Сегодня – «гадкий утенок», завтра – прорывная инновация



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сегодня – «гадкий утенок», завтра – прорывная инновация



 

Каждая из описанных нами русских разработок – еще «гадкий утенок», способный стать прекрасным белым лебедем. «Закрывающей технологией». Революционной русской инновацией мирового размаха. Кирпичиками техносмысла в здание Русской идеи. Тому же Черешневу не повезло: все его работы попали под обвал научно‑технократического СССР и дальше теплились в условиях варварской, сырьевой и криминально‑бюрократической Эрэфии. На мизерном финансировании. На подачки спонсоров. Хотя всякому умному наблюдателю ясно: стрептококковую вакцинацию можно довести до финальной, коммерческой стадии. Скрестить ее с развитием медицинских информационно‑компьютерных технологий, что позволят быстро составлять иммунограмму для каждого пациента. И что получится в итоге, а, читатель?

Во‑первых, получается уже не медицина, не здравоохранение (охранять – то нынче практически нечего), а здравовосстановление и здраворазвитие! По сути дела, более высокая ступень эволюции: когда человеку возвращают утраченный иммунитет, предохраняя от многих недугов в будущем. То есть, человеку дают одну из самых больших ценностей в мире: свободу от болезней. Способность полноценно жить, творить, любить, растить детей, не тратя годы на лечение и огромные деньги на лекарства. Здраворазвитие – это явление уже из следующей за индустриализмом эпохи, из нейромира‑нейросоца.

Во‑вторых, ты получаешь возможность сделать русских самым здоровым народом мира, победив страшные болезни, что ежегодно уносят сотни тысяч жертв, разоряют страну на многие миллиарды «условных единиц».

В‑третьих, широкое распространение иммунной биомедицины в Русском мире покажет всему человечеству: глядите – русские способны решать те проблемы, перед коими пасуют США и Западная Европа! Русские на практике могут принести здоровье, освобождая человека от необходимости ежегодно платить громадную дань западным транснациональным компаниям‑производителям всяческих лекарств. Русские на деле могут лечить рак и диабет, и не надо при этом разоряться, закупая инсулин, проводя пациентов через архидорогие (и практически бесполезные) процедуры химиотерапии, не облучая их организм с помощью радиационных установок.

Весь мир скажет: «Глядите: еще в 1971 году американский президент Никсон объявил о грандиозной программе победы над раковыми заболеваниями. С тех пор были истрачены десятки (если не сотни) миллиардов долларов, но до сих пор Запад не смог победить. Более того, он едва ли продвинулся так уж далеко в деле с 1971 года. Западные методики лечения злокачественных опухолей становятся все дороже и дороже. А русские нанесли по беде стремительный и относительно недорогой удар!»

В‑четвертых, на основе, например, черешневского института в Перми можно создать уже не кластер, а настоящий бластер по производству ииновационной продукции – стрептококковых вакцин – и по подготовке медиков нового типа, умеющих применять технологии биомедицинские технологии здраворазвития. Бластер, по нашей терминологии – это научно‑производственное, финансовое и коммерчески‑торговое объединение вокруг производства товара или услуги, аналогов коим во всем мире еще нет. Бластер как бы выстреливает в окружающую реальность прорывные, закрывающие инновации, тем самым изменяя течение истории.

Такие же «бластеры» – это корпорации вокруг производства «березовых» препаратов и коноваловской супрамолекулярной «гомеопатии».

В текущей реальности и при действиях в убогих рамках привычной «рыночной стратегии» у русских нет ни малейшего шанса войти в число великих фармацевтических держав. Лекарственная промышленность СССР, в основном следуя тем же курсом, что и западная, уже отставала от США и Европы. Союз, не производя многих препаратов, был вынужден покупать их либо в Восточной Европе (у Югославии, Венгрии или Польши), либо в странах НАТО, либо в Индии. Но после развала Советского Союза положение стало еще горше: отсталость только усугубилась. Теперь мы отстаем даже от Китая. Чтобы построить сравнимую с западной фармацию, русским придется вложить сотни миллиардов долларов в то, чтобы поднять такие же, как на Западе, научные центры и заводы, оснастить их оборудованием высшей марки, подготовить сотни тысяч отличных, вышколенных работников. А зачем? Чтобы, по сути дела, делать те же лекарства‑антибиотики, что и США, Европа, Индия, Китай. Чтобы сражаться за место на рынках, уже плотно занятых другими, причем с теми же, по сути дела, медикаментами. Понятно, что никто не будет тратить такие астрономические деньги на предприятие со столь сомнительным успехом, где затраченные средства, скорее всего, никогда не окупятся. Все равно более сильные корпорации побьют русских в конкуренции. Все равно по всем рыночным канонам выгоднее не свои препараты делать, а закупать готовые.

Но прорывные инновации в корне меняют всю картину! Русские безоговорочно и с блеском побеждают, если выходят на рынок с лекарствами совершенно нового типа, посрамляющими антибиотики и оставляющие их далеко позади по действенности. Пусть все торгуют Прошлым, а мы предложим покупателям Будущее! Лекарства из следующей исторической эпохи, что … уничтожают надобность в последующих лекарствах. Лекарства, что действительно исцеляют людей, а не «подсаживают их на иглу» и обеспечивают вечные прибыли для фармацевтических корпораций. Вместо того, чтобы беспросветно и безуспешно драться за свои ничтожные доли существующего рынка медикаментов, мы одним «атомным взрывом» открываем себе практически необъятный новый рынок, где есть только один‑единственный продавец – мы! И тогда достаточно вложений всего в несколько миллиардов (по валютному счету), чтобы обрести русскую фармацевтику планетарного значения. И тогда мы сможем зарабатывать в год десятки миллиардов долларов на микробах, блин, а не на торговле энергоносителями…

Когда нас спрашивают: «А что, собственно говоря, эти отсталые русские варвары могут предложить миру, помимо нефти и газа?», мы говорим: да вот такие вот чудеса, как у Черешнева, Коновалова, «Биоцевтики» и «Березового мира»! Они очень здорово дополняют и «Россию‑2045», и возможный прорыв Солошенко‑Янчилина.

Плюньте в рожу тем, кто говорит, будто мы навсегда отстали от Запада. Это он от нас во многом отстал в бытность Советского Союза. Русско‑советская наука породила множество еще неразвитых направлений медицины исцеляющей и здраворазвивающей. И те же фагоцитные препараты, и иммуномодуляторы, и серотониновые технологии лечения, о коих мы рассказывали еще в «Третьем проекте. Спецназе Всевышнего». В Русском мире до сих пор ведутся дух захватывающие исследования в области применения «памяти воды», электрографической диагностики, волновой медицины. Беда – в том, что «рыночным либералам» все это – как нож в печень.

Мне, читатель, совершенно ясно, что чудеса русского биотеха в РФ будет всячески подавляться и глушиться. И точно так же ее в штыки встретят на Западе. Только истинная Россия с Диктатурой развития и национальным социализмом в силах построить описанные нами биомедицинские бластеры.

Причины также ясны. Ну разве богатейшие транснациональные корпорации‑производители антибиотиков и других лекарств смирятся с тем, что русские сделают нечто, что уничтожит рынок антибиотиков? Что разорит сети фармацевтических предприятий по всей планете, оставит без работы огромные научные лаборатории «антибиотистов», уничтожит прибыли влиятельных корпораций? Ведь производство лекарств нынче – это бизнес, по прибыльности не уступающий наркоторговле. Чем больше и дольше болеют люди – тем выше прибыли фармацевтических компаний. Тем больше тех же антибиотиков можно впаривать больным, тем больше наживаться на бюджетных подрядах стран всего мира, закупающих лекарства западного образца для своих министерств здравоохранения. Гляди, читатель: некоторые «суперсовременные» антибиотики стоят до 20 долларов за таблетку (сам покупал для мамы – знаю), а к ним нужно покупать еще препараты для восстановления микрофлоры кишечника, уничтожаемой этими же антибиотиками, да вдобавок ко всему – и противогрибковые лекарства. Чуете, какие прибыли мы приносим фармацевтическим компаниям?

На планете давно сложилась фармацевтическая финансово‑промышленная мафия‑голем, что кровно заинтересована в нездоровье человечества. На хрен голему победа над раком, если больных можно доить годами, продавая им архидорогие медикаменты? Каковые, собственно говоря, не врачуют, а только поддерживают пациента в полубольном состоянии. Каждый год на раковых больных делаются астрономические барыши. И чтобы лишиться их из‑за какого‑то пермского стрептококкового лекарства, что рассасывает злокачественные опухоли? Да ни за что!

Неужели сия мафия не сделает всего, чтобы подавить опасное для нее «здравовосстановительное» направление, олицетворяемое в данном случае Черешневым и его соратниками? При этом мафиозное и коррупционное государство РФ не станет защищать перспективное направление и вкладывать в него средства. А зачем? Ведь «либерально‑рыночная» Эрэфия есть государство победивших преступников и коррупционеров. Государство торжествующей «низшей расы» хапуг и полуобезьян. А им‑то восстановление здоровья русской нации на черта? Бело‑сине‑красные чиновники на болезненности и вымирании русских делают солидные личные состояния. К чему какие‑то там стрептококковые вакцины, коли можно за счет бюджета и всяческих там страховых фондов каждый год закупать горы импортных лекарств за границей, причем фирмачи будут исправно платить «откаты» в карманы россиянских чиновников, ведающих закупками? Ба, да кто же по доброй воле, не получив приставленного к виску ствола, от такого сладкого куска откажется? Кто же, коли нет опасности стать к стенке, сесть на нары и лишиться всего личного состояния, станет заниматься производством вакцин, уничтожающих саму необходимость ежегодных закупок гор медикаментов? Кто же из бело‑сине‑красных бонз станет развивать то, что объективно ведет к уменьшению потребности граждан страны в лекарствах, к восстановлению и укреплению их здоровья? Ведь уменьшается возможность личной наживы коррупционеров‑бюрократов, а коррупция с 1991 г. – это основа основ государственной власти в РФ.

Против новых лекарств восстанет западная «страховая медицина», которая держится на громадных объемах потребляемых антибиотиков и на применении методов лечения, длящихся годами и выворачивающих карманы граждан. Ведь для этой «медицины» чем больше люди болеют – тем выгоднее.

И точно так же «свиньей» пойдут на новую медицину богатые владельцы аптечных торговых сетей. Им‑то лишаться прибылей совершенно не хочется.

Добавьте к этому страшный процесс, о котором говорим и мы, и такие умники, как Фурсов с Неклессой: «коммерциализации» государств в условиях глобального капитализма. Процесс превращения государственных аппаратов в подобия корпораций, ищущих лишь максимальной прибыли для чиновничьих и политиканских кланов, что контролируют власть. Одержимые лишь погоней за личными и групповыми барышами, современные правители что на Западе, что на Востоке уничтожают многие живительные инновации, гасят судьбоносные научно‑технические прорывы.

 

Под защитой национально‑футуристического государства

 

Капитализм, читатель, тоже умеет губить прорывные инновации. Отбросьте сказки о том, что при капитализме‑рынке все диктуют интересы рядового потребителя! Брехня все это! Рынком рулят в основном интересы крупного капитала, который желает получать большие и гарантированные прибыли. Миллиарды простых потребителей и рады были бы купить волшебные, суперэффективные лекарства, восстанавливающие здоровье – да только это совершенно невыгодно крупному фармацевтическому капиталу, ибо уничтожает его рынок. Большой капитал давно рассматривает массы простых потребителей как бесправное быдло, которому можно с помощью рекламы и пропаганды внушить: «Альтернативы нашим лекарствам нет. Тот, кто утверждает обратное – шарлатан или сумасшедший. Смейтесь над такими людьми или шарахайтесь от них, как от прокаженных. Пейте антибиотики – ведь именно этого вы хотите! Наши новые лекарства (как правило – старые, но с новыми названиями) вас осчастливят. Да, конечно, одна упаковка нового суперантибиотика стоит почти сотню евро: но ведь здоровье дороже! Покупайте, несите нам ваши денежки…»

Нынешний капитализм давно формирует спрос рынка под то, что производят транснациональные корпорации. С помощью рекламы (технологий «промывки мозгов») капитализм заставляет людей покупать не то, что им действительно нужно, а то, что предлагают всесильные и сверхбогатые корпорации‑големы. Политику, несущему идеи новой научно‑технической революции, идеи выхода из теперешнего тупика в развитии, никогда не прийти к власти на выборах. Огромный Голем, состоящий из корпораций и бюрократов, уничтожит его, сотрет в порошок массированной пропагандой, заклеймит как «фашиста и опасного маньяка», под сотнями предлогов не допустит к выборам. И точно так же будет раздавлен тот, кто дерзнет построить свою компанию, производящую радикально‑инновационные вещи, грозящие прибылям крупного капитала. Его либо раздавят и разорят, либо вытолкнут в маргинальную нишу, где он будет делать мизерные партии товара, едва сводя концы с концами и не имея возможности широко оповестить людей о достоинствах своих разработок. Да и денег для совершенствования своих инноваций у такого смельчака не окажется. Интернет‑призывы такого смельчака потонут в массе «информационного мусора» и в писаниях откровенных шарлатанов…

Капитализм, читатель, уже изжил себя. На множестве примеров можно показать то, как он душит развитие и мешает людям идти к счастливой, полнокровной жизни. Как он создает шизофреничный мир вывернутого сознания и психоманипуляций вместо здорового Мира Полудня.

Задача русских, желающих спасти свой народ и победить в глобальной конкуренции – породить альтернативу загнивающему капитализму. Создать строй Будущего, новую модель общества и государства, новую экономику, новый инновационный взрыв. И некоторые черты такой альтернативы, читатель, мы с вами уже нащупываем. Это – Диктатура развития. Это – русский национальный футуризм, нацеленный на построение реалий новой эпохи: Нейромира. Русский НФ, враждебный примитивному гитлеровскому расизму, нацеленный на торжество людей‑творцов над высокопримативными полуобезьянами. Это – создание невиданного ранее типа государства, идущего на смену умирающему национальному государству и уродливым мутантам, «государствам экономики и политики! Сюда органически ложатся Пятилетки развития – и многоярусная экономика, включающая в себя и высшую креаномику, и социалистический сектор, и ярус свободного рынка. Здесь же – и применение высших психотехнологий и оргтехнологий для полного искоренения коррупции – равно как и для отбора людей высшего качества. Здесь же – и антибюрократические технологии самоуправления – «разумные города».

Таков должен быть революционный, русский национальный футуризм.

Его государство ставит во главу угла не прибыль и не снижение издержек любой ценой. Нет, его главные цели – сохранение нации через построение реалий новой эпохи. Главная цель – не прибыли той или иной группе обеспечить, а решить проблемы, стоящие перед нацией, причем решить, как можно скорее и с наименьшими издержками! Один лишь сей принцип заставляет новый строй прибегать к прорывным инновациям. Спасение и процветание русского народа – не в примитивной гитлеровской попсе (мочи всех нерусских!), а в строительстве Нейромира, антиобезьяньего общества. Прибыль и снижение издержек – это не цели, а средства для достижения более высокой Цели. Это государство принципиально небюрократично, у власти в нем – бессребреники, одержимые достижением той самой Цели, умные и энергичные фанатики. Люди с горячим сердцем, но холодной головой. Те, кто в клочья рвет алчных, коррупционных обезьянолюдей.

Только в таком обществе могут развернуться во всю мощь инновации, подобные чудесам русского биотеха. Мы ведь взяли для примера всего одно направление. Но ведь их все еще много. Везде – в транспорте. В строительстве. В сельском хозяйстве. В авиакосмической сфере. В связи. В информатике. В педагогике и психологии. Практически в любой сфере мы в силах отыскать и развить прорывные инновации. И это будет звездным часом русских, их историческим реваншем…

 

Послесловие

 

Вот и закончена наша книга. Мы писали ее, отдавая книге часть своей души. Не судите нас строго.

Вопросов она, поди, породила у вас тьму‑тьмущую. Но невозможно дать все ответы в одной книге. Мы уверены, что жизнь все равно вынудит русских думать о Русской идее и воплощать ее. Ибо жизнь без смысла невозможна. Во всяком случае, долгая и счастливая.

Обретение Русской идеи считаем важнейшим условием нашего национального спасения. Жестокая реальность новой холодной войны не оставляет иного выбора.

Не стоит бояться каких‑то экономических ограничений и твердить: «Денег не хватит!» Хватит. Мы показали источники финансирования в «Национальном футуризме», а еще раньше – в «Третьем проекте». Включая и разумную эмиссию, и конфискацию награбленного у высокопоставленных воров.

Просто всему этому нужен Смысл. Русская идея без науки, техники и промышленности жить не может.

Нам нужно покончить с отвратительной «традицией»: уничтожением и затаптыванием собственных гениев и пророков. Каждый из них должен быть найден и поставлен на службу национальному возрождению.

Мы попробовали свести воедино Идею и Технику в одной книге. Смысл и Звездолет. Получилось ли это у нас? Вам судить, друг‑читатель…

 


[1]Примечательно, что Наполеон подобного прорывного, венчурного решения принять так и не сумел. Почему? Загадка.

Ведь и Наполеон обладал как живым воображением, так и неплохими знаниями в математике. Накануне Егпетского похода 1799 г. молодого генерала Бонапарта приняли в члены французской Академии наук. Он даже доклад делал на ее собрании о попытке изобретателя Кюньо построить паровую самодвижущуюся повозку для перевозки пушек в 1769 г. Именно в стенах Академии будущий император говорил, что военное искусство – это сгусток всех прочих наук и искусств. То есть, он понимал значение прорывных изобретений и радикальных инноваций в военном деле.

Однако на практике Наполеон оказался чуть ли не ретроградом. Он отверг не только Фултона с его пароходом, но и отказался от использования привязного аэростата для разведки поля боя и наблюдения за противником – хотя до него это уже делали. Наполеон не заметил и пороховых ракет с фугасными и зажигательными боевыми частями, которые применили англичане (а потом применит русский генерал, малоросс Александр Засядко).

Точно так же и Гитлер, физики которого в 1939 г. опережали атомщиков всего мира, не смог понять значения атомной бомбы…

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.211.61 (0.013 с.)