Якорь – металлический стержень с лапами,




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Якорь – металлический стержень с лапами,



Укреплённый на цепи и опускаемый на дно

Для удержания судна на месте.

Морской словарь

 

Засунув руки в карманы, Олег медленно брел вдоль береговой линии. Для него «карнавал» был закончен. Отметился, распрощался, теперь вольный как ветер в поле. Шумные ресторанчики остались позади. Ни музыки, ни пустой болтовни - плеск волн и крик чаек. Словно другой мир, более близкий. С моря веяло прохладой и свежестью, солнце все ниже клонилось к горизонту, а впереди, словно верная подруга, красовалась "Марина". Первая в длинной шеренге яхт. Временный дом, с которым пришла пора прощаться.

В этот раз прощаться было труднее, чем обычно. На миг остановившись, Олег оглянулся в сторону ресторана. Ощущение неправильности происходящего не отпускало. "Зацепила она тебя" - якорем тянули назад слова Каролины. Не поддающаяся никакому объяснению женская проницательность. В яблочко. А ведь с Алей с самого начала все было... Странно. Незаметно, играючи привязался к ней как пес. Привык чувствовать рядом. Видеть хоть краем глаза. Мелочи, а увяз за неделю по горло. А теперь отучаться. Даже думать о подобном было смешно. Он будет отучаться от чужой женщины! Будет… Будет.

Море, словно соглашаясь, хлестко ударило о берег волной. Вода дошла до ног. И только Олег успел увернуться, как новая волна ударила еще сильнее. Стихия отвлекала и заигрывала. Его стихия. Она уже ждала нового сражения, новой гонки. На самых высоких скоростях, на пределе сил.

«Скоро!» – мысленно успокоил себя Сафронов.

«Скоро!» – пенная волна лениво откатилась обратно.

Больше не останавливаясь, шкипер двинулся вперед. Невидимый якорь все так же тянул в обратную сторону, впивался в нутро острыми крюками, но куда ему, призрачному, до стихии и полной свободы?

***

Вечеринка в честь окончания любительской регаты набирала обороты. Новоиспеченные яхтсмены разошлись так, что даже свадебные гости стали с завистью посматривать в сторону соседнего заведения. Не веселились лишь двое. Уставший после перелета и долгой дороги Строганов хотел поскорее оказаться в номере отеля, а его молодая невеста - сбежать куда-нибудь подальше от всех и насладиться последними секундами на Сплите. Похожие, но все же разные желания.

- Витя, давай уйдем, - Аля обхватила его со спины.

- Милая, - прервав беседу с одним из гостей, Строганов оглянулся через плечо. - Еще полчасика, и идем. Согласна?

Руки соскользнули и плетью повисли вдоль туловища. Полчаса назад ответ был тот же. Дела и вопросы настигли даже здесь, как проклятие. Они даже поговорить нормально не успели. Пять минут на извинения, и Рогозин самым бесцеремонным образом умыкнул жениха прямо из-под носа. А теперь новая отсрочка. Полчаса.

- Витя… - Аля взяла со столика бокал шампанского, который "мучила" весь вечер. Допила в один глоток. - Прости, что отвлекаю.

- Да? - Строганов вновь прервал разговор.

- Я на улицу. Хочу прогуляться.

Разрываясь между желанием смыться и необходимостью обсудить один из волнующих вопросов, Витя поцеловал невесту в висок, тихо шепнув:

- Может, все-таки подождешь?

Удивляясь собственному упрямству, Александра отрицательно покачала головой.

- Ладно. Где тебя потом искать?

- В номере, - глаза девушки радостно вспыхнули. - Я погуляю вдоль пляжа и приду в номер.

- Уверена? Мне бы не хотелось, чтобы тебе что-то...

- Не волнуйся.

Она помахала на прощанье собеседнику жениха и, даже не поцеловав Строганова, выпорхнула из зала. На свободу.

На улице уже стемнело. Прохладный морской бриз порывом обдал свежестью с ног до головы. Заставил вздрогнуть. Приятная дрожь волной прокатилась по телу, прогоняя всякие сомнения и мысли о возвращении. "Как хорошо!" - девушка подняла голову к звездному небу, вдыхая полной грудью аромат моря и цветущих деревьев.

Не прошло и минуты, как ноги сами понесли вперед. Подальше от людей. К яхтам, где в такое время было тише всего. И привычно. Уже привычно.

***

Олег положил в сумку старую бейсболку, ту самую, которую всю неделю регаты носила Аля. Проверил запоры на люках и, выключив свет, стал подниматься наверх. Больше ему нечего было делать на яхте. Впереди оставалась дорога в отель, а утром - перелет и новая гонка. Уже не такая простая, профессиональная: равные соперники, команда, укомплектованная настоящими асами, другая яхта и другая жизнь.

Тусклый свет от уличных фонарей слабо освещал палубу. Сафронов привычным движением, не глядя, закрыл за собой люк и выпрямился. Больше ничего сделать не успел. Прямо перед ним, обхватив себя руками, стояла его фея. Как видение.

- Аля... - сумка с глухим стуком упала на палубу.

- Ты... - девушка сделала шаг назад.

Каблук скользнул по гладкой глянцевой поверхности. Она упала бы. Свалилась бы за борт, и никакой леер на этот раз не выручил. Спас капитан. Олег схватил ее за руку в самый последний момент. Впечатал в себя и крепко сжал в объятиях.

- Тебя и на секунду нельзя оставить без присмотра, - закрыв глаза, он уткнулся носом в волосы девушки. Отпускать не хотелось.

- Не знаю, как у меня это получается, - ответила шепотом Аля.

- Не испугалась?

- Не знаю... Наверное, не успела. - Сердце готово было выпрыгнуть из груди, но она не сдвинулась с места. - Чувствую себя такой неуклюжей.

- Мм... – протяжно.

- Совсем…

- Маленькая ходячая катастрофа.

Але даже смотреть на него не нужно было - знала, что улыбается. Как всегда. Вдруг все стало легко и просто.

- Ты почему не пришел попрощаться?

- Я при... - осекся. Сказать о том, что пришел и даже попрощался со всеми кроме нее, язык не повернулся. - Был занят.

Девушка аккуратно выбралась из горячих объятий и с недоверием воззрилась на капитана. Он лгал. Впервые за время их знакомства.

- Ясно, - она вновь обхватила себя руками. - Сейчас ты, наверное, тоже занят. Я тогда пойду, чтобы...

- Нет!

Оба, не мигая, уставились друг на друга.

- Не уходи. Ты мне не мешаешь, и вообще... Я совершенно свободен, - плюнув на здравый смысл, признался Олег.

***

Свесив ноги с палубы, двое сидели рядом уже десять минут и смотрели на море. Беседа не клеилась. Короткие фразы ни о чем и одинокие слова. Ветер срывал их с языка и уносил вдаль. Без ответа. Пустое. Прокручивая в голове множество мыслей сразу, двое не знали, что сказать вслух. Она, кутаясь в теплый мужской свитер, все чего-то ждала. Он искоса поглядывал на нее, пытаясь сдержать в узде собственные порывы. Десять минут напряженного, выматывающего молчания под звездным небом. На борту одной из самых красивых яхт марины.

- Знаешь... Все так... - Аля не выдержала первой.

- Глупо?

- Нет. - Закусила губу. Подбирать слова получалось с трудом. - Я хотела бы поблагодарить тебя за все.

- За неделю качки в компании странных типов? - отшутился Олег.

Ему сейчас даже думать о какой-либо благодарности казалось опасным. Двуспальная каюта на носу так манила испытать на прочность упругий матрас. Вдвоем. До утра. И что самое рискованное - одним матрасом дело могло не обойтись. Как и одной ночью. А потом...

- За это тоже, - улыбнулась девушка.

- Всегда к вашим услугам, мисс.

Ответ отдавал горечью, но Аля не почувствовала.

- А еще за фотоаппарат и за то, что ты... - замялась.

- Не нужно. Не нужно меня ни за что благодарить. Хорошо? - строго.

- Да...

Слова опять пропали. Девушка нахмурилась, ругая себя за то, что вообще завела разговор о благодарности, а ее собеседник, зло выдохнув, откинулся спиной на яхту. Олег мысленно клял себя. Более дурацкую ситуацию и представить было сложно. Зачем только попросил ее остаться? Чтобы смотреть, облизываться и ждать, когда фея упорхнет к своему драгоценному Вите?

Оба ощущали, что снова зашли в тупик. Снова незнакомцы, которым нечего делать рядом. Но никто не поднялся и не ушел. Он повернулся на бок лицом к девушке, а та сняла с плеч свитер и надела его как положено через голову. "Упрямая!" - усмехнулся Сафронов, но вслух ничего не сказал.

***

Опять на борту стало тихо. Теплые волны настойчиво бились о бока яхты, и брызги приятно щекотали пятки. Вдали, на возвышенности мигал проходящим судам одноглазый маяк, а город за спиной просыпался для ночной жизни. Вокруг все было буквально пропитано кипучей энергией. Двигалось, сверкало, дурманило ароматами и фантазиями. Как в сказке.

- В Питере сейчас скорее всего сыро и холодно, - голос Али прозвучал едва слышно.

- А здесь еще месяц, и станет невыносимо жарко.

- Жаль, что нельзя остановить время, - девушка откинулась назад, опершись на руки. - У тебя, наверное, скоро новая регата?

- Через три дня. - Олег старательно отводил взгляд от красивого профиля и высокой груди.

- Завидую... А какая это будет регата, такая как здесь?

- Нет. К счастью, нет. Профессиональная гонка. Скоростная яхта, никаких удобств и огромные паруса.

- Как та? - Аля указала на большой явно спортивный парусник, что стоял на приколе у дальнего края марины.

- Нет, - Олегу хватило одного взгляда. - Наши более плоские, без кают, а это кругосветный болид. Красавец.

- Здесь? Кругосветная яхта?

- Да. Что тебя удивляет?

- Никогда не думала, что они могут...

- Останавливаться у берега? - Олег усмехнулся.

- Да, - стыдливо.

- Так многие думают. Распространенное заблуждение. Они останавливаются на контрольных точках и не только. За год в пути чего только не случается.

- Ты так говоришь, будто сам принимал участие.

- Нет, - рассмеялся Олег. - Кругосветка – это, конечно, здорово и интересно, но не по мне.

- Долго?

- Очень! Меня звали, но нет. Может, позже решусь, когда надоест скорость, и захочется больше трудностей.

- А сейчас, значит, хочешь скорость.

- Чего мне только не хочется, - хмыкнул. - И скорость в том числе. А тебе?

Сафронов виртуозно перевел стрелки со щекотливой темы.

- Чего хочу я?

- Да. Чего хочет от жизни самая очаровательная девушка этого побережья?

Аля поежилась будто от холода. В чужих устах вопрос, который она постоянно задавала себе, прозвучал как задание на экзамене. Только что ответить? Свадьба, большая дружная семья, стайка маленьких Строгановых, карьера фотографа? Вчерашние решения сегодня вызывали странные чувства. Временами от этого было тревожно, словно посмела усомниться в чем-то священном.

- Так много желаний, что не знаешь, какое важнее? - Олег приподнялся на локтях. Задумчивость Али не прошла мимо его внимания.

- Да уж... - она отбросила со лба волнистую прядь, выпрямилась. - Кота хочу.

Сафронов расхохотался. Такой ответ он никак не ожидал получить.

- Не понимаю, что такого смешного я сказала, - Аля, играючи, ткнула его локтем в бок, заставив ойкнуть. - Да, я хочу завести кота! И не какого-нибудь, а строго определенного.

- Только не говори, что наш полосатый юнга тебя настолько охмурил!

- Безнадежно, - теперь смеялась и Аля.

- Черт! Хочу быть котом! Им достаются самые лучшие девушки, стоит лишь жалобно мяукнуть.

- Неправда! Он уникальный кот.

- Уникальная у него только наглость.

- Это тоже, но... - она сникла. - Но ничего не выйдет. Мало того, что он исчез, так еще и прививки. Я узнавала правила перевозки. Какой-то ужас.

- Что? Проще своим ходом, на лапах через границу?

- Именно.

- Мне кажется, ради тебя он бы и на брюхе переполз.

- Ради мяса!

- И тебя.

- Мяса.

- Только ради тебя, - искренно, без улыбки. - Куда ему без тебя теперь?

- Не надо...

Разговор незаметно подошел к опасному рубежу. Обоим стало не по себе. Договорились о пустяках. Доболтались.

Чертыхнувшись, Олег резко поднялся с места. Пора было прекращать этот мазохизм.

- Уже поздно. - Протянул руку девушке.

Та бросила последний взгляд на море и вложила свою ладошку в горячую ладонь капитана.

- Да. Мне пора.

- Понимаю, - сквозь зубы: - Ждут.

Кивок.

- Еще раз спасибо. - Она нехотя сняла свитер. - И...

- Прощай, - оборвал ее Сафронов.

- Прощай. - Растерянно пожала плечами. Вроде нужно было сказать что-то еще. О том, что, возможно, когда-нибудь увидятся или услышат друг о друге, но не произнесла ни слова.

Лишь губы дрогнули, и меж бровей пролегла складка. Уходить не хотелось. До слез. До глупого "не отпускай". Отчаянно.

И он понял. Прочел в глазах, и в один миг все благоразумие разом куда-то подевалось.

- А, к черту! - рывком притянул к себе девушку.

***

Аля даже пикнуть не успела, как оказалась плотно прижатой к твердому мужскому телу, а горячие смелые губы жадно накрыли ее рот.

Как землетрясение. Земля ушла из-под ног, и все что осталось - широкие плечи под ладонями; сильные руки, бесстыже, по-хозяйски шарящие по телу; одно дыхание на двоих, и губы. Губы повсюду. На щеках, на шее, на чувствительном местечке у вены под подбородком, на ключице, снова на губах и снова повсюду. Бешено, властно, как изголодавшийся.

Аля хватала ртом воздух, задыхаясь от поцелуя. Стучала кулаками по груди и цеплялась за рубашку, когда он на мгновение отрывался от нее.

- Не надо, пожалуйста... - стонала и тут же прижималась губами к губам, умоляя о продолжении.

Олег безумствовал. Чувствуя ответное желание, готов был взять ее прямо здесь и сейчас. Сдерживался из последних сил, чтобы не сорвать платье и не причинить боль. Руки дрожали от напряжения. Пальцы мяли и гладили нежную кожу, оставляя горячие следы. Всего было мало. Мало и быстро.

А когда все закончилось, никто так и не понял, кто первый разжал объятия и отступил. Смотрели друг на друга как загнанные звери. Молчали, проклиная слабость. Хотели сорваться.

Держались.

- Нет. - Аля выставила вперед ладони. - Больше нет! - с надрывом.

Реальность холодным душем окатила ее с ног до головы. "Нельзя", "непростительно", "грязно", "виновата" - калеными клеймами обжигали кожу там, где прикасались мужские руки.

В этот раз он не стал ее останавливать. Сжав кулаки, исступленно смотрел, как уходит, и все больше ненавидел Строганова.

Конец. Фортуна лихо развлеклась с ним и бывшим конкурентом. Вновь свела вместе, но без шанса на победу. Для него.

- Прощай, фея, - прохрипел Олег вслед удаляющейся девушке.

Ничего не осталось. Тоска и одинокий силуэт с каждым мгновением все больше растворяющийся в темноте. Безвозвратно. Оглушенный, он выждал до последнего, а затем быстро разделся и прыгнул в воду. Прочь от мыслей и желаний в прохладные пенные волны.

Море приняло любимого сына с радостным плеском. Беззаботно бросило в лицо соленые брызги, утянуло от берега. Он не сопротивлялся. Отдался на волю стихии, позволяя той лечить себя бездонной глубиной и черной далью. Как всегда.

***

В соседних номерах еще горел свет, но в этом было темно и тихо. Обнаженный мужчина лежал на кровати, закинув за голову руки. Дразнясь, коварные лунные лучи ласкали не прикрытое никаким одеялом красивое, сильное тело. Гордый профиль, широкие плечи, узкие бедра... Казалось, он ждет. Вот-вот откроет глаза, скажет «привет» своим бархатным голосом. Улыбнется...

Александра бесшумно закрыла за собой дверь и, опершись о косяк, остановилась у порога. Ноги отказывались подчиняться. Невыносимо трудно было сделать хотя бы шаг вперед.

- Витя, - позвала Аля еле слышно.

Молчание в ответ.

- Витя...

Он вновь не ответил. Даже не шелохнулся, и глаза по-прежнему были закрыты.

- Господи, спасибо тебе, - Аля прижала ладонь к своему горячему лбу и облегченно вздохнула.

Всю дорогу до гостиницы она мучилась, не зная, как взглянуть ему в глаза. Как выбросить из головы безумный поцелуй на пристани и не причинить боль. Но судьба распорядилась сама. Витя всегда баловал ее. Делал все, чтобы она чувствовала себя счастливой. Сделал и сейчас.

Часы на стене показывали полночь. За окном ярко сияли звезды, подмигивая одна другой. На столике у изголовья дожидался своего времени дорогой подарок – новый фотоаппарат. А в кровати, изможденный работой и нечеловеческим графиком, смотрел сны ее мужчина. Будущий муж.

 

Глава 11. Матч-рейс

 

Матч - рейс – это самостоятельный вид парусного спорта,





Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.40.250 (0.014 с.)