Постановка проблемы Г.Ф. Лейбницем



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Постановка проблемы Г.Ф. Лейбницем



До Г.Ф. Лейбница уже была отвергнута схоластика, и наметились многообразные подходы к новой философии. Подключился к этой проблеме и он. И, прежде всего, старался спасти духовное наследие прежней философии, главным образом философию Аристотеля как интеллектуальное основание науки. Для него философом является тот, кто видит «очами разума» [158.3.70]. Поучительны его различия эвристических способностей «кочегаров-алхимиков» и псевдофилософов. Он многообразно писал о полезности философии. В частности, это можно видеть даже в названиях его работ, например, «Предисловие к изданию сочинения Мария Низолия «Об истинных принципах и истинном методе философствования против псевдофилософов». В этой работе он, в частности, обсуждал ясность, истинность и изящество речи - центральной проблемы науки. При этом речь идет не только о ясности слов, но и ясности конструкции сообщения (текста).

Лейбниц оценивал негативно тип научных сообщений того времени. Особенно интересны в этом отношении его «Некоторые соображения о развитии наук и искусстве открытия». В этом его произведении не только осознается опасность роста информации, но и указывается его причина – коммерциализация жизни. В результате, вместо совместной работы – конкуренция и «никто не желает браться за то, что трудно и за что еще никто до него не принимался, а все толпой устремляются к тому, что уже сделали раньше другие, или повторяют друг друга и вечно ссорятся между собой. То, что построил один, с ходу опрокидывает другой, стремящийся основать свою репутацию на обломках чужой, но и его царство ни лучше устроено, ни более долговечно. Все дело в том, что они ищут славу, а не истину ...» [там же, с. 462]. В результате, «хотя книг написано много, лучшее из того, что знают или без труда могли бы знать люди, в них упущено. А то, что есть хорошего у авторов, до такой степени запрятано и затемнено из-за беспорядка, повторений и тьмы ненужных потребностей ... бездна книг и путаница всего, что в них говорится, ужасают нас и отнимают надежду извлечь из них какое-либо твердое знание». Из этого вытекают «ожесточения одних против других», «практика не пользуется светом теории», «нищета духа» и т.п. И во всем этом «виновниками являемся мы сами. Боюсь даже, что, истощив без толку нашу любознательность и не сумев почерпнуть из своих поисков никакой существенной пользы, мы почувствуем отвращение к наукам, а тогда, повергнутые в роковое отчаяние, люди впадут в варварство, чему немало будет содействовать эта ужасная масса книг, которая непрерывно растет. Ибо, в конце концов, их нагромождение станет почти непреодолимым ...» [там же, с. 463-465].

Разве не свидетельствует современная практика о реальности всех этих опасностей, в том числе о растущей антинауке. И разве не являются варварством антинаучные следствия - процессы идеологической, политической, технологической дезинтеграции? И конечную причину всего этого указал Г.В. Лейбниц – падение уровня качества научных сообщений, в том числе и книг.

Критика Г.Ф. Лейбницем этой негативной тенденции развития науки стала основой его присоединения к тем, кто пытался разработать новую философию. Это был общий подход великих людей его времени. Также общим было направление поиска – найти нечто аналогичное математике для роста качества информации научного отражения действительности.

Мышление, как диалектическое, операционное выведение знаний, использовали Сократ, Платон. Аристотель разработал специальную науку о мышлении, названную впоследствии логикой. С тех пор существовал научный подход, который рассматривал мышление, философствование, рассуждение и т.п. как определенное исчисление. И средством этого были силлогизмы Аристотеля (Б. Рассел считал этот элемент духовного наследия Аристотеля не «имеющим большого значения» [242.223]).

Лейбниц развивал идею «логического исчисления», высказанную ранее его Т. Гоббсом. Исчислением тогда называли рассуждение, и логика мыслилась тогда как исчисление. Гоббс назвал раздел своего произведения «Исчисление или Логика». Он специально писал о том, что «не следует поэтому думать, будто операция исчисления в собственном смысле слова производиться только над числами… Прибавляя или отнимая, т.е. производя вычисления, мы обозначаем это глаголом мыслить, что означает также исчислять, или умозаключать». И по Гоббсу философствование состоит в мышлении, рассуждении, исчислении и т.п.

Лейбниц назвал это зачатками интеллектуального (математического) исчисления понятий и предлагал идти далее. Говоря современным языком, все великие философы разрабатывали приемы технологии мышления. Все выдающиеся философы внесли вклад в разработку технологии мышления. Из них наиболее адекватно осознал проблему Лейбниц. Это его интеллектуальное наследство не воспринято наукой, более того, считается утопией ввиду того, что не реализована «арифметическая логика». Тем не менее, Лейбниц не только высказал замысел, указал некоторые его приемы, но практически применил технологию диалектического мышления.

На основе современной ему логики, Лейбниц указал направление теоретизации наук – повышение определенности понятий их систематикой (комбинаторикой) с помощью соритов в тогдашней их трактовке в качестве эволюционных рядов (система предложений, в которой сказуемое предыдущего предложения является подлежащим последующего предложения). Он разработал много эволюционных рядов, указывал на их важность в качестве “философского исчисления”. Это преемственно со всеми его предшественниками. И все великие последующие философы шли в этом направлении, разрабатывая науку о мышлении - технологию применения в единстве логики и диалектики, что в ХIХ веке назвали диалектической логикой.

Философское основание науки

Лейбниц верил в науку как в идеологию прогресса. “Среди этого спокойствия, осененного славой, его благородное величие вознесет науки настолько высоко, насколько в наше время это в силах человеческих, – науки, которые составляют главное украшение мира, величайшее орудие войны и драгоценнейшее сокровище человечества” [158.3.468].

В то же время, он осознавал недостаточность современной ему науки по сравнению с потребностями общества: растет объем научной информации, который не позволяет всю ее охватить; растет в нем доля макулатуры, которая не имеет значения для науки; сохраняется такой стиль изложения, который делает неясными выражения и т.п. Споры (или борьба школ [158.3.496]) не решают проблем. Назрела необходимость найти новые возможности повышения эвристичности науки, что связано, прежде всего, с разработкой ее основания. Последнее - функция философии, а поэтому необходимо разрабатывать философское основание науки. Все великие мыслители прошлого исходили из этого, и Лейбниц пошел по этому пути. Его идеал можно увидеть в следующем вступлении к статье “Рассуждения о методе определения достоверности и об искусстве открытия, дабы положить конец спорам и в короткое время достигнуть большого прогресса”: “Это небольшое сочинение посвящено одному из самых важных предметов, от коего в наибольшей степени зависит благополучие человечества, ибо можно смело сказать, что прочные и полезные знания суть величайшее сокровище человеческого рода и истинное наследство, завещанное нам нашими прадедами, наследство, которое мы обязаны употребить с толком и приумножить не только для того, чтобы передать его потомкам в лучшем виде, нежели оно нам досталось, но и, конечно же, для того, чтобы извлечь из него, насколько возможно, выгоду для самих себя во имя усовершенствования духа, ради здоровья тела и удобств жизни” [158.3.480].

Основа основ науки

Принципы научного познания мира сводятся к признанию его определенности, необходимости, причинности (каузальности), детерминизма, закономерности. Определенность мира, многообразие, взаимопревращение его элементов – основа его понимания. Все это и является содержанием философской онтологии мира, являющейся исходным для его теоретического объяснения. Это исходная парадигма восприятия мира. Следует развести эти понятия, но что должно быть основанием этому? Все это существует в природе вообще и детерминирует понимание мира. Вера в них – основа последующего. Эти же феномены определяют и сферу жизни вообще, в том числе и людей, их общественную организацию. И хотелось бы на этом конкретном материале развести эти понятия, но это особая проблема. Названные характеристики мира являются законами развития и сознания людей. Конкретными формами их идеального существования можно признать:

интеллект ®методология® технология.



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.150.57 (0.013 с.)