Приемы – апробированные принципы.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Приемы – апробированные принципы.



Правила – сознательно изложенные приемы.

Методы – совокупности правил.

Алгоритмы – системы методов.

Методология – вся совокупность методов и алгоритмов.

«…Метод – самая первая, основная вещь. От метода, способа действия зависит вся серьезность исследования. Все дело в хорошем методе. При хорошем методе и не очень талантливый человек может сделать много. А при плохом методе и гениальный человек будет работать впустую и не получит ценных, точных данных» [217.21].

Деятельность

┌──┴──┐

Просто ® методология (технология)

┌──┴──┐

Просто ® систематика (систематизация)

Содержательно представленный подход к методологической функции философии представлен в «Самоучителе мышления», который не отрицает содержания логики и диалектики при познании качества объектов.

 

 

ГНОСЕОЛОГИЯ

Термин “гносеология” введен в ХVII веке Т. Ридом для обозначения теории познания [см. 96]. И это его значение рационально. Почти одновременно возник и термин “методология” для этих же целей. В результате, два слова стали синонимами. И так остается по сей день. Хотя между ними проводят различия, но они неуловимы для людей со здравым рассудком. В конечном счете, сама синонимия этих слов не мешает исследователям. Что же касается потребителей науки, то это затрудняет овладение ими наукой. В то же время, возникла потребность обособить теории познания и знания. В связи с этим и следует воспользоваться данными словами для их обозначения. Для этого “разведем” их значения. Каждое из этих слов используем в строго определенном смысле. Этимология этих слов - основание для выбора их значения. Гносеология - дословно “теория знания”, а методология - “теория познания”.

Объяснение сущ­ности гно­се­оло­гии требует адекватной ме­то­до­ло­гии ее познания. До на­сто­яще­го вре­ме­ни нет бо­лее или ме­нее пол­но раз­ра­бо­тан­ной тео­рии гно­се­оло­гии, хо­тя и накопилось бо­ль­шое чис­ло ма­те­ри­алов с по­пыт­ка­ми ее ин­те­гра­ции.

Итак, ме­то­до­ло­гия - тео­рия по­зна­ния, а гно­се­оло­гия - тео­рия зна­ний. По­след­няя долж­на быть на­пи­са­на на осно­ве пер­вой и, со­от­ветс­твен­но, по­ня­та в ме­ру овла­де­ния пер­вой. Гно­се­оло­гия при­зва­на по­ка­зать сис­те­му тео­рий меганауки на осно­ве ко­ор­ди­на­ции и су­бо­рди­на­ции всех ее эле­мен­тов. До­стиг­нув этого, гно­се­оло­гия расставит все науки по своим местам в сис­те­ме тео­ре­ти­че­ской кар­ти­ны ми­ра (меганауке или мегатеории).

Методология определяет гносеологию и посредством нее онтологию объекта. Онтология - отражение прошлого, настоящего и будущего объекта. Когда она становится теорией, то “в снятом виде” указывает на свою гносеологию и методологию.

Гегель ставил проблему изучения “царства мысли”: «Царство мысли представить философски, т.е. в его собственной имманентной деятельности или, что то же, в его необходимом развитии». В данном его выражении слово “царство” использовано по аналогии с его значением при систематике животных. Аналогично имеется “царство мысли” (знания). И «царство мысли» надо специально изучать, что и должно быть содержанием гносеологии. Тем более что уже давно такие исследования идут, и их называют классификацией наук. Цель этих исследований состоит в том, чтобы определить границы конкретных наук, выявить «нишу» каждой из них.

При работе над конкретными научными дисциплинами следует знать их границы. Основанием для этого должна быть особая наука. Ранее ее называли классификацией наук. Последний классификатор, Б.М. Кедров, хорошо показал историю этого вопроса.

Зачем нужна гносеология? По мере общественного прогресса растет объем научных знаний, как и значение их для жизни общества. Произошло становление профессионализма труда. Растет сложность жизни, ее динамизм и необходимость знания все больших сфер действительности, в том числе таких, которых ранее не было.

Объем знаний давно уже превысил возможности их восприятия людьми. Было когда-то время, когда человек мог знать все накопленные знания общества, хотя бы в конкретном племени. Теперь каждый знает все меньшую долю накопленного знания. При этом растет доля тех людей, которые в юности не могут знать объект своей будущей профессиональной деятельности. Ранее сын плотника был плотником, а теперь неизвестно, кем будет. Освоенная им плотницкая наука может не пригодиться для будущей профессии. Поэтому обучать надо так, чтобы можно было быстро дополнить полученные в юности знания применительно к конкретной профессии, которая выпала человеку. В связи с этим растет потребность фундаментальных знаний действительности как основы профессиональных знаний. Растет динамизм жизни и необходимость быстро перейти от одной специальности к другой. Все это требует опережающего знания действительности в целом, т.е. научной картины мира с тем, чтобы строго установить ту ее область, которая составляет базис конкретной профессии и их различия между собой. Современная научная картина мира хаотична и не позволяет адекватно решить эту проблему. Поэтому обществу предстоит создать меганауку и даже мегатеорию, которая отразит системность всего множества научных знаний с тем, чтобы определить содержание всех профессиональных знаний и способы быстрого и легкого их усвоения теми, кто претендует на них. Одновременно меганаука должна обеспечить фундаментальную эрудицию всех людей на основе четкого объяснения ее содержания. Это возможно только с помощью меганауки.

Ранее профессии были только конкретными – наука плотника, кузнеца и т.п. Теперь же много общетеоретических знаний, являющихся профессиями. Скажем, профессионал политэкономии (общей или фундаментальной теории экономики) не знает всей экономики, как и все остальные экономисты. Как политэконом он не знает никакой конкретно-экономической профессии, скажем бухучета, планирования, статистики и т.п. И политэконому нет нужды профессионально знать их. Но он должен знать в целом всю экономику – это предмет его профессии. Сказанное относиться к представителям всех наук – химии, биологии т. п. При этом представитель каждой такой конкретной профессии должен знать не только содержание своей науки, но и непосредственно более общие фундаментальные науки.

В целом, разные потребности современной жизни требуют от всех людей общего знания всей науки, особенно меганауки с тем, чтоб эффективнее и плодотворнее овладевать своей профессией и успешно жить в современном обществе. Для создания такой их системы следует опережающе сформулировать гипотезу главных положений ее построения.

«Смотровая башня науки»

 

 


Образное название науки Бэконом [40.1.113-114] как основания жизни. Данная аналогия Бэкона не случайна. Его наглядный образ науки – пирамида или конус. И он специально объясняет основание такого образа. Пирамидальность, конусность, треугольность НКМ вытекает из характера родовидовых соотнесений понятий и аналогичного соотнесения фундаментальных и прикладных наук. В обоих случаях у рода имеется несколько проявлений в видах, у фундаментальной науки имеется несколько прикладных. Если это рисовать квадратиками, то тогда получается пирамида, а если ее идеализировать (т.е. показать главную тенденцию), то или конус или треугольник.

 


См. с. 18

действительность
действительность
действительность

 


Систему метанаучных дисциплин представим схематично небольшой сферой справа на действительности. Ей соответствует тоненький вписанный треугольник до вершины. Его следует отрезать и повернуть на 180 градусов, а затем идеализировать в нем только два элемента – методологию и гносеологию. Тогда и получиться схема композиции меганауки, представленная на странице 18.

Проблема систематики наук. Большой объем идеального и значимость его составных элементов для деятельности приводит к неограниченному перечню методов объяснения, к практической невозможности назвать и исчерпывающе изложить суть и значение всех составных элементов идеального в качестве методов объяснения.

Реализуемые в деятельности знания обычно специально не рассматривают в качестве методов. Они, как правило, не привлекают к себе внимания. Больше внимания уделяют тем из них, которые не реализованы еще в деятельности или еще не сформулированы.

Развитие науки ведет к росту числа ее элементов, воспринимаемых в качестве методов и имеющих значение для объяснения ее систематизации. Новые представления о действительности быстро или медленно осознают в качестве методов обоснования деятельности.

Наибольшие трудности состоят в формировании фундаментальных представлений о действительности, при осознании их как свойств действительности и раскрытии их значимости для деятельности, в том числе для систематизации наук. Особенно это относится к диалектическим законам, которые также отражают свойства действительности или, как иногда еще говорят, “физику” (природу) явлений. Учет отражаемых диалектикой свойств действительности в качестве принципов деятельности имеет первостепенное значение.

Превращения науки в меганауку предполагает более адекватное выяснение всеобщих (фундаментальных) свойств развития действительности.

Рассмотренные формы идеального показывают его микроструктуру. Макроструктура форм идеального имеет дело с выявлением основных разделов научного отражения, представляющих научные дисциплины. Раскрытие макроструктуры меганауки предполагает выявление характера соотнесения отдельных наук. Сложность вопросов макроструктуры идеального привела к длительной истории научных попыток классификации наук.

┌─ Меганаука = системность

┌─┴─ Научная картина мира = единство

┌─┴─── Науки = целостность

Меганаука - не конечный результат, а процесс развития идеального. Соответственно ее становление отражается и в ее структуре, в которой возрастает значение более развитых элементов: отдельных наук, их комплексов и т.д.

В изучении меганауки главной проблемой следует считать выявление способов синтеза обособленных ее разделов, в том числе разного уровня развития. Упорядочение научного отражения действительности происходит различными способами.

Ученые всегда обращали внимание на упорядочение идеального. История этих усилий равна истории науки. Известно множество попыток создать единую систему теоретического отражения действительности:

упорядочение ® классификация ® систематика наук.

«Так как существуют весьма многие и разнообразные знания, то полезно составить план такого расположения наук, чтобы они лучше всего соответствовали своим целям и содействовали их достижению. Все знания находятся в некоторой естественной связи по отношению друг к другу. Если, стремясь к расширению познаний, на эту их связь не обращают внимания, то из всего многообразия не получается ничего, кроме одной рапсодии. Если же одну главную науку превращают в цель, а все другие знания рассматриваются лишь как средство к ее достижению, то знание приобретает известный систематический характер. Но чтобы при расширении познаний дело шло по такому упорядоченному и целесообразному плану, нужно, следовательно, постараться распознать эту связь знаний друг с другом. Руководством для этого служит архитектоника наук, которая является системой согласно идеям, где науки рассматриваются со стороны их сродства и систематического соединения в одно целое знаний, интересующих человечество» [123.8.305].

Современная классификация наук является наследницей всех адекватных действительности мнений. Она чрезвычайно развита, и польза ее многообразна. Положительные свойства классификации наук не отрицают ее относительности и неполного ее соответствия нашим требованиям, поэтому история систематизации идеального не закончена. «Существующее же ныне положение свидетельствует о том, что мы недостаточно заботимся о классификации наук...» [193.46].

Каждая последующая попытка упорядочения так или иначе стоит на плечах предшественников. Безусловно, необходимо использовать весь предшествующий и положительный, и отрицательный опыт данных работ.

Неспециальное обсуждение проблем систематизации избавляет от необходимости полемики по этому вопросу и текстуального анализа других классификаций наук. Иногда полемика вообще является бесполезным делом. В то же время, длиннейшую историю попыток систематизировать науку, различные ее схемы следует рассматривать не только как кладбище заблуждений, довлеющих над обществом. Эти работы представляют положительный багаж общества, который, хотя и требует множества времени и усилий для познания, ценен и поучителен. История системности «это квинтэссенция истории человеческого мышления» [151.13].

Ограниченность личных представлений существует у каждого исследователя, а поэтому ничего нет необычного в том, что авторы высказывают обычно мнения в пределах своей компетенции и не высказывают мнений о том, что известно в общем виде. Более того, такой подход следует считать единственно справедливым решением проблемы и плохо, если его игнорируют. Донаучные и даже ненаучные формы упорядочения могут содержать намеки на рациональное, и даже рациональное.

История интеграции наук есть кладбище систем, полезное всем последующим поколениям. Она (история) содержит не только отжившие, ценные историческим значением, но и еще служащие или могущие сослужить науке принципы ее построения.

Все предшествующие системы наук не следует воспринимать как факты слабости творческой силы человечества, достойные сожаления. Почти все они - выдающиеся ступени развития мысли, как бы с нашей точки зрения они нам не казались наивными. Конечно, не все они равноценны и полезны с точки зрения положительного опыта. Отрицательный опыт также ценен. При этом речь не идет о том, что чем ближе к нам была разработана система, тем больше в ней абсолютного.

Из систематиков науки ХХ века наиболее известен Б. Кедров, который классифицирует науки, во-первых, с точки зрения естественных объектов и, в частности, химических элементов, и, во-вторых, с точки зрения библиотечных потребностей. Естественные объекты в определенной мере проще общественных и оказываются менее адекватной базой для классификации наук. Потребности библиотечного хранения идеального не самые главные.

Упорядочение идеального должно происходить на основе координации усилий многих исследователей. И можно ставить задачу достижения этого на основе планомерных усилий ученых разных наук. Систематизация наук должна учитывать потребности не только библиотек.

Здесь рассматриваем эту проблему, во-первых, с точки зрения общественных наук. При этом многие выводы о характере соотнесения идеального сформулированы на основе соотнесения философии, социологии, общей теории экономики и конкретных экономических наук. Во-вторых, к проблеме классификации идем от закономерностей научного обоснования принимаемых решений, т.е. от самого главного, по нашему мнению, вида использования идеального.

Упорядочение идеального всегда было проблемой номер один. Повышение системности наук - постоянная проблема ученых, и в настоящее время - это первейшая обязанность метанауки. М.В. Баград отмечал: «Многие авторы совершенно правильно признают, что проблема классификации наук и в том числе общественных наук еще не решена и что необходимо продолжить работу над ней и в дальнейшем» [19. 7].

Гносеология требует «дробления» царства мысли на определенные фрагменты. Это важно и с педагогической точки зрения. Иными словами, надо представить царство идей в качестве сложного единства многих элементов. И главная проблема - их упорядочить (синтезировать) так, чтобы они стали единым целым, системой или теорией в строгом смысле слова. Такой подход - основа не только всей меганауки, но и ее фрагментов.

Общая логика построения системы научных дисциплин может быть представлена в виде следующей последовательности: номенклатура (перепись), типология, классификация, систематика.

Номенклатура (перепись по Бэкону) наук.Рассмотрение системности здесь может быть только предварительным. Ее построение зависит от возможности обозреть в виде единого целого всю совокупность научных дисциплин. Давно уже назрела необходимость разработки энциклопедического словаря научных дисциплин, в котором была бы приведена номенклатура научных дисциплин, их соотнесение, количественная оценка и т.д.

"Царство мысли" делят на различное число обособленных научных дисциплин. Одни называют 1000 наук, другие - 3000 наук, а некоторые - 5000 наук и т.п. Такой разнобой в определении числа наук есть результат не просчета, а неодинаковой методики счета. Это также показывает стоящие трудности определения номенклатуры наук, а тем более их субординации.

Всегда следует иметь постоянно уточняемый список всех наук, показывающий также разные названия (синонимы) одних и тех же наук в разных системах, общественно-политических формациях и т.п.; иметь списки устаревших названий наук; «не наук», выдаваемых за науки; ложных наук и т.п. Такое перечисление наук с указанием их предмета чрезвычайно важно для систематиков и вообще для всех пользующихся наукой.

Любая классификация наук, их систематика должна начинаться с переписи наук. Последний термин использовал Ф. Бэкон [40.1.146].

Сообщество ученых должно совместными усилиями не только дать номенклатуру наук, но и их систему. Не может один исследователь решить этой проблемы.

Типология наук состоит в выявлении основных ее сфер. Обычно выявляют естественные, биологические, социологические (общественные), как и основные их элементы, скажем экономические науки как элемент общественных наук.

Классификация наукпредполагает первоначально составление списка (перечня, номенклатуры) всех наук. На этой основе следует создавать основные группы наук без упорядоченного соотнесения их между собой. Затем наступает собственно проблема классификации, которую проводят одновременно как в рамках отдельных их групп, так и в целом.

Систематика науки является наиболее развитой формой классификации, которая остается идеалом, а ниже приводимые идеи - гипотеза некоторых соображений на этот счет.

Для систематизации науки важно определиться по поводу сути системы вообще. Об этом было сказано, а поэтому ограничимся здесь указанием одной лишь проблемы. Называют различные системы - искусственные и естественные. Искусственными «системами» называют строго говоря классификации, а не системы. Естественными системами называли генетические. Полагаю, что нет такого деления систем. Система или есть или ее нет. Конечно, сами системы могут быть совершенными или нет, т.е. они относительны. Поэтому следует построить систему наук, но для этого сначала выяснить суть систематики как высшей формы упорядочения.

Принципы систематики наук. При систематике наук необходимо исходить не из современных наук, а из научного отражения действительности как единой системы, т.е. из меганауки. В таком случае, несомненно, будет выяснено, что некоторые элементы такой системы еще отсутствуют, в связи с этим следует создать еще ряд наук.

Интеграция наук не обеспечивается автоматически. Она является результатом сознательного построения. Для синтеза наук сначала следует произвести их анализ. Образно говоря, надо 1000 раз проанализировать, прежде чем станет возможным один синтез. Анализировать можно только под определенный синтез.

Построение науки как системы было характерно не только Гегелю. Ученые всегда строили «системы». Следует знать относительность таких систем, не превращая их в абсолют. Система должна иметь достаточно внутренних положений, которые обеспечат ее последующее развитие и включение всего позитивного в более развитые её состояния.

Образование идеальной системы научного типа представляет систематизацию науки. Еще Гегель отмечал, что наука может быть понята как система. Поэтому и возникает проблема анализа строения науки.

Современная классификация наук сделала философию обыкновенным предметом, не обязательным при познании каждого аспекта действительности и использовании каждого раздела науки. Внешне это проявляется в развитии позитивистского подхода среди ученых, которые начинают ставить "счет" или “факт” на первое место по сравнению с философией. Это также проявляется в слабом знании философии специалистами, имеющими ученую степень.

В свою очередь, философия не объясняет упорядочение науки в учебном плане. Тем самым философия не делает ее общим достоянием исследователей всех наук. Такое соотнесение между философией и упорядочением науки необоснованно и должно быть преодолено. Теория познания должна обязательно доводить систематику наук до сведения всех ученых. Метанаука не может обойтись без специального объяснения этой проблемы. Она должна рассмотреть всю систему науки.

Необходимость систематизации наук возникает из различных потребностей: разработки теории, хранения (библиотеки) и использования наук, изучения их и обучения им, написания энциклопедий и т.п.

Основными задачами, которые решает систематизация наук, можно считать следующие.

Во-первых, систематизация наук лежит в основе изучения и обучения им. Чем стройнее система наук, чем адекватнее она действительности, тем полнее отражает она действительность и облегчает ее познание. Соответственно, ей легче и обучать. Это особенно важно сейчас, когда объем наук вырос до громадных размеров, не позволяющих познать их каждому человеку, и когда следует поднять уровень овладения науками народом. «Известно, что знания, приобретенные вне четкой структуры, вероятнее всего будут забыты: бессвязный ряд фактов недолго удерживается в памяти» [111.19].

Во-вторых, развитие науки во многом зависит от степени ее упорядоченности. Повышение степени упорядоченности системы наук служит основанием для “достройки” представлений о мало исследованных объектах действительности (разработка науки о недостаточно исследованных объектах). Поэтому система наук должна быть основанием для выбора направлений исследований, а не только закрепление достигнутых успехов.

В-третьих, система наук должна показывать общие моменты процедуры использования ее компонентов при принятии решений. Она должна более совершенно и наглядно объяснять процедуру (алгоритм) научного обоснования действий и место каждого элемента науки в принятии решений.

В-четвертых, система наук служит основанием для определения границ каждой научной дисциплины. Сейчас каждая наука сама себя утверждает, представляет, показывает свой предмет и метод. Это необоснованно. Система наук в целом должна регламентировать субординацию наук, т.е. содержание, предмет наук, их границы и назначение.

В-пятых, система наук должна более стройно храниться посредством энциклопедического выражения научного отражения действительности. Однако до настоящего времени в энциклопедиях царит “произвол” алфавита. Это особенно видно при переводе национальной энциклопедии на другой язык по мере выхода ее томов. В таком случае нарушается единая алфавитная стройность. Это не самый удобный способ энциклопедирования наук. Этот недостаток преодолевается переходом на новый способ энциклопедирования, которым может быть только система наук.

Рассматривая классификацию наук, показывают, что к чему "примыкает" (какая наука к какой). "Примыкание" - часто неопределенная основа взаимосоотнесения наук. Очень редко обсуждают принципы "примыкания". Прежде чем вести речь о примыканиях, надо обсудить принципы, на основе которых это происходит. Прежде чем рассматривать систему науки, следует рассмотреть принципы, на которых может быть построена система. Это и есть проблема принципов систематизации наук.

Поскольку принципы систематизации определяют характер соотнесения наук, то следует, в первую очередь, оговорить их. Задача каждого систематика наук сводится к определению принципов систематизации и проработке отдельных фрагментов системы наук. Полное претворение этих принципов в практику системы наук представляет дело «техники», тем более что ни один человек не знает всех наук в той мере, чтобы самому разработать всю систему.

В экономической литературе неоднократно предпринимались попытки построить систему экономических наук без серьезного философского обобщения, эмпирическим “примыканием”. Можно подумать, что проблема решается впервые, что ее решение заключено в рамках экономических наук. Не обязательно, чтобы были ссылки не только на экономические, но и на философские работы. Не внешняя верность философии, а внутренний ход мыслей должен отражать привлечение общего при решении частного. Проблема построения системы наук может быть решена при более глубоком понимании сущностных свойств объективной и идеальной действительности и их мест в принимаемых решениях.

Имеются работы о системе экономических наук, в которых нет серьезного анализа принципов классификации наук, подчас и самого термина классификации. Тем самым рвется преемственность с философским подходом к этой проблеме. Тем самым пытаются решить проблему без привлечения всего положительного и отрицательного опыта предшественников.

Философское решение опережает решение проблем другими науками. И поэтому сдвинуть с места традиционное, в общем, понимание системы экономических наук с «примыканием» можно только философским осмыслением способа научного отражения действительности.

Можно быть неудовлетворенным подходом некоторых философов к систематизации экономических наук. Но надо понять и их трудности ввиду специализации только на философском осознании действительности. В таком случае следует вести полемику с философами о принципах систематизации, а не обособляться от них при решении этой проблемы.

Традиционным подходом философии выступает опережающее (предварительное) обсуждение принципов классификации наук. Иногда на этом и ограничивается обсуждение, т.е. формулирование принципов классификации вообще избавляет от необходимости показа соотнесения всех наук.

При систематизации наук надо использовать АКТИВНЫЙ ПОДХОД. Нельзя систематизировать современные науки без уточнения их содержания, без определенного их передела. Речь идет о систематизации не современных наук, а наук, содержание которых вытекает из определенного подхода к ним. Системы должны активно определять содержание наук. Именно они должны определять границы каждой науки: что в каждую из них входит, а что нет.

Современное «царство мысли» представляет сложный объект. Следует выделить, по крайней мере, такие его элементы: мысли ® НКМ ® меганаука ® мегатеория, или:

┌─ Мегатеория

┌─┴─ М е г а н а у к а

┌─┴── НКМ

┌─┴──── Мысли

Исторически исходные формы идей сохраняются. Здесь будем вести речь только о составе, строении, структуре меганауки, т.е. будущей науке.

При построении единой системы научного отражения действительности следует «очистить» весь объем дисциплин от некоторых из них:

а) дисциплин, потребность в которых вытекает из дидактических соображений. Например, обществоведение (обществознание) в средней школе необходимо. Оно охватывают сразу ряд научных дисциплин, которые непосредственно систематизируют. Обществоведение не имеет “права” на самостоятельное место в системе наук. Оно охватывает целый ряд наук системы и представляет их вместе в самом общем виде.

Иного рода учебные изложения наук имеют собственное название, но не подлежат учету в качестве самостоятельных объектов классификации или включенных в рамки более общих наук. Например, ранее в школьном обучении элементарное представление о количественном подходе к действительности называлось «арифметикой», а более содержательное «математикой». Тем самым использовались различные термины для названия разных уровней овладения количественным выражением действительности. В этом был смысл, но имелись и недостатки. Речь идет не о возврате к арифметике, а об осмыслении такого различия уровней осознания одного и того же явления при классификации наук;

б) имеют место «пустоцветные» науки, которые хотели создать, но они так и не созданы, хотя их некоторые и воспринимают в качестве сформировавшихся дисциплин. Скажем, прогностика (футурология) явно приобрела место под солнцем, но в то же время, так и не имеет четкого содержания, собственного лица, более или менее однозначной трактовки. Будущее может показать, что в существующем виде это вообще «голый король». Если существует ряд определений сущности конкретной науки, то соответственно различают и ее место в системе наук. Поэтому до определенного момента науки существуют в нескольких вариантах, в потенциях и в таком случае - их место за пределами единой системы наук. Вреда будет меньше, если какая-либо наука “поживет” за пределами системы среди спорных наук;

в) несомненно, что ряд наук был просто заблуждением. К такому комплексу наук относится, например, кибернетика;

г) необходимо принять во внимание также и то, что в разное время и в разных общественных системах одни и те же науки имеют различное название. Содержание некоторых наук изменяется вообще или различается в разных классификационных системах. Скажем, "социология" на западе означает все науки об обществе (одна наука об обществе), у нас ранее социологией считали или комплекс наук, или исследование конкретного проявления общественного развития, входящего в систему наук об обществе и поставляющего для нее эмпирические факты.

Перечисленные моменты показывают, что нельзя все науки просто вкладывать в систему. При этом неизбежны постоянные споры сторонников различных точек зрения, подверженность влиянию моды и прочих случайных причин.

В связи с этим можно воспользоваться и таким приемом. Классифицировать можно не науки, а теоретическое их содержание. В таком случае легче преодолеть и модную инерционность, и официозный мундир существующих наук, обойти этот "порог" до поры до времени. Иными словами, систематизации подлежат не официозный или общепринятый мундир науки (в котором может и не быть содержания), а определенное содержательное представление - теория, которая выполняет определенную функцию в системе (имеет строго определенную нишу). Систематизация не наук, а их теоретического содержания, снимает вопрос признания их в качестве наук. Систематизация теорий - основа систематизации наук.

Представители наук каждого уровня обязаны полностью учитывать достижения непосредственно более общих и непосредственно менее общих наук. При более серьезном подходе необходимо проводить логику от самой общей (субстанция) до самой конкретной трактовки предмета.

При росте объема научного отражения должен, вероятно, происходить опережающий рост объема фундаментальных наук с тем, чтобы он смог обеспечить интеграцию всей их системы.

Нужно самым решительным образом выступать за изменение устоявшегося значения современных наук. Ревизия предмета наук есть необходимое проявление развития наук. Не может быть в развивающемся мире неизменяющихся явлений. С этой точки зрения, вполне правомерны высказываемые уже давно предложения об изменении границ ряда фундаментальных наук. К сожалению, первооснову наук - философию (с достойным сожаления образом) хотят сохранить только в современном ее виде. И, тем не менее, ей не избежать нового развития, как не может быть без развития любое явление.

Антропоцентристский принцип идеального является само собой разумеющимся - наука есть отражение мира людьми, способными познавать, помнить и забывать. Это накладывает целый ряд ограничений на систематизацию наук. Скажем, во-первых, ни один человек не в состоянии познать всей системы наук, во-вторых, каждый начинает познание науки с нуля, в-третьих, меганауку следует делить на научные дисциплины, сделав их дискретными для более эффективного познания их и оперирования с ними.

Деятельноцентристский принцип состоит в том, что наука нужна для деятельности, для ее обоснования и, тем самым, для повышения ее эффективности. Наука не результат бесцельного умопостроения, себя самого оправдывающего. Формирование науки и ее существование ориентировано на содействие деятельности. Наука нужна для практики людей, а поэтому ее осознавать можно только через ее место в деятельности.

Функциональность системы наук состоит в том, что она может быть построена в соответствии со структурными элементами общественных отношений и, прежде всего, хозяйственной деятельности.

Политическая природа системы наук состоит в ее зависимости от общественных классов и их интересов. Несомненно, что при этом сохраняют значения условия соотношения классовости и научности.

Педагогичность науки состоит в том, что она учитывает характер обучения в тот или иной период.

Важнейшими принципами систематизации наук следует считать их координацию и субординацию. Единство научного отражения действительности проявляется во многих свойствах и, в частности, в таких соотнесениях, которые обозначают как координация и субординация. Это основные виды соотнесения различных разделов науки. Им уделено в современной науке большое внимание.

Во-первых, всегда следует иметь в виду, что, говоря о координации или субординации наук, подразумеваем, что соответствующим образом относятся свойства или объекты действительности, отражаемые науками. Сами науки и не координированы и не субординированы, а соответствующим образом соотнесены отражаемые ими свойства мира.

Во-вторых, координация и субординация наук отражает: а) соотнесение природного и общественного мира и б) одновременно относительную обособленность различных их сфер.

Принцип координации был первым способом соотнесения знаний. Координируемые знания отражают независимые друг от друга объекты, невзаимозависимые явления или свойства их. Изменение одних явлений приводит к изменению соответствующих знаний о них, и это не влияет прямо на знания о других явлениях. Независимость явлений (свойств) есть сущность координируемых знаний, которые не являются пересекающимися множествами, а расположены рядом, т.е. самодовлеющие подсистемы знаний.

Координируемость знаний часто означает ни что иное, как то, что мы еще не знаем о взаимном соотнесении соответствующих явлений действительности, а следовательно, и не знаем взаимного соотнесения рассматриваемых подсистем знаний как пересекающихся в определенной мере подмножеств знаний.

Координируемость знаний нужно рассматривать на одном и том же уровне представлений о действительности и нельзя рассматривать вне существования различных уровней знаний. По мере движения от абстрактного к конкретному координируемость знаний возрастает. Можно утверждать, что на самом общем уровне знаний о действительности вообще координируемость знаний отсутствует, там существует единая система знаний, где изменение одного предполагает изменение другого. По мере же перемещения от самого абстрактного уровня знаний к более конкретному растет степень координируемости всего объема знаний и все большие подсистемы знаний взаимосоотносят как координируемые, независимые друг от друга на каждом уровне представлений. Поэтому в каждом предмете науки имеются координируемые относительно друг друга знания, отражающие различные аспекты предмета изучения.



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.201.220 (0.043 с.)