ТОП 10:

Провиденциалистские методологии истории.



Провиденциализм - теологическое понимание истории как проявления воли бога, крайняя форма объективно-идеалистической философии истории. Провиденциализм, свойственный всем религиозным системам, в частности христианству и исламу, получил наиболее полную реализацию в феод. историографии ср. веков. Христиан. Провиденциализм возник вместе с церковью, стремившейся с помощью богословского истолкования истории обосновать господство христианства. С этой целью Евсевий и Иероним (4 в.) попытались сконструировать "всемирную историю", в которой история народов Средиземноморья и Переднего Востока подчинялась библейской "истории", светская история растворялась в церковной. Августин завершил выработку этой концепции, представив историю как реализацию божественного плана, направленного прежде всего к торжеству христианства, а затем к потустороннему "божьему царству" после "конца света", объявляя движущей пружиной божественную волю, Провиденциализм снимал всякую возможность внутреннего, самостоятельного развития человечества. Этому соответствовала и провиденциалистская периодизация истории: от сотворения мира до Христа и – после Христа; по шести "возрастам мира" (по аналогии с библейскими "шестью днями творения") и по четырем монархиям. Все эти схемы, давая чисто внешнее деление событий, фактически отрицали развитие в истории, а тем самым и возможность изменения существующего миропорядка, основанного на неравенстве и угнетении.

Выводя все события истории из божеств. воли, П. явился формой историч. апологии политики правящего феод. класса, к-рая возводилась в степень божеств. предначертаний.

П. был официальной и безраздельно господствующей историч. и филос. доктриной ср. веков. В историч. соч. хронистов (Иоанн Малала, Иоанн Зонара и др.– в Византии; Рауль Глабер, Оттон Фрейзингенский, Матвей Парижский и др. – в Зап. Европе) история рассматривалась как обнаружение бога в мире, как "деяния божий через людей". Содержанием истории объявлялась чуждая развития, в сущности – внеисторическая, борьба абстрактных сил добра и зла; добро проявлялось в покорности властям и церкви, а зло – в сопротивлении, восстании, самостоятельности мысли и действия. История получала догматич. и апологетич. истолкование. Прошлое имело значение лишь постольку, поскольку оно содержало в себе "пророчества", провиденциальные предначертания настоящего и будущего. Отсюда глубокое безразличие ср.-век. историков к понятию времени, склонность к анахронизмам, антиисторизм; символич. и аллегорич. истолкование прошлого; морализаторский подход к истории, назидательность как главная задача историографии. Поскольку П. снимал проблему причинности, внутр. закономерности и связи между событиями, ср.-век. историк стремился лишь излагать факты и не пытался анализировать их. Феод. историография содержала в себе в равной мере и факты и чудеса; отсюда же крайняя некритичность и легковерие ср.-век. историков.

Преодоление П. начали итал. историки эпохи Возрождения, противопоставившие ему рациональное объяснение фактов и отбросившие христ. периодизацию истории. Еще последовательнее выступили против П. просветители 17–18 вв. (Гердер, Монтескьё и др.), поставившие на место божеств. провидения понятие "естеств. закона истории" и прогресса. Эта борьба имела огромное значение для развития рацио-налистич. философии истории. В периоды реакции имели место рецидивы П. (напр., Боссюэ, реакц. романтизм нач. 19 в.– Ж. де Местр, Шлегель, затем Ранке). Но и бурж. философия, идеалистически и метафизически трактовавшая проблему историч. необходимости, не могла до конца преодолеть телеологию, а следовательно и П. До тех пор, пока философы продолжали писать о трансцендентной "цели" истории, они оставались во власти П., хотя и называли провидение "светскими" именами. Только Маркс окончательно преодолел П., вскрыв его гносеологич. корни. "...То, что обозначают словами "назначение", "цель", "зародыш", "идея" прежней истории, есть не что иное, как абстракция от позднейшей истории, абстракция от того активного влияния, которое оказывает предшествующая история на последующую" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 45). Идеализм абсолютизирует это влияние, а П. мистифицирует его. "Провидение, провиденциальная цель – вот то громкое слово, которым теперь пользуются для объяснения хода истории. На деле это слово не объясняет ровно ничего" (Маркс К., там же, т. 4, с. 141). "...Теологическое понимание истории состоит в объяснении исторического процесса ... действием одной или нескольких сверхъестественных сил, волею одного или нескольких богов" (Плеханов Г. В., Избр. филос. произв., т. 2, 1956, с. 645).

Кризис буржуазной исторического сознания в эпоху империализма породил попытки возрождения П. в форме т.н. "христианской философии истории", к-рая противопоставляется идее объективной закономерности историч. процесса (Маритен, Нибур, М. д'Арси, историки – К. Доусон, Тойнби, Ротхаккер, Г. Баттерфилд, и др.). Совр. философы и теологи безуспешно пытаются "модернизировать" П., освободить его от противоречия (с к-рым столкнулся еще Августин) между признанием всемогущества провидения, с одной стороны, и свободы воли индивида – с другой. В какой бы форме ни выступал провиденциализм, он всегда означает отказ от истории как науки.

 

Вопрос №7







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-28; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.240.35 (0.003 с.)