ТОП 10:

Второй поход против Афин. 490 г.



Между тем как с востока надвигалась эта страшная опасность, которая откладывалась лишь на время, в Греции и не думали предпринимать какие бы то ни было общие меры к отражению врага. По-видимому, страх, внушаемый грозной мощью Персидского царства, превозмог все: уже само имя «мидийцы», по словам Геродота, было способно возбудить ужас; и если, по другим сведениям, известно, что один из современных греческих поэтов воскликнул в веселом кружке застольных товарищей: «Будем пить и меняться веселыми речами, не пугаясь войны с мидийцами!», то из этого ясно, что этой войны с мидийцами все очень боялись, когда не сидели за кубками. Это настроение было, конечно, известно в Сузах, где при дворе царя находили себе приют многие знатные греки-изгнанники. Там, кажется, придерживались того мнения, что цели можно будет достичь даже без особенно больших военных усилий. Царь решил отправить глашатаев в греческие города и через них потребовать формального признания его власти — потребовал «земли и воды». В большинстве городов требование царя было исполнено; но в Афинах и Спарте на это требование отвечали оскорблением царских послов, с которыми обошлись как со шпионами. В 490 г. до н. э. был предпринят второй поход, с совершенно определенной и исключительной целью: отомстить Афинам и Эретрии. Это было необходимо, чтобы персам сберечь свою национальную честь. Они покорили всю Азию, и между их знатью жило твердое убеждение, что им надлежит владеть всем миром. Если бы их царь не привел в исполнение свою волю над этими городами ионийцев, то уважение к нему народов его царства могло быть поколеблено. Притом приказание разорить эти города, а их жителей привести в Сузы пленными, не может быть понято буквально, т. к. изгнанный Писистратид Гиппий находился во втором походе при персидском войске, и персы хотели восстановить его власть в Афинах.

Лидийский воин персидской армии с боевой колесницей. Изображение с рельефа Персеполя.

По описанию Геродота, подобные колесницы снабжались специальными серпами на колесах, осях и дышлах. Они должны были начинать битву, врезаясь на всем скаку в неприятельский строй, вызывая в нем смятение и ужас, но на практике против такого сплоченного построения, как фаланга гоплитов, прикрытого стрелками, они оказывались беспомощными.

Предводительство над войском было поручено мидийцу Датису, в помощники которому был дан молодой князь из рода Ахеменидов, Артаферн, и на этот раз персы избрали прямой южный путь в Аттику, через Кикладские острова. Первый город, на который обрушилась месть персов, Эретрия, пал после краткого сопротивления. Город с его храмами был сожжен, часть жителей была посажена на корабли и отослана в Азию. Несколько дней спустя 600 персидских кораблей бросили якорь у берегов Аттики.

Марафонская битва. Мильтиад

Решительная битва произошла в августе или сентябре 490 г., у городка Марафон, в северо-восточной части Аттики. У афинян союзников не было. Спартанцы, правда, пообещали прислать вспомогательное войско, но выступление его будто бы замедлилось из-за соблюдения каких-то религиозных формальностей. В Афинах появилось сомнение в возможности борьбы с персами в открытом поле, когда их громадному, как полагали — 100-тысячному, войску можно было противопоставить только 10 тысяч тяжеловооруженных воинов. Между старшинами десяти фил нашелся человек, хорошо знавший персов, то был Мильтиад, из старого знатного афинского рода. Он предложил смелый план: начать оборону с наступления. Выступив против врага, афиняне уже на пути получили неожиданную помощь: повстречали тысячу гоплитов, высланных им на помощь дружественным беотийским городом Платеями. В роще, посвященной Гераклу, на ближайших к морю высотах, спускающихся в прибрежную Марафонскую равнину, афинское войско заняло позицию. Мильтиад начал битву. И в этой первой битве между Востоком и Западом западное военное искусство одержало верх: в то время, когда персы готовились пустить в греков тучу стрел, афинские гоплиты быстро перебежали отделявшее их от врага пространство и произвели на него страшный натиск, в котором выказали всю силу и ловкость мышц, развитых постоянными упражнениями в палестрах. Персы были озадачены и быстро отступили к кораблям, у кораблей афиняне еще раз напали на них, но персы все же благополучно убрались на суда, оставив 6,4 тысячи человек на месте битвы. У них был злой умысел — быстро обогнув мыс Суний, они намерены были произвести высадку близ Афин, в которых Гиппий мог рассчитывать на поддержку со стороны своих тайных доброжелателей. Но Мильтиад угадал их намерение и, оставив небольшую часть войска на поле битвы, поспешил с остальным войском к Афинам, которые и избавил от внезапного нападения. Персы должны были на этот раз удовольствоваться половиной мщения и вернулись домой скорее ожесточенные, нежели оробевшие, т. к. они, конечно, приписывали свое поражение новой, незнакомой им тактике греков.

Надгробие Аристиона, воина, погибшего в Марафонской битве.

Можно себе представить, как вся Аттика воспрянула духом после этой победы. Без всяких союзников удалось поразить врага; спартанская помощь прибыла несколько дней спустя и могла оказать своим союзникам только военную вежливость: весь спартанский отряд в полном составе: а их было 2 тысячи человек, посетил поле сражения. И они, и весь греческий народ убедились в том, что персов можно было победить, а это было очень важно ввиду дальнейших нападений, которых нужно было ожидать.

Однако эти новые нападения последовали не сразу. В этом сказалась осторожность умного Дария, который, правильно оценив события, убедился в том, что покорение западных ионийцев было не так легко, как полагали его вельможи. Он знал, чем он рискует, и тотчас же принялся за приготовления в таком громадном размере, что неудача предстоящего нападения представлялась уже немыслимой. Его приготовления дали грекам возможность вздохнуть, т. к. по совершенно случайному стечению обстоятельств затянулись на целые 10 лет. Это время греками не было потеряно, но и воспользовались они им не так, как должно было воспользоваться.

Аристид и Фемистокл

Немногое известно из истории этих десяти лет. Сохранились имена победителей на Пифийских, на Истмийских играх, дошло имя баснописца, или же легенда о том, что аттический поэт Эсхил выступил со своей трагедией в только что отстроенном первом каменном театре в Афинах и получил за это награду. Тем не менее, и в Афинах, и в Спарте были мужи, которые сознавали грозившую Греции опасность и решили противостоять ей. Мильтиада уже не было в их числе; он воспользовался своим значением в Афинах, чтобы побудить афинян (из весьма узких личных целей) к морской экспедиции против острова Парос, а эта экспедиция не удалась. Весьма мягкий приговор гелиеи присудил его к уплате денежного штрафа в 50 талантов, но он не дожил до лучшего времени и умер еще в заточении от раны, полученной на Паросе. Из молодых деятелей на его место выдвинулось двое: Аристид, сын Лисимаха, и Фемистокл, сын Неокла, оба из старинной аттической знати. Оба были люди совершенно разных характеров и потому противоположных политических убеждений. Фемистокл был человеком, как бы созданным для необычайных положений и уже в ранней юности побуждавшим говорить о себе, что «он непременно совершит нечто великое — или великое благо, или великое зло для своего родного города». Аристид — безупречный патриот, высоконравственный человек неподкупной честности, но нерешительный, осторожный и притом страстный приверженец старины. А между тем необычайное время требовало и необычайных средств. Со всей энергией прирожденного властолюбца Фемистокл настаивал на создании сильного флота (смешно сказать, что у афинян в начале этой борьбы было всего 20 кораблей!), и ему удалось воспользоваться возвышенным настроением граждан после Марафонской битвы, чтобы провести эту необходимую меру. С достохвальной готовностью они отказались от своих долей в доходе, получаемом с серебряных рудников Лавриона, дабы флот мог скорее вырасти. Ввиду предстоящей непосильной борьбы с грозным врагом афиняне видели в этом флоте и единственную надежду на спасение, и возможность поискать себе новое отечество где-нибудь на дальнем Западе в случае неудачи… Фемистокл придерживался смелой политики, и ему был неудобен человек, подобный Аристиду. Поэтому он попытался пустить в ход оригинальное средство, которое предоставилось в его руки государственным устройством афинян: он подверг Аристида остракизму, и народ понял, чего он добивался. Аристид, который, конечно, был очень далек от всякого стремления к захвату власти, был устранен на несколько лет с политического поприща. А что время было такое, когда была возможна только беспощадная политика — в этом легко убедиться из того, что в непосредственной близости от Афин у афинян был смертельный враг — соседний остров Эгина, с которым необходимо было расправиться прежде, чем возобновится война с персами.

Положение Спарты

В довершение всего не следует забывать, что не Афины, а Спарта первенствовали в Греции. А в это время в Спарте были большие нелады. Один из спартанских царей, Демарат, был изгнан другим, жестоким и хитрым Клеоменом, который вскоре умер в цепях, наложив на себя руки в порыве безумия. Царь Леотихид, заместивший Демарата, не пользовался в Спарте достаточным уважением, чтобы изгладить следы этих раздоров. Да и вообще государственная машина в Спарте во всем, что не касалось непосредственно военных целей, двигалась очень туго. А это затруднительное положение, в котором находилась Спарта, значительно ухудшалось тем, что персидский двор становился сборным местом всех недовольных, всех изгнанных из Эллады. И изгнанный спартанцами царь Демарат, и изгнанный афинянами Гиппий одинаково находили себе приют в Персии, и как там, так и в Греции пользовались влиянием и связями.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.97 (0.006 с.)