ТОП 10:

Административно-территориальное разграничение региона. Формирование Новороссии



 

В 1765 г. после ликвидации гетманской власти, царское правительство решилось на новую админи­стративную реформу на юге. На базе Новой Сербии и Славяносербии была создана Новороссий­ская губерния. Бахмутская провинция из Воронежской губернии передана Новороссийской.

Одновременно с проведением административных изме­нений, направленных на укрепление центральной власти на юге Российской империи, правительство всячески способствует распространению в регионе помещичьего служилого зем­левладения. Оно утверждает план раздачи земель, соглас­но которому землевладельцами могли стать и лица недворянского происхождения, если они служили в армии или в чиновничьем аппарате Новороссии.

Однако массовая раздача земель в Новороссии прихо­дится на последнюю четверть XVIII в. Ликвидировав в июне 1775 г. Запорожскую Сечь, царское правительство прове­ло новую административную реформу – на месте Новороссийской губернии и земель Войска Запорожского было создано две губернии: на запад от Днепра была сформи­рована Новороссийская губерния, а между Днепром, Се­верским Донцом и Доном – Азовская. Первоначально она состояла из Екатерининской и Бахмутской провинций, Ростовского, Азовского и Таганрогского уездов, Днепров­ской линии и крепостей Керчь и Еникале в Крыму, а так­же из уездов, образованных на землях запорожцев: Самарского, Лычковского, Консководского, Кальмиусского, Барвенкиностенского, Протовчанского и Земли Войс­ка Донского. Затем, в ходе формирования уездов произошли изменения и в 1778 г. губерния делиться на 9 уездов: Екатеринославский (ныне Новомосковск), Алек­сандровский (ныне Запорожье), Павловский, Мариенпольский, Таганрогский, Бахмутский, Торский, Натальинский (позже Константи-ноградский – ныне го­род Красноград Харьковской области) и Царычанский. Это деление губернии сохранилось до ее слияния с Ново­российской и образования из них в 1783 г. Екатеринославского наместничества, которое в январе 1784 г. было разделено на 15 уездов.

Массовая раздача запорожских земель пришлась на 1776 – 1782 гг. В эти годы в пределах земель Войска Запо­рожского было основано 488 поселений, среди которых 84% составляли помещичьи селения, в том числе и за­порожской старшины, а 16% – всех других форм, преж­де всего государственные и войсковые поселения. Так, большие казацкие поселения по реке Волчьей Андреевка и Алексеевка были преобразованы в государственные слободы (так они называются и сегодня в Великоновоселковском районе), а на месте запорожских зимовщиков при истоках Кальмиуса потомок Изюмского полковника Евдоким Шидловский организовал два села, из которых одно назвал в честь сына – Александровка, а второе с особенностью местности – Крутогоровка (как поселок Александровка ныне входит в состав Киевского района г. Донецка, а на территории Крутогоровки в основном разместился Ворошиловский – центральный район города).

Наименее заселена была южная часть Кальмиусской паланки, которая была отведена в 1779 г. под поселение греков, которые согласились переселиться из Крыма в Россию. Заселили греки во главе с митрополитом Игнатием Кальмиусскую слободу летом 1780 г. (поэтому во всех источниках конца XVIII в. говорится, что Мариуполь основан в 1780 г., а не, как утверждают большинство краеведов, ссылаясь на грамоту Екатерины II, в 1779 г.). Грекам правительство передало 55 жилых зданий и Свято-Николаевскую церковь запорожцев. Последних перевели на р. Волчью, где началась перестройка г.Павлограда.

В конце XVIII земли в нижнем течении Днепра и Приазовья были разделены на губернии. В 1783 была образовано Екатеринославское наместничество, в 1803 году – Екатеринославская губерния.

Массовое переселение немцев в Новороссию началось после того, как в 1788г. Екатерина ІІ их пригласила в Россию. Граф П.А. Румянцев во время Семилетней войны 1756 - 1763 гг. обратил внимание на высокий уровень хозяйства крестьян Пруссии. Первая волна переселения меннонитов (протестантов - последователей секты Симониса Меннона) шла из района г.Данцига. В 1790 - 1796гг. в Мариупольский меннонитский округ переселилось 117 семейств, каждой выделялось 65 десятин земли. Немцы освобождались от налогов, рекрутской службы, имели право строить фабрики, заводы, свободно заниматься торговлей. Кроме меннонитов, прибыло более 900 лютеран и католиков, «гутериты». В Приазовье к 1823 возникло 17 немецких колоний, центром которых стал Остгейм (ныне Тельманово).

После русско-турецкой войны 1768 - 1774 гг. в состав России вошло побережье Азовского моря. Как и во всей Новороссии, началось быстрое возникновение новых городов. Так, 1795 году появился поселок при заводе, вскоре ставший городом Луганском.

Систематическое заселение края иноземцами продолжалось: еще в 1771-1773гг., в условиях продолжавшейся войны с турками, здесь рассе­лили 3 595 молдаван и волохов, сдавшихся в плен во время очередной русско-ту­рецкой войны (они основали селение Ясиноватая). Уже в 1778 году, как уже говорилось, на южном берегу поселились выведенные из Крыма греки численностью 31 тысяча человек, осевшие на тер­ритории от реки Берды до реки Кальмиус. Центром греческих поселений стал город Мариуполь.

В 1804 г. правительство разрешило выезд 340 000 евреев из Белоруссии. Часть их осела на этих землях, образовав здесь в 1823 -1825гг. 3 колонии. Новая волна еврейского расселения относится к 1817 году, когда было создано Общество Израильских Христиан для «обращения евреев в христианство и приобщения к земледельческим занятиям». Несколько сотен евреев из Одессы вос­пользовались этим призывом и осели между Кальчиком и Мариуполем на землях, незанятых греками.

Наконец, в 60-х гг. XIX века Приазовье покинули кочевавшие здесь ранее ногайцы, перебравшиеся в Турцию (вместе с частью крымских татар), зато появились поселения бессарабских болгар, которые покинули южную Бессарабию, отошедшую в 1856 году от России к Молдавскому княжеству.

 

3. Хозяйственное освоение Донбасса. Народные восстания

Сельское хозяйство

Увеличение численности населения в ходе дальнейшего заселения края, уменьшение угрозы татарских набегов после заключения Белградского договора способствовали дальнейшему развитию сельского хозяйства региона. Ве­дущее место занимало скотоводство. Удельный вес скотоводства среди других отраслей оп­ределялся не только благоприятными климатическими условиями, но и возможностями доставки и реализации живого скота и продукции животноводства на местных яр­марках, в российских столицах и в соседних государствах, в том числе и в Крыму. В 1793 г. в Славянском уезде насчитывалось 23, а в Ма­риупольском – 22 животноводческих завода, среди них соответственно 11 и 9 приходилось на конные заводы. Вла­дельцы заводов (ими были не только помещики, казацкая старшина, но и зажиточные крестьяне) немало внимания уделяли селекционной работе.

Во второй половине XVIII в. заметно возрастает удель­ный вес земледелия. Выращивали просо, лен, коноплю; из овощей – арбу­зы, красные и белые дыни, разные огурцы, земляные яблоки (картофель), чес­нок, лук, свеклу, петрушку и многое другое.

В преобладающем большинстве для возделывания по­чвы использовался тяжелый железный плуг, в который запрягали по нескольку волов, а для вспашки целины – до трех-четырех пар. Для распушивания почвы применя­ли разные виды рала и борон. Уборка ржи и пшеницы в большинстве случаев произво­дилась серпами, а ячменя, овса, проса и гороха — коса­ми. Иногда косами убирали низкорослую рожь и пшеницу. Обмолачивали хлеба на специально устроенных на поле токах цепами, реже лошадьми.

К концу XVIII в. земледелие становится ве­дущей отраслью сельского хозяйства и постепенно вытес­няет на второй план скотоводство. К этому времени под пашней было занято около 2/3 всех угодий, под сенокоса­ми – лишь около 20%. В конце XVIII в. утвердилась трех­польная система севооборота (на юге встречалось и двуполье). В большинстве случаев землю обрабатывали железными плугами и деревянными с железными зубья­ми боронами – орудиями, наиболее приспособленными к степной зоне. Определились сроки проведения основных видов полевых работ. Среди посевов озимые хлеба стали вытеснять яровые. Для посевов последних стали исполь­зовать зимние оттепели, что обеспечивало накопление вла­ги. В конце XVIII в. продукция земледелия не только обеспечивала местные потребности, но и вывозилась в Крым и другие страны.

Сравнительно меньше уделялось внимания огородничеству и садоводству, в основном удов­летворявшим потребности производителей и местного рынка. Наиболее славился своими садами Славянский уезд. Из фруктов выращивали вишни, сливы, яблони, груши. Местные жители, преж­де всего греки, разводили виноград.

Промыслы

В конце мая 1709 г. Петр I, проезжая из Таганрога под Полтаву, остановился в разру­шенном городе Бахмуте. Он ознакомился с состоянием со­ляных промыслов и распорядился восстановить казенное солеварение. Чтобы обеспечить Бахмутские соляные заводы и усилить их охрану, правительство в 1712 г. приписало к Бахмуту 1450 душ мужского пола «черкас» Изюмского полка.

В 1715 г. к казне отошли и Торские заводы. В 1716-1718 гг. казна получала от промыслов ежегодно до 50000 рублей прибыли. Только в Бахмуте с 1 февраля по 21 августа 1717 г. было выварено почти 93000 пудов соли. В 1738-1739 гг. наметился резкий спад в производстве соли, что объясняется военными событиями и распространением чумы в регионе. Это ограничило приезд чумаков в Бахмут и Тор за солью.

После подписания Кючук-Кайнарджийского договора между Россией и Турцией стала возможна свободная до­ставка крымской соли. Угроза полнейшего уничтожения лесов в Подонцовье побудила администрацию Азовской губернии решиться на закрытие местных соляных про­мыслов. В конце 1782 г. генерал-губернатор Г. Потемкин санкционировал это решение.

Важное место среди занятий местно­го населения занимало рыболовство. Рыбу вылавливали не только запорожские и донские казаки, купцы, но и торские и бахмутские солевары, греки и другие слои населе­ния. На побережье Азовского моря в 60-х гг. XVIII в. насчитывалось около 40 рыбных заводов, на которых производилась разная рыбная продукция. В летнюю пору на каждом из них работало по 15-20 наемных работников. Вылавливали рыбу большими неводами до 1000 саженей в длину с мешками-накопителями. В море вылавливали белугу, осетра, севрюгу, стерлядь, шипа, сома, судака, камбалу, тарань, сельдь и другие виды рыб. Современни­ки отмечали, что за один раз добывали до 3000 штук рыб. В реках, во время нереста, нередко выгребали рыбу из воды лопатами.

Местные жители обычно для собственных нужд вылав­ливали рыбу в реках и речках, а также в прудах. Напри­мер, в Бахмутском уезде в 1795 г. из 122 сел пруды имелись в 86. В некоторых селах их было по два и более. Обыкновенно в них водились, как и в реках, щука, окунь, карась, сом, плотва и другие виды рыб. Поэтому рыба в Приазовье была довольно дешевой и за ней приезжали чумаки из разных районов Малороссии, купцы из централь­ных уездов России. Пуд соленой белуги, как и икры, продавался по 80 коп. Из рыбы изготовляли разные про­дукты– соусы, клей и другие.

Определенное место отводилось и охоте на диких жи­вотных и птиц. В описаниях Азовской губернии 1781 г. пе­речисляются такие животные, как медведи, волки, шакалы, козы, кабаны, лисицы, зайцы, барсуки и другие, на которых охотилось местное население. Сре­ди птиц особо распространены были дикие гуси, утки, ку­ропатки, фазаны, дроф, перепела. Вылавливали их в преобладающем большинстве специальными сетка­ми и очень редко с помощью ружья.

На винокуренных заводах производили водку из хлеба. В 1793 г. в Бахмутском уез­де работало 17 таких предприятий, в Славянском – 10. В Мариупольском уезде они не отмечены, но зато здесь име­лось 7 небольших кожевенных предприятий и 4 текстиль­ных. Последние занимались переработкой шерсти и изготовлением сукна, а также переработкой коконов шел­копряда. В Торе и Бахмуте, в связи с перестройкой соля­ных заводов, были построены кирпичные заводы, а в Святогорском монастыре с 1720 г. действовал небольшой стекольный завод. Упоминаются также небольшие сало­топенные и мыловаренные предприятия. Таким образом, развитие сельского хозяйства дало толчок появлению предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции – мельниц, крупорушек, винокурен, текстиль­ных и других.

Развитие соляных промыслов и недостаток лесов спо­собствовали проведению поисковых работ в регионе. В 1709 г. в Приазовье из Москвы были отправлены подья­чий Иван Косагов и мастер Иоган Блиер. В Изюме они проводили испытания обнаруженных руд. Участвовавший в этой экспедиции святогорский монах в противовес Блиеру утверждал о наличии в руде серебра. Образцы руд из- за расхождения взглядов были отправлены в Приказ рудных дел для анализа.

В 1744 г. в связи с перестройкой соляных промыслов в районе были проведены новые поисковые работы, взяты пробы железных руд и каменного угля под наблюдением подполковника И. Глебова, командированного для этого Соляной конторой. Отправленные им в Петербург образцы минералов в Берг-коллегии исследовались мастером А. Да­ниловым. И уголь, и руда были признаны годными для про­мышленного использования. Летом того же года в регион из Берг-коллегии был направлен сын ее вице-президента Г. Райзер, проходивший вместе с Ломоносовым стажиров­ку в Германии. Фактически он обследовал уже известные месторождения на речке Беленькой, в балке Скелеватой и при устье Бахмута. Его выводы также подтверждали воз­можность использования каменного угля из балки Скеле­ватой и низкую концентрацию железа в сухаревской руде. Все залежи полезных ископаемых были нанесены на план Бахмутской провинции и послужили основой для будущих экспедиций.

Угледобыча

Донбасс – один из старейших угледобывающих районов планеты, где разработки месторождений "черного золота" ведутся не первый век.

Открытие угольных пластов в Донбассе датируется исторической наукой 1721 г. В 1795 г. был издан государственный указ «Об устроении литейного завода в Донецком уезде при реке Лугани и об учреждении ломки найденного в той стране каменного угля». Строительством Луганского чугунолитейного завода предусматривались две цели: освоить на заводе производство чугуна из местной железной руды и организовать разработку угля. Вторая цель преследовала повсеместное распространение угля как основного вида топлива на юге Российской империи вместо дров.

В г. Лисичанск (Лисичий Байрак) осенью 1795 г. была заложена первая шахта глубиною 39 м – «Петропавловская». В следующем году после начала строительства шахта начала выдавать уголь. Этим было положено начало систематическому промышленному освоению угольных месторождений Донецкого бассейна. Вскоре была coopужена вторая шахта «Митрофановская». Шахты снабжали углем не только завод, но и азово-черноморский флот.

В дальнейшем начали сооружаться шахты и в других районах. В 20-х годах XIX в. разработки каменного угля велись уже на 23 небольших шахтах. К середине XIX в. в Донбассе было уже несколько угольных районов: Лисичанский, Щербиновский, Грушевский, Краснодонский.

Народные восстания

Царское правительство не всегда выполняло свои обещания по предоставлению свободы занятий поселенцам Слобожанщины. Назна­чаемые им воеводы в пограничные города нередко превышали свои полномочия, что вызывало протест не только против них, но и царских властей в целом. И хотя правительство пыталось улаживать конфликты путем за­мены воевод, все же ему не удалось избежать активного участия местного населения в казацких выступлениях. Направляя осенью 1707 г. на Дон карательный отряд Ю.Долгорукого «для сыска и возвра­та на прежние места» бежавших на окраины крепостных крестьян, правительство поручило ему разобраться и с Бахмутскими соляными промыслами. Только этим можно объяснить рискованное нападение небольшого отряда К. Булавина на правительственные войска Долгорукого в начале октября 1707 г. у Шульгинского городка. Разгром застигнутых врасплох карателей булавинцами способство­вал росту престижа Булавина среди казачества. Булавин заявил, что, получив поддержку Астрахани, Запорожья и Терека, он склонит на свою сторону донские городки, затем пополнит запасы оружия за счет Изюмского, Рыбинского слободских полков и пойдет на Азов и Таганрог, чтобы ос­вободить ссыльных и каторжан, работавших на постройке города, за что те станут ему «верными товарищами». Вес­ной он собирался двинуться на Москву.

Боясь роста популярности среди казацкой голытьбы Булавина, казацкая верхушка решила как можно скорее потушить пожар разгоревшегося восстания. В конце ок­тября 1707 г. у Заколотного городка, на Айдаре, верные атаману Л.Максимову войска разбили отряд Булавина, но пленить его самого им не удалось. В марте 1708 г. булавинцы перебираются на Хопер, откуда и начинается основной этап восстания. 9 апреля 1708 г. восставшие одержали победу над войсками атамана Л. Максимова. После этого булавинцы стали быстро продвигаться к сто­лице Войска Донского, к городу Черкасску.

Учитывая бли­жайшую угрозу со стороны Азова и Таганрога, К. Була­вин с частью войск направляется под эти города. На Северском Донце действовали отряды С. Драного, С. Бес­палого и Н. Голого, против которых выступили правитель­ственные войска во главе с братом убитого булавинцами Ю.Долгорукого Василием. Разгром восставшими основ­ных сил Сумского слободского полка воодушевил их. Но правительство перебросило в район осажденных восстав­шими Маяка и Тора регулярные войска, и восставшие вы­нуждены были оставить эти городки, отступив к урочищу Кривая Лука (ныне село с таким названием Краснолиманского района на правой стороне Донца). 2 июля здесь про­изошло решающее сражение, которое длилось около 5 часов. В нем восставшие потеряли около 1,5 тыс. человек. погиб и атаман С.Драный. После этого правительствен­ные войска направились под Бахмут, где расправились в остальными восставшими.

В 1750-1760-х гг. на территории Донбасса получает распрост­ранение гайдамацкое движение. Уже в 1754 г. им была охвачена Кальмиусская паланка. Когда из Сечи была на­правлена специальная команда для поисков гайдамаков и вообще «неспокойных элементов», казацкая голытьба напала на членов команды и освободила арестованных гайдамаков. Чтобы подавить выступление голытьбы, кальмиусский полковник Иванов вынужден был обра­титься за помощью к высшим властям. Однако движение гайдамаков на этом не окончилось. В1760-хгг. особенно ак­тивно действовали гайдамацкие отряды в Подонцовье.

Источники изобилуют фактами побегов работных лю­дей из Бахмутских и Торских соляных заводов. Только в июне 1762 г. из Бахмута бежало 20 человек, за восемь ме­сяцев 1763 г. – более 100. Несмотря на предпринимае­мые администрацией меры, возвратить их было делом очень трудным. В разных местах края наблюдались вспышки волнений во время восстания Е. Пугачева. Поэтому неудивительно, что после разгрома восстания здесь скрывался активный его участник полковник В. Журба, хранивший знамя по­встанцев и портрет Пугачева. Благодаря сочувственному отношению к нему населения, Журба долгое время оста­вался недоступным для властей. Даже в 1792 г. в районе г. Мариуполя появился «разгласитель», который говорил, что Е. Пугачев жив и готовится к борьбе с крепостника­ми. Таким образом, прокатившаяся волна народных вы­ступлений на Украине и в России оказала влияние на борьбу трудящихся нашего края против распространения крепостнических отношений.

 

4. Развитие городов, торговли. Строительство дорог

Развитие городов

Развитие городов получило свое дальнейшее развитие в течение XVIII в. Прежде всего, значительно изменилась структу­ра городского населения. Кроме военно-административ­ного персонала в городах проживали купцы, цеховые ремесленники и мещане, к которым относили учителей, врачей, церковнослужителей, музыкантов, а также пред­ставителей других профессий. Так, в Мариуполе в 1780 г. цеховые работники составляли 1149 человек, мещане- 13, а в Бахмуте – соответственно 21 и 138. Кроме того, в Бахмуте и Торе отмечены еще и солевары. В первом их насчитывалось 1437, а во втором – 1579 человек. Все это свидетельствует о том, что к концу XVIII в. города нашего Донбасса постепенно превра­щаются из военно-административных центров в хозяй­ственно-административные.

Особенно усилился этот процесс после присоединения Крыма к России и исчез­новения угрозы татарских набегов. В связи с этим оборонительные функции городов исчезли. Города Бахмут, Тор (с 1784 г. – Славянск), Мариуполь, превратившиеся в хозяйственные центры края, все больше приобретают вид городских поселений, а Маяк и Райгородок превращают­ся в обыкновенные сельские поселения.

Население как в городах, так и в селах стало больше уделять внимания обустройству своих жилищ и хозяй­ственных построек. В городах, кроме общественных зда­ний, из камня и кирпича стали строить и жилые дома, покрывать их черепицей. Особенно строительство камен­ных домов получает распространение в приморских рай­онах, бедных на лес, в частности, среди греков. Жители в сельской местности отдавали предпочтение камышу как наиболее распространенному виду строительного матери­ала и хворосту. Построенные из них дома обкладывали с обеих сторон глиной, что способствовало хорошему сохра­нению тепла зимой и прохлады летом. В преобладающем большинстве дома покрывались соломой. Русское населе­ние по возможности предпочитало строить дома из дере­ва. Раз­нообразнее и изысканнее стал набор домашней утвари, особенно у горожан. В сельских домах в преобладающем большинстве упоминается стол, скамейки вдоль стен, воз­ле печи лежанки. С конца XVIII в. помещики стали стро­ить свои дома из кирпича, оборудовать их изысканной мебелью, возле домов устраивать сады и содержать садов­ников. В садах перечисляются разные виды деревьев, ку­стов, цветники.

Одновременно с основанием новых поселений строи­лись и церкви. В городах упоминается даже по нескольку церквей. Так, в 1780 г. в Бахмуте функционировало 4 цер­кви, среди которых одна каменная, а три деревянных; в Ма­риуполе – 2 (каменная и деревянная); в Славянске – 3 (одна каменная и две деревянных). При церквах организо­вывались приходские школы, в которых дети учились чи­тать, писать, считать, петь церковные песни, получали знания из религии. В конце XVIII в., как и по всей России, в уездных городах появляются двухклассные училища, в которых могли учиться дети всех сословий. В1772 г. в Бах­муте при Покровской церкви была открыта духовная семи­нария, готовившая церковнослужителей. Некоторые из ее учеников продолжали обучение в других учебных заведе­ниях, в том числе в Харьковском коллегиуме и в Москве. Многие из них по окончании этих учебных заведений возвращались в родные места и работали церковнослужи­телями, учителями, чиновниками государственных уч­реждений.

До 1787 г. важное место в духовной и культурной жизни края занимал Святогорский монастырь. В связи с проводимой правительством России секуляризацией цер­ковных и монастырских земель в этом году все имуще­ство монастыря перешло в казну, а монахи были разогнаны. В 1790 г. Екатерина II подарила владения мо­настыря князю Г. Потемкину. На то время монастырь владел около 25000 десятин земли и почти 1,5 тыс. крепостных.

 

Строительство дорог

Расположение региона на Приазовской возвышенности во многом определило сеть путей, которые со­единяли население Северного Приазовья и Подонцовья с ближними и дальними соседями. Кроме уже известных путей в XVIII в. появляются новые. К ним в первую оче­редь следует отнести построенную в 1730-х гг. дорогу, которая соединила Среднее Поднепровье с Подонцовьем. В 1770-х гг., во время строительства Днепровской линии, проходившей по Берде и Конке, была построена дорога, соединившая Поднепровье с Приазовь­ем. Наряду с прокладкой новых дорог совершенствуются старые. Прежде всего это относится к главнейшей из них, соединявшей Азов с Изюмом. Она проходила через Бахмут и Тор (Славянск). На ней появились в конце века за­езжие дворы, почтовые станции, на которых можно было отдохнуть, поменять лошадей. На дороге, проходившей с древних времен вдоль побережья Азовского моря, в сере­дине 1770-х гг. числилось 7 почтовых станций между Таган­рогом и Петровской крепостью (ныне город Бердянск). С основанием новых селений в конце XVIII в. строятся доро­ги, связывавшие их с уездными центрами и между собой.

Дальнейшее разделение труда в процессе освоения Донбасса, улучшение состояния старых и строительство но­вых дорог способствовало развитию торговли. Наиболее распространенными товарами, которыми наш край обменивался с другими регионами в течении всего XVIII в., были соль и рыба. За ними в Приазовье приезжали чумаки и купцы как из близлежащих, так и отдаленных регионов Российской империи. Это способствовало втягиванию края в формировавшийся всероссийский рынок. Например, Бахмутская таможня в октябре 1740 году после уплаты пошлины оформила документы на про­воз купленной в торговых рядах города рыбы белгород­скому купцу Тимофею Аристову. В мае 1741 г. такое право на провоз купленной на Миусе рыбы в город Севск полу­чил обомянский купец Иван Ширяев. Как отмечают современники, азовская рыба была самой дешевой, что и объясняет приезд за ней купцов даже с Прикарпатья и Польши. Рыба, как и соль, покупалась не только в торго­вых рядах, но и прямо на рыбных заводах.

Важным товаром, приносившим доход местным жите­лям, был скот – лошади, крупный рогатый скот и овцы. Бахмутские ярмарки в XVIII в. славились продажей круп­ного рогатого скота.

Развитие торговли

Наиболее распространенной формой торговли были яр­марки, на которые приезжали купцы из разных мест. Со­ставители описания Азовской губернии отмечали, что на местные ярмарки из Константинополя, греческих остро­вов, Крыма, донских станиц, Полтавы, Харькова и дру­гих мест поступали парчовые и шелковые ткани, сукна, ситцы, китайки, полотна, серебряные, золотые и алмаз­ные изделия, сафьян, юфть, железо, медная, оловянная, стеклянная и хрустальная посуда и другие товары. Глав­ными товарами местного происхождения были: рогатый скот, лошади, овцы, икра, масло, сало, пенька, кожи. Через Таганрог поступали на местные ярмарки заморские вина, фрукты, маслины, оливковое масло, рис, табак, бу­мага. В Бахмуте, Торе, Мариуполе в год проводилось по 4 ярмарки, в Маяках – 1. Проводились ярмарки и в ряде сел – в Ямполе, Райгородке и других. Наряду с ярмароч­ной, постепенно распространялась и постоянная – лавоч­ная – торговля. В городах и некоторых селах устра­ивались также еженедельные торги. Развитие торговли способствовало формированию ку­печества. В 1780 г. в Бахмуте числилось 163 купца, в Ма­риуполе — 144, а в Торе – лишь 15. В основном это были купцы 3-й и 2-й гильдий, капитал которых составлял от 1000 до 10000 руб. Лишь у бахмутского купца Парфена Гаврилова, относившегося к 1-й гильдии, капитал превы­шал 12000 руб. Гаврилов был самым богатым купцом во всей Новороссии.

Таким образом, в XVIII в. происходит активный процесс заселения Донбасса, связанный прежде всего с ликвидацией турецко-татарской агрессии и присоединением к Российской империи Крыма. Продолжается активное хозяйственное освоение края, развитие городов, торговли. Значительно расширяется инфраструктура региона, в значительной мере за счет строительства дорог и развития торговли.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.226.179 (0.015 с.)