ТОП 10:

КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД К ПРЕОДОЛЕНИЮ ЗАИКАНИЯ



ГЛАВА 11. ЗАИКАНИЕ

Заикание — нарушение темно-ритмической организа­ции речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата. Синонимы: Balbuties, Disphemie, Spasmophemie, Lalonewros.

Проблему заикания можно считать одной из самых древ­них в истории развития учения о расстройствах речи. Раз­личное понимание его сущности обусловлено уровнем разви­тия науки и позиций, с которых авторы подходили и подходят к изучению этого речевого расстройства.

В древние времена в заикании преимущественно усматри­вали болезнь, связанную с накоплением влажности в голов­ном мозге (Гиппократ) или неправильным соотнесением ча­стей артикуляционного аппарата (Аристотель). Возможность нарушений в центральном или периферическом отделах ре­чевого аппарата при заикании признавали Гален, Цельс, Ави­ценна.

На рубеже XVII—XVIII вв. заикание пытались объяснить как следствие несовершенства периферического аппарата речи. Так, например, Санторини считал, что заикание возни­кает при отверстии в твердом нёбе, через которое якобы слизь просачивается на язык и затрудняет речь. Вутцер объяснял это ненормальным углублением в нижней челюсти, в кото­рой прячется кончик языка при своем движении; Эрведе-Шегуан — неправильным соотношением между длиной языка и полостью рта или слишком плотным прикреплением его короткой уздечкой.

Другие исследователи связывали заикание с нарушения­ми в функционировании речевых органов: судорожное закрытие голосовой щели (Арнот, Шультесс); чрезмерно быстрый выдох (Беккерель); спазматическое сокращение мышц, удер-ясивающих язык в полости рта (Итар, Ли, Диффенбах); несог­ласованность процессов мышления и речи (Влюме); несовер­шенство воли человека, воздействующей на силу мышц речедвигательного механизма (Меркель) и т. д.

Часть исследователей связывала заикание с нарушениями в протекании психических процессов. Например, Блюме счи­тал, что заикание возникает от того, что человек или мыслит быстро, так что речевые органы не поспевают и потому споты­каются, или же, наоборот, речевые движения «опережают про­цесс мышления». И тогда из-за напряженного стремления выровнять это несоответствие мышцы речевого аппарата при­ходят в «судорогоподобное состояние».

В начале XIX в. ряд французских исследователей, рассмат­ривая заикание, объясняли его различными отклонениями в деятельности периферического и центрального отделов рече­вого аппарата. Так, врач Вуазен (1821) механизм заикания связывал с недостаточностью церебральных реакций на мус­кульную систему органов речи, т. е. с деятельностью цент­ральной нервной системы. Врач Дело (1829) объяснял заика­ние как результат искажения звукопроизношения (ротацизм, ламбацизм, сигматизм), органического поражения голосового аппарата или неполноценной работы головного мозга. Он пер­вым отметил сосредоточение акустического внимания заика­ющегося на своей речи. Врач Коломба де л'Изер считал заи­кание особой контрактурой мышц вокального аппарата, возникающей вследствие его недостаточной иннервации.

В России большинство исследователей рассматривали заи­кание как функциональное расстройство в сфере речи, судо­рожный невроз (И. А. Сикорский, 1889; И. К. Хмелевский, 1897; Э. Андрее, 1894, и др.), или определяли его как страда­ние чисто психическое, выражающееся судорожными движе­ниями в аппарате речи (Хр. Лагузен, 1838; Г. Д. Неткачев, 1909, 1913), как психоз (Гр. Каменка, 1900),

К началу XX в. все многообразие понимания механизмов заикания можно свести к трем теоретическим направлениям: 1) Заикание как спастический невроз координации, проис­ходящий от раздражительной слабости речевых центров (ап­парата слоговых координации). Это было четко сформулиро­вано в трудах Г. Гутцмана, А. Куссмауля, а затем в работах А. Сикорского, который писал: «Заикание есть внезапное

нарушение непрерывности артикуляции, вызванное судоро­гой, наступившей в одном из отделов речевого аппарата как физиологического целого». Сторонники этой теории вначале подчеркивали врожденную раздражительную слабость аппа­рата, управляющего слоговой координацией. В дальнейшем они объясняли заикание в свете невротизма: заикание — это судорогоподобные спазмы.

2) Заикание как ассоциативное нарушение психологичес­кого характера. Это направление выдвинуто Т. Непфнером и Э. Фрешельсом. Сторонниками были А. Либман, Г. Д. Нетка-чев, Ю. А. Флоренская. Психологический подход к пониманию механизмов заикания получил свое дальнейшее развитие.

3) Заикание как подсознательное проявление, развивающе­еся на почве психических травм, различных конфликтов с ок­ружающей средой. Сторонниками этой теории были А. Адлер, Шнейдер, которые считали, что в заикании, с одной стороны, проявляется желание индивида избежать всякой возможнос­ти соприкосновения с окружающими, а с другой — возбудить сочувствие окружающих посредством такого демонстратив­ного страдания.

Таким образом, в конце XIX — начале XX в. все опреде­леннее становится мнение, что заикание — это сложное пси­хофизическое расстройство. По мнению одних, в его основе лежат нарушения физиологического характера, а психологи­ческие проявления носят вторичный характер (А. Гутцман, 1879; А. Куссмауль, 1878; И. А. Сикорский, 1889, и др.). Другие первичными считали психологические особеннос­ти, а физиологические проявления — как следствие этих психологических недостатков (Хр. Лагузен, 1838; А. Коэн, 1878; Гр. Каменка, 1900; Г. Д. Неткачев, 1913, и др.). Делались попытки рассматривать заикание как невроз ожидания, невроз страха, невроз неполноценности, навязчивый невроз и пр.

К 30-м годам и в последующие 50—60-е годы XX в. ме­ханизм заикания стали рассматривать, опираясь на учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности человека и, в частности, о механизме невроза. При этом одни исследователи рассматривали заикание как симптом невроза (Ю. А. Флорен­ская, Ю. А. Поворинский и др.), другие — как особую его форму (В. А. Гиляровский, М. Е. Хватцев, И. П. Тяпугин, М. С. Лебединский, С. С. Ляпидевский, А. И. Поварнин, Н. И. Жинкин, В. С. Кочергина и др.)- Но в обоих случаях эти сложные и многообразные механизмы развития заикания идентичный механизмам развития неврозов вообще. Заикание, как и прочие неврозы, возникает вследствие различных причин, вызывающих перенапряжение процессов возбуждения и тор­можения и образования патологического условного рефлек­са. Заикание — это не симптом и не синдром, а заболевание центральной нервной системы в целом (В. С. Кочергина, 1962). В возникновении заикания первостепенную роль играют нарушенные взаимоотношения нервных процессов (перенап­ряжение их силы и подвижности) в коре головного мозга. Не­рвный срыв в деятельности коры больших полушарий может быть обусловлен, с одной стороны, состоянием нервной систе­мы, ее готовностью к отклонениям от нормы. С другой сторо­ны, нервный срыв может быть обусловлен неблагоприятными экзогенными факторами, на значение которых в генезе заика­ния указывал еще В. А. Гиляровский. Отражением нервного срыва является расстройство особо уязвимой и ранимой у ре­бенка области высшей нервной деятельности — речи, что про­является в нарушении координации речевых движений с яв­лениями аритмии и судорожности. Нарушение корковой деятельности является первичным и приводит к извращению индукционных отношений между корой и подкоркой и нару­шению тех условнорефлекторных механизмов, которые регу­лируют деятельность подкорковых образований. В силу создав­шихся условий, при которых нормальная регуляция коры нарушается, имеют место отрицательные сдвиги в деятельнос­ти стриопаллидарной системы. Ее роль в механизме заикания достаточно валена, поскольку в норме эта система ответственна за темп и ритм дыхания, тонус артикуляторных мышц. Заика­ние возникает не при органических изменениях стриопалли-Дума, а при динамических отклонениях его функций. Эти взгля­ды отражают понимание механизма невротического заикания как своеобразного нарушения корково-подкорковых отноше­ний (М. Зееман, Н. И. Жинкин, С. С. Ляпидевский, Р. Лухзин-гер и Г. Арнольд, Э. Рихтер и мн. др.).

Стремление исследователей рассматривать заикание с по­зиций павловского учения о неврозах находит своих последо­вателей за рубежом: в Чехословакии — М. Зееман, М. Совак, Ф. Досужков, Н. Досталова, А. Конделькова; в Болгарии — Д. Даскалов, А. Атанасов, Г. Ангушев; в Польше — А. Митри-нович-Моджеевска; в Германии — К. П. Беккер и др.

У Детей раннего возраста, по мнению некоторых авторов, эханизм заикания целесообразно объяснить с позиций ре-

активного невроза и невроза развития (В. Н. Мясищев, i960) Реактивный невроз развития понимается как острое наруше. ние высшей нервной деятельности. При неврозе развития об­разование патологических стереотипов происходит постепен­но, в неблагоприятных условиях среды — перераздражения подавления, изнеживания. Заикание развития возникает в раннем возрасте на фоне задержанного «физиологического косноязычия» при переходе к сложным формам речи, к речи фразами. Иногда оно является результатом речевого недо­развития разного генеза (Р. М. Боскис, Р. Н. Левина, Е. Пи-шон и Б. Мезони). Так, Р. М. Боскис называет заикание забо­леванием, в «основе которого лежат речевые затруднения, связанные с оформлением более или менее сложных выска­зываний, требующих для своего выражения фразы»1. Рече­вые затруднения могут вызываться задержками развития речи, переходом на другой язык, случаями патологического разви­тия личности с недоразвитием эмоционально-волевой сферы, необходимостью выразить сложную мысль и пр.

Р. Е. Левина, рассматривая заикание как речевое недораз­витие, видит сущность его в преимущественном нарушении коммуникативной функции речи. Изучение исследователями общего речевого развития ребенка, состояния его фонетическо­го и лексико-грамматического развития, соотношения актив­ной и пассивной речи, условий, при которых заикание усилива­ется или ослабевает, подтверждает наблюдения Р. М. Боскис, Е. Пишон, Б. Мезони и др. Речевые затруднения, по мнению Р. Е. Левиной, зависят от различных условий: с одной сторо­ны, от типа нервной системы, с другой — от разговорной сре­ды, от общего и речевого режимов. Первые проявления заика­ния характеризуются аффективной напряженностью, сопровождающей еще непосильную умственную операцию по­иска слов, грамматической формы, оборота речи. Н. И. Жин-кин с физиологических позиций анализа работы глотки нахо­дит, что феномен заикания может быть определен как нарушение непрерывности в отборе звуковых элементов при составлении разнометричного алгоритма слов, как нарушение авторегули­ровки в управлении речедвижениями на уровне слога.

Наряду с невротическим заиканием стали изучаться и другие его формы: при алалии и афазии; постконтузионное

1 Боскис Р. М. О сущности и лечении заикания у детей дошкольного воз­раста // Лечение душевнобольных- — М., 1940. — С. 279—290.

заикание; у олигофренов; у больных различными психозами; при тяжелых нарушениях звукопроизношения и при задер-яске развития речи; органическое (В. М. Аристов, А. В. Шо-кина, 1934; А. Аллистер, 1937; Е. Пишон и Б. Мезони, 1937; р. М. Боскис, 1940; П. Н. Аникеев, 1946; Ю. А. Флоренская, 1949; А. Я. Страумит, 1951; Э. Гард, 1957; Б. Г. Ананьев, 1960, и ДР-)- Так, Е. Пишон выделяет две формы органического за­икания: первая по типу корковой афазии, когда нарушаются системы ассоциативных волокон и страдает внутренняя речь; вюрая представляет своеобразную моторную недостаточность речи по типу дизартрии и связана с поражением подкорко­вых образований. Проблема органического заикания до на­стоящего времени остается нерешенной. Одни исследователи полагают, что заикание в целом включается в категорию орга­нических заболеваний центральной нервной системы и нару­шения мозгового субстрата прямо затрагивают речевые обла­сти мозга или связанные с ними системы (В. Лав, 1947; Э. Гард, 1957; С. Скмоил и В. Ледезич, 1967). Другие рассматри­вают заикание как преимущественно невротическое расстрой­ство, расценивая сами органические нарушения как «почву» для срыва высшей нервной деятельности и речевой функции (Р. Лухзингер и Г. Ландольд, 1951; М. Зееман, 1952; М. Совак, 1957; М. Е. Хватцев, 1959; С. С. Ляпидевский и В. П. Барано­ва, 1963, и мн. др.).

Большинство авторов, изучавших патогенез заикания, от­мечают у заикающихся различные вегетативные изменения. Например, М. Зееман считает, что у 84% заикающихся имеет­ся вегетативная дистония. По мнению Szondi, из 100 заикаю­щихся 20% имеют повышенное внутричерепное давление и экстрапирамидные нарушения. Он считает, что заикающиеся рождаются вазоневротиками. Gerdner объективно показал изменение нейровегетативной реакции у заикающихся во время приступов: в 100% случаев у них наблюдается расши­рение зрачков (мидриоз), у нормально говорящих людей ши­рина зрачков во время речи не меняется или наступает неко­торое их сужение (миоз).

В тяжелых случаях нарушения вегетативной нервной сис­темы собственно заикание отступает на второй план, преобла­дают страхи, волнения, тревога, мнительность, общая напря­женность, склонность к дрожанию, потливости, покраснению. в Детском возрасте у заикающихся наблюдаются нарушения : вздрагивание перед засыпанием, утомительные, беспокой-

ные неглубокие сны, ночные страхи. Заикающиеся более стап шего возраста стараются связать все эти неприятные передел, вания с нарушением речи. Мысль о ее расстройстве приобре­тает устойчивый характер в соответствии с постоянно нарушенным самочувствием. На фоне общей возбудимости истощаемости, неустойчивости и постоянных сомнений речь обыкновенно поддается улучшению лишь на короткое время. На занятиях у заикающихся часто отсутствует целеустрем­ленность и настойчивость. Собственные результаты ими не­дооцениваются, так как улучшение в речи мало облегчает их общее самочувствие.

В 70-е годы в психиатрии были предложены клинические критерии для разграничения невротических и неврозоподоб-ных расстройств и наметилась тенденция и к разграниче­нию заикания на невротическую и неврозоподобную формы (Н. М. Асатиани, Б. 3. Драпкйн, В. Г. Казаков, Л. И. Беляко­ва и др.).

До настоящего времени механизм заикания исследовате­ли пытаются рассматривать не только с клинических и фи­зиологических, но и с нейрофизиологических, психологичес­ких, психолингвистических позиций.

Представляют интерес нейрофизиологические исследования заикания при организации речевой деятельности (И. В. Да­нилов, И. М. Черепанов, 1970). Данные исследования показы­вают, что у заикающихся во время речи доминантное (левое) полушарие не может достаточно стойко выполнять свою ве­дущую роль по отношению к правому полушарию. Положе­ние о взаимосвязи заикания с нечетко выраженной доминан­тностью речи подтверждают данные В. М. Шкловского.

Исследования организации функции зрения у заикающих­ся (В. Суворова с соавт., 1984) показали, что им свойственна нетипичная латерализация речевой и зрительной функций. Выявленные аномалии можно рассматривать как следствие недостатков билатеральной регуляции зрительных процессов и отклонений в межполушарных отношениях.

Актуальна разработка проблемы заикания в психологичес­ком аспекте для раскрытия его генезиса, для понимания по­ведения заикающихся в процессе коммуникации, для выяв­ления их индивидуально-психологических особенностей. Изучение внимания, памяти, мышления, психомоторики заи­кающихся показало, что у них изменена структура психичес­кой деятельности, ее саморегуляция. Они хуже выполняют ту

деятельность, которая требует высокого уровня автоматиза­ции (и соответственно — быстрого включения в деятельность), ао различия в продуктивности между заикающимися и здо­ровыми исчезают, как только деятельность может выполняться на произвольном уровне. Исключение составляет психомо­торная деятельность: если у здоровых детей психомоторные акты совершаются в значительной мере автоматически и не требуют произвольной регуляции, то для заикающихся регу­ляция представляет сложную задачу, требующую произволь­ного контроля.

Некоторые исследователи считают, что заикающиеся отли­чаются большей инертностью психических процессов, чем нормально говорящие, им свойственны явления персеверации, связанной с подвижностью нервной системы.

Перспективно исследование личностных особенностей за­икающихся как с помощью клинических наблюдений, так и с применением экспериментально-психологических методик. С их помощью выявлены тревожно-мнительный характер, подозрительность, фобическое состояние; неуверенность, зам­кнутость, склонность к депрессии; пассивно-оборонительные и оборонительно-агрессивные реакции на дефект.

Заслуживает внимания рассмотрение механизмов заика­ния с позиций психолингвистики. Данный аспект изучения предполагает выяснение того, на какой стадии порождения речевого высказывания возникают судороги в речи заикаю­щегося. Выделяют следующие фазы речевой коммуникации: 1) наличие потребности в речи, или коммуникативное наме­рение; 2) рождение замысла высказывания во внутренней речи; 3) звуковая реализация высказывания. В разных структурах речевой деятельности эти фазы различны по своей полноте и длительности протекания и не всегда однозначно вытекают одна из другой. Но постоянно происходит сопоставление за-ДУМанного и осуществленного. И. Ю. Абелева считает, что заикание возникает в момент готовности к речи при нали­чии у говорящего коммуникативного намерения, програм­мы речи и принципиального умения говорить нормально. В трехчленную модель порождения речи автор предлагает включить фазу готовности к речи, на которой у заикающего-Ся «ломается» весь произносительный механизм, все его си­стемы: генераторная, резонаторная и энергетическая. Воз­никают судороги, явно проявляющиеся затем на четвертой, завершающей фазе.

Рассмотрев разные точки зрения на проблему заикания можно сделать основной вывод, что механизмы возникнове­ния заикания неоднородны.

В одних случаях заикание трактуется как сложное невро­тическое расстройство, которое является результатом ошиб­ки нервных процессов в корне головного мозга, нарушения коркового подкоркового взаимодействия, расстройства едино­го авторегулируемого темпа речевых движений (голоса, ды­хания, артикуляции).

В других случаях — как сложное невротическое расстрой­ство, явившееся результатом зафиксированного рефлекса не­правильной речи, первоначально возникшей вследствие рече­вых затруднений разного генеза.

В третьих — как сложное, преимущественно функциональ­ное расстройство речи, появившееся вследствие общего и ре­чевого дизонтогенеза и дисгармоничного развития личности.

В четвертых — механизм заикания можно объяснить на основе органических изменений центральной нервной систе­мы. Возможны и другие объяснения. Но в любом случае не­обходимо учитывать нарушения физиологического и психо­логического характера, составляющие единство.

ПРИЧИНЫ ЗАИКАНИЯ

Еще Хр. Лагузен (1838) к причинам заикания относил аффекты, стыд, испуг, гнев, страх, сильные ушибы головы, тя­желые болезни, подражание неправильной речи отца и мате­ри. И. А. Сикорский (1889) первым подчеркнул, что заика­ние свойственно детскому возрасту, когда развитие речи еще не окончено. Решающую роль он отводил наследственности, считая иные психологические и биологические причины (ис­пуг, ушиб, инфекционные болезни, подражание) лишь толчка­ми, нарушающими равновесие неустойчивых у детей речевых механизмов. Г. Д. Неткачев (1909) причину заикания искал в неправильных методах воспитания ребенка всемье и счи­тал вредным как суровое, так и заласканное воспитание.

Зарубежные исследователи в числе причин возникновения заикания выделяли неправильное воспитание детей (А. Шер-вен, 1908); астенизацию организма вследствие инфекционных заболеваний (А. Гутцман, 1910); косноязычие, подражание, инфекции, падения, испуг, леворукость при переучивании (Т. Гепфнер, 1912; Э. Фрешельс, 1931).

Таким образом в этиологии заикания отмечается совокуп­ность экзогенных и эндогенных факторов (В. А. Гиляровский, |Д. Е- Хватцев, Н. А. Власова, Н. И. Красногорский, Н. П. Тяпу-гия, М. Зееман и др.).

В настоящее время можно выделить две группы причин: предрасполагающие(«почву») и производящие(«толчки»). При этом некоторые этиологические факторы могут как спо­собствовать развитию заикания, так и непосредственно вызы­вать его.

К предрасполагающим причинамотносятся следующие:

невропатическая отягощенность родителей (нервные, инфекционные и соматические заболевания, ослаб­ляющие или дезорганизующие функции центральной нервной

системы);

невропатические особенности самого заика­ющегося (ночные страхи, энурез, повышенная раздражи­тельность, эмоциональная напряженность);

конституциональная предрасположенность (заболевание вегетативной нервной системы и повышенная ранимость высшей нервной деятельности, ее особая подвер­женность психическим травмам);

наследственная отягченность (заикание разви­вается на почве врожденной слабости речевого аппарата, ко­торая может передаваться по наследству в качестве рецессив­ного признака). При этом необходимо обязательно учитывать роль экзогенных факторов, когда предрасположенность к заи­канию сочетается с неблагоприятными воздействиями окру­жающей среды;

поражение головного мозга в различные перио­ды развития под влиянием многих вредных факторов: внут­риутробные и родовые травмы, асфиксия; постнатальные — инфекционные, травматические и обменно-трофические нару­шения при различных детских заболеваниях.

Указанные причины вызывают различные патологические сдвиги в соматической и психической сферах, приводят к за­держке речевого развития, к речевым расстройствам и спо­собствуют развитию заикания.

К неблагоприятным условиямотносятся:

Физическая ослабленность детей;

возрастные особенности деятельности моз-га; большие полушария головного мозга в основном форми­руются к 5-му году жизни, к этому же возрасту оформляется

функциональная асимметрия в деятельности головного моз­га. Речевая функция, онтогенетически наиболее дифференци­рованная и поздносозревающая, особенно хрупка и ранима. Причем более медленное ее созревание у мальчиков по срав­нению с девочками обусловливает более выраженную неус­тойчивость их нервной системы;

ускоренное развитие речи (3—4 года), когда ее коммуникативная, познавательная и регулирующая функции быстро развиваются под влиянием общения со взрослыми. У многих детей в этот период наблюдается повторение слогов и слов (итерации), имеющее физиологический характер;

скрытая психическая ущемленность ребен-к а, повышенная реактивность на почве ненормальных отно­шений с окружающими; конфликт между требованием сре­ды и степенью его осознания;

недостаточность положительных эмоцио­нальных контактов между взрослыми и ребенком. Воз­никает эмоциональная напряженность, которая нередко внеш­не разрешается заиканием;

недостаточность развития моторики, чув­ства ритма, мимико-артикуляторных движе­ний.

При наличии тех или иных из перечисленных неблагоп­риятных условий достаточно какого-либо, чрезвычайного по своей силе раздражителя, чтобы вызвать нервный срыв и заи­кание.

В группе производящих причин выделяются а н а т о м о -

физиологические, психические и социальные.

Анатомо-физиологические причины: физические заболе­вания с энцефалитическими последствиями; травмы — внут­риутробные, природовые, нередко с асфиксией, сотрясение моз­га; органические нарушения мозга, при которых могут повреждаться подкорковые механизмы, регулирующие дви­жения; истощение или переутомление нервной системы в ре­зультате интоксикаций и других заболеваний, ослабляющих центральные аппараты речи: корь, тиф, рахит, глисты, в осо­бенности коклюш, болезни внутренней секреции, обмена; бо­лезни носа, глотки и гортани; совершенство звукопроизноси-тельного аппарата в случаях дислалии, дизартрии и задержанного развития речи.

Психические и социальные причины: кратков­ременная — одномоментная — психическая травма (испуг,

страх); длительно действующая психическая травма, под ко­торой понимается неправильное воспитание в семье: избало­ванность, императивное воспитание, неровное воспитание, вос­питание «примерного» ребенка; хронические конфликтные переживания, длительные отрицательные эмоции в виде стой­ких психических напряжений или неразрешенных, постоян­но закрепляемых конфликтных ситуаций; острая тяжелая психическая травма, сильные, неожиданно возникающие по­трясения, вызывающие острую аффективную реакцию: состо­яние ужаса, чрезмерной радости; неправильное формирова­ние речи в детстве: речь на вдохе, скороговорение, нарушения звукопроизношения, быстрая нервная речь родителей; перегруз­ка детей младшего возраста речевым материалом; несоответ­ствующее возрасту усложнение речевого материала и мышле­ния (абстрактные понятия, сложная конструкция фразы); полиглоссия: одновременное овладение в раннем возрасте раз­ными языками вызывает заикание обычно на каком-нибудь одном языке; подражание заикающимся. Различаются две фор­мы такой психической индукции: пассивная — ребенок не­произвольно начинает заикаться, слыша речь заикающегося; активная — он копирует речь заикающегося; переучивание леворукости. Постоянные напоминания, требования могут де­зорганизовать высшую нервную деятельность ребенка и довес­ти до невротического и психопатического состояния с возник­новением заикания; неправильное отношение к ребенку учителя: излишняя строгость, суровость, неумение расположить ученика — может служить толчком для появления заикания.

СИМПТОМАТИКА ЗАИКАНИЯ

Отечественные исследователи подходят к изучению заика­ния с диалектических позиций. Поэтому, выделяя при всем многообразии клинической картины заикания физиологичес­кие и психические моменты, первичными считают расстрой­ства физиологического характера.

На основе физиологических расстройств формируются пси­хологические особенности личности заикающегося, которые усугубляют заикание. Психологические изменения нередко выступают на первый план.

Впервые наиболее полно симптоматика заикания была представлена в работе И. А. Сикорского «Заикание» (1889). Проявления заикания у лиц в разные возрастные периоды

изучали М. Е. Хватцев, М. Зееман, Э. Фрешельс, В. А. Гиля­ровский, Н. П. Тяпугин, С. С- Ляпидевский и многие другие. В настоящее время условно выделяются две группы симпто­мов, находящихся в тесной взаимосвязи: биологические (физиологические) и социальные (психологи­ческие).

К физиологическим симптомам относятся речевые судороги, нарушения ЦНС и физического здоровья, общей и речевой моторики. К психологическим — речевым за­пинки и другие нарушения экспрессивной речи, феномен фик-сированности на дефекте, логофобии, уловки и другие психо­логические особенности.

Основным внешним симптомом заикания являются су­дороги в процессе речевого акта. Их длительность в средних случаях колеблется в пределах от 0,2 секунд до 12,6 секунд. В тяжелых случаях достигают 90 секунд. Судороги различа­ются по форме (тонические, клонические и смешанные), по локализации (дыхательные, голосовые, артикуляционные и смешанные) и по частоте. При тонических судорогах наблю­дается короткое толчкообразное или длительное спазматичес­кое сокращение мышц — тонус: «т-ополь»1. При клонических судорогах наблюдается ритмическое, с менее резко выражен­ным напряжением повторение одних и тех же судорожных движений мышц — клонус: «то-то-тополь». Такими судорога­ми обычно поражается весь дыхательно-голосо-артикуляцион-ный аппарат, так как его функция управляется целостно рабо­тающей центральной нервной системой и он, следовательно, в процессе речи работает как нерасчленимое целое. В зависимо­сти от преобладания судорог в тех или иных органах речи раз­личают дыхательные, голосовые и артикуляционные.

Отмечаются три формы нарушения дыхания при заика­нии: экспираторная (судорожный выдох), инспираторная (су­дорожный вдох, иногда со всхлипыванием) и респираторная (судорожные вдох и выдох, нередко с разрывом слова).

Судороги в голосовом аппарате характеризуются следую­щим образом: смыкательная (судорожно-сомкнутые голосо­вые складки не могут своевременно разомкнуться — голос внезапно прерывается, или же образуется клоническая или затяжная судорога — получается блеющий прерывающийся

1 Черта после буквы означает судорожно-затянутое произношение соответ­ствующего звука.

("А-а-аня") или толчкообразный гласный звук («а. а. а.»); размыкательная (голосовая щель остается открытой — при этом наблюдается полное безмолвие или шепотная речь); во-, кальная, свойственная детям (впервые выделена И. А. Сикор-ским). Дети протягивают гласные в словах.

В артикуляционном аппарате различаются судороги — губные, язычные и мягкого нёба. Чаще и резче они проявля­ются при произнесении согласных взрывных звуков (к, г, п, б, т, д); реже и менее напряженно — щелевых. На звонких, как более координационно сложных, судороги проявляются чаще, чем на глухих, особенно при их сочетании с гласными, а также в начале слова, возглавляющего фразу, синтагму или абзац. Следовательно, помимо затруднений, обусловленных фонетической природой самих трудных звуков, большую роль играют грамматические факторы: положение слова во фразе, структура текста и т. п. При этом надо учитывать содержа­ние высказывания, так как известно, что заикание усиливает­ся по мере семантического и эмоционального усложнения произносимого: заикаются реже при простом повествовании о хорошо известных вещах, чем при трудных рассуждениях и спорах. Ученики меньше заикаются при пересказе хорошо подготовленного учебного материала. Известное значение в отношении частоты заикания имеет ритм речи.

В экспрессивной речи заикающихся детей отмечаются фоне-тико-фонематические и лексико-грамматические нарушения. Распространенность фонетико-фонематических нарушений за­икающихся дошкольников составляет 66,7%, среди младших школьников — 43,1%, средних — 14,9% и старших — 13,1%. Среди заикающихся дошкольников, помимо нарушений звуко-лроизношения, в 34% случаев отмечаются отклонения в разви-тии речи, в сроках появления слов, формирования фразовой речи.

Нарушаются словесное ударение, интонация, ритм. Речь прерывиста, с необоснованными паузами, повторениями, из­меняются громкость и темп произношения, сила, высота и тембр голоса, связанные с речевым намерением, эмоциональ­ным состоянием заикающегося.

Изучение нестабильной частотности пароксизмов заикания позволяет обосновать понятие о сохранных участках правиль­ной речи, об определении уровня сохранной речи в зависимо­сти от разной степени сложности речевой деятельности и ре­чевых ситуаций. Выявление уровня сохранной речи имеет определяющее значение для основных коррекционных задач

на каждом этапе последовательной логопедической работы В проявлениях заикания характерными являются такдсе различные нарушения речевой и общей моторики, которые могут быть насильственными (речевые судороги, тики, миок-лонусы в мышцах лица, шеи) и произвольными уловками. К уловкам относятся вспомогательные движения, к которым прибегают заикающиеся, чтобы замаскировать или облегчить свою трудную речь.

Нередко отмечается общее моторное напряжение, скован­ность движений или двигательное беспокойство, расторможен-ность, дискоординация или вялость, переключаемость и пр. Некоторые исследователи указывают на связь заикания с амбидекстрией (леворукостью).

Еще в начале XX в. Т. Гепфнер и Э. Фрешельс подчеркива­ли, что * специфической основой заикания» является то психи­ческое состояние, на основании которого возникает «сознание расстройства речи». Впоследствии Ф. Штоккерт, Ю. А. Фло­ренская, М. И. Панкин, М. Е. Хватцев, А. М. Смирнова, Н. А. Власова, Н. И. Жинкин и другие также отмечали усу­губляющую роль зафиксированного внимания заикающихся на своем дефекте.

Одним из основных явлений, из которых развивается не­вротическое расстройство, является чувство собственной не­полноценности. И чем больше фиксируется больным внима­ние на своем болезненном симптоме, тем более упорным он становится. Так образуется порочный круг, из которого боль­ной никак не в состоянии выбраться: болезненный симптом заставляет его фиксировать на нем свое внимание, а вслед­ствие этого симптом еще усиливается и еще более приковы­вает к себе внимание больного. Н. И. Жинкин, рассматривая заикание как расстройство речевой саморегулировки, отмеча­ет, что чем больше возрастает опасение за исход речи и чем в большей мере произнесение оценивается как дефектное, тем сильнее нарушается речевая саморегуляция. Это состояние через несколько повторений превращается в патологический условный рефлекс и, возникает все чаще, теперь уже перед началом речи. Процесс становится циркулярным, так как дефект на приеме усиливает дефект на выходе.

Исследователи заикания в понятие фиксированности на дефекте вкладывают разное содержание: особое свойство вни­мания (устойчивое, застревающее навязчивое, концентрирован­ное), осознание дефекта, представление о нем, разное эмоцио-

нальное отношение к нему (переживание, тревожность, бояз­ливость, страх).

Опираясь на опыт работы с заикающимися разного возра­ста и общие принципы системного подхода в психологии (Л- С. Выготский, С. Я. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лу-рия, Б. Ф. Ломов, А. В. Петровский, П. Я. Гальперин, В. Д. Небы-лицын, Д. В. Эльконин и др.), можно представить психологи­ческую модель возникновения и развития феномена фиксированности с позиции интегрального взаимодействия психических процессов, состояний, свойств и действий у заи­кающихся. Различие между заикающимися и свободно гово­рящими выражается не в степени продуктивности той или иной деятельности, а в специфике ее протекания. От первого непроизвольного эмоционального реагирования на дефект у заикающихся детей постепенно формируется свое отношение к нему, связанное с эмоциональными переживаниями и отра­жается в волевых усилиях (действиях и поступках) в само­стоятельной и безуспешной борьбе с заиканием.

Понятие феномена фиксированности в данном случае мож­но определить так: это есть отражение объективно существу­ющего речевого дефекта (речевых судорог) во всей психичес­кой деятельности заикающегося человека. Это результат процессов получения и переработки информации о речевых трудностях (или помехах) и связанных с ними неприятнос­тях, трансформированных в психических процессах, состоя­ниях и свойствах заикающегося и проявляющихся в его вза­имодействии с окружающей социальной средой.

Важно найти критерии, которые характеризуют нарастаю­щую сложность разных уровней (степеней) фиксированности на дефекте. В качестве такого критерия могут быть использо­ваны 3 варианта эмоционального отношения заикающихся к своему дефекту (безразличное, умеренно-сдержанное и безна­дежно-отчаянное) и 3 варианта волевых усилий в борьбе с ним (их отсутствие, наличие и перерастание в навязчивые Действия и состояния). В связи с этим оправдано введение рабочего термина «болезненная фиксация» для выделения соответственно трех групп заикающихся:

1. Нулевая степень болезненной фиксации: Дети не испытывают ущемления от сознания дефекта либо вовсе не замечают его. Отсутствуют элементы стеснения, обид­чивости за свою неправильную речь, какие-либо попытки к преодолению дефекта.

2. Умеренная степень болезненной фикса­ции: старшие школьники и подростки переживают свой де­фект, стесняются его, скрывают, прибегают к различным улов­кам, стараются меньше общаться. Они знают о своем заикании испытывают от этого ряд неудобств, стараются замаскировать свой недостаток.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.108.191 (0.016 с.)