ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Частный яхт-клуб в марине Крестовского острова.



Олег в последний раз проверил показания приборов, убедился в готовности экипажа. За неполную неделю постоянных тренировок превратить команду в единый механизм так и не удалось. Одни вечно спешили, другие опаздывали. К счастью сама яхта не вызывала никаких нареканий. Строганову удалось-таки создать лодку, равную по качеству суперяхтам Кубка Америки. Когда двадцатитрехтонный болид разворачивал свои паруса в семьсот квадратных метров, даже чуждые яхтингу прохожие превращались в зевак. Равнодушных не было. И вот сегодня требовалось показать яхту во всей красе на официальной презентации.

На побережье Финского залива их уже ждали. Организаторы позаботились, чтобы это событие стало настоящим праздником для города. Строганов и Рогозин должны были лично встречать "Александру" у пристани, а ему, Сафронову, предстояло выполнить главную роль – эффектно подвести яхту к причалу и на несколько проклятых часов нацепить на себя маску отважного героя. С выполнением всех положенных "поклонов" и "выходов на бис". Об этих обязанностях даже думать было тошно, но контракт диктовал свое.

***

На причале был аншлаг. Официанты разносили шампанское. Обычные зрители, журналисты и приглашенные гости, боясь пропустить появления яхты, смотрели в сторону залива. А впереди всех, поджидая "объект", замерли фотографы. Среди этой толкучки Аля чувствовала себя неуютно. Она с удовольствием поменялась бы сейчас с любым из фотографов. Но красивое платье, туфли на шпильке и мужчина рядом предполагали совсем иное времяпрепровождение. Будущая миссис Строганова сверкала как бриллиант. Идеальная партия для одного из самых завидных холостяков Питера. На нее поглядывали с восхищением и завистью. А она, пряча волнение, пугливо ждала одну единственную встречу и подбадривала себя.

Яхта появилась неожиданно. Крошечный силуэт вдали очень быстро оброс деталями и увеличился в размерах. Зрители, открыв рты, наблюдали за приближением "Александры". Даже Витя забыл на время свою вражду со шкипером и любовался чистым ходом своей красавицы. Идеальные повороты. Низкий угол крена, безопасный, но эффектный. Наполненные ветром паруса с его логотипом. Команда работала профессионально.

Строганов, не отвлекаясь, смотрел на яхту, а Аля, пытаясь рассмотреть лица, - на экипаж. Не стоило ей этого делать. Понимала, что лишнее, но палуба приковывала взгляд. Манила. Однако, ровно до того момента, как она увидела рулевого. На "Александре" Олег смотрелся иначе. Ничего общего с неунывающим шкипером "Марины". Исчезла беззаботность и легкость. Сейчас он казался опаснее и притягательнее. Это пугало. От неожиданных ощущений сердце сжалось, и прохладный воздух стал казаться раскаленным. Чтобы прекратить странную пытку, Аля резко развернулась к Виктору и принялась поправлять тому безукоризненно завязанный галстук. Руки подрагивали. Счастье, что Строганов ничего не заметил.

 

***

Музыка играла, казалось, из-под каждого куста. Фотографы третий час кряду слепили вспышками. Туда-сюда носилась шумная детвора, а главные герои дня все отвечали и отвечали на вопросы журналистов.

Оставив Виктора наедине с газетчиками, Аля без дела слонялась по площадке. Ни есть, ни пить не хотелось, а еще больше не хотелось столкнуться лицом к лицу с капитаном яхты.

Служба, организовавшая банкет, постаралась на славу. Одетые в ультракороткие платья блондинки висели на Сафронове гроздьями. Модели исправно позировали на камеры, а высокий мускулистый капитан смотрелся рядом с ними как греческий бог. Ему даже делать ничего не нужно было. Только быть собой. Белоснежная спортивная майка подчеркивала широкие плечи, а низко опущенный козырек не скрывал блеска нахальных глаз. Убийственное сочетание работало безотказно. Представительницы женского пола от мала до велика бросали на капитана «Александры» голодные взгляды. Фотографируясь вместе, беззастенчиво лапали сильные руки и грудь. А некоторые, особенно решительные, порывались поцеловать в щеку.

Олег был мил и приветлив со всеми. Образец спортсмена и идеальная модель. Аля поражалась самой себе, но к прежнему желанию любоваться им нынче примешалось что-то горькое и пугающее. Очень похожее на ревность. И хотя рядом с ее женихом моделей вилось не меньше, именно те, что липли к Олегу, злили особенно.

Опасаясь увязнуть в этих эмоциях еще глубже, она всячески старалась избегать любой встречи. Каждый раз, завидев его, разворачивалась на сто восемьдесят градусов и уходила. Куда угодно. Не позволяя себе присесть или хотя бы на минуту расслабиться.

- Красавица наша, мне кажется, или ты скучаешь? - Рогозин под руку с супругой неожиданно преградил путь.

- Нет. Все замечательно. Просто немного устала, - Аля взглядом указала на высокие каблуки. - Мечтаю поскорее оказаться дома.

- Да. Такова она женская доля, - Нонна понимающе закивала. - Пока мужчину возносят на пьедестал, его женщине приходится смиренно ждать и не заслонять собой его сияние.

- Витя заслужил. Честно говоря, я и сама безумно рада, что лодку наконец спустили на воду. Теперь он сможет хоть немного передохнуть.

После слов девушки чета Рогозиных многозначительно переглянулась.

- М-да, - одобрительно хмыкнул Лев Семенович. - Теперь пусть наш шкипер отдувается.

- А ему, мне кажется, это очень неплохо удается, - восхитилась Нонна. - И яхту отлично привел, и толпу поклонниц собрал. Я смотрю, вокруг него не только наши штатные модели вьются.

- Живем один раз. А он парень свободный, - Рогозин подмигнул благоверной.

На бледную как полотно Алю они не обратили внимания. Она бы и сама с удовольствием не обращала ни на что внимания. Но глаза выискивали, а сердце сжималось.

- Теперь, Левушка, я понимаю, почему этот молодой человек тебе так нравится, - Нонна ослепительно улыбнулась.

- Орел! - гордо произнес муж.

- Похож на тебя в молодости. Те же повадки, тот же взгляд. Дежавю! Только он симпатичнее.

- Рыбка, - Лев Семенович поцеловал руку жены. - Если бы я в молодости был хотя бы вполовину таким, как он, я бы днями и ночами портил девок, а не деньги зарабатывал!

Они весело засмеялись и даже не заметили, как их случайная спутница ни с того, ни с сего куда-то исчезла. Ругая себя за несдержанность, Аля птичкой упорхнула в ближайший шатер для персонала. Личная жизнь шкипера "Александры" ее не касалась. "С глаз долой - из сердца вон!" - приговаривала она себе. А ноги от проклятых каблуков болели все сильнее.

Адски, до боли в висках и злости.

***

Содержимое пятого бокала шампанского, точно так же как и предыдущих, Олег выплеснул на землю. Маневр остался незамеченный, а лучший друг был не в счет.

- Только продукт переводишь! - Николай с неодобрением покачал головой.

- Не хочу.

- Боишься не остановиться?

- Сорвусь.

- Из-за нее? - оба посмотрели вслед уходящей девушке.

- Нет! - Олег отрицательно помахал рукой одной из красоток, что норовила вновь повиснуть у него на шее. - Из-за того, что команда у меня любопытная, а как дело доходит до разворачивания парусов - все глухие и рассеянные.

- О! - пробасил друг. - Точно из-за девчонки! Она тебе за кота хоть спасибо сказала?

Олег со вздохом взял очередной протянутый бокал. Все будто сговорились его споить. Что модели, что обычные гости – подносили и подносили.

- Коль... Кто ж за помойных благодарит, когда видишь какой породистый, - сверкнув глазами на Строганова, - под боком.

- А ты вообще с ней встречался?

- С тещей… Строгановской, - Олег незаметно вылил напиток на землю.

- Ууу! Повезло! – дернул шеей друг. – А с ней самой?

- Да ерунда какая-то, - о том, что раз пять пытался приблизиться, и каждый раз его оставляли с носом, даже говорить не хотелось. – Может, и не нужно нам разговаривать...

- Может, и так, - Коля долгим взглядом вновь посмотрел в сторону шатра, в котором исчезла Аля.

- Точно, не нужно! Вообще! – и перевернув кепку козырьком назад, Олег широким шагом двинулся к шатру.

***

Александра чуть не подпрыгнула на месте, когда белая ткань входа взметнулась вверх.

- Здравствуй! – четкое громкое приветствие заставило сжаться.

Сафронов окинул взглядом пространство, убеждаясь, что они одни. Затем подошел ближе.

- Здравствуй, Олег, - Аля собрала остатки сил и, гордо выпятив подбородок, сделала шаг вперед.

- Ждешь кого-то?

- Отдыхаю. Мне, знаешь ли, и одной хорошо.

- А как же любимый жених?

- У него интервью.

- И у тебя куча свободного времени, а поздороваться не подошла.

В глазах капитана плясали злые огоньки.

- Не хотела отвлекать, - Аля чувствовала, что злость захлестывает и ее. Еще минуту назад он стоял в обнимку с двумя или даже с тремя девицами, а сейчас пришел ее упрекать. – Зачем?

- Ну, как минимум за кота можно было и поблагодарить.

- Ты был так занят. Куда я со своей благодарностью?

- Ну да, кто ж благодарит за помойного кота?

Аля раскрыла рот от изумления.

- Олег, я благодарна за кота, но…– пожала плечами, не зная, как еще объяснить свое поведение.

- Но посчитала, что я обойдусь, - закончил он за нее фразу.

Моргнув пару раз, Аля кивнула.

- Тогда не буду больше тратить твое время, - развернулся. – Приятно было увидеться.

***

Александра так и не поняла, что это сейчас между ними было. Внутри все кипело от ярости. Задержись он хоть на секунду, она бы налетела на него с кулаками. За что он так? Что ему вообще от нее понадобилось?

- Достало! – воскликнула в пустоту. – Когда уже этот день закончится? – и тихо, едва слышно. - Господи, как же ноги болят...

Отчаянно хотелось плюнуть на все, снять туфли и усесться прямо на зеленый газон. Она почти так и сделала, но стоило снять туфли, как ткань шатра вновь взметнулась.

- Я завелся. Зря. Сейчас прошло, - как гром среди ясного неба.

Ни извинений, ни пояснений. Олег опять стоял у входа. Будто и не уходил.

- Ты зачем вернулся?

- Поехали. Отвезу домой, - он достал из кармана ключи.

- Я никуда не поеду, - Аля попятилась. - У Вити еще интервью не закончилось.

- Витя может хоть до посинения давать интервью. А у тебя ноги болят.

Девушка нервно сглотнула.

- Поехали, говорю. Нечего над собой издеваться.

- Олег, нет! - запаниковала. На миг забыла даже о ноющих ногах. - Я поеду потом, с Витей. Тебе тоже пока ехать нельзя. Наверное.

- Со мной только что собак не фотографировали. Хватит. Отскалился свое. Едем.

И он сделал шаг вперед, выражая всем своим видом, что готов увести ее даже против воли.

- Ты точно псих.

- В курсе. - Стал вплотную к ней. Грудь касалась груди. - Мне в последнее время часто об этом говорят.

- Только в последнее время?

- В последнее особенно! – приподнял бровь. – Так как: сама дойдешь или тебя на руках до машины нести?

Ультиматум прозвучал более чем серьезно. В надежде ускользнуть, Александра ухватилась за край шатра и только наклонилась, как Сафронов ловко забросил ее на плечо.

***

Машина оказалась неподалеку. Только это и спасло от позора. Как Аля ни упрашивала, а на землю Олег отпустил ее только на стоянке. Чувствуя себя извращенцем, он наслаждался каждой секундой ее беспомощности и искренне жалел, что организаторы предоставили команде парковку так близко к причалу. Еще б метров сто, а лучше километр. И без свидетелей.

Удовольствие закончилось слишком быстро. Его очаровательная жертва вновь стояла на своих двоих. Красная то ли от злости, то ли от смущения, она сверлила его взглядом и в любую секунду была готова удариться в бега.

- Догоню и отшлепаю! – угадав мысли, как ребенку, погрозил пальцем Олег.

Предупреждение подействовало. С неохотой, поражаясь самой себе, но Аля смирилась. Не сделав ни единого шага в сторону, ждала, пока ее похититель откроет дверь машины. С ужасом думала о предстоящей поездке. Он, она, замкнутое пространство и огромный город, в котором так легко было бы затеряться. Волнение зашкаливало.

Олег чувствовал ее страх как свой собственный. Но делал то, что делал. Не думая, не анализируя. Словно именно это было естественным – заботиться о ней, оберегать, быть рядом.

- А ты уверен, что она заведется и поедет? - Аля с надеждой посмотрела на старый форд. Безумно хотелось, чтобы тот подвел своего хозяина.

- У меня всё ездит, и, - усмехнувшись, - все заводятся.

Щеки девушки запылали еще ярче. И Олег довольно улыбнулся сам себе.

- Залазь, - пресекая ее попытку сесть на заднее сиденье, мягко подтолкнул к передней пассажирской двери.

Ехали молча. Отправив сообщение Виктору, Аля отвернулась к окну и считала минуты до окончания поездки. Сафронов же не спешил. Изображая самого добропорядочного водителя, до зеленого цвета на светофоре стоял на каждом перекрестке. И будто не был никогда гонщиком, тащился со скоростью ленивого велосипедиста. Ехал совсем не в сторону квартиры Виктора. Вез к матери. С этим тоже пришлось смириться. Она готова была ехать куда угодно, лишь бы пытка поскорее закончилась. Лишь бы не чувствовать, как внутри все обрывается от каждого его взгляда, и не задыхаться, пугаясь собственных желаний.

***

Родной двор встретил их тишиной. Разъехавшиеся на выходные по дачам соседи пока не вернулись, а собачникам еще рано было выгуливать своих питомцев. Все как вымерли. Ни прохожих, ни детей на качелях, и даже широкая деревянная лавочка сегодня пустовала.

- Спасибо, что подвез, - стило Олегу заглушить двигатель, Аля тут же схватилась за ручку двери.

- И все? – Сафронов испытующе посмотрел на нее из-под ресниц. Перехватил за руку.

- Я не знаю, что еще сказать, – она опустила глаза.

- Можно и без слов.

- Нет…

- Ты его так любишь? – зло. - Нет. Черта с два я в это поверю! Ты кота бездомного любишь больше, чем его!

- Нет! Пожалуйста. - Она прижала ладонь к его губам. Саму трясло как в лихорадке.

- Поехали со мной. Сейчас. Подальше отсюда.

Он провел губами по ее тонким пальцам. Как пес потерся колючей щекой.

- Не могу, - прошептала. - Тебе это не нужно. Мне это не нужно. Мы не можем так просто...

- Столько лет прошло, а ты не изменилась. Все такая же правильная и честная.

- Я... – Аля отвернула лицо. Ненавидела себя в этот миг. Не хотелось быть правильной и честной. Устала. - Витя - мой будущий муж. Я люблю его. И лучше нам больше не видеться. Никогда. Пожалуйста, ведь...

Олег смотрел на нее и не слышал слов. Проходили мимо. Вместо них он видел блестящие глаза, раскрасневшиеся губы, затравленный взгляд. Если так должна выглядеть счастливая невеста, то он - веселый клоун. С улыбкой от уха до уха. Даже заплаканная из-за потери фотоаппарата его фея выглядела счастливее. Даже когда убегала от него в последний вечер. А сейчас - потерянная. Испугавшаяся, и явно не его.

Строганова хотелось стереть в порошок. Удалить из ее памяти любое упоминание о женихе. Прижать дрожащую к себе и не отпускать. Пока не успокоится. Пока не поймет, как сильно ошибается. Если бы не слезы в серо-голубых глазах, так бы и сделал. Слезы сломили. Подкосили всю решимость. Вместо слов положил руку ей на затылок и насильно притянул к себе.

- Умоляю... – Аля сразу поняла, что произойдет. - Нет.

Но тщетно. Этот их второй поцелуй ничем не напоминал первый. Тогда с гор сошла лавина. Сейчас обоих затягивало в трясину. Против воли, вопреки всем доводам рассудка проваливались в поцелуй с каждым мгновением все глубже. С его злостью. С ее отчаянием. Александра сопротивлялась, как могла. Упиралась изо всех сил. Боролась с Олегом, с собой. И проигрывала.

***

За одно мгновение поцелуй превратился в секс. В безумие губ, языков, ладоней. В откровенную близость, которая была доступна только двоим. Спятившим. Отчаявшимся. Губы скользили по губам, узнавая. Как слепые, пальцами ласкали лица друг друга, запоминая. Дышали одним дыханием и еще глубже тонули. В собственную бездну. Туда, откуда не существовало пути назад, и любая надежда была миражом.

Казалось, прошла вечность.

Аля вырвалась из объятий с глухим стоном. Следом за короткой вспышкой, ослепившей обоих, пришло холодное осознание реальности.

- Боже… - закрыла лицо руками. – Как я могла?..

Чувство вины взяло за горло.

- Милая, - Олег вновь попытался обнять ее, но Аля дернулась так резко, что отступил.

- Никогда… Никогда! - толкнула дверцу машины. – Пожалуйста, больше никогда…

- Да бесполезно все! – он хлопнул ладонью по рулю. – Неужели не понимаешь?

- Нет. Все неправильно, - потрясла головой. – Ты ошибаешься. У меня есть Витя, а это все ошибка.

- Витя – ошибка!

- Нет! – перепуганные глаза остекленели. – Нет.

- Саша…

- Прощай, - и ни слова больше не говоря, она выскочила из машины.

Бежала как от пожара. Не глядя по сторонам, забыв о каблуках. Олег только с места сорваться успел, как хлопнула металлическая дверь.

Поздно. Упустил. Теперь оставалось просить впустить, ломиться в деверь. Он мог бы. И догнать, и развернуть, и увезти, но знал, что бесполезно. Знал, что сейчас не изменит ничего и не переубедит. Слишком быстро все завертелось, слишком сильно их потянуло друг к другу. Сила эта пугала его самого. И как лучше поступить, пока не представлял.

 

Глава 14. Фордевинд

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.109.55 (0.019 с.)