора их машин.

- У нас вроде как задание от командования, - говорил "партизанский командир" Серега. - Проверить все местные коттеджные поселки на предмет базирования банд, в секторе от Новой Риги и до Минки. До хрена их тут стало. Чем и будем заниматься, базируясь на ваш анклав. Так? Ничего не путаю?

- По заданию - не знаю, мне задач никто не ставил, а по базированию - все верно, - сказал Игорь.

"Партизаны" возились у машин, уже экипированные и готовые к выезду. Мы стояли на улице, рядом. С утра задождило неожиданно и ветерок холодный подул. Со слов Игоря, впервые за это лето, а так все сушь и жара была. Ну да и ладно, иногда полезно, пыль хоть смоет.

- У вас только выявление или что еще? - уточнил я.

- В принципе, выявление, - обернулся ко мне Сергей. - В соприкосновение вступать будем только при преимуществе и полной уверенности. Силы у нас не те все же, в ППД есть специалисты получше.

Фырча двигателем, подъехал УАЗ с Витьком за рулем, это я его вызвал. Раз есть водитель, то нечего самому баранку крутить, а если есть еще и техника казенная, то зачем свой пикап гонять и в хвост и в гриву?

- Готов? - спросил я выбравшегося из-за руля Витька. - Скоро поедем.

- Понял.

Разговор с "партизанами" у Игоря надолго не затянулся, да и сам разговор шел на какие-то хозяйственные темы, как учитывать расход солярки на гостей и должны ли снабжать их боеприпасами. Больше всего проблем было с патронами под КПВТ, их в Нахабино было мало и Рабинович-Иванов откровенно жлобился их выделять, отцовская кровь активно брала в нем верх на настоящий момент. Но как-то договорились все же, и "партизанская" колонна двинулась на выезд из дачного поселка.

- Ну что, прокатимся? - спросил я его.

- Давай, чего сопли жевать, - кивнул он, скидывая с плеча автомат чтобы ловчее было забраться на заднее сиденье.

- Не берешь никого с собой? - уточнил я на всякий случай.

- Не, тут рукой подать и дорога спокойная, - сказал он, усаживаясь. - В Дедовске только не останавливаться, главное, он не зачищен ни хрена, набегут.

- Может ты вперед лучше, дорогу покажешь? - спросил я.

- И так нормально, - отмахнулся он. - Пальцем тыкать смогу, ну и достаточно, разберемся.

- Наше дело предложить, - хмыкнул я, - ваше дело отказаться. Поехали тогда, что ли. Санек, связь проверял?

- Так точно.

- У меня есть, случись чего, - показал Игорь "сто шестьдесят восьмую". - Услышат.

- Дай-то бог, - вздохнул я суеверно и протиснулся через тесноватую для меня дверцу в УАЗ.

Вездеходик фыркнул двигателем и бодро рванул с места, сразу оправдав почетное звание "козла", каковым его наградила народная молва. Промелькнули глухие дачные заборы, затем мы выбрались на неширокое шоссе.

- Тут левей бери, нечего в город лезть, - сказал Игорь. - Вон там на грунтовку можем свернуть, срежем, на "козле" нам хрен по деревне, что там ямы.

- Без проблем, - кивнул Витек.

Тут и вправду все поля были пересечены невероятным количеством грунтовок. Как ни крути, а это пригород Москвы, даром что сельская местность, но тут и деревни одна на другую налезают. А с тех пор, как вконец утрамбовавшаяся новыми богатыми Рублевка перестала вмещать в себя всех желающих жить за городом, и лихорадка строительства загородных домов выплеснулась к Ново-Рижскому шоссе, здесь еще и от коттеджных поселков тесно стало. Много их здесь, до черта просто.

- Видал, настроили? - в унисон моим мыслям заговорил Игорь. - И все где не надо, нет, чтобы прямо к нам впритык, можно было в комфорте и неге жить пока. Но ни хрена, неудобно, на дачках вот живем.

- Так их зимой не протопить будет, - сказал я. - От той же дачки толку больше.

- Так то зимой, до зимы еще далеко... Вить, вон там налево возьми, ага?

"Козлик" разбрызгивал появившиеся на дорогах мелкие лужицы, дождь мелко накрапывал по брезентовому тенту. Действительно, особняков опустевших вокруг сотни, куда не дернись, обязательно в новый коттеджный поселок угодишь. И кстати, не так уж это и хорошо, пожалуй, там легко и запросто может организовать себе базу кто угодно, кто-нибудь совсем не нужный в этих краях. Может мы зря вот так, втроем, поехали? Хотя Игорю виднее, он здесь местный, не я. Я, кстати, через половину мира проехал не более чем втроем... Только вот все же заканчивать дорогу одному пришлось. Об этом следует помнить. Всегда помнить.

Мертвяки на дороге попадались, но не много, какие-то заблудшие и потерянные. Один погнался было за машиной, но запутался в собственных ногах и упал в лужу. Витек даже засмеялся, увидев это в зеркало, а мне почему-то грустно стало. Ведь человек был, а теперь вот во что выродился... Нехорошо.

По правую руку оставили Дедовск, затем проскочили мимо Снегирей, а вскоре Игорь сказал:

- Налево на перекрестке и во-он туда, видишь... право двадцать, забор такой длинный, с колючкой...

- Вижу, - кивнул Витек, заправляя машину в поворот.

- Вот туда и рули, приехали, считай.

Уазик перевалил через слегка торчащую из асфальта бетонную трубу, через которую проходила канава, и остановился у добротных железных ворот, которые разве что танком выбивать надо. Добротный бетонный забор, по всему верху обмотанный "егозой" в щедром количестве, за забором видны крыши каких-то длинных одноэтажных зданий. Мертвяков вокруг видно не было, если о ходячих говорить, а вот три или четыре трупа на дороге валялись.

У ворот висел звонок, так что все культурно. Игорь по шустрости своей врожденной выскочил из машины первым, нажал на кнопку. Где-то в закрытом дворе неслабо затрезвонило, как пожарная тревога или звонок школьный. Не мелочились они там со звуковыми сигналами.

Вскоре над воротами показалась бородатая физиономия в больших очках. Под ней наблюдалась брезентовая штормовка, на сгибе руки вполне уверенно лежал АКМ.

- Здоров, мужики! - сразу поприветствовал его Игорь. - Мы из Нахабино, соседи, поговорить надо. Запустите?

- Поговорить? - чуть разочарованно протянул бородач. - Или "козла" до ума довести?

- Пока поговорить, а там видно будет, - подтвердил я наши намерения, тоже выбравшись из машины.

- Ну, заходите, коли так, - вздохнул тот.

Ворота вдруг вздрогнули и начали неторопливо открываться внутрь. Было слышно, как где-то неподалеку работает генератор. Витек заехал во двор, ну а мы пешком зашли следом.

Большой двор, два здания буквой "Г". Дальнее от нас похоже под жилье переделано, даже не переделано еще, а в процессе, судя по штабелям кирпичей и небольшой бетономешалке. А вот во втором гараж. Оно и раньше гаражом было. В просторном двое полно машин, как полуразобранных, так и в исходном виде. И в переделанном тоже имелись, надо будет чуть подробней глянуть.

К торцу гаражного здания был пристроен сарай, в котором кто-то громыхал железяками. В гараже тоже трудились, визжала болгарка, кто-то с кем-то перекрикивался, в общем - нормальный рабочий шум.

- Нам бы главного кого, - сказал я, обернувшись к бородачу.

- А я тут за главного вроде как и буду, - сказал он, протягивая руку. - Дмитрием зовусь.

- Андрей.

- Игорь.

Быстрые, но крепкие рукопожатия.

- Все заняты, вот сам и хожу ворота открывать, - ухмыльнулся он. - Ну что, в кабинет вас пригласить и чаем поить?

- А не откажемся, - ответил я гостеприимному бородачу. - Приглашайте.

"Офис" был простым, переделанным из крайнего бокса. Пробили два окошка, забрав на всякий случай в решетки, разделили напополам кирпичной перегородкой, от которой до сих пор попахивало свежим раствором, получилось вроде как кабинет и даже приемная. Или переговорная. Или черт его знает что, но вдоль стен стояли офисного вида диваны на металлических ножках. На одном сидели два мужика в рабочих комбинезонах и что-то горячо обсуждали, раскатав чертежи по низкому столику. Еще накурено было так, что хоть топор вешай, я чуть не закашлялся. В большой пепельнице скопилась огромная гора окурков, которые тоже воняли на всю "приемную". Могли бы и вынести, не развалились бы.

"Кабинет" был прост до предела: два школьных стола буквой "Т", такие же диваны и простенькие вертящиеся стулья с сиденьями из серой дерюжки. В углу столик с чайником. Вместо телефона простая туристическая рация в заряднике. Но обжились, видно.

- А вон, садитесь, - сказал Дмитрий, широким жестом указав на стулья. - Сейчас чайку принесут, а под чай и поговорим. Нахабинские, говорите?

- Он из Нахабино, - указал я на глазевшего по сторонам Игоря. - А я из Ржева приехал. Мы вам вроде как конкуренты. Или партнеры, это уже как побеседуем. По мне так лучше партнеры.

- Ага, вот как, - чуть склонив голову набок, всмотрелся в меня внимательно Дмитрий. - А по... гм... происхождению вы, конкуренты, из каких будете?

- Не понял? - переспросил я.

- Ну вот из военных, или там из бандитов, или из кого другого? - спросил он как-то вкрадчиво.

- Странный вопрос, - хмыкнул я. - Из населения Ржевского анклава. Там, собственно говоря, жизнь как жизнь. То есть разные люди живут, кроме бандитов разве что.

- А что с бандитами?

- А не живут они там что-то, не живется им, - ответил я, глянув ему в глаза за бликующими толстыми стеклами очков. - Скорым судом изводят начисто.

- А, ну да, хорошо, - кивнул он удовлетворенно.

Разговор как-то перескочил на обычный треп, Дмитрий старательно избегал дела. Вскоре вошла женщина, одетая в джинсы и грубый свитер, с чайником и какой-то корзинкой в руке. Выставила на стол все, в корзинке оказалась горка печенья. Пока она доставала кружки из тумбочки, я пригляделся. Крепкая, сильная, коренастая, но совсем не толстая, при это с добродушным щекастым лицом и короткой, почти мужской стрижкой. Разлив чай, она уселась за стол рядом с Дмитрием.

- Так вы все же с заказом али с предложением будете? - спросил бородач.

- Да я и не знаю, - развел я руками. - Думал, что за разговором все и вырисуется. Давно вы здесь?

- Не очень, месяца полтора, - ответил он. - До того на Минском сидели, в Рабочем поселке, да там сразу несколько банд завелось, сплошь с Кавказа. В общем, не дали жизни, пришлось переселяться.

- А здесь с этим как? - уточнил я.

Он махнул рукой как-то неопределенно, затем сказал, тоже не слишком уверенно:

- Да терпимо вроде.

- "Терпимо вроде" - это как? - уточнил я. - Бьют не больно, грабят не догола, или просто их нет? Как-нибудь детализировать нельзя?

- Да непонятно пока все, - снова отмахнулся он. - Проявлялись тут какие-то, но ни во что не вылилось, уехали да и все.

- А кто такие? - проявил интерес Игорь.

- Да откуда я знаю, - явно не желая развивать тему, отболтался бородач. - Были и были, приехали да уехали, что тут еще обсуждать. Машины наши видели? - резко сменил он тему.

- Нет пока, откуда, - ответил я. - А есть вообще специализация?

- Есть, как не быть, - важно кивнул он головой. - Рейдовые грузовики делаем, в Москву за мародеркой гонять, и багги под пулемет.

- И как? - вновь влез Игорь. - По багги, в смысле, как? Интересуется покупатель?

- А то! - даже немного возмутилась молчавшая досель женщина. - Быстро, просто, носится как самолет, каркас сеткой прикрыть можно от всякой твари. Дозором с грузовиками обычно идут.

- И чинить просто, все же открыто, - добавил бородач. - Даже если снизу подлезть, то вдвоем накренить можно. Мотоцикл, блин, только колес четыре. Глянуть хотите?

- Естественно! - оживился я, почувствовав, что на этом у нас разговор наладится, за интересную всем тему зацепились, дальше само пойдет.

В этот момент у бородача часто заговорила рация, я лишь расслышал слова "приехали", "договаривались", и еще "сухой". Дмитрий сморщился так, словно ему на больной зуб вишневая косточка попалась, замахал зачем-то руками, явно не зная, что делать с нами. Послышались приближающиеся шаги, шло сразу много людей. Хлопнула дверь в "приемную", затем распахнулась дверь уже наша.

В "кабинет" вошло трое, чей род занятий у лично у меня никаких сомнений не вызвал. Бандиты, самые обыкновенные, братва. Скатившиеся, к тому же, к "классике жанра" в нарядах, как в былые времена. Все в спортивных костюмах, разве что с разгрузками поверх них, высокие, рослые, стриженые. У их главного, одетого в черный "адидас", ладони лежат поверх висящего на груди наискосок АК-103 с подствольником, и пальцы в "перстнях". Морда у него худая, какая-то волчья, взгляд недобрый и внимательный. И умный. Двое, что с ним вошли, были здоровей, за метр девяносто каждый, явно спортсмены. Румяные, мордатые, а глаза пустые совсем - убийцы. До того, как это все случилось, может убийцами и не были, так, быками в какой-то бригаде выступали, а вот сейчас, когда все можно стало... какая же мерзость и пустота у них в глазах.

Что-то плеснулось внутри, под желудком. Не страх, злоба. Даже в ушах немного зазвенело. Силу они взяли теперь, понимаешь... не до хрена ли им будет?

Бандитов было больше, я слышал еще и голоса из "приемной", Дмитрию выход прикрыли на всякий случай, если отсюда выскочить сумеет. По выражению лиц было видно, что приехали лоха грузить, по полной программе и со всеми бонусами. "Прикрутить" должны были бородатого со всем его автобизнесом именно сейчас и уже окончательно. А это, собственно говоря, уже по интересам моим удар, у меня на Дмитрия планы совсем другие. Да и ему, если честно, мои бы планы куда прятней были бы. А что бандиты предложат я слушать не хочу, и так все знаю. И то что словами предложат, от реальности далеко будет, это порода такая, будут жрать его по кусочкам, хвост рубить по частям.

Старший повернулся ко мне, приняв, видимо, за главного из гостей, сказал:

- Уважаемые, извините, у нас тут с Дмитрием разговор запланирован. Неудобно просить, но не перекурите пол часика, а? Не возьмите за оскорбление, такая накладочка просто.

Я просто кивнул и направился к двери, а Игорь сказал:

- Хоп, лады, - и пошел следом.

Вид у бородатого стал еще тоскливей, когда он увидел, что мы уходим. Страшно ему один на один с бандитами оставаться. А что он хотел, чтобы мы просто так вписались, или что? У всего цена есть, голова твоя бородатая. Дверь захлопнулась и было слышно, как один из "быков" навалился на нее спиной с той стороны, словно запечатав собой единственный выход.

В "приемной" сидело еще двое "спортсменов" с калашами, сидевших, развалившись, на диванах и выложив ноги в грязных кроссовках на низкий столик. Мужики, сидевшие до этого с чертежами, опасливо сдвинулись в уголок, стараясь как можно меньше отсвечивать.

Это они зря вообще-то развалились так. Диван низкий, сидят глубоко, быстро им теперь ни на что не среагировать. Понты одни. Когда мы вошли, "быки" дергаться не стали. Видать, слышали, что разговор не на повышенных тонах шел, да и вообще они здесь хулиганить не собирались пока. Сейчас за закрытой дверью Дмитрия с его подругой будут словесно кошмарить, всячески намекая на те проблемы, которые возникнут у местных из-за отказа идти "под крышу". А то, что разговор именно об этом, сомнений у меня не вызывает.

А еще Дмитрий у меня не много сочувствия вызывал при этом. Почему? А потому, что он дурак. По всему выходит так, что бандиты с ним уже раньше беседовали и явно какие-то свои предложения выдвигали. А что хорошего может быть в их предложениях? Да ничего. Ну, ему их принимать и не хочется, но и выбора, похоже, ему не оставляют. Будь он умным, он бы сразу после прошлой их встречи скатался бы в Нахабино, например, как в самый ближний военный анклав, и сейчас встретил бы пришедших фразой: "Извините, я не сам по себе. У нас другие люди по этим вопросам. Сейчас свяжусь и встречу назначу, если хотите". Так это делалось раньше, в веселые девяностые годы, и так это будет делаться всегда. Тогда, разумеется, прощай независимость, но сравнивать крышу бандитскую и крышу со стороны просто сильного анклава глупо.

А вот Дима бородатый, похоже, думал, что "само рассосется". А само по себе вообще ничего в этом мире не происходит. И сейчас Диму просто возьмут под крышу, хоть он явно мечтал о полной независимости. Но так не бывает, тем более в такое время.

Сопротивляться? Смешно. Пусть они все вооружены и всякое успели, наверняка, повидать, а не сработает. Дмитрию и его коллегам есть что пожевать до тех пор, пока они сохраняют свободу перемещения и пока имеют возможность работать, не отвлекая все силы на оборону. Ну, начнут они сейчас стрельбу, ну отобьются от этих визитеров, а дальше-то что? Им же потом за ворота будет не выехать - растреляют или взорвут. Или кого-то возьмут в заложники. Или еще что - власти теперь нет, простор фантазии ничем не ограничен. Идти вовсе войной? А сколько их после этого уцелеет? Не зря всегда разделение обязаностей существовало, кто-то воюет, а кто-то работает. Эти рабтать планировали, для них война разорение и гибель.

Я выглянул в окно. У самых ворот две машины. Грузовик, новенький и блестящий двухосный "Урал" мародерской комплектации, со стрелой крана за пятиместной кабиной, вроде того "ивеко", который мы добыли с Сэмом в Малаге. А рядом с ним вроде как тоже пятиместный в прошлом "Егерь", но переделанный во что-то вроде джипа-переростка. Не этого ли самого сервиса работа, интересно? Вообще серьезно выглядит, красивая работа.

Возле машин еще двое, курят, присев на мощный бампер машины. Санек, кстати, неподалеку и явно насторожен. Еще во дворе пара невооруженных вроде как молодых мужиков с какими-то железяками возится. Один лист держит, а второй на трубе его молотком гнет, какой-то желоб делает. Стук, звон, грохот.

Так, ну и что делать будем? Оставим Дмитрия решать свои вопросы самостоятельно? Не те расклады вроде как, чтобы за него сейчас вступаться. И нас трое всего против семерых бандитов, и на гаражников, откровенно говоря, надежды никакой, вон как эти двое, сидят словно мыши под веником.

Но тут такой моментик присутствует: каегорически не хочется мне этого сервиса под бандитской крышей. Просто потому, что он с нами конкурировать будет, а договариваться станет с ним сложно, потому что договариваться придется с бандитами. Это раз. А два - это то, что мне бандиты вообще не нравятся. Не нравятся - и все тут, как вот крысы людям не нравятся. Имею полное право. И вот в совокупности эти два фактора заставляли думать о происходящем по-другому. В частности, вызревала мысль о том, что бандитам до хрена будет. Харя треснет. Здесь уже наше, нечего пасть раззевать. Пусть не сервис, но земля уже наша.

А еще во доре по железу стучать продолжают. И вот это мне некую идею подкинуло, простенькую, но, кажется, должно все как надо получиться. И правильную идею, потому что так надо.

Поглядел аккуратно на "быков". Эти нет, не расслабились, один меня контролирует, второй Игоря. Вроде не откровенно враждебны, но автоматы на коленях, пальцы почти что на спусках. Что не так - успеют стрельбу начать, это однозначно. Пусть даже одновременно со мной, но успеют. Тем более, что оба в брониках под подвесными, и черт знает, в каких. У меня с собой МП5 бесшумный, взял на случай если пошариться где соберемся, а у него скорость пули, и без того не самой быстрой, снижается еще сильнее, так что только в башку стрелять надо, чтобы не рисковать... Патрон в патроннике, но оружие на предохранителе, так что еще какое-то мгновение лишнее нужно.

Кстати, о чем это я? Да все о то же, что очень сильное у меня желание появилось граждан уголовников положить здесь. И просто так, потому что нехрен им крысячить, людей и так слишком мало осталось для того, чтобы дать бандитам волю над ними изгиляться, и потому, что... что у сервиса потом выбора не останется другого, как идти под нахабинскую, а как следствие союза - и под нашу крышу. И вот тогда дела пойдут совсем по-другому. Как мне надо, пойдут.

Так, ну и как же начинать? Известно как, согласно придуманному плану, который уже оформился в голове так ясно и четко, словно кто-то довел мне его в письменном виде, а я сутки наизусть учил.

Мысль была только такая, "тактическая". Какой-нибудь другой, о том, например, что просто так вот убивать нехорошо, не возникло. То ли я уже совсем изменился, то ли...таких убивать хорошо. А может, так оно и есть? Я по убиенным албанцам не скорблю ни разу, равно как и по аризонским "трейлерщикам", которых я тогда пострелял возле Юмы. И по сожранному с моей подачи мертвецами Дитмиру тоже не скорблю. А эти чем лучше? Тем, что свои? Так своя зараза опасней.

- Спичек не будет? - обратился я к одному из "спортсменов".

- Не курю, боксер, - ответил тот, мрачно глядя на меня.

Нахамил чуток вроде как, но я не обидчивый. Сейчас за все оптом разберемся, что мелочиться.

Игорь взглянул на меня чуть удивленно, но ничего вслух не сказал. Ну и правильно. И не надо ничего говорит. Если сейчас все разыграем правильно, то...

- Пошли на улице подымим, у меня в машине зажигалка, - сказал я, обращаясь уже к нему, - а тут хоть топор вешай.

Сообразил, все он сообразил. Он вообще, этот самый Рабинович-Иванов, всегда был крайне сообразительным и все на лету ловил. Не сказал опять ничего, только кивнул со скучным видом и пошел со мной на улицу. Как оно, бывшее взаимопонимание, возвращается, а?

Шагнул в дверь, пропустив его вперед и прикрывая створку за собой. Вот так, одно движение, и из "приемной" меня не видно. Не захлопнул, просто прикрыл, но так и надо, это я специально. Мне теперь скорость нужна.

Сидящие на бампере так и курят, взглянули на нас без особого интереса. Ясно, далеко от "эпицентра", может просто за водил, машин-то как раз две. Я за собой дверь прикрыл, от сидящих в "приемной" ею закрылся, а от этих двоих - Игорем. Он тоже не маленький и в подвесной, ширма та еще. А мне немного и надо, ту самую секундочку лишнюю...

Так, маленький шаг правее, предохранитель... он в "хеклере" бесшумный практический... лазер включить... зеленый лазер, он на любом свету виден прекрасно...

Сделав второй шаг, я вскинул оружие на уровень пояса, поймал "зеленого зайчика" на лице с удивлением взглянувшего на оружие курильщика, и притопил спуск. Прозвенела негромко внутри автомата затворная рама, сухими, совсем негромкими хлопками прозвучали выстрелы, на улице так вообще удивительно тихие, вылетели три гильзы, а голова сидящего дернулась и брызнула во все стороны кровавыми брызгами. Я даже успел заметить, как сыпануло красным в лицо второму, остолбеневшему, с прилипшей к нижней губе открывшегося рта сигаретой.

По второму выстрелил как по мишени, уже куда-то в грудь. Попал, увидел кровь. Сказал Игорю: "Добей!" - и резко повернулся назад, к двери, толкнув ее плечом.

Время как будто растянулось, потекло густым сиропом по стеклу. Успели они там, внутри, сообразить что случилось? Поняли, что это была за барабанная дробь? У меня ведь сейчас весь расчет на скорость и свою меткость, никаких других преимуществ у меня нет. Ну и на то, что звук выстрелов не пойми на что похож, а во дворе и так железом громыхают. Решат что это... не знаю, стартер, втяжное реле сработало. Например.

На этом-то я весь свой план и построил. Авантюра? Не без того, но... Я сейчас делаю все так, как делать вообще нельзя - и стою прямо за дверью с автоматом у плеча - как мишень выставился. Успеет стрельнуть кто-то через дверь - мне хана. Просто успеть не должны, так вот мне кажется. Они же вальяжные, грозные.

Деревянная дверь распахнулась, еще шажок, а дальше как стоп-кадр. "Боксер" подался вперед, вцепился в свое оружие, он уже точно не успеет... второй, с озабоченным лицом, встает с дивана... Не надо сидеть на широком и низком, если тебя поставили сторожить. Стоять надо, на ножках, чтобы быстро на все угрозы реагировать, а не так как эти... покойники. Развалились, ноги на стол... ковбои, маму их. И не поняли они, что это были выстрелы. Насторожились - да, а вот понять не смогли. И не поймут теперь.

Меня дурной радостью как кипятком обдало. Я еще и выстрелить не успел, как понял: все, эти спеклись, оба.

Так и вышло. "Боксера" свалил первого, в голову. Две пули ударили его в темечко, пробив в стриженой голове две дыры, одна рядом с другой, третья выбила штукатурку из стены. Второму в грудь, а затем уже в голову, две очереди по три. Все на ходу, продвигаясь к "кабинету". Остаток магазина длинной очередью, перекинув рычажок переводчика, по двери, высоко, гарантированно выше голов сидящего человека, даже стоящего не заденет. Мне просто не нужно, чтобы какой-то герой оттуда в атаку кинулся, пока я тут готовится к продолжению буду, пусть лучше от двери подальше шарахнется.

Сам в сторону отскочил, присел, укрываясь за диваном, за подлокотником. Оглянулся - Игорь рядом, компенсатор его АКМС наставлен на дверь, оттуда уже не вылезут. Молодец, и тут сообразил все правильно. Сменил магазин на спаренный, пусть будет полный. "Конструкторы", столкнувшись в дверях, бросились на выход, на улицу.

- Держи дверь! - буркнул я ему, сдергивая липучки гранатных подсумков. - Пальни еще разок, чтоб трепетали там.

Грохот двух коротких очередей из калаша шибанул по ушам отбойным молотком, в двери появились новые дырки, замахрявилась щепа, выбило облака пыли.

Две "пустышки" в руках. Предохранителей нет давно, надо только липкую ленту чуток сдвинуть. Крест-накрест выдергиваю чеки, бегу к двери, толкаю ее, сам отскакивая в сторону, и в образовавшуюся щель закидываю первую гранату. Слышен хлопок запала, с гулким звоном покатилась по бетонному полу увесистая круглая чушка. Жду... Вот оно! Крики, суета, топот, там явно ищут укрытие, а я следом вкатываю вторую, чтобы уж точно сработало, чтобы ни малейших сомнений ни у кого там не было о том, что сейчас случится. И сам, ни мгновения не теряя, следом. Услышал только обалдевший крик Игоря: "Куда?"

От гранаты укрываются все, и те, в кого бросают, и тот, кто бросает. Осколки своих-чужих не различают. И если тот, кто бросил, точно знает, что граната не взорвется, у него есть секунд пять форы, пока укрывшийся противник ждет взрыва. А пять секунд - это очень, очень много.

Все тот же вязкий мир вокруг. И странное ощущение, когда идешь следом за катящейся гранатой с горящим замедлителем, вроде как рехнулся совсем. Все бросились за стол, и старший с наколками на пальцах, и двое "быков". Стол Дмитрия - единственное укрытие. За ним настоящая куча-мала, хрип и ругань. Даже целиться почти не надо. Первая очередь в бок "быку", туда, где перед разгрузки со спиной разошелся, вторая - в лицо старшему, обернувшемуся ко мне с выражением дикого испуга. А второй "ассистент" просто смотрел на меня, ожидая смерти, что ли, и даже не пытался повернуть автомат. Не успел бы, но и не пытался. Я просто шел на него, а он смотрел на меня.

Не такой уж и молодой, просто здоровый и рожа румяная. Поначалу моложе показался, а вот сейчас, когда побледнел, возраст заметней стал. Испарина на лбу, нижняя губа закушена. Смотрит прямо в отверстие глушителя, направленное ему в лоб.

- Брось автомат, убью же, - сказал я спокойно.

Он как-то дернулся странно - и все. Ну да, он же все еще взрыва ждет, он, похоже, вообще не очень понимает, что сейчас происходит. Пришлось повторить. Автомат, новенький черный АК-74М с брезентовым ремнем, зачем-то натянутым на приклад, со стуком упал на пол.

- И руки, руки подними, - добавил я к сказанному.

И тут он все сделал правильно, не давая никакого повода его убить. А я и не хотел, нам пленный очень кстати. Дождался Игоря, прибежавшего через секунду, вдвоем завалили бандита мордой в пол и быстро связали. Бородатый Дмитрий "проконтролировал" бандита, убитого не в голову, выстрелив ему в голову из ПМ, на этом война закончилась.

- Ты что сделал, человек хороший? - обратился ко мне с тяжким вздохом, почти со стоном, бородач. - Мне же теперь кранты, а у нас тут семьи. Ты чего натворил, а? И я чуть не обосрался от бомб твоих... Ты бы предупреждал, что ли.

- Тебе по-любому были бы кранты, - ответил я ему. - Высосали бы как лимон, а потом раздавили. Ты на что надеялся? На честность их, что ли?

Хозяйственный Рабинович между тем уже активно собирал трофеи, лишь закивав при моих словах и заявив, сидя на корточках и обернувшись к Дмитрию:

- Ага, во-во, ты бы бородатой головой своей думал, а не только гудел. А вообще не мочи штанов, все сделаем как надо.

- Это как надо? - обернулся тот к нему.

- Прикроем, сказал же, - досадливо отмахнулся Игорь от непонятливого. - Договоримся по-людски, не бандиты же, люди как люди. Мы вам, вы нам, совет да любовь потом будет, в гости будешь звать, на вареники.

Он уже все ухватил как надо. Повторюсь, но... мы всегда с ним друг друга без слов понимали, только перемигнись.

- Дюх, "сто третий" берешь? - спросил он уже меня, вернувшись трофеям.

- Ага, беру, пусть будет, - хозяйственно ответил я. - Но мне на машины глянуть интересней.

- Эй! - подала голос жаба Дмитрия. - Мы "Егеря" тут сами делали, ежели чего!

Не сработало, Рабинович начисто вытеснил Иванова из Игоря. Он лишь сказал:

- Раньше надо было думать, когда им отдавали. А теперь все, что пролюблено, то пролюблено. Наш трофей, не замай.

- Дмитрий, не спи! - рыкнул уже я, решив занять практичного гаражника делом. - Оборону организуй, вдруг у них тут прикрытие какое в окрестностях?

В "приемной" кровью пахнет, сильно, как в мясницкой. Тут Санек автоматы с убитых собрал и кинул на диван к двум другим, которые, видать, успел с улицы притащить. Более того, он успел даже ключи от машин найти, позвенев двумя маленькими связками у меня перед глазами.

- Шеф, вот это от "Урала", а вот это от "Егеря" тюнингового, - и с надеждой: - Наше теперь, да?

- Наше, наше, - кивнул я. - Связь давай с нашими, крохобор!

- Мухой!

Связь из машины установилась быстро, благо тут и двух десятков километров нет от Нахабино. Я вызвал сюда своих "силовиков" с "бардаком", а заодно и Игорь затребовал ГБР сюда пригнать, так, на всякий случай.

- Они у нас для таких дел постоянно в готовности сидят, если кого где на выезде прижали, - пояснил он мне, после чего сразу поинтересовался: - Чего с пленным делать будем?

- Общаться, - ответил я, направляясь к переделанному "Егерю". - Он нам должен рассказать где их база. Ты ведь не знаешь? - обернулся я к подошедшему к нам бородачу.

- Нет, чего не знаю, того не знаю, - вздохнул тот и спросил в свою очередь: - Что делать-то теперь хотите?

- А что, у нас вариантов много? - удивился я вопросу. - Выяснять где база и давить их там всех, до полного искоренения. Кто они хоть такие, знаешь? Или вообще к полному анониму хотел под крышу идти?

- Сухой это был, главный их, - ответил Дмитрий. - Банда известная, те еще беспредельщики. А вот где база - этого не знаю.

- Значит так, - сказал я, подумав. - Вам пока задача одна - окопаться здесь. Чтобы за забор никто носу не высовывал. И быть готовыми к обороне, понятно?

- Понятно.

- И связь с нами держать постоянно. Радиоперекличка каждый час, в ноль-ноль. Договорились?

- Договорились.

- Вот и хорошо. Если что не так пойдет - подмога будет, обещаю. А трофеи, сам понимаешь, я приберу. Кто стрелял, того и тапки. С этим разобрались? И это, жмуриков приберите, а пленного сюда давайте.

Он буркнул что-то согласное, но несчастное, и отправился в цех, а если точнее - к толпе мужчин с оружием, женщин и детей, собравшейся во дворе. Там он раскомандовался, все засуетились. В пустующем укреплении из мешков с песком на крыше гаража появился наблюдатель, а нам быстро подтащили связанного, уже пришедшего в себя и смотревшего злобно. Ну, это ладно, глядишь и пообтрясем с него эту злобу неуместную.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.04 с.)