Полундра — восклицание, первоначально




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Полундра — восклицание, первоначально



означавшее «берегись сверху!».

В настоящее время используется

Как синоним слова «берегись».

Морской словарь

 

На палубе спиной к команде сидел кот. После сытного завтрака он был очень занят. Вылизывая причинное место, громко причмокивал и не обращал никакого внимания на шесть пар глаз, обалдело пялящихся на него.

- Кхе… - Олег прокашлялся. – Дамы и господа, позвольте на минуточку отвлечь ваше внимание от нашего блохастого друга.

Словно пойманные на месте преступления, участники команды стыдливо обернулись к капитану.

- Спасибо. - Желание отправить всех к едрене фене было велико. Сафронов готов был отдать половину своего гонорара за еще один дождливый день, но у погоды оказались свои планы. - Сегодня у нас две гонки. Переход с Бранча на Вис. Швартовка. Короткий отдых и новый переход. Тот самый ночной. Всем понятно?

- Алэк, а у нас будэт свободноэ врэма мэжду пэрэходамы? – уточнил Валдис.

- Будет. Три-четыре часа. В зависимости от того, как мы с вами преодолеем путь на Вис.

О том, что с другими командами он всегда добирался до конечного пункта очень быстро, капитан решил не говорить. В сегодняшней гонке все было возможно, и если им удастся справиться, не наделать ошибок и прийти быстрее – это станет дополнительным поводом для радости.

- Мало… А послэ куда?

- Потом нас ждет путешествие на Хвар.

- Так там нэчэго плыт! Блызко!

- Он расположен недалеко от Виса, но задача усложняется тем, что нужно не просто доплыть до острова – его нужно обогнуть. Пойти вдоль береговой линии. – От воспоминаний о залитом светом фонарей побережье на душе стало светло. – Там красиво, однако придется маневрировать. Ночью это несколько сложнее, чем днем.

- То есть мы всю ночь будем опускать и поднимать паруса? – мечтательно произнес Иннокентий. За сутки в гостинице он пересмотрел свои взгляды на жизнь и решил действовать с капитаном настойчивее.

- Именно.

- В море, под звездами... Это так... - и на слове "романтично" случайно прикусил себе язык.

Заметивший это старпом довольно ухмыльнулся и только что руки не потер. Оставалось надеяться, что прикушенный язык хоть на время лишит гея желания болтать без умолку.

***

Только Рогозин закончил один телефонный разговор, как в каюте раздался звонок нового вызова.

- Достало все! – он с тоской посмотрел на аппарат. Яхты только-только отошли от марины Брача. Самое время удобно расположиться на верхней палубе и насладиться гонкой. - Ничего без меня решить не могут.

- Можно подумать, ты кому-нибудь позволишь что-то решить без своего высочайшего волеизъявления. - Нонна поцеловала мужа в лысину, оставив яркий след от помады. - Деспот ты мой!

- Ага. Тиран!- усмехнулся Лев Семенович, нажимая "принять вызов".

Заждавшись ответа, Строганов уже собирался бросить трубку. Времени на бестолковое ожидание у него не было. Все последние месяцы крутился как белка в колесе. А сейчас, на финише – и вовсе готов был сорваться в любой момент. Нервы сдавали. Беспрецедентный проект, задуманный им и Рогозиным требовал все больше отдачи, а сроки не давали расслабиться. Капкан.

- Витя, привет! - голос Льва Семеновича звучал бодро и радостно. - Чем порадуешь?

- Боюсь, у меня плохие вести. Мы не успеваем закончить в срок. Инженеры напортачили на этапе проектирования и сейчас пытаются все исправить. - Что закончить и в какой срок, пояснять не требовалось - оба собеседника хорошо понимали, о чем речь.

- Какое чудо нужно, чтобы успели? Если деньги, ты только скажи! Любая сумма! - Рогозин облокотился об узкий подоконник. Синее море сверкало на солнце, подмигивая бликами. - Витя, мы должны успеть.

- Знаю. Черт... Нам бы еще месяц. Один гребанный месяц на исправление ошибок и обкатку!

- Витя! Обкатаем в деле!

- Это опасно. Риск слишком велик.

- Команда справится!

- Да у них не будет времени даже научиться ею управлять.

- Я сказал тебе, что команда справится - значит так и будет.

Молчание в трубке.

- Лев, - без отчества, как равного, - я пахал над этим проектом три года. Три проклятых года! Каждый винтик, каждая деталь, все технические решения согласованы со мной лично. Я знаю, о чем говорю. Это риск! Отзови заявку.

- Нет. Нет! И еще раз нет! Я не буду ждать еще год. Это долго, Витя! Не при Петре (1) живем. Нынче каждый новый день - целая эпоха, а мы все отстаем и отстаем, - Рогозин перевел дыхание и уже медленно, спокойно продолжил: - Мне плевать на деньги и плевать на риск. С меня не убудет, да и ты не обанкротишься. Удача любит смелых.

- Удача любит расчет.

- Расчетливые сидят в НИИ и получают гроши. Надо действовать.

- Действовать… А об исполнителях ты подумал? Им каково будет?!

- Экипаж управится. Верь! Я каждого из них подбирал лично. Они способны управлять чем угодно. Хоть космическим кораблем.

- Лев, это не кино. Не Армагеддон снимаем. Ею чертовски сложно управлять. Как шкипер тебе говорю. Без опыта будет...

- Научатся! – решительно.

- Не уверен.

- Именно поэтому ты строишь, а я запускаю. Каждый должен заниматься тем, что умеет лучше всего.

Последнюю реплику Виктор решил не оспаривать. С самомнением Рогозина он предпочитал не шутить за зря. Опасно. Щедрые спонсоры на дороге не валяются, а сам он полностью вложился в проект. С потрохами. Пути назад не было, и даже отсрочка не сильно спасала. Год в запасе вместо месяца для обкатки – слишком дорогой размен. Упущенная возможность обошлась бы дорого – он, как и партнер, это понимал.

- Ладно. - Строганов посмотрел на календарь перед собой. До отмеченной красным маркером даты оставалось три месяца. - Но список экипажа должен быть согласован со мной. Заранее.

- Ты получишь его. Скоро.

- Две недели.

- Месяц, - не хотел спешить Рогозин.

- Две недели. Я хочу знать, кому мне придется доверить свой проект.

- Хорошо. Хрен с тобой. Две недели, - Лев Семенович проводил взглядом летящую по волнам "Марину". Аутсайдера регаты сегодня было не узнать. - Лично привезу. Обсудим и обмоем.

Последняя фраза заставила Строганова напрячься. Рогозин что-то темнил.

- Договорились.

Сейчас Виктор не стал ничего выяснять. Работа не ждала. Желанную отсрочку он не получил, и теперь предстояло ускориться. "Рвать жилы и сжигать нервы", как говорил покойный отец. От воспоминания сердце болезненно заныло. Строганов потер грудь, будто это могло помочь, и вышел из кабинета. Пришла пора ускорять всех лично.

***

Вопреки стараниям экипажа, капитан со старпомом умудрились разогнать "Марину" до максимальной скорости. Не отвлекаясь ни на минуту, Олег отслеживал малейшее изменение ветра и менял курс. Не давая роздыху Валдису и Кеше, управлялся с парусами Николай. Успех окрылял. Они уже не были вечными отстающими. Другие яхты одна за другой оставались позади, и ради этого не жалко было ни сил, ни собственных натертых до мозолей рук. К середине перехода "Марина" всего на три сотни метров отставала от лидера гонки.

На палубе бурлила жизнь. Звучали четкие команды, поворачивался туда-сюда гик, лязгали защелки страховочных ремней и тихо хлопал затвор фотоаппарата. При деле оказались все. Развлекательная прогулка все больше напоминала тяжелый труд, а силы каждого участника наконец были направлены на одну общую цель. Вкалывали как проклятые. Исполняли любые приказы. И не роптали, забыв в работе, о личном удобстве, желаниях и потребностях. Без споров и вопросов. Экипаж как один живой организм.

Результат не заставил себя ждать. Тяжелая круизная яхта в умелых руках превратилась в мощный морской болид. От скорости ветер свистел в ушах, а волны слились в бескрайнее серебряное зеркало. Полная свобода. Над пугающей глубиной, под белоснежными парусами. Команда ровнялась на капитана. А когда почти все соперники остались позади, и "Марину" от узкой полосы горизонта отделяла лишь одна яхта, даже скептически настроенный Николай поверил в успех.

- Сафронов, ты сегодня в ударе, - Коля словил на лету литровую бутылку с водой, брошенную Алей, и принялся жадно пить. Единственная свободная минута за последний час. Замаялся.

- Не больше чем обычно, - Олег забрал у него воду. Плеснул себе в лицо. - Жарко.

- И все-таки ты в ударе. Уж не знаю, что на тебя так подействовало, но если удержим темп - придем вторыми.

- Надо первыми, - капитан внимательно присмотрелся к парусам. - Ветер попутный.

- Это намек?

- Нет, Коля, это не намек.

- Проклятие, нет! - старпом сорвал с головы бейсболку и хлопнул ею себя по бедру. - Ты сбрендил!

Сафронов стер тыльной стороной ладони с лица воду. Задумался. Риск существовал. Можно было вновь отстать, потеряв шанс даже на второе место, но можно было вырваться вперед. Пан или пропал - привычный для любого спортсмена выбор.

- Коля, последними мы уже были. Неприятно, но терпеть можно. А вот первыми... Команде нужно это попробовать. А вдруг втянутся?

- И переубедить тебя не получится?

- Нет, - помахал головой Сафронов. - Ставь спинакер. Даже молния не бьет дважды в одно место. Справитесь.

- Твои слова да Богу в уши, - недовольно проворчал под нос себе старпом, но двинулся в каюту за парусом.

***

Аля сегодня не готовила. Сдав вахту у плиты Ирме, она посвятила себя любимому делу и отрывалась от видоискателя лишь для того, чтобы подать кому-нибудь полотенце или воду.

При постановке спинакера ее тоже не позвали на помощь. Решив справляться втроем, мужчины сами растягивали шкаторины и поднимали парус на мачту. Действовали они сосредоточенно и четко. Памятуя о неудаче первого дня регаты, никто не торопился, но и не медлил. Пятнадцать минут подготовительной работы, секунды подъема, и все получилось. Спинакер за короткий миг наполнился воздухом, как купол парашюта. Ожил, рывком толкнув яхту вперед.

Не ожидавшие такого члены экипажа ухватились кто за что.

- Получилось! Получилось! - хором прокричали Иннокентий и Валдис.

- Мужчины, вы лучшие! - перекрикивая хлест парусов, воскликнула Ирма. Она так беспокоилась за брата, что на минуту забросила стряпню и взобралась на палубу.

- Да! - хмыкнул довольный собой и командой старпом.

Не проронили ни слова только Александра и капитан. Олег так и не понял, какая сила заставила его обернуться к девчонке. Огромный яркий парус гордо раздувался на ветру. Сердце ликовало от восторга. Так хотелось увидеть то же в глазах прекрасной феи. Но нет. В глазах феи стояли слезы, а пальцы беспомощно сжимали круглую крышку от объектива.

Фотоаппарата не было. Ни на ней, ни возле. Даже ремешка. Только растерянная, сдерживающаяся изо всех сил девушка. И не нужно было иметь семь пядей во лбу, дабы понять, что случилось.

- Проклятие... - Олег прижался виском к металлическому штурвалу. - Идиот...

 

________________________________

1 Имеется ввиду Петр Первый.

 

Глава 8. Трюм

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.185.97 (0.009 с.)