Изменения вибрационной чувствительности в старости



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Изменения вибрационной чувствительности в старости



 

Возраст, лет   Кис п. ти л. Лок п. ти л. Пле п. чи л. Лоды п. жки л. Голе П. ни л. Кол п. ени л.  
65-69
70-74
76-79
80-84
85-91
Среднее -

Т. Ховелл обнаружил определенную закономерность на «органном» уровне старе­ния одной и той же сенсорной функции: позже всех органов человеческого тела старе­ют руки (кисти и локти), вибрационная чувствительность которых почти не снижает­ся с 65 до 91 года, за исключением незначительного снижения ее между 80-84 годами. Обращает на себя внимание и постоянное соответствие уровней вибрационной чув­ствительности обеих рук. Дж. Биррен считает, что возрастное снижение вибрацион­ной чувствительности костной системы составляет одну из общих закономерностей процесса старения.

Интересно отметить, что по всем другим парным органам (кроме рук) встречают­ся асимметричные показания и имеют место случаи не только понижения, но и повы­шения чувствительности одной из сторон тела. Аналогичные явления совмещения

70 Заимствована из кн.: BitrenJ. E. T h e Psychology of Ageing. — New J e r s y , 1964. — P. 104. — Вибрационная чувствительность измерялась в центах.


Глава 3. Онтогенез и жизненный путь человека

инволюционно-эволюционных сдвигов характерны и для пассивного осязания. О ге-терохронности органных сдвигов тактильной чувствительности В. Н. Никитин, осно­вываясь на данных И. Б. Штерна, пишет следующее: «Оказалось, что пороговые зна­чения пунктов давления являются наименьшими у подростков и увеличиваются с воз­растом. Так, для глобеллы (промежутка между надбровными дугами) минимально воспринимаемое давление у подростков 11 лет равно 8 мг, у взрослых (20 лет) — 22 мг и у стариков (61-75 лет) — 23 мг... В ряде областей кожи тактильная рецепция у ста­риков мало отличается или совсем не отличается от нормы взрослых. Сюда относятся области груди, бедра и плеча. Парадоксальным образом тактильная чувствительность рецепторов кожи живота выше, чем в зрелом возрасте»71.

Не менее показательны экспериментальные данные Смита о влиянии возраста на изменение цветочувствительности человека (рис. 13)72. За исключением общего опти­мума, наблюдающегося приблизительно в 30-летнем возрасте, т. е. довольно поздно (сравнительно с общей светочувствительностью и остротой зрения), все частные виды чувствительности к различным длинам волн изменяются по-разному. Чувствитель­ность к желтому цвету после 50 лет вообще не снижается, к зеленому снижается не очень сильно. Обращает на себя внимание значительное и неуклонное (после 30 лет) снижение крайних длинноволновых и коротковолновых сенсорных реакций (на крас­ный и синий цвета), с чем, вероятно, связаны и другие изменения контрастной чув­ствительности и взаимодействия цветоощущений.

Рис. 13. Влияние возраста на цветовую чувствительность глаза (по Смиту)

В отношении слуховой чувствительности более или менее твердо установлено, что возрастное понижение, причем возрастающее в определенной степени, относится к слуховым реакциям на высокочастотные звуки. Такое снижение уровня чувствитель­ности к звукам высоких частот обнаруживается с 30 лет.

В качестве эталона приняты пороги слышимости 20-летних людей. По отношению к ним возрастные потери чувствительности (в дб) возрастают, по данным ряда авто­ров (Моргана, де ля Роске, Банга и др.), в следующем порядке: для 30 лет — на 10 дб; для 40 лет — на 20-дб; для 50 лет — на 30 дб.

71 Нагорный А. В., Никитин В. Н., Буланкин И. Н. Проблема старения и долголетия. — С. 445-446.

72 Там же. — С. 436.


Человек как предмет познания

О возрастных изменениях слуховой чувствительности человека дает представ­ление кривая (рис. 14), построенная на основе экспериментальных данных А. А. Анд-реевым73. Эта закономерность не распространяется на восприятие звуков средних частот, в области которых располагаются фонематические, речевые звуки всех язы­ков мира. Лишь в поздней старости ослабление слуховой дифференцировки за­хватывает и эту область, но низкочастотные звуки сохраняют свое сигнальное зна­чение.

Рис. 14. Возрастные изменения слуховой чувствительности человека (по А. А. Андрееву)

Не в меньшей мере, чем речевой слух, противостоит ранней инволюции музыкаль­ный слух. В свое время В. И. Кауфман в нашей лаборатории показал, что звуковысот-ное различение развивается с накоплением опыта музыкально-исполнительской дея­тельности и поэтому у взрослых музыкантов выше, чем у детей, начинающих учиться музыке (даже весьма одаренных). То же можно сказать и об уровне различения гром­кости высокоопытными специалистами, распознающими состояние объекта по изме­нению громкости сигналов (терапевты, авто- и авиамеханики).

Сходные явления в области зрительно-пространственных функций описаны М. Д. Александровой74. Под ее руководством был проведен ряд сравнительно-возраст­ных исследований, в том числе остроты зрения у молодых (19-28 лет) и старых людей однородных и разнородных профессий. Отмечено, например, что бинокулярная остро­та зрения у молодых шоферов равнялась 1,3, а у шоферов пенсионного возраста — 1,1. Имеются аналогичные случаи высокой сохранности глазомерной функции, цве-торазличения и т. д. Надо учесть, что у водителей транспортных машин пространствен­но-различительные функции являются главными компонентами трудоспособности и поэтому высоко сенсибилизируются в процессе их трудовой деятельности. М. Д. Александровой обнаружена такая же зависимость и по отношению к другим про­фессиям, включающим измерительные и пространственно-ориентационные операции.

А. И. Устинова, изучившая чувствительность 185 командиров и вторых пилотов самолетов по многим параметрам (цветоощущение, ночное зрение, глубинный глазо­мер и т. д.), пишет: «Клинико-физиологические исследования зрительного анализа-

73 Нагорный А. В., Никитин В. Н., Буланкин И. Н. Проблема старения и долголетия. С. 439.

74 Александрова М. Д. Очерки психофизиологии старения. — Л.: Изд. ЛГУ, 1965.


Глава 3. Онтогенез и жизненный путь человека

тора у пилотов в возрасте 25-54 лет показали достаточную устойчивость функцио­нального состояния коркового отдела зрительного анализатора»75. Из всего комплек­са сенсорных функций ею было обнаружено постепенное снижение с возрастом лишь остроты зрения из-за аномалий рефракции и ослабления аккомодации в старших воз­растах. Это частичное снижение не сказывается на уровне трудоспособности пилотов.

Имеется, следовательно, существенное сходство эволюционно-инволюционных соотношений в тактильно-вибраторных функциях руки, а также в функциях речеслу-ховой и зрительной пространственно-ориентационной систем. Это все сенсорные сис­темы, включенные в постоянную практическую деятельность, служащие средствами связи в процессе общения и повседневного регулирования процессов поведения^ таком положении функции проявляют свой действительный потенциал под систематиче­ской нагрузкой, в состоянии полезного для нее оптимального (а не только посильного) напряжения. Это именно то основное условие, которое обеспечивает сенсибилизацию функций в процессе труда76.

Общность явлений, о которых идет речь, заключается в том, что они включены в производящую деятельность и коммуникации с их инструментально-техническим и звуковым аппаратом, а поэтому сенсорные функции работают в системе обусловлен­ных этим аппаратом перцептивных действий, организуются и упорядочиваются соот­ветственно логике этих действий. Нельзя не отметить и того, что сенсорные функции в таком положении имеют как бы удвоенную, усиленную (по сравнению с другими сен-сомоторными функциями) мотивацию на обоих ее уровнях: установки и объективации. В таких условиях (оптимальной нагрузки, сенсибилизации, усиленной мотивации, опера­ционных преобразований функций) происходит эволюция функций, достигающая новых, более высоких уровней и в зрелые годы. Одновременно с этим другие сенсорные функ­ции, даже тех же модальностей, не имеющие таких условий развития, инволюциониру-ют, причем преждевременно, в относительно молодые годы человеческой жизни.

Возрастные особенности взрослого человека (от юности до старости) тем и харак­терны, что сложное взаимопереплетение эволюционных и инволюционных процессов определяется доминированием то одних, то других из них в зависимости от конкретных социально-исторических условий жизни человека и состояния его собственной деятель­ности (трудовой, коммуникативной, гностической). Это положение, как можно думать, относится не только к сенсорно-перцептивным процессам. В равной мере оно относится и к так называемым высшим психическим функциям человеческого интеллекта.

Примечательно, что в теории интеллекта, в общем, тоже констатированы большин­ством исследователей относительно ранние сроки появления оптимумов функцио­нального развития и постепенное снижение с возрастом функциональной работоспо­собности мышления, памяти и произвольного внимания. В обзорах С. Пако77 и К. Хов-ланда 78 приведены мнения иаргументы многих авторов, полагающих, что оптимум

75 Устинова А. И. Зрительные функции и возраст пилотов // Пятое совещ. по физиол. оптике: Сб. — М,
1966.-С. 151.

76 Волге подробно об этом см.: Ананьев Б. Г. Труд, как важнейшее условие развития чувствительности //
Вопр. психол. — 1 9 5 5 , — № 1.

77 Пако С. Старение психологических о с о б е н н о с т е й человека // Основы геронтологии: Сб. — М: Медгиз, 1 9 6 0 .

78 Ховланд К. Научение и сохранение заученного у человека // Эксперим. психология: Сб. / Под ред.
С. Стивенса. - Т. 2. - М.: ИЛ, 1963.


Человек как предмет познания

развития интеллектуальных функций располагается между 18-20 годами. Если при­нять, по Фульдсу и Равену, логическую способность двадцатилетнего человека за эта­лон, то в 30 лет она будет равна 96, в 40 лет — 87, в 50 лет — 80, в 60 лет — 75 от этало­на. С. Пако полагает, что, в общем, оптимум интеллектуальных функций достигается в юности — ранней молодости, а интенсивность их инволюции зависит от двух факто­ров. Внутренним фактором является одаренность. У более одаренных интеллекту­альный прогресс длительный, и инволюция нарастает позже, чем у менее одаренных. Внешним фактором, зависящим от социально-экономических и культурных условий, является образование, которое, по его мнению, противостоит старению, затормажива­ет инволюционный процесс. J

В. Овенс и Л. Шонфельдт79, на исследование которых мы сослались выше (см. гла­ву 2), показали посредством совмещения лонгитюдинального метода и метода возраст­ных срезов, что вербально-логические функции, достигающие первого оптимума в ранней молодости, могут возрастать в зрелые годы до 50 лет и снижаются лишь к 60 годам. При определении общей интеллектуальной активности методом возраст­ных срезов они получили картину стационарного состояния интеллекта, с 18 до 60 лет находящегося почти на одном и том же уровне. По более тонкому, лонгитюдинально-му, методу, учитывающему индивидуальные модификации и генетические связи, вы­явилось резкое возрастание индексов от 18 до 50лет, после.чего наблюдалось посте­пенное и незначительное снижение индексов. Этими авторами отмечено наличие явно выраженных прогрессивных сдвигов, эволюции, а не инволюции общих характери­стик интеллекта взрослых людей. Необходимо принять во внимание, однако, посто­янную тренируемость интеллектуальных функций у лиц умственного труда, с кото­рыми они имели дело.

Наиболее представительные возрастные характеристики взрослых людей полу­чены Д. Векслером80, по которому интеллектуальное развитие в форме эволюции ох­ватывает значительный период с 19 до 30 лет. Пики некоторых функций, например лексических, достигают максимума в 40 лет (10,5 по сравнению с 17 годами, когда эта функция оценивается в 8,4). Другие функции снижаются после 30 лет; такое сниже­ние характерно для интеллектуальных функций, связанных скорее не с речью, а с моторикой. При суммарном сопоставлении данных юношеского (18-19 лет) и мо­лодого (25-34 года) возрастов более высокие показатели интеллектуальных функ­ций обнаруживаются в молодом возрасте, что расходится с мнением большинства авторов о юношеском оптимуме функционального развития интеллекта. Однако та­кое расхождение поучительно: оно вновь ставит нас, на этот раз в области интеллек­та, перед фактором гетерохронности функционального развития в зависимости от различных условий. По отношению к интеллектуальным функциям такими услови­ями являются речевая или «моторная», практическая форма умственной деятельно­сти, образование и обученность, сформированность умственных операций, перенос опыта, мотивация и т. д.

79 Schoenfeldt L„ Owens W. A. Age and Intellectual Change: a Cross-Sectional View of Longitudinal Data // Tp.
XVIII Междунар. психол. конгр. — Вып. 29; Owens W. A. Age and Mental Abilities: a Longitudinal Study.
Genet. Psychol. Monogr. — 1953.

80 WechslerD, The Measurement of Adult Intelligence. — Baltimore, 1944.


Глава 3. Онтогенез и жизненный путь человека

Наиболее обстоятельно изучена зависимость интеллектуальных функций от сло­весного и моторного научения. Показано, что моторное научение, весьма успешное в детстве и в ранние периоды зрелости, оказывается малоэффективным в поздние периоды. Словесное научение; напротив, приобретает более эффективный характер по мере индивидуального развития и может применяться в более поздние периоды зрелости, что вполне очевидно связано с возрастающей мощью второй сигнальной системы. , I

ОсобенАо важна качественная сторона вербального научения: преобразования са­мой структуры речи — лексической и грамматической, специально изучавшиеся Е. Харке81. Сопоставление в этом исследовании учащихся 12,18 и 30-летнего возраста дало возможность выявить прогресс структуры у взрослых сравнительно с подрост­ками и детьми. Одно из проявлений этого процесса — переход от простого предложе­ния к сложно-распространенному предложению с двумя, тремя и четырьмя членами, с чем Е. Харке связывает возросшие возможности речемыслительной деятельности человека в зрелом возрасте.

В ряде своих сравнительно-возрастных исследовании Б. А. Греков82 сопоставлял молодых людей (25-33 года) со старыми (свыше 70 лет), в том числе по весьма важно­му показателю — подвижности и пластичности (образованию и переделке) речевого стереотипа. По его данным, у молодых такой стереотип образуется самопроизвольно в 43 % случаев, у стариков же — только в 8 %. У них значительно чаще стереотип обра­зовывался некоторое время спустя (в 48 % случаев), что у молодых встречалось лишь в 28,5 % случаев. Переделка речевых стереотипов не встречала каких-либо затруд­нений в группе молодых, в то время как для стариков переделка словесных реакций-как на положительные, так и на тормозные сигналы была затруднительной.

В общем, сравнительно с подростковым и со старческим возрастом люди в моло­дой и средней фазе зрелости обнаруживают наиболее высокие реакции переключения и перестройки ранее усвоенных словесных связей.

Имеются многие другие факты, свидетельствующие о гетерохронности эволюции и инволюции интеллектуальных функций, подобной гетерохронности сенсорно-пер­цептивных сдвигов. Вследствие этого представление о «пике», или оптимуме, в ка­кой-либо один период для всех функций оказывается искусственным. Новейшие экс­периментально-психологические исследования, напротив, свидетельствуют о множе­ственности таких оптимумов для разных функций, компенсирующих понижение каких-либо других функций временного (ситуационного) или постоянного (инволю­ционного) характера. Подобный ход развития относится к онтогенетической эволю­ции человека в целом, как об этом можно судить по схеме онтогенетических измене­ний некоторых характеристик человеческого организма, составленной Д. Б. Бромлей83 (рис. 15). Принципиально сходная структура развития обнаруживается и в психофи­зиологической эволюции от 20 до 80 лет, охарактеризованной Д. Б. Бромлей на осно­вании массовых обследований психодиагностическим методом Векслера—Беллвью.

81 Harke, Erdmann. Padagogische und Psychologische Probleme der erwachsenen Bildung. — Berlin: VEB, 1966.

82 Греков Б. А. Образование и переделка речевого стереотипа у лиц старше 70 лет // Процессы естеств. и
патол. старения: Сб. — М: ИЛ, 1964.

8:1 Bromley В. D. The Psychology of Human Ageing.


Человек как предмет познания

- Скорость проведения (нервного вололнэ)

- Уровень основного обмопа веществ


----- ^-----

,__ ,___


- Сила сжатия (V мужчин}

— Мощность сердца


- Время простой реакции на свет и звук

■Вес мозга


20 30 40 50 60 70 80

Хронологический возраст


- Вес печени


Рис. 15. Онтогенетические изменения некоторых характеристик организма человека

(по Д. Б. Бромлей)

Этим методом определялись вербальные и невербальные функции (рис. 16). На ри­сунке по оси ординат расположены данные измерений по шкале Векслера—Беллвью (от 10,5 до 150,5 с медианой 80,5).

Особенно примечателен противоположный ход развития некоторых вербальных (информированность, определение слов) и невербальных функций (кодирование цифр геометрическими фигурами, практический интеллект).

Уже в 30-35 лет отмечаются постепенная'стабилизация, а затем снижение невер­бальных функций, которые становятся резко выраженными к 40 годам жизни. Между тем вербальные функции именно с этого периода прогрессируют наиболее интенсивно, достигая самого высокого уровня после 40-45 лет. Несомненно, что речемыслителъ-ные, второсигналъные функции противостоят общему процессу старения и сами пре­терпевают инволюционные сдвиги значительно позже всех других психофизиологичес­ких функций. Эти важнейшие приобретения исторической природы человека стано­вятся решающим фактором онтогенетической эволюции человека.


Глава 3. Онтогенез и жизненный путь человека


— Речь

— Информация

— Понимание

— Арифметика

— Сходство

— Последовательность картин

- Недостающие детали
в картинах

— Конструктивный тест

—Символы (кодирование цифр, геометрических фигур)

—Сложение целой фигуры из части

20 30 40 50 60 70 80 Хронологический возраст

Рис. 16. Онтогенетические изменения вербальных и невербальных функций

(по Д. Б. Бромлей)

Не менее важным фактором этой эволюции является сенсибилизация функций в процессе практической (трудовой) деятельности человека. Совокупное действие на­званных факторов определяет двухфазный характер развития одних и тех же психо -физиологических функций человека. Первой из них является общий, фронтальный про­гресс функций в ходе созревания и ранних эволюционных изменений зрелости (в юности, молодости и начале среднего возраста). В этой зоне обычно и располагается пик той или иной функции в самом общем (еще не специализированном) состоянии. Второй фазой эволюции тех же функций является их специализация применительно к опреде­ленным объектам, операциям деятельности и более или менее значительным по мас­штабам сферам жизни. Эта вторая фаза наступает только на наиболее высоком уровне функциональных достижений в первой фазе и «накладывается» на нее. Пик функци­онального развития достигается в более поздние периоды зрелости, причем не исклю­чено, что оптимум специализированных функций может совпадать с начавшейся ин­волюцией общих свойств этих функций.


Человек как предмет познания

Такое противоречивое совмещение известно не только в области сенсорно-перцеп­тивных процессов, но и в области памяти, когда все возрастающий объем и совершенство­вание профессиональной памяти совмещаются с общим снижением мнемической функ­ции. В еще большей мере это явление характерно для развития речемыслительных функций и процессов, составляющих механизм, а вместе с тем и основной продукт теоре­тической деятельности, или интеллектуальный регулятор практической деятельности.

Двухфазное развитие психофизиологической эволюции человека — одно из про­явлений единства человека как индивида и личности, субъекта деятельности. Дли­тельность второй фазы определяется степенью активности человека как субъекта и личности, продуктивностью его труда и общественной значительностью его вклада в общий фонд материальных и духовных ценностей общества.

Вариабельность каждой из фаз, особенно второй (ее нижнего и верхнего порога), определяется, однако, не ходом онтогенетической эволюции человека, а его жизнен­ным путем в конкретных условиях исторической эпохи.

6. Жизненный путь человека — история личности и субъекта деятельности

Историческое время, как и все общественное развитие, одним из параметров кото­рого оно является, есть фактор первостепенного значения для индивидуального раз­вития человека. Все события этого развития (биографические даты) всегда располага­ются относительно к системе измерения исторического времени.

События в жизни отдельного народа и всего человечества (политические, эконо­мические, культурные, технические преобразования и социальные конфликты, об­условленные классовой борьбой, научные открытия и т. д.) определяют даты исто­рического времени и конкретные системы его отсчета.

Объективное, социально-экономическое различие между событиями в ходе истори­ческого развития определяет различия между поколениями людей, живущих в одной и той же общественной среде, но проходивших и проходящих одну и ту же возрастную фазу в изменяющихся обстоятельствах общественного развития. Возрастная измен­чивость индивидов одного и того же хронологического и биологического возраста, но относящихся к разным поколениям, обусловлена, конечно, социально-исторически­ми, а не только биологическими (генотипическими) причинами84.

84 Об этом убедительно свидетельствуют данные современной науки об акселерации и связанных с нею общих изменениях жизненного цикла человека. Профессор Аннелиза Зельцлер пишет: «В результате исследований по вопросу об изменении времени начала возрастной аккомодации у мужчин и женщин по сравнению с показателями, которые Donder опубликован в 1866 г. (Hahn), обнаруженная разница в 5 лет между результатами 1962-63 гг. и данными за 1866 г. указывает на то, что возрастные изменения, которые в то время были характерны для 30-летних, теперь считаются типичными лишь для 35-летнего возраста, а изменения, наблюдавшиеся в 1866 году у 40-летних, сейчас обнаруживаются лишь у 45-лет­них и т. д.» (Зельщер А. Причины и формы проявления ускоренного роста детей. — М.: Медицина (СССР), «Народ и здоровье» (ГДР),1968. - С. 199--200).

/


Глава 3. Онтогенез и жизненный путь человека

Имеется много фактов, свидетельствующих о зависимости конкретных психиче­ских состояний и процессов индивида от исторического времени.

Историческое время как таковое, конечно, издавна изучается общественными на­уками. Но глубокое проникновение исторического времени во внутренний механизм индивидуально-психического развития обнаружено лишь новейшей психологией.

Это послужило основанием для постановки вопроса о более широких генетиче­ских связях в индивидуально-психическом развитии, не ограничивающихся онтоге­нетическими характеристиками. Психологическое изменение структуры личности, ее характера и таланта уже немыслимо вне категории исторического времени, являюще­гося параметром общественного развития и одной из характеристик исторической эпохи, современницами которой являются данная конкретная популяция и принадле­жащая к ней личность. В масштабах исторического времени в соответствии с уровнем цивилизации и исторически сложившимся способом деятельности складывается структура субъекта познания и различных видов деятельности, обусловленная совре­менным состоянием производства, науки и искусства. Поэтому исторически конкрет­ны характеристики рационального и эмпирического в познании, логические, вербаль­ные, мнемические и другие компоненты познавательной деятельности человека.

Историческая психология еще лишь формируется как особая дисциплина. Но уже известны некоторые важные факты. Так, например, установлено, что системы произ­вольной памяти и течение воспоминаний зависят от расположения их относительно «оси» исторического времени.

Субъективная картина жизненного пути в самосознании человека всегда строится соответственно индивидуальному и социальному развитию, соизмеряемому в биогра-фо-исторических датах. Наблюдения за изменениями моды в разных сферах жизни об­наружили быструю смену перцептивных установок людей в зависимости от хода исто­рического времени. Оказалось, что восприятия человека и социальных групп человеком (социальная перцепция) всегда соотнесены с особенностями исторической эпохи и жиз­ни народа, они могут быть измерены и с помощью системы исторического времени. Та­кое измерение распространяется на всю сферу индивидуального сознания. «Историзм» человеческого сознания распространяется фактически на все вещи и предметы, создан­ные людьми в процессе общественного производства и образующие искусственную сре­ду обитания, расположившуюся в естественной среде обитания (природе).

С историческим подходом к личности и ее психической деятельности связаны ве­дущиеся психологами онтологические поиски путей построения теории личности «во времени» в противовес чисто структурным ее определениям, абстрагированным от реального временного протекания ее жизненного цикла. Таких поисков было много, причем почти все они были начаты в 20-30-х годах нашего столетия. Отметим наибо­лее интересные из них, хотя в методологическом отношении они представляются со­временному исследователю крайне несовершенными.

Особо следует выделить выдающийся труд замечательного ученого и клинициста Пьера Жане85, сделавшего первую попытку обозреть психологическую эволюцию лич­ности в реальном временном протекании, соотнести возрастные фазы и биографиче­ские ступени жизненного пути, связать биологическое, психологическое и историче-85 Janet P. L'evolution psychologique de la personality Chahine. — P., 1930.


Человек как предмет познания

ское время в единой системе координат эволюции личности. Такой постановкой воп­роса П. Жане положил начало генетической теории личности, хотя и не смог (в силу состояния науки того времени и противоречий собственной методологической пози­ции) решить поставленную проблему.

Труд П. Жане имел и важное методологическое значение для разработки специ­альных принципов исследования психологической эволюции личности (психографи­ческого, лонгитюдинального и др.).

Другую концепцию психологической эволюции личности предложила Шарлотта Бюлер86, чей труд о человеческой жизни как психологической проблеме считается ос­новополагающим при изучении жизненного цикла и генетических связей между его фазами. Ш. Бюлер наметила три аспекта такого изучения. Первым из них является биолого-биографический аспект — исследование объективных у с л о в и й ж и з н и , основ­ных событий окружающей среды и поведения человека в этой среде. Второй аспект связан с изучением истории переживаний, становления и изменения ценностей, эво­люции внутреннего мира человека. Третий аспект касается продуктов деятельности, истории творчества индивида в разных случаях жизни — в общем, уровня и масштаба объективации сознания.

Ш. Бюлер принадлежит одна из первых попыток исследовать различные типы жизненных циклов и роль отдельных факторов, фаз и структурно-динамических осо­бенностей личности в образовании этих типов. Вопреки ее идеалистической концеп­ции собранный ею эмпирический материал оказался весьма важным сводом сведений о целостности и генетических связях жизненного пути человека.

В 30-е годы складывается новая, советская психология. В это же время один из ее выдающихся представителей С. Л. Рубинштейн посвящает проблеме жизненного пути личности специальные главы своих общетеоретических трудов87. Генетическое исследо­вание взаимосвязей между деятельностью человека и его сознанием было намечено в этих трудах в связи с основными проблемами психологии личности. С. Л. Рубинштейн в об­щей форме исследовал действие как «клеточку» сознания и деятельности в их единстве и обосновал принцип структурного анализа человека как субъекта. Применение принципа развития к этому структурному анализу привело к разработке генетической классифика­ции основных видов деятельности человека как основных ступеней его развития88.

Заслуживают особого упоминания сравнительно-биографические исследования, вы­являющие пики творческого развития, в том числе время первичного проявления талан­та, возрастные распределения периодов подъема и упадка продуктивности таланта89.

86 Biihler Ch. Der menschliche LebensJauf als psychologisches Problem. — Leipzig, 1933.

87 Рубинштейн С. Л. Основы психологии. — М.: ГИЗ, 1935; Его же. Основы общей психологии. — 2-е изд. —
М.: Учпедгиз, 1946.

88 В более общем плане, безотносительно к проблемам жизненного пути человека, исторический подход
к сознанию и деятельности человека разработан Л. С. Выготским в книге «Развитие высших психиче­
ских функций» (М.: Изд. АПН РСФСР, 1960) и А. Н. Леонтьевым в книге «Проблемы развития психи­
ки» (2-е изд. — М.: Мысль, 1965).

89 См., например: Пэрна Н. Я. Ритм в жизни и творчестве. — Пг.: Петроград, 1925; Lehman H. С. Age and
Achievement. — Princeton, New Jersy, 1953; Szewczuk, Wlodzimirz. Psychologia cziowiecka goroslego. —
Warszawa, 1962. — Отметим, кстати, что В. Шевчук исходит из классификации фаз жизни по доминиру­
ющей деятельности (игра, учение, труд).


Глава 3. Онтогенез и жизненный путь человека

Сравнительно-статистический анализ биографических дат и событий обнаружи­вает сложное переплетение биологического и исторического времени в хронологиче­ском возрасте человека. В определенных ситуациях развития хронологический воз­раст функционирует как один из социальных регуляторов. Примечательны в этом от­ношении явления «входа» (включения) и «выхода» (выключения) человека «из общественной деятельности», описанные психологом В. Шевчуком на основании об­работки им известных данных Ф. Гизе (табл. 8)90.

Таблица 8 Возраст включения личности в общественную деятельность и выключения из нее

 

Включение, - % Возраст, лет .Выключение, % Включение, % Возраст, лет Выключение, %
2,5 _   6,5
19,5 13,5
45,4 16,8
18,3 24,1
6,2 17,4
2,2 2,8 - 7,7
3,0 8,1 - 1,8

Отвергая распространенные в литературе биологические и субъективистские концепции жизненных циклов человека, В. Шевчук указывает, что возрастные ха­рактеристики биографических дат определяются не биологическими уровнями и психологическими структурами, а конкретно-историческими условиями обще­ственной жизни. Это, конечно, верно, так как слишком позднее включение некото­рых групп людей в общественную деятельность и еще более раннее выключение из нее демонстрируют специфические особенности жизни человека в капиталисти­ческом обществе. Однако невозможно игнорировать тот фундаментальный факт, что и в этом обществе, как и во всяком другом, включение связано преимуществен­но с переходом от созревания к зрелости, а выключение — с наступлением (преж­девременным или своевременным) старости или интенсификацией процессов ста­рения.

Приведенные данные характеризуют исторические сдвиги возрастной изменчи­вости, но вместе с тем и более общие социально-биологические преобразования, рас­ширяющие диапазон возрастных возможностей человека в те же самые промежутки жизненного цикла, которые оценивались у предшествующих поколений. Но как бы Ни варьировали сроки включения человека в общественную жизнь в качестве само­стоятельного деятеля, сам факт начала деятельности имеет фундаментальное зна­чение для жизненного пути человека. Все предшествующее развитие (от рождения (до зрелости) совпадает с последовательной сменой ступеней воспитания, образова-90 Szewczuk W. — У к а з . с о ч . — С. 9 4 .


Человек как предмет познания

ния и обучения формирующегося человека. Все эти ступени, преемственно взаимо­связанные и перспективно ориентированные на подготовку человека к самостоя­тельной жизни в обществе, составляют все же лишь подготовительную фазу жиз­ненного пути человека. В генетическом отношении эта фаза исключительно важна не только потому, что воспитание есть основная форма направленного воздействия общества на растущего человека, социального управления процессом его формиро­вания как личности. Не в меньшей мере важно и то, что в процессе социального фор­мирования личности человек образуется как субъект общественного поведения и по­знания, складывается его готовность к труду.

Постепенный переход от воспитания к самовоспитанию, от объекта воспита­ния к положению субъекта воспитания проявляется во многих феноменах умствен­ной и моральной активности человека. Общим эффектом этого процесса является жизненный план, с которым юноша или девушка вступает в самостоятельную жизнь.

Выбор профессии, ценностная ориентация на ту или иную сферу общественной жизни, идеалы и цели, которые в самом общем виде определяют общественное пове­дение и отношения на пороге самостоятельной деятельности, — все это отдельные моменты, характеризующие начало самостоятельной жизни в обществе. Прежде все­го оно есть старт самостоятельной профессиональной деятельности. По данным В. Шевчука, отношение точки старта к различным периодам отрочества, юности и зрелости таково: в период 11-20 лет — 12,5 %; 2 1 - 3 0 лет — 66 %; 3 1 - 4 0 лет — 17,4 % и т. д.91 В общем, старт творческой деятельности совпадает с самым значительным по мощности периодом самостоятельного включения в общественную жизнь.

Однако общие и средние данные о начале профессиональной деятельности значи­тельно изменяются при рассмотрении точек старта в различных видах деятельности. В самые ранние годы эти точки располагаются в такой последовательности: балет, музыка, поэзия. Наиболее поздние, даже за пределами третьего десятилетия, — наука, философия, политика.



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.179.251 (0.022 с.)