ТОП 10:

Теория конституциональной предрасположенности



Биологическое, или антропологическое, направление не исчерпывается ломброзианством. Большую известность получили теории, объясняющие девиации особенностями телосложения. По мнению немецкого психиатра Э. Кречмера и его последователей (прежде всего - американского криминолога У. Шелдона), прослеживается связь между типом строения тела, характером человека, а следовательно, и его поведенческими реакциями, включая девиантные.

Остановимся подробнее на идеях У. Шелдона. Известный американский пси­холог, в середине XX в. он подчеркивал важность строения тела и особенности фигуры в прогнозировании криминальности человека. При этом он проводил параллели с собаками: у собак некоторых пород имеется склонность следо­вать определенным образцам поведения. Также и у людей определенное строение тела означает присутствие характерных личностных черт.

Шелдон является автором «теории конституциональной предрасположенности», согласно которой высокие и худые люди - эктоморфы (отличаются тонко­стью и хрупкостью тела) - чаще будут робкими, заторможенными, склонными к одиночеству, интеллектуальной деятельности, к самоанализу, наделены по­вышенной чувствительностью. Сильные, мускулистые мезоморфы (отличаются силой и стройностью) – динамичные, стремятся к господству, не проявляют особой чувствительности. Невысокие, полные эндоморфы (люди с мягким и несколько округлым телом) - общительны, спокойны, веселы. Опираясь на исследование поведения двухсот юношей в центре реабилитации, Шелдон сделал вывод, что наиболее склонны к девиации мезоморфы.

Но идеи связать потенциальную преступность с телосложением также вызвали резкую критику со стороны ученых. Во-первых, можно предположить, что люди, отличающиеся мускулинностью, предпочтут криминальную деятельность всем другим, т.к. они могут реализовать и продемонстрировать свою силу и лов­кость. Но авторы теории так и не нашли доказательств, что склонность к правонарушениям наследуется. Во-вторых, исследования в этой области были ограничены изучением правонарушителей в исправительных колони­ях. В-третьих, Ш. и Э. Глюк, известные своими исследованиями в области несовершеннолетней преступности, подтвердили вывод Шелдона о доминировании среди преступников мускулистых молодых людей, но предупредили, что отменное физическое развитие вовсе не обязательно ведет к преступности. По их мнению, родители держатся на некоторой дистанции от крепко сложенных сыновей, которые, в свою очередь, когда вырастают, не слиш­ком чутко относятся к окружающим.

В тоже время Э. и Ш. Глюк отмечают влияние семейных ценностей на формирование преступного образа жизни. Так, в 1968 г. при исследовании 500 подростков-рецидивистов и контрольной группы несудимых ониустановили, что имеющие судимость чаще, чем их законопослушные сверстники из контрольной группы, были лишены любви родителей, братьев или сестер и что лишь немногие из них (в отличие от ребят из контрольной группы) сердечно относились к своим родителям или идентифицировали себя с отцом. Отцы подростков-преступников отличались непредсказуемостью в своей воспитательной практике, часто применяли телесные наказания.

Хотя умственные способности у правонарушителей примерно такие же, как у несудимых, они значительно хуже успевали в школе. Эти лица постоянно прогуливали уроки, обманывали учителей, проявляли непослушание, рано бросали учебу. Ранее имевшие судимость в большей мере, чем несудимые, стремились к авантюрным приключениям. Подростки-правонарушители почти без исключения дружили с себе подобными. Среди них гораздо больший процент нереально мыслящих, инфантильных и неспособных найти правильное решение своих проблем (психопатические личности). Большинство оставались без профессии и работы; кроме того, они не хотели приобретать квалификацию.

Хромосомная теория

Хотя подобные теории были популярны в начале XX в., другие концепции антропологического направления их постепенно вытеснили. Были получены дополнительные данные о генотипе человека, что послужило толчком к возникновению хромосомной теории. Хромосомная теория, объясняющая девиации аномалиями половых хромосом (XY), начинает доминировать в науке с середины 1966 г. В соответ­ствии с нормой женщина обладает двумя хромосомами типа X, в то время как для мужчины характерно наличие одной хромосомы типа X и одной хромосомы типа Y. Однако бывают случаи, что у от­дельных людей имеются дополнительные хромосомы типов X или Y (XXY, XYY).

В 1966 г. П. Джекобс, исследовав заключенных в шотландской тюрьме, выдвинула гипотезу о повышенной агрессивности и, соответственно, высоком уровне насильственных преступлений у мужчин с лишней Y хромосомой (XYY вместо стандартного набора XY). Выяснилось, что среди этой категории больных частота хромосомных наборов XYY составляла 3,5%, т.е. в 35 раза больше, чем в среднем в обществе, а следовательно, добавочная хромосома Y является «хромосомой преступности», которая заставляет ее носителей совершать различные правонарушения.

В 1967 г. в известном научном журнале «Природа» была опубликована статья У. Прайса и П. Уотмора «Преступное поведение и мужской генотип XXY». В ней авторы, основываясь на данных, полученных ранее П. Джекобс, также пытались доказать, что наличие у мужчин в клетках дополнительной Y-хромосомы связано со склонностью к агрессии и различным правонарушениям. Они изучили хромосомные наборы пациентов мужского пола, содержащихся в лечебных заведениях для лиц с умственным развитием ниже нормы, имевших склонность к жестокости и антисоциальному поведению. Прайс и его коллеги установили, что наличие дополнительной хромосомы типа Y было свойст­венно мужчинам выше среднего роста, которые оказались тя­желыми психопатами.

Уже в 1973 г., Рональд Рейган, находившийся тогда на посту губернатора штата Калифорния, одобрил идею по созданию специального центра по изучению и предотвращению насилия, одной из главных задач которого должно было стать выявление связи между агрессивностью и нарушениями комбинаций половых хромосом.

Однако, позднее Т. Поуледж опроверг это предположение, указав на небольшой удельный вес в популяции людей с нестандартным генотипом (1 из 1000), в то время как уровень преступности динамичен и постоянно меняется во времени и пространстве. Поуледж также отметил, что повышенный рост характерен не для всех лиц с набором хромосом типа XYY.

По данным Р. Фокса (1971 г.), заключенные с хромосомным набором XYY не более склонны к насилию, чем другие заключенные, но относительно чаще совершают имущественные преступления. Кроме того, повышенная агрессивность может проявляться и в общественно полезном или допустимом поведении (спортсмены, полицейские, военнослужащие)[34].

В 1976 г., опираясь на результаты исследо­вания преступности в Дании, Уиткин и его коллеги об­наружили, что среди мужчин с составом хромосом XYY на­блюдался более высокий уровень правонарушений, чем среди людей, входивших в контрольную группу. Однако мужчины с составом хромосом типа XYY были осуждены в основном за имущественные преступления, а не насильственные.

Н. Смелзер также отметил, что этим мужчинам нередко присущ высокий уровень интеллектуальной дисфункции и необычная пугающая внешность, можно предпо­ложить, что они чаще бывают пойманы на месте преступления или признаны виновными, но совсем не обязательно чаще со­вершают преступления, чем люди с нормальным интеллектом и заурядной внешностью. Если в самом деле учитывать уровень развития их интеллекта, можно предположить, что обладающих хромосомами XYY легче поймать на месте преступления, но это не означает, что они чаще других совершают преступления[35].

В целом, как уже отмечалось выше, антропологическое направление не избежало критической оценки, во многом из-за противоречий результатов различных исследований. К тому же трудно вычленить и оценить чисто биологические факторы влияния на формирование девиантного поведения: нет никаких доказательств специфического воздействия всех вышеназванных биологических факторов именно на возникновение девиаций. Но самое главное критическое замечание заключается в следующем. Биологический подход не позволяет ответить на вопрос, почему определенные виды поведения стали считаться девиантными? Ведь культурный релятивизм предполагает, что девиации являются социальным конструктом, и в истории мы можем увидеть массу тому примеров. Поэтому антропологическая теория не может объяснить девиантность как социальный феномен.

 

Задание на семинарское занятие

1. Проанализируйте статью Т. Румянцевой «Факторы, способствующие агрессии» // Агрессия: проблемы и поиски в западной философии и науке. М., 1991. С. 89-133 и ответьте на следующие вопросы:

§ какова роль половых различий в уровне агрессивности?

§ каково влияние расовых различий на межличностную и групповую агрессию?

§ оцените влияние на агрессию человека экологических проблем окружающей среды;

§ увеличивается ли уровень агрессии при принятии спиртных напитков, наркотиков?

2. Подготовьте эссе на следующие темы:

§ каковы опасности использования принципов биологического подхода в политических целях?

§ опишите известные практики применения биологических теорий.

4. Проанализируйте рациональную систему наказаний позитивной школы (см. Приложение) и продумайте, какие основания для дифференциации наказаний были заложены в ней Ломброзо, Гарофало, Ферри и др. Учитывая социальный контекст теории ломброзианства, ответьте на вопрос: почему данные идеи были так популярны в конце XIX-нач. XX вв.

3. Прочитайте работы ученых, относящихся к антропологическому направлению (список 3, №№ 9, 10, 11, 15).

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.202.194 (0.016 с.)