РАЗГОВОРНЫЙ СТИЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА. ОРАТОРСКОЕ ИСКУССТВО ЮРИСТА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

РАЗГОВОРНЫЙ СТИЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА. ОРАТОРСКОЕ ИСКУССТВО ЮРИСТА



Цель:дать характеристику устной речи юриста, определить основные причины, влияющие на характер устной правовой коммуникации; проанализировать с лингвистической точки зрения речи известных отечественных юристов-ораторов.

 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

1. Культура устной речи в профессиональной деятельности юриста официально-деловой, научной и публицистической направленности.

2. Основные экстралингвистические и лингвистические особенности разговорного стиля языка. Жанровое разнообразие стиля: беседа, диалог, рассуждение и др.

3.Ораторское мастерство юриста. Судебное красноречие.

4. Влияние разговорного стиля на ораторскую речь.

 

ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ

1. Выразительно и в соответствии с нормами орфоэпии прочитайте газетную статью Н.Киреева.

 

Выходят на работу «щипачи»

Наверное, каждый из нас, сам того не сознавая: мол, где это я выронил кошелек, - хоть однажды становился жертвой карманников-«щипачей» – они же «верхушечники», «клюквенники», «муравьи»…Этот вид воровства распространен во всем мире.

Американский писатель Уэйн Б. Егер даже книгу выпустил «Техника профессионального карманника», которая стала настоящим бестселлером в США. Еще бы, ведь в Нью-Йорке ежегодно от «щипачей» страдает полмиллиона людей. Автор утверждает, что «карманное воровство не только простое и выгодное, но также и достаточно безопасное занятие». В России этот вид кражи относится к разряду труднораскрываемых преступлений…

Тем не менее милиция продолжает бороться с любителями порыться в чужих карманах, сумках, кошельках. Уголовный кодекс РФ не либеральничает с преступниками. В нем есть сто пятьдесят восьмая статья, предусматривающая максимальное наказание до трех лет лишения свободы, а если преступление совершено ранее судимым или организованной группой – до десяти лет.

Оперативники разделяют карманников, из среды которых, кстати, выходят «воры в законе», на несколько категорий, в основном по месту и методу «деятельности». Самая распространенная – «транспортники». Преступление совершается как в одиночку, так и группой. Один, к примеру, вытаскивает у «лоха» кошелек или деньги и незаметно «переначивает» (передает) сообщнику – «оттырщику». Если обчищенный гражданин вовремя спохватился и поднял шум, то у стоящего рядом с ним улыбающегося вора никакого вещдока не обнаружите – кошелек давно «уплыл».

… Вору очень важно отвлечь внимание хотя бы на пару секунд. Способов много. Так, женщины-«щипачи», как правило, сбивают с толку мужчин, пользуясь своей сексуальностью. Карманница может потереться пышной грудью, и сомлевший клиент уже готов. В Калуге, например, за одну остановку такая «дама» умудрялась «тырить» до четырех кошельков. На вокзалах и в других общественных местах можно встретить сразу несколько разновидностей воров. Особенно они липнут к проезжающим. Например, «глухонемые» орудуют там, где минимальное количество людских глаз. Допустим, подходит к вам человек, размахивая руками, что-то хочет спросить. Вы, естественно, ничего не понимаете. В ходе «беседы», как бы привлекая внимание, «несчастный» несколько раз похлопывает вас по пиджаку. Потом, раздосадованный вашей бестолковостью, достает листок бумаги и пишет на нем вопрос. Для удобства прижимается к вам, а то и пишет на вашей груди. Прочитав ответ, удаляется, благодарно кивнув головой. Вы удовлетворены, как-никак помогли «больному» И не сразу обнаруживаете, что ваши карманы обчистил «глухонемой».

Откуда берутся такие ловкачи, которых раньше, видимо, за умение проникнуть в любую щель, называли «проволока тонкая». В преступной среде были и, наверное, есть сейчас так называемые курсы воровского искусства, где «щипачи»-профи с богатым уголовным прошлым обучают поросль из беспризорных детей… В поездах мы можем стать жертвой других воров. Методика их «работы» проста. В вагоне несколько парней и девчат «провожают» отъезжающего друга или подругу. Сцена происходит за несколько минут до отправления поезда. Находясь в купе, они шумно и трогательно прощаются, обнимаются, выпивают «на посошок». Пассажиры не подозревают, что в этот момент происходит «облегчение» карманов их одежды, оставленной на вешалке в купе. Попадаются и чересчур благородные пассажиры, которые даже выходят из купе, дабы не мешать «честной компании». Подобным способом «друзья» успевают «попрощаться» в нескольких поездах на одном вокзале. «Отъезжающие» подельники выскакивают из вагона за секунду до отправления поезда. Как правило, будущую жертву присматривают у билетных касс, где люди невольно демонстрируют толщину своих кошельков.

Среди карманников есть «аналитики», которые осведомлены, когда и на каком предприятии или в учреждении выдают зарплату. «Рюмочники» посещают банкеты, презентации, другие массовые застолья или просто обирают отяжелевших клиентов у ресторанов и кафе. Иногда сами прикидываются в стельку пьяными и пытаются прислониться к прохожим…

Чтобы не стать жертвой «щипача», надо воспользоваться советами сыщиков. Самый простой – перед выходом из дома распределите деньги по карманам: крупные – во внутренний, мелочь – поближе, для удобства при расплате за мелкую покупку. Не укладывайте всю наличность в один кошелек или портмоне: этим вы облегчите «работу» вору.

 

2. Докажите юридическую публицистическую направленность вышеприведенной статьи.

 

3. Устно изложите содержание статьи или составьте диалог в вопросно-ответной форме.

4. Дайте анализ «Речи в защиту Семеновых» юриста В.Л.Россельса с точки зрения эмоционально-экспрессивного воздействия.

 

Товарищи судьи!

Старый рабочий, слесарь Семенов никогда не забудет тот холодный декабрьский день, когда он встретил давнишнего знакомого, почтенного, уважаемого и занимающего, с его точки зрения, высокое положение главного бухгалтера главка Любомудрова…

Встречи этой ему не забыть.

Навсегда сохранится в памяти Семенова и просьба, с которой обратился к нему Любомудров. «Гавриил Борисович, - сказал он, - машинистка наша перепечатала для учреждения не входящую в ее обязанность работу, а оплатить ей, штатной машинистке, сверх заработной платы тысячу рублей как-то неудобно. Не поможете ли? Да в чем сомневаетесь? Ведь это же совсем просто. Я выпишу по счету вашей жене деньги на ее имя, вы с ее доверенностью их получите, передадите мне, а я – машинистке. Вот как приходится обходить бюрократические формальности», - вздохнул он.

Екнуло, сильнее забилось сердце Семенова: «хорошо ли?» Но тут же одумался.

«В чем дело, в конце концов? Тысячу рублей получу, полностью отдам, и машинистка своего не потеряет. Что же тут плохого? Да и не кто-нибудь просит, а Виктор Иванович…»

Согласился…

Разговор этот, как на камне высеченный, из памяти его не изгладится.

Как обещал, так и сделал…

И только значительно позже, у следователя, Семенов узнал, что не было никакой работы, никакой машинистки, что старый знакомый, почтенный, уважаемый главный бухгалтер главка Виктор Иванович Любомудров обманул его и жену.

«Поверить не мог, потемнело в глазах, подкосились ноги, стали как ватные», - вспоминал здесь об этом Семенов.

Все так, как было, рассказали Семеновы следователю, и он поверил и тому, что они обмануты Любомудровым, и их бескорыстию.

Да и как было не поверить Семеновым, которым проще было бы утверждать, что Полина Александровна действительно работала и за работу получила законно причитавшееся ей вознаграждение…

Легко было проверить Семеновых еще и потому, что в аналогичном положении оказались и другие простые душой люди, бескорыстие которых было выгодно использовать Любомудрову и которых он, как и Семеновых, убеждал, что они делают хотя по форме неправильное, но по существу доброе дело.

Поверил Семеновым следователь и, несмотря на это, внес их в список тех, кому суждено было разделить скамью подсудимых с Любомудровым…

Такова горькая судьба этих неискушенных, слишком доверчивых людей, прошедших весь свой долгий путь по прямым и светлым дорогам жизни, не ведая о кривых и темных ее переулках, о звериных ее тропах, по которым бродят хищники…

И вот Семеновы, всю жизнь прожившие рука об руку и здесь сидящие рядом, поникшие и растерянные, с тоской внимают речи прокурора, искусно доказывающего, что обманувший Любомудров и обманутые им Семеновы связаны одним общим умыслом, направленным на хищение тысячи рублей, как будто у рыбака и трепещущей в его хитро сплетенной сети рыбы возможен общий умысел.

Можно ли согласиться с прокурором, утверждающим «виновны и должны быть осуждены», или прав защитник, говорящий «невиновны, должны быть оправданы!»

Вам придется решать, кто из нас прав.

Вы помните, товарищи судьи, что Семенов на вопрос, признает ли он себя виновным, ответил: «Тысячу рублей получил и отдал их Любомудрову, в этом каюсь, но у меня и в помыслах не было содействовать ему в хищении».

В этих простых, бесхитростных словах заключено содержание, имеющее серьезное правовое значение. «И в помыслах не было» – это значит на языке права «не было умысла».

Хищение – преступление умышленное, и само собой разумеется, что Семеновы могли бы быть осуждены за участие в этом преступлении только в том случае, если бы была установлена их умышленная вина.

Однако наличие умышленной вины предполагает раньше всего сознание лицом фактических обстоятельств, образующих соответствующий состав преступления.

Но ведь прокурор согласен, что здесь именно те фактические обстоятельства, которые образуют состав хищения, и были скрыты от Семеновых

Ведь в их представлении, в противоречии с действительностью, существовали и машинистка, и работа, за выполнение которой ей законно причиталось получить тысячу рублей.

Но если в сознании Семеновых не создалось представления о готовящемся Любомудровым хищении, то не может быть и речи об умышленной их вине…

…соображения, устанавливающие отсутствие умышленной вины у Семеновых, подкрепляются и тем имеющим самое серьезное значение обстоятельством, против которого также не спорит прокурор, что Семеновы никакой корыстной или иной заинтересованности не имели.

Этот факт делает предположение о соучастии Семеновых в хищении государственного имущества совершенно необоснованным, предположение это повисает в воздухе, лишенное почвы, на которой могло бы вырасти соучастие в тяжком, касающемся экономической основы государства преступлении, грозящем преступнику суровым наказанием.

Вот почему полагаю, что в споре с прокурором я прав. Обманутые Семеновы не могут быть осуждены за соучастие с Любомудровым в хищении государственного имущества.

Однако остается еще серьезный уголовно-правовой вопрос.

Семеновы без умысла, направленного на хищение, бескорыстно передали Любомудрову тысячу рублей, но деньги эти они получили из кассы главка подложно, за работу, которую они не делали.

Можно ли считать их действия безразличными со стороны закона?

Ответ находим в законе.

Подлог предусмотрен ст. 72 и 120-1 УК нашей республики. Обе эти статьи не предусматривают подлоги, бескорыстно совершенных частными лицами. Такой подлог не является преступлением и уголовно не наказуем.

Стало быть, Семеновы не участвовали ни в хищении, ни в совершении уголовно наказуемого подлога и должны быть судом оправданы…

Семеновы, несомненно, нарушили нормы нравственности. Может ли защитник, «добру и злу внимая равнодушно», пройти мимо такого рода нарушения и не высказать своего морального осуждения?

Конечно, нет. Не может этого сделать и суд.

Судебный зал – лаборатория, в которой формируется общественное сознание граждан, поэтому здесь громко должны прозвучать слова осуждения неправильных, недопустимых действий Семеновых. Но нарушение норм морали влечет моральное, а не уголовно-правовое осуждение…

В правде, в труде, в уважении, в любви друг к другу, к людям, к своему государству, не омраченная столкновениями с законом, протекала спокойная жизнь рабочего Гавриила Борисовича Семенова и его жены, скромной служащей Полины Александровны.

И вдруг…

Нет, никогда не забыть им Любомудрова, никогда не изжить им постигшего их на склоне лет разочарования, никогда не погаснут в их памяти эти тяжкие дни…

Морального осуждения они заслуживают, и они его уже получили. Но для их осуждения в уголовном порядке и применения к ним уголовного наказания нет законного основания. Я прошу их оправдать.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Баишева З.В. Русский язык и культура речи в юриспруденции: Учебник: ИМЦ ГУК МВД России, 2002, - С. 8-10.

2. Голощапова Т.Г. Русский язык и культура речи: Учебно-методическое пособие. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2005, - С. 180-189.

3.Голуб И.Б. Русский язык и культура речи. – М.: Логос, 2002, - С. 26-33.

4.Ивакина Н.Н. Профессиональная речь юриста: Учебное пособие. – М.: Издательство БЕК, 1997, - С. 78-84.

5. Культура русской речи: Учебник для вузов / Под ред. проф. Л.К.Граудиной и проф. Е.Н.Ширяева. – М.: НОРМА, 2000, - С. 98-148.

6.Русский язык и культура речи: Учебное пособие для вузов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003, - С. 89-115.

6. Штрекер Н.Ю. Русский язык и культура речи: Учебное пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003, - С.156-224.

 

 

ОСНОВНЫЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ТЕРМИНЫ

Документ –все то, что может свидетельствовать о чем-либо, подтверждать что-либо.

Жанр речи - разновидность в рамках того или иного функционального стиля речевого произведения, характеризующаяся единством конструктивного принципа, своеобразием композиционной организации материала и используемых стилистических структур (закон, устав, справка – жанры официально-делового стиля).

Канцеляризмы– слова, обороты, грамматические формы и конструкции, употребление которых закреплено за официально-деловым стилем, особенно за канцелярско-деловым подстилем.

Клише– речевой стереотип, готовый оборот, используемый в качестве легко воспроизводимого в определенных условиях и контекстах стандарта.

Контекст – законченный в смысловом отношении отрывок письменной речи (текста), дающий возможность точно установить значение отдельно входящего в него слова или предложения.

Научный функциональный стиль языка – разновидность литературного языка, обслуживающая сферу науки, основная функция которой – выработать объективные знания о предметах и явлениях, идеях и законах действительности, вскрыть их закономерности.

Общеупотребительная межстилевая лексика и фразеология– номинативные единицы, используемые независимо от стиля речи, не имеющие стилистической окраски.

Ораторская речь– воздействующая, убеждающая речь, произносимая профессионалом речи (оратором) и обращенная к широкой аудитории с целью влияния на ее взгляды, убеждения и настроения.

Официально-деловой функциональный стиль языка- разновидность литературного языка, которая функционирует в сфере административно-правовой общественной деятельности.

Письменная речь –форма реализации языка на письме с помощью графических знаков.

Профессионализм- слово или фразеологизм, свойственные речи той или иной профессиональной группы (демократизатор, гастролер, ментовка - профессионализмы работников правоохранительных органов).

Публицистический функциональный стиль языка – стиль, обслуживающий сферу общественно-политических, общественно-экономических, социально-культурных и других общественных отношений.

Разговорный (разговорно-бытовой, разговорно-обиходный) стиль– особая функциональная разновидность литературного языка, которая обслуживает сферу повседневного общения.

Речь– конкретное говорение, протекающее во времени и облеченное в звуковую (включая внутреннее проговаривание) или письменную форму.

Риторика- теория выразительной речи, теория красноречия, ораторского искусства.

Служебный документ –1) директивные и распорядительные документы (законы, постановления, решения, приказы и т.д.); 2) административно-организационные документы (планы, уставы, правила, акты, отчеты, протоколы, служебные письма и т.д.); 3) документы по личному составу – личные документы (заявление, автобиография, рапорт и т.д.); 4) финансовая документация; 5) учетная документация.

Стилистика- 1. Раздел языкознания, изучающий различные стили (стили языка и стили речи, жанровые стили, индивидуальный стиль писателя и т.д.). 2. Учение о выразительных средствах языка (стилистика языка) и их использование в различных сферах речевого общения (стилистика речи).

Стилистическая окраска– дополнительные стилистические оттенки, которые накладываются на основное, предметно-логическое значение номинативных единиц и выполняют эмоционально-экспрессивную или оценочную функцию, придавая высказыванию характер официальности, торжественности, фамильярности и т.д.

Стилистические нормы – исторически сложившиеся и вместе с тем закономерно развивающиеся общепринятые реализации заложенных в языке стилистических возможностей, обусловленных целями, задачами и содержанием речи определенной сферы общения; правила наиболее целесообразных в каждой сфере общения реализиций принципов отбора и сочетания разных языковых средств, создающих определенную стилистико-речевую организацию.

Стилистические пометы- указания в лингвистических словарях на ту или иную стилистическую окраску номинативных единиц языка.

Стиль– 1. Разновидность языка, характеризующаяся особенностями в отборе, сочетании и организации языковых средств в связи с задачами в общении (стиль языка, функциональный стиль). 2. Совокупность приемов использования средств языка, характерная для какого-либо писателя, произведения, жанра (стиль ораторской речи, стиль лекции). 3. Отбор языковых средств по принципу экспрессивно-стилистической их окраски (стиль книжный, стиль официальный, стиль торжественный). 4. Построение речи в соответствии с нормами словоупотребления и синтаксиса (небрежный стиль, стиль простой, стилистические ошибки).

Стиль речи- применение языкового стиля в определенной речевой сфере.

Судебное ораторское искусство –комплекс знаний и умений юриста по подготовке и произнесению публичной судебной речи сообразно с требованиями уголовно-процессуального закона; умение построить объективно аргументированное рассуждение, формирующее научно-правовые убеждения; умение воздействовать на правосознание людей.

Термин– слово или словосочетание, точно обозначающее какое-либо понятие науки, техники, искусства (правопреемство, дееспособность, ходатайство, личный досмотр).

Устная речь –звучащая форма реализации языка.

Функциональные стили литературного языка- исторически сложившиеся в данное время в данном языковом коллективе разновидности единого литературного языка, представляющие собой относительно замкнутые системы языковых средств, регулярно функционирующие в различных сферах общественной деятельности.

Штамп –стилистически окрашенное средство речи, отложившееся в коллективном сознании носителей данного языка как устойчивый, «готовый к употреблению» и потому наиболее «удобный» знак для выражения определенного языкового содержания, имеющего экспрессивную и образную нагрузку (нехитрые пожитки, белая смерть)

.

ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗАНЯТИЕ 6.



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.014 с.)