ТОП 10:

ГЛАВА 5 ФИЛОСОФСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ПСИХОЛОГИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ (XVII СТОЛЕТИЕ)



§ 1. Основные тенден-Интенсивное развитие капиталистических отношений-в XVI-XVII ции в развитии филосо-векахповлекло за собой бурный расцвет многих наук и прежде фии и психологии всего естествоз­нания, особенно тех его областей, которые имели Нового временипрак­тическое значение для производства мануфактурного пе­риода. К их числу относились больше всего «механичес­кие искусства», связанные с созданием различных наземных механизмов, техники, машин, речных и морских судов, изготовлением астрономических, физических и навига­ционных приборов. Успехи и достижения механики име­ли не только практическое, но большое научное и идео­логическое значение. Открытия Н. Коперника, Д. Бруно, Г. Галилея, И. Кеплера, И. Ньютона нанесли первые неотра­зимые удары по религиозным мифам средневековья. Тра­диции средневековых алхимиков были подорваны блестя­щими опытами Р. Бойля. Непоправимые удары по бого­словским догматам нанесли географические открытия, связанные с мореплаванием, которые позволяли получить многочисленные сведения в области астрономии, геологии, биологии и др. С изобретением и использованием микро­скопа существенно изменились представления в области анатомии и физиологии растений и животных. Крупней­шими достижениями следует признать открытие клеточ­ного строения живых организмов и половой дифферен­циации у растений, обнаружение У. Гарвеем новой схемы кровообращения, описание Р. Декартом рефлекторного механизма поведения животных.

Успехи в развитии естествознания, подрывавшие шаг за шагом средневековую богословскую фантастику, способствовали формированию нового взгляда на при­роду в целом и месте человека в ней. На смену схоласти­ке, подчинявшей разум и науку религии, все более настой­чиво пробивало себе дорогу представление о природном происхождении человека, о его могуществе и неограни­ченных возможностях в познании и покорении природы. Общее выступление против церковной гегемонии, борь­ба за освобождение человека, его разума от религиозно­го гнета, борьба за светский характер науки - является одной из отличительных тенденций в развитии филосо­фии и психологии Нового времени.

Наметившийся коренной перелом в развитии есте­ствознания и сопровождавшие его многочисленные гран­диозные открытия выдвигали на передний план и делали особо острыми вопросы общих принципов и методов по­знания, разрешение которых было невозможно без обра­щения к основным психическим способностям и функци­ям человека. При разработке проблем, связанных с мето­дологией, и методов познания, ученые разделились на два течения - эмпирическое и рационалистическое. Разногла­сия между сторонниками эмпиризма и рационализма воз­никали в основном по трем кардинальным вопросам. К ним относились вопросы об источниках и происхожде­нии знаний, о природе всеобщих понятий, о соотношении и границах познавательных возможностей человека, а именно его чувственного опыта и логического мышления. Основатели эмпирического направления Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Д. Локк и их последователи полагали, что источником всех знаний является чувственный опыт и общие понятия имеют опытное происхождение. Представители рациона­листического течения, пионерами которого выступили Р. Декарт и Г Лейбниц, считали, что источник знаний зак­лючен в самом разуме, а всеобщие понятия имеют априор­ное происхождение, т.е. выводились из самого ума и врож­денных интеллектуальных способностей. В соответствии с этими различиями представители эмпиризма рассмат­ривали в качестве ведущего научного метода индукцию, предполагающую восхождение от частных и отдельных фактов, устанавливаемых в чувственном опыте, к общим принципам и законам, тогда как представители рациона­лизма видели основу приобретения достоверных знаний в дедукции как способе выведения искомых истин из прин­

Ψ _§ 2. Ф.Бэкон как основатель эмпирического направления в философии и психологии___

ципов либо ранее установленных, либо врожденных (Р. Де­карт, Г. Лейбниц). Противоборство и столкновение ра­ционалистического и эмпирического направлений состав­ляло другую общую тенденцию в развитии философии и психологии Нового времени.

Противоречия, возникшие между учеными XVII сто­летия в области общей методологии познания обостря­лись и усложнялись разногласиями в решении другого, не менее принципиального вопроса о природе самих по­знавательных способностей человека, их отношении к внешнему физическому миру, с одной стороны, к теле­сному организму, с другой. Споры, возникшие по этому поводу, породили так называемую психофизическую про­блему, различные способы решения которой разделили мыслителей на два других непримиримых лагеря - мате­риализма и идеализма. Эта линия борьбы стала ведущей в усилении и дифференциации идейных позиций не только между упомянутыми рационалистическим и эмпирическим течениями, но и внутри них. Так, Р. Декарт, Г. Лейбниц и Б. Спиноза, будучи родоначальниками рационализма, в решении психофизической проблемы были противниками и выступали с разных позиций: Р. Декарт - с позиций дуализма; Г. Лейбниц - идеализма; Б. Спиноза - материа­лизма. Подобным образом и эмпиризм развивался как представителями материалистического направления (Ф. Бэкон, Т. Гоббс, французские и русские материалисты XVIII века), так и сторонниками идеалистических тече­ний (Дж. Беркли, Д. Юм и др.).

Наряду с различиями в подходах к решению психо­физической проблемы сторонников рационалистическо­го и эмпирического направлений объединяли и некото­рые общие моменты, которые были связаны с состояни­ем и уровнем науки в целом.

Выше уже упоминалось, что наиболее развитым раз­делом знаний была механика твердых тел, доминирование которой породило тенденцию и все остальные явления не­живой и живой природы трактовать и объяснять в терми­нах механики. В качестве универсального методологичес­кого подхода и способа объяснения и познания окружаю­щего мира механицизм закрепляется и в философии. Из философии механистические принципы переносятся в пси­хологию, и все психические явления, поведение и сознание человека начинают трактоваться и описываться по образ­цу механических процессов.

Философско-психологические учения Нового вре­мени, будучи механистическими по форме, были вместе с тем и метафизическими по способу мышления. Пере­несение в область философии и психологии механисти­ческих взглядов, а вместе с ними зародившегося в естест­вознании принципа расчленения сложных явлений при­роды на отдельные классы и элементы с последующим рассмотрением их вне взаимной связи и развития, поро­дило односторонность и ограниченность механистичес­ких и метафизических моделей поведения и сознания человека, выдвинутых крупнейшими мыслителями XVII-XVIII веков.

Общим недостатком философско-психологических систем Нового времени явились также их непоследовательность и половинчатость, колебания и компромиссный характер, вызванные противоречивостью и неустойчиво­стью социально-экономических условий, которыми ха­рактеризовался переходный период от феодализма к ка­питализму. Вместе с тем, философско-психологические взгляды XVII-XVIII веков имели исключительное значе­ние для последующего развития психологии, поскольку именно в этот период были сформулированы основные теоретико-методологические принципы, на основе кото­рых будет происходить формирование экспериментальной психологии во второй половине XIX столетия. Л.С. Ру­бинштейн, Б.Г. Ананьев, Э. Боринг, Р. Вудвортс и другие современные отечественные и зарубежные психологи еди­нодушно признают, что по своим философским основам экспериментальная психология в период ее становления была наукой XVII-XVIII веков. Данное обстоятельство делает целесообразным более подробное рассмотрение истории развития философско-психологических: идей, выдвинутых в Новое время и выступивших в качестве теоретических предпосылок возникновения эксперимен­тальной психологии.

 

§ 2. Ф.Бэкон как осно- В XVII столетии наиболее передовые позиции как в,

Ψ _§ 2. Ф.Бэкон как основатель эмпирического направления в философии и психологии___

ватель эмпирическогоэкономическомтак и в культурном отношении занимала направления в филосо-Англия. Она была классичес­ким образцом первоначального фии и психологии.накопления капитала. Новые социально-экономические преобразования, поро­дившие общественную потребность в развитии естествен­ных наук, позволили Англии в значительной мере опере­дить другие европейские страны и по уровню развития философии и психологии. Сила философских представ­лений английских мыслителей этого периода заключалась в их материалистической направленности.

Влияние английского материализма XVII-XVIII ве­ков имело всемирный характер. На его основе складыва­лись философско-материалистические традиции во Фран­ции и России, философские взгляды основоположников марксизма. Вместе с тем английский материализм не был последовательным. Отражая те социальные противоре­чия, которые сложились в ту пору в экономике и полити­ке между дворянством и зарождавшейся английской бур­жуазией, он представлял собой «робкое» и компромисс­ное направление.

Одним из первых английских философов, выразив­ших новые веяния в общественной жизни и обобщивших успехи и достижения естествознания был Ф. Бэкон (1561-1626), с которого начинается родословная английского материализма и эмпирического направления в филосо­фии и психологии.

Основные философско-психологические и методо­логические взгляды изложены Ф. Бэконом в книге «Но­вый органон» (1620). Уже самим названием своей работы Ф. Бэкон как бы провозглашает обязательство раскрыть новые пути и подходы к познанию действительности. «Великое восстановление наук» Ф. Бэкон предлагает на­чать прежде всего с освобождения их от средневековой мистики, религиозно-идеалистического мировоззрения. В бесплодной схоластике, бессодержательной и произволь­ной силлогистике и умозрительных схемах Ф. Бэкон ви­дел главные причины, мешающие развитию и «прираще­нию» наук, умножавшие лишь бессилие человека перед окружающим его миром. Поэтому одну из неотложных задач времени он усматривал в полном отделении фило­софии и естествознания от теологии, строгом разделении сфер их компетенции. Согласно Ф. Бэкону, теология, за­нимаясь вопросами постижения бога через откровение и веру, не должна вмешиваться в дела философии, призван­ной изучать природу, опираясь на человеческий опыт и разум. Не отрицая положительного значения призыва Ф. Бэкона за светское преобразование научных знаний, не­обходимо отметить, что деистическая позиция, занятая им в борьбе против богословия, была все-таки полумерой, повлекшей за собой трудности и ошибки в решении мно­гих важных философско-психологических проблем. Од­ной из них явился вопрос о том, а объектом какого зна­ния философского или теологического должен быть че­ловек и его душа? Ответ на него предполагал выяснения другого традиционного для философов всех времен воп­роса о природе и происхождении души. При объяснении природы души Ф. Бэкон не смог преодолеть многовеко­вого влияния богословских идей эпохи феодализма и был вынужден встать на позиции деизма. По его мнению, че­ловек наделен двумя душами - чувствующей и разумной. Первая из них по своей природе телесна, и как природное свойство ее изучение должно входить в задачу философии. Разумная душа, имеющая божественное происхождение, должна оставаться в ведении теологии. Если разумная часть души человека была оставлена Ф. Бэконом за пределами телесной детерминации, то чувствующая душа рассматри­валась им как особое свойство тела, как способность, име­ющая материальное основание и природу.

Подобно Б. Телезио, чувствующая душа представ­лялась Ф. Бэкону как невидимое глазу телесное вещество, родственное воздуху, огню и жидкости, пульсирующее и движущееся в мозгу, нервных трубках и артериях всего тела. Душа как особая чувствующая сила проявляет себя в ощущениях и восприятиях, модальность и качество ко­торых определяется природой физического раздражите­ля. Все виды ощущений между собой связаны и связи эти обусловливаются близостью природы самих раздражите­лей. Так, близкими друг к другу являются обоняние, вкус, осязание. По мнению Ф. Бэкона, вкус, например, - это внутреннее

Ψ _§ 2. Ф.Бэкон как основатель эмпирического направления в философии и психологии___

 

обоняние, к которому присоединено осязание. Для возникновения ощущений и восприятий необходи­мо, чтобы внешние раздражители были определенной степени интенсивности. Различая ощущения и восприя­тия, Ф. Бэкон указывает, что более главной формой чув­ствительности является восприятие. Если ощущение есть нечто подобное толчку в сознании, то восприятие связа­но с осознанием этого толчка, т.е. с замечаемыми самим человеком состояниями сознания.

Весь чувственный материал, доставляемый челове­ку органами чувств, подвергается затем обработке со сто­роны данной человеку от бога разумной души, деятель­ность которой по отношению к первичным ощущениям проявляется в памяти, воображении и мышлении. С по­мощью памяти чувственные данные соединяются, разъ­единяется, сохраняются и воспроизводятся. Благодаря во­ображению разумная душа не только может подражать ощущениям и восприятиям, полученным через органы чувств, но и создавать новые образы. Однако разумная душа может комбинировать и преобразовывать чувствен­ный опыт исходя из законов логики. Эту функцию в ра­зумной душе выполняет рассудок.

По этим трем составляющим разумной души Ф. Бэ­кон считал возможным классифицировать и самих лю­дей, и род их занятий, и даже науки. Он полагал, что на­званные три способности разумной души (память, вооб­ражение и рассудок) даны людям в разной степени, и в зависимости оттого, какие из этих свойств представлены в большей мере, должно определить тот или другой род деятельности человека. Так, люди, наделенные хорошей памятью, должны заниматься историей. Людям с боль­шим воображением следует выбирать для себя в качестве основных занятий поэзию и различные формы искусст­ва. Научные занятия предпочтительны для людей, имею­щих высокий рассудок. Необходимо отметить, что собственно психологичес­кие взгляды не получили у Ф. Бэкона столь развернутой картины, какой она будет представлена у его последовате­лей Г. Гоббса и особенно Д. Локка, поскольку внимание Ф. Бэкона занимали больше всего вопросы методологии познания. Но и при их разработке английский мыслитель был вынужден неоднократно возвращаться к специаль­ному анализу и рассмотрению познавательных сил и воз­можностей человека. На пути познания, считал Ф. Бэкон, человек встречается с рядом трудностей и препятствий, которые в большой степени определяются слабостями самого человека, несовершенствами его тела, органов чувств, разума и неумелым их употреблением. Пороки человеческого разума, чувств и его психики в целом ме­шают адекватному познанию природы, установлению ее законов. Для того, чтобы человек смог преодолеть соб­ственные слабости, необходимо прежде всего разобрать­ся в причинах человеческих заблуждений и уже после этого указать пути их устранения или ослабления.

Все человеческие недостатки Ф. Бэкон свел к четы­рем основным видам, которые аллегорически были на­званы им Призраками Рода. Пещеры, Рынка и Театра. Первые два «призрака» обусловлены главным образом природными свойствами человека и его психики, два дру­гих «призрака» приобретаются в основном при жизни и порождаются особенностями совместной жизни людей.

Заблуждения первого вида, отнесенные мыслителем к Призракам Рода, выражаются в том, что каждый чело­век искажает, подобно неровному зеркалу, природу по­знаваемых вещей в результате общеродовых пороков, т.е. таких, которые свойственны всем людям без исключения. Так, например, человеческому глазу недоступно атомар­ное строение вещей, и стало быть наши ощущения и вос­приятия в известной степени обманывают нас в отноше­нии реальных свойств окружающих предметов. В данном и подобных случаях на помощь человеку могут прийти микроскоп или другие приборы, исправляющие или пре­дотвращающие возможные искажения и заблуждения.

Разнообразные вариации и индивидуальные откло­нения в проявлениях Призраков Рода составляют вторую группу заблуждений, названных Ф. Бэконом Призраками Пещеры. Этот вид заблуждений связан с индивидуальны­ми особенностями каждого человека, которые могут иметь не только врожденное происхождение, но также приобретаться в индивидуальном опыте. Примерами по­добных заблуждений могут служить, в частности, нали­чие у отдельных лиц цветовой слепоты, не позволяющей им видеть мир в красках, или различного рода индивиду­

Ψ _§ 2. Ф.Бэкон как основатель эмпирического направления в философии и психологии___

 

альные привычки, ограничивающие и затрудняющие адекватное познание окружающего мира. Исправление этих пороков и им подобных возможно через коллектив­ную деятельность людей.

Однако совместная деятельность людей и формы общежития сами могут вызывать различные заблужде­ния, одни из которых были названы Ф. Бэконом При­зраками Рынка, другие - Призраками Театра. Под При­зраками Рынка автор имел в виду широко распростра­ненное среди людей неправильное использование языка, неодинаковое толкование слов и понятий, с помощью ко­торых происходит обмен мыслями. Львиную долю вины в словесной путанице Ф. Бэкон отводил схоластике, по­этому и преодоление данного порока должно быть преж­де всего связано с борьбой со схоластическими злоупот­реблениями.

Призраки Театра - это те препятствия в познании истины, которые основаны на некритическом принятии ложных учений и теорий, подверженности предрассудкам, на недоверии людей к собственному опыту, на слепом преклонении перед авторитетами, которые, подобно ак­терам, в театре, подчиняли себе чувства и умы людей. Слепая вера в непререкаемые авторитеты, истреблявшая в людях возможность всякого сомнения, вела к консерва­тизму, косности и застою научной мысли. Для того, чтобы сорвать созданные устным и печатным словом «театраль­ные маски» с ложных авторитетов и их философских, умозрительных систем, необходимо, согласно Ф. Бэкону, перейти к опыту, т.е. непосредственному изучению самой природы.

Опытное познание мира, по Ф. Бэкону, это не толь­ко путь преодоления несовершенств и заблуждений чело­века, а именно тот новый метод постижения истины, спо­соб обогащения человечества новыми открытиями, обес­печивающими могущество и господство человека над силами природы. Сам опыт разделялся Ф. Бэконом на жи­тейский или случайный и опыт научный, который высту­пал в форме направленного наблюдения или управляемо­го эксперимента, как искусственного приема допрашивать природу и проникать в ее внутренние законы. Организа­ция и постановка искусственных опытов хотя и представ­ляли важный этап, но не последний в теории и технике научных открытий. Эксперимент обеспечивает лишь сбор фактов, которые сами по себе не могут привести к рас­крытию общих закономерностей природы. Для того, что­бы из полученного эмпирического материала могли быть выведены и открыты общие принципы мироздания необ­ходим специальный метод научного поиска, который бы позволял подниматься от частных и отдельных фактов к установлению самых общих законов природы. Такой на­учный метод Ф. Бэкон видел в индукции как определен­ном способе обобщения эмпирических данных, получен­ных после предварительного расчленения вещей и явле­ний

природы на отдельные части и составные элементы.

Достоверные знания и истины могут быть приоб­ретены только в тех случаях, когда процедура планомер­ных опытов, а также приемы обобщения будут проведе­ны строго по определенным правилам. В управляемом эк­сперименте такими важнейшими правилами являются: вариация - изменение изучаемого явления или прове­ряемых воздействующих факторов; репродукция - повто­рение опыта с целью воспроизведения предыдущего со­стояния; инверсия - проверка установленного факта в из­мененных условиях; принуждение - проведение опытов до тех пор, пока при увеличении или уменьшении силы воздействующих факторов, последние перестанут оказы­вать влияние на изучаемые явления, трансляция, приме­нение и др. Все эти процедуры имеют своей целью сбор исчерпывающего количества фактов, через индукцию ко­торых можно прийти к общим причинам. Для того, что­бы предотвратить и удержать разум от преждевременных и опрометчивых обобщений Ф. Бэкон предлагает три типа упорядочивающих таблиц - Таблица наличия, Таблица отсутствия и Таблица степеней, составление которых явля­ется подготовкой к индукции. Основное назначение этих таблиц - представить разуму многообразие фактов в из­вестной последовательности и определенном порядке. Так, в таблицу наличия заносятся все те случаи, в кото­рых обнаруживается изучаемое явление. В таблицу отсут­ствия входят все те примеры, в которых искомое явление не проявляется. В таблицу степени помещаются случаи, отражающие степень усиления или ослабления исследуе­мого процесса или явления. После представления разуму многообразия

Ψ___§ 3. Дуализм и рационализм в философско-психологической теме Р. Декарта_________

фактов требуется вести поиск такой осо­бенности, которая бы присутствовала, отсутствовала или изменялась одновременно с изучаемым явлением, что в конечном итоге и должно было привести к установлению общих причин и аксиом.

В установленных с помощью исключающей индук­ции общих причинах и аксиомах Ф. Бэкон видел основу для «извлечения» новых опытов, а также предсказания новых фактов и частностей. В данном случае уместно отметить, что приписываемое Ф. Бэкону якобы пренебре­жительное отношение к дедукции как синтетическому ме­тоду познания достаточных оснований не имеет, хотя не­которая недооценка познавательной роли дедукции дей­ствительно имела место в разработанной им методологии.

Как это было видно выше, процедура исключающей индукции или правила построения обобщений носила у Ф. Бэкона механистический характер, и в этом проявился его метафизический способ мышления. Но такой метод мышления был присущ не только Ф. Бэкону, но и всем учениям рассматриваемого периода. При всех своих не­достатках методологии, разработанной Ф. Бэконом и усо­вершенствованной впоследствии Д. Ст. Миллем, суждено было стать основой для всякой опытной науки, в том чис­ле и психологии. И хотя сам Ф. Бэкон не имел возможно­сти приступить и распространить свой индуктивно-эм­пирический метод на область психических явлений, од­нако общее значение идей Ф. Бэкона для психологии весьма велико и существенно, так как они выражали со­бой призыв отказаться от общих рассуждений о том, что такое душа, и перейти к изучению отдельных психичес­ких явлений, опираясь на опыт и наблюдение. А.И. Гер­цен вполне справедливо сравнивал Ф. Бэкона с Колумбом, открывшим «новый мир», на котором люди стояли спо­кон века, но который забыли, занятые высшими интере­сами схоластики» [37, с.264].

 

 

§ 3. Дуализм и рацио- Сподвижником Ф. Бэкона в борьбе с богословием и средневековой

нализм в философско- схоластикой, встремлении разработать новую методологию, психологической которая способство­вала бы преодолению предрассудков, явился теме Р. Декарта крупнейший мыслитель Нового времени Р. Декарт (1596-1650). Одна­ко в лице великого французского мыслителя учение Ф. Бэ­кона нашло и своего противника. Если Ф. Бэкон считал главным источником человеческих заблуждений умозри­тельные спекуляции и требовал в познании обращаться прежде всего к опыту, то Р. Декарт, наоборот, считал чув­ства и опыт основным источником ошибок и ложных ис­тин. Для Р. Декарта опыт не является источником досто­верного знания, таковым является сила разума. «Только один интеллект, - писал он, - способен познавать истину, хотя он и должен прибегать к помощи воображения, чув­ств и памяти...» [46, с.121]. Уже из приведенного выска­зывания Р. Декарта видно, что, принижая значение опыт­ного познания в постижении истины, Р. Декарт тем не менее не отрицал полностью его роли. Так, описывая по­рядок познавательного процесса, он указывал, что позна­ние должно начинаться с принятия общего положения, сложной идеи, через разложение которой до простых, яс­ных и отчетливых идей и их опытную проверку, откры­вается возможность для перехода от простого к более сложному, от легкого - к более трудному, от истин изве­стных к новым идеям и открытиям. Что же касается тех­ники постановки опытов и экспериментирования, разра­ботанной Ф. Бэконом, Р. Декарт открыто признавался, что в этом отношении ему нечего ни добавить, ни возразить. Методологические принципы познания, изложен­ные Р. Декартом первоначально в «Правилах для руко­водства ума» (1628-1629), затем в метафизических «Рас­суждениях о методе» (1637), «Началах философии» (1644), «Размышлениях о первой философии» (1641), выступили в качестве введения ко всей системе философско-психологических взглядов, представленных в систематическом и завершенном виде в трактате «Страсти души» (1649). Отправной точкой послужил вопрос о критерии досто­

Ψ___§ 3. Дуализм и рационализм в философско-психологической теме Р. Декарта_________

 

верного знания. В качестве такого критерия Р. Декартом была выдвинута интуиция как состояние умственной са­моочевидности. Согласно философу, за истинное можно принять все, что воспринимается субъектом в наиболее ясном и отчетливом виде и выступает для него как нечто самоочевидное и не вызывающее никакого сомнения. Наличие же сомнения есть в свою очередь признак лож­ного и недостоверного знания. По существу сомнению может быть подвергнуто все, кроме самого акта сомне­ния, ибо он выступает для субъекта как существующий факт, в котором он не может сомневаться. Но сомне­ние есть деятельность мысли, и если состояние сомнения существует как истина, то такой же истиной должно стать и существование мышления. Другими словами, если я со­мневаюсь, стало быть я мыслю. Но мышление не может быть без нечто мыслящего, т.е. субъекта мышления или «Я». Таким образом, если я сомневаюсь - я мыслю, а если я мыслю, следовательно, я существую, но существую как особая мыслящая вещь или субстанция, как душа или дух. Так, Р. Декарт через обоснование достоверности существо­вания сомневающейся мысли приходит к признанию са­мостоятельной мыслящей субстанции, которая, по его мнению, совершенно не зависима от тела и которая не перестала бы быть всем тем, чем есть, если бы тела даже вовсе не было [46, с.283].

Если сущность духовной субстанции составляет мышление, то какими идеями душа оперирует и откуда извлекаются разумом достоверные знания? Отвечая на эти вопросы, Р.Декарт обращается к религиозным учениям о существовании бога, о бессмертии души и врожденных идеях. Напомним, что, по Р. Декарту, всеобщие истинные знания из опыта не выводимы, истины не могут быть ус­тановлены на основе показаний чувств или данных вооб­ражения из-за их обманчивости и смутности. В то же са­мое время интуиция должна быть обеспечена материа­лом, из которого могло бы выстраиваться содержательное знание. Именно это побудило Р. Декарта придти к при­знанию ряда врожденных идей, составлявших исходное знание, которое и осознается субъектом с помощью ин­туиции. К числу врожденных идей он относил прежде все­го понятие о боге и его существовании, идеи числа, те­лесности и структурности тел, свободной воли и др. Осо­бое значение в этом списке отводилось врожденной идее бога, опираясь на которую Р. Декарт пытался доказать и обосновать реальное бытие бога. Поскольку понятие бога человеку врожденно и бог, таким образом, мыслим че­ловеком, а то, что мыслимо, является, по Р. Декарту, при­знаком реального существования, стало быть бог реально существует. Логическая несостоятельность приведенно­го так называемого онтологического доказательства бы­тия бога, неправомерность перехода от мыслимости бога к действительному его существованию, было предметом критики многих современников Р. Декарта. Нельзя не видеть в признании Р. Декартом божества значительной уступки религии, однако нельзя не отметить и того, что это признание имело одну немаловажную особенность. Она состояла в том, что понятие бога и его существова­ние выводилось из индивидуального разума и, таким об­разом, бог оказывался зависимым от самого человека, а не наоборот, что существенно расходилось с традицион­ными религиозными представлениями.

Обращение к богу и доказательствам его бытия по­требовалось Р. Декарту для решения ряда труднейших воп­росов. Сложность заключалась в том, что исходная карте­зианская формула «cogito ergo sum» не давала возможнос­ти логическому выведению и обоснованию существования внешнего мира, объяснению активности и движения мате­рии, а также происхождения живых существ и особенно мыслящих людей, поскольку мышление, которым отлича­ется человек от животных, тоже не выводимо из свойств материи. Поэтому бог выступает у Декарта как посредник между мыслящим субъектом и природой, как творец всего окружающего и как гарант безошибочной деятельности разума, как самый надежный источник «естественного све­та», не допускающего какого-либо обмана и лжи. Но если бог «не может быть обманщиком», то на чей счет в таком случае следует отнести те ошибки и заблуждения, которые допускаются людьми, наделенными божеством способно­стями точного и адекватного знания? По Декарту, оказы­вается, что хотя в мышлении и имеют место заблуждения, однако они вызываются не самим разумом.

Ψ___§ 3. Дуализм и рационализм в философско-психологической теме Р. Декарта_________

 

Ошибки воз­никают не от самого ума, а от стоящей выше разума, но сосуществующей вместе с ним в душе человека другой врожденной богом способности - свободной воли. Воля как способность свободного выбора утверждения или от­рицания в мыслях, будучи безразличной как к истине, так и ко лжи, может искажать мышление, приводить к пута­нице и к ошибкам. Таким образом, волевой акт в учении Р. Декарта сам трактовался как сторона рациональной де­ятельности. В этом случае становилось непонятным как и почему самая рациональная деятельность может вносить ошибки и путаницу в суждениях и мыслях.

Однако несмотря на противоречия, возникающие в связи с учением о боге и врожденных идеях, Р. Декарт, опираясь на положение о невыводимости мышления и воли из материального мира и его механических законов, приходит к дуалистическому учению о двух самостоятельных субстанциях - мыслящей (духовной) и протяженной (телесной), существование каждой из которых зависит от бога. В соответствии с этой точкой зрения философско-психологические взгляды Р. Декарта распадаются как бы на две части - физику или общее учение о природе и ме­тафизику как учение о боге и душе. Если в своем учении о протяженной материи Р. Декарт выступил как материа­лист и открыватель, то в его учении о душе обнаружива­ется светский идеализм, т.е. идеализм, основанный не на вере и божественном откровении, а на рационалистичес­ких принципах, и в этом смысле Р. Декарта можно оцени­вать как стоящего впереди средневековья, но не впереди своего времени.

Составной частью учения Р. Декарта о протяженной телесной субстанции являются вопросы физики и физио­логии, строения и деятельности животных и человека. Но прежде чем перейти к описанию и характеристике взгля­дов Р. Декарта в этой области, следует заметить, что мно­гие его идеи опирались как на достижения своих совре­менников, так и на собственные наблюдения и опыты, проведенные им на животных. Как известно, в области естественных наук Р. Декарта интересовали не только про­блемы механики, физики, оптики, геометрии, но также вопросы эмбриологии, анатомии и физиологии живот­ных, психофизиологии. Так, им была высказана идея о повторении в индивидуальной жизни особи этапов раз­вития животного мира. Р. Декартом была поддержана предложенная У. Гарвеем новая схема кровообращения, по аналогии с которой он попытался рассмотреть работу нервной системы животных и человека. Это позволило ему заложить идею и дать первое описание схемы безус­ловного рефлекса и таким образом сформулировать прин­цип детерминизма, который был распространен не толь­ко на область органических процессов, но и на широкий круг психических явлений.

Ведущим и исходным тезисом в объяснении жизне­деятельности животных явилось положение о машинообразном характере их поведения. Изучая строение и дея­тельность животных, Р. Декарт заметил большое сходство в работе их телесных органов и механических устройств. Это послужило основанием для переноса физико-меха­нических принципов на все жизненные функции живот­ного организма. Р. Декарт писал, что если бы существо­вали машины, имевшие органы и внешний вид обезьяны или другого неразумного животного, то мы не имели бы возможности распознать, что они вполне той же приро­ды как эти животные [46, с. 300].

Принцип автоматизма или машинообразности рас­пространялся Р. Декартом и на действия человеческого тела. Все телесные отправления, такие как пищеварение, сердцебиение, питание, рост, дыхание, а также ряд пси­хофизиологических функций - ощущения, восприятия, страсти и аффекты, память и представления, внешние дви­жения всех органов тела - все они происходят точно так, как работают часы или другие механизмы.

Общая схема машинообразного акта, впервые опи­санная Декартом, такова: внешние воздействия вызыва­ют в органах чувств движения, которые мгновенно пере­даются по натянутым чувствительным нитям в полости мозга, а вызванные в мозгу движения побуждают нахо­дящиеся в нем «животные

духи» в виде мельчайших ма­териальных и быстрых частиц направляться к «мускулам» и, наполняя их, вызывать движение нужных органов тела. Из данной схемы вытекает, что все органические процес­сы и ряд элементарных психических функций являются зависимыми от внешних воздействий и материальных движений внутри тела, т.е. они обусловлены изменения­ми,

Ψ___§ 3. Дуализм и рационализм в философско-психологической теме Р. Декарта_________

 

происходящими в различных телесных органах, в не­рвах, в головном мозгу. Рассмотрение Р. Декартом теле­сных и низших психических процессов частными случая­ми физико-механических явлений коренным образом меняло традиционный взгляд на поведение и психику животных и человека. Помимо того, что в этой области изгонялась мистика и схоластика, новая точка зрения вела к отказу от понятий растительной и животной души, пред­полагала распространение на область органических и пси­хических явлений методов изучения, аналогичных тем, которые применяются в физике и механике. Включение основных органических и психофизиологических актов в систему физико-механических явлений действительно со­держало в себе призыв к эмпирическому и эксперимен­тальному исследованию механики тел. Именно поэтому Р. Декарта справедливо оценивают как открывателя экспериментальной психофизиологии и как первого фи­зиологического психолога.

Однако следует иметь в виду, что такие психические акты, как ощущения, восприятие, память, представления, воображение, аффекты относились Р. Декартом к чисто телесным проявлениям и из сферы психического исключа­лись. Воображение, представления, память, чувства и аф­фекты есть не более, чем простые телесные движения, «не просветленные» мышлением, единственно составляющим суть духовной субстанции. Таким образом, собственно психическим Р. Декарт считал только то, что пронизывается разумом или осознается мыслящей субстанцией. Впервые в истории психологической мысли психическое стало ограничиваться сферой только сознаваемых явлений. На смену древней широкой трактовки души, в соответствии с которой в состав души включались растительные, жи­вотные (чувствующие) и разумные способности, прихо­дит новая концепция, согласно которой психич







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.45.196 (0.015 с.)