ТОП 10:

Девиантология: понятие, предмет, связи с другими науками



Л.Д. Руденко

 

 

Девиантология

 

Учебное пособие

 

Ярославль 2007

 


Руденко Л.Д.

Девиантология:Учебное пособие / Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2007. - с.

 

В учебном пособии изложены теоретико-методологические основы курса девиантология. В работе рассмотрены основные теории в рамках позитивизма, объясняющие причины возникновения и существования отклонений от социальных норм в обществе: биологические, психологические и социологические. Каждый раздел сопровождается заданиями для самопроверки, в конце пособия приводится список литературы, работа с которым позволит расширить знание материала.

Представляет интерес для студентов очной формы обучения специальности «социология», изучающих учебный курс «Девиантология» (ОПД), аспирантов, преподавателей, членов общественных и государственных организаций, которые занимаются исследованиями в области отклонений от социальных норм.

 

 

Рецензенты:    
   

 

 

© Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова, 2007.
© Руденко Л.Д., 2007.  

 


Предисловие

Учебная дисциплина «Девиантология» в соответствии с учебным планом специальности «социология» относится к числу общепрофессиональных дисциплин.

Основными задачами данного курса является ознакомление с теоретико-методологическими основаниями понятий нормы, девиантности, культурного релятивизма и социального контроля. Детально излагаются теоретические основы и история формирования девиантологии – социологии девиантности и социального контроля.

Особую актуальность изучение отклонений от социальных норм приобретает в современных социально-экономических условиях, когда осуществляются коренные реформы в области политики, экономики и социальной сферы, сопровождающиеся значительными изменениями в уровне и качестве жизни населения. Остроту теме придает также стремительность процессов глобализации, в результате которой растет неравенство не только между социальными группами населения, но и между развитыми и развивающимися странами.

В данном пособии рассматриваются методологические предпосылки изучения и объяснения девиаций в рамках позитивизма. При этом особое внимание уделено социологическому направлению, т.к. именно в его рамках сформировалась и продолжает развиваться социология девиантности как специальная социологическая теория.

В помощь слушателям предоставлены контрольные вопросы и задания, список рекомендуемой литературы.

 

 


Тема 1. Основные понятия девиантологии

Понятие девиации

Несмотря на то, что девиацию по-разно­му трактовали представители различных концепций, все же среди социологов существует определенное согласие по поводу этого базового понятия: девиа­ция всегда относится к такому поведению, которое является нарушением правил, выработанных данным обществом или социальной группой. Понятие девиации подразумевает отка­з или неспособность индивида или целой группы людей следовать тем моральным нормам и правилам поведения, которые доминируют в обществе. При этом общество постоянно осуществляет социальной контроль над тем исполнением моральных предписаний, при этом существует мно­жество его различных способов - от при­менения физической силы до психологического дав­ления. При этом масштабы и ха­рактер допустимых рамок поведения варьируются не только во времени, но и от одного общества к другому.

Девиант заявляет о своем присутствии неправильным ответом в сравнении с тем ответом, кото­рый мог бы типично ожидаться. Петер и Бриджит Бергеры приводят интересный пример проявления социальных ожиданий приемлемого поведения: «…давайте представим себе толь­ко что пришедшего мужчину, представляемого гостям на вече­ринке. В комнате уже присутствуют несколько человек обоего пола. Типовое ожидание состоит в том, что когда мужчина представляется по имени другим присутствующим индивидам, он обойдет их по кругу, пожмет каждому руку и сядет. Если он проделает все это именно так, можно считать, что он отве­чает на ожидания типовым образом. Однако предположим, что, проделав все эти действия, он устремляется к одной из женщин, присутствующих на вечеринке, бросается перед ней на колени, складывает свои руки, касается лбом пола и гово­рит: «Вы так прекрасны. Позвольте мне воздать должное ва­шей красоте». Есть шанс (и даже в очень усложненной среде), что все, и в особенности женщина, которую чествуют таким образом, будут слегка встревожены. Если же будет установ­лено, что этот тип на коленях - не уроженец какой-то экзо­тической восточной страны, беспокойство еще более усилится. В зависимости от его последующего поведения, он может быть подвергнут класси­фикации несколькими различными способами. Могут прийти к заключению, что он просто пытается произвести впечатление. Или, может быть, он таким образом выражает некие собственные эксцентрические убеждения в том, каковы должны быть правильные отношения между людьми. Он мо­жет принадлежать к какой-нибудь группе, которая желает восстановить коды средневекового рыцарства. С другой стороны, люди могли бы решить, что он про­сто псих. Каким бы ни был вывод, этот акт данного индивида поместил его в сознании каждого из присутствующих в об­щую категорию девиантов»[14]. Таким образом, девиантность определяется соответствием или несоответствием поступков социальным ожиданиям. Некоторые социологи полагают, что девиантными могут быть не только дейст­вия, но и идеи, взгляды.

В самом широком смысле слова девиация означает поступки или действия, выходящие за пределы общепринятых норм. Когда социологи, в основном американские, пишут о том, что девиантность принимает такие формы, как криминал, самоубийство, бунт, гениальность, творчество, научные открытия, наркомания, воодушевляющее лидерство и т.д., то они имеют в виду девиантность в широком смысле. Действительно, большая часть примеров девиации ассоциируется у нас с негативными явлениями, например, наркоманией, кражей или жестоким обращением с женщиной. Но и абсолютно законопослушных людей, например, учеников, которые слишком усердно занимаются уроками, или тех, кто проводит большую часть своего времени за компьютером, мы тоже считаем девиантными.

Э. Гидденс обращает внимание на то, что девиантное поведение и преступление - отнюдь не одно и то же, хотя во многих случа­ях они могут пересекаться. Понятие девиантного поведения гораздо шире понятия пре­ступления, которое относится только к откло­няющемуся от нормы поступку, при котором происходит нарушение закона. Многие фор­мы девиантного поведения закон не карает санкциями.

Узкая трактовка подразумевает негативное отношение к социальным нормам, регулирующим поведение индивида или группы людей. В таком случае Н. Смелзер предлагает рассматривать девиацию как «отклонение от групповой нормы, которое влечет за собой изоляцию, лечение, тюремное заключение или другое наказание нарушителя»[15]. На основе данного определения он выделяет три основных компонента девиации: человек,которому свойственно определенное поведение; ожидание или норма,которая является критерием оценки девиантного поведения, и некий другой человек, группа или организация,реагирующая на поведение. Для более серьезных форм нарушения специалисты применяют дополнительные термины, а именно делинквентность и преступность.

В качестве сложного социального явления девиации определяются как нарушения социальных норм, которые ха­рактеризуются определенной массовостью, устойчивостью и рас­пространенностью при сходных социальных условиях.

Дж. Массионис определяет девиантность как осознанное нарушение культурных норм. Поскольку ими на­правляется почти любая человеческая деятельность, понятие девиантности чрез­вычайно емкое. Одной ее разновидностью выступает преступление - нарушение уголовного законодательства, официально принятого в обществе. Но даже криминаль­ная девиантность охватывает широкий спектр поведения, начиная от мелких до­рожно-транспортных нарушений и заканчивая изнасилованием и убийством.

В отличие от П. Бергера Дж. Массионис считает, что не всякая девиантность предполагает действие или даже выбор. Само суще­ствование некоторых категорий людей может быть тягостным для других. Пожи­лые люди кажутся молодым безнадежно «отставшими от реальности», а некоторые белые испытывают дискомфорт от одного лишь присутствия цветных. Физически здоровые люди часто считают инвалидов аут-группой - в точности так же, как богатые сторонятся бедных, ибо те не соответствуют их стандартам.

Хотя большая часть людей большую часть времени ведет себя в согласии с законами, таких людей нельзя считать абсолютно законопослушными, т.е. социальными конформистами. Так, проведенное в конце 1940-х гг. обследование жителей Нью-Йорка показало, что 99% горожан совершали правонарушения, пусть даже и незначительные и не всегда регистрируемые полицейскими (например, воровство в магазинах).

Как мы увидим в дальнейшем, существует множество объяснений причин девиантности, среди них есть и антропологические, психологические и социологические теории. Но даже в рамках этих направлений ученые по-разному истолковывают обстоятельства, способствующие возникновению девиаций. Так, теория аномии Э. Дюркгейма причину девиации разложении системы ценностей, в связи с чем отсутствуют ясные социальные нормы, которыми руководствуются индивиды в своем поведении. Поэтому особенно остро девиации проявляются в переходный период развития того или иного общества. В таком же ключе объясняют возникновение девиаций К. Шоу и Г. Маккэй: они свойственны тем обществам, в которых культурные ценности, нормы и социальные связи разрушаются, ослабевают. Американский социолог Роберт К. Мертон считал, что роль девиации возрастает, когда обнаруживается разрыв между одобряемыми обществом целями и социальными способами их достижения. Он применил эту идею, анализируя социальную действительность Соединенных Штатов Америки. Для большинства американцев жизненный успех превратился в культурно признанную цель. Но проблема в том, что не все могут этого добиться, так как условия неодинаковы.

Э. Сатерленд создал теорию дифференциальной ассоциации, судя по которой индивиды становятся правонарушителями из-за своего окружения, следующего девиантным моделям и методам. Этому принципу следуют тюремное руководство, старающиеся ограничить общение заключенных. Например, в Дании в местных тюрьмах чаще всего имеются одноместные камеры, реже - камеры, рассчи­танные на двух человек. Если осуж­денный изъявляет желание отбывать наказание в условиях изолирован­ного содержания, его просьба об этом в большинстве случаев удовлетво­ряется. Особенно это правило касается взаимодействия взрослых и несовершеннолетних преступников. Так, в той же Дании обязательным условием совместного содержания несовершеннолетних с взрослыми является возможность максимальной защиты несовершеннолетних от негатив­ного влияния со стороны взрослых преступников.

Социологи, работающие в рамках теории стигматизации, в частности Г. Беккер, трактуют девиацию как клеймо, которое люди, имеющие авторитет, ставят на менее защищенные группы. В итоге нарушитель норм начинает согласовывать свои дальнейшие поступки с такими ярлыками, что порождает все новые и новые девиации.

Социальная норма

Исходным понятием для понимания отклонений является «норма», которая в переводе с латинского (norma) означает правило, образец. Наша жизнедеятельность превратилась бы в полную анархию, если бы индивиды не придерживались определенных правил, регулирующих различные виды поведения. Когда мы начинаем изу­чение девиантного поведения, мы должны по­смотреть, какие именно правила люди соблю­дают, а какие нарушают. Э. Гидденс заметил, что никто не нарушает всех правил: даже люди, казалось бы, находящиеся за пределами респектабельного общества, как, например, неоднократно ругаемые компьютерные хакеры или панки, обычно следуют правилам тех групп, членами которых они яв­ляются. Так, хакеры признают себя частью более широкого общества, придерживающе­гося определенных коллективных принципов и кодекса чести. Тех, чьи действия отклоняют­ся от неформальных законов поведения, - как «взломщики» - крэкеры - сообщество хакеров может подвергнуть остракизму[16].

В науке сложилось наиболее общее - для естествен­ных и общественных дисциплин - понимание нормы как пределов, меры допустимого. Это такие характеристики, «границы» свойств, пара­метров системы, при которых она сохраняется (не разрушается) и может развиваться. Как правило трактовка нормы не вызывает споров в естественных науках, т.к. ее легко измерить (например, норма для температуры тела человека определяется от 36 С до 37 С). Сложнее обстоит дело с социальными нормами, т.к. они не бывают постоянными и складываются под влиянием общественных изменений, в связи с чем их иногда называют социальным «конструктом». Так Я.И. Гилинский определяет социальную норму как исторически сложившиеся в кон­кретном обществе пределы, меру, интервал допустимого (дозволен­ного или обязательного) поведения, деятельности индивидов, соци­альных групп, социальных организаций[17].

Поскольку наша жизнедеятельность многоаспект­на, то в каждой сфере и области существуют свои нормы - экономиче­ские, социальные, политические, духовные, национальные, религи­озные и т.д. По существу каждая социальная, национальная, религи­озная, даже профессиональная группа общества имеет свои нормы. Социальные нормы афроамериканцев отличаются от таковых белого населения США, нормы и традиции студенчества и профессуры также имеют свои отличия. Отдельно можно выделить социальные нормы молодежи, богемы, мигрантов и т.д.

В то же время существуют нормы, общие для всех людей, независи­мо от национальной, социальной, религиозной, профессиональной или иной принадлежности, нормы, без которых человеческое сооб­щество перестает быть единым целым - общечеловече­ские нормы или ценностями. Общественное мнение может выражать свое отношение к социальным нормам через народное творчество: оно может выражаться в виде притч, пословиц, поговорок и басен (на чужой каравай рот не разевай; меньше знаешь – крепче спишь; от трудов праведных не наживешь палат каменных; работа - не волк, в лес не убежит и т.д.).

Социальные нормы по аналогии с социальными институтами можно разделить на формальные (закрепленные в юридических законах, соблюдение которых гарантируется государственными органами) и неформальные (зафиксированы в обычаях, традициях, народном творчестве, соблюдение которых не гарантируется государством).

Я.И. Гилинский первым в отечественной науке заметил конструктивистский характер социальных норм, который начал формироваться в социологии со второй половины XX в. По его мнению, значительное количество социальных институтов и феноменов («фактов») не столько существуют объективно, сколько искусственно «сконструированы». Такие поня­тия, как «преступность», «организованная преступность», «наркотизм», «коррупция», «терроризм», «проституция» и множество дру­гих являются социальными «конструктами»[18]. Процесс конструирования девиаций происходит при помощи политических решений, статистики, средств массовой ин­формации и др. Например, преступность почти полно­стью конструируется контролирующими институтами, которые ус­танавливают нормы и приписывают поступкам определенные зна­чения. Еще Диоген говорил, что если кто-нибудь будет расхаживать по улицам и указывать на все средним пальцем, то подумают, что он сошел с ума, а если - указательным, то нет.

В XVII веке Англии нормы учреждали наиболее уважаемые члены пуританских общин. Любое поведение рассматривалось с точки зрения канонов Библии (выше мы уже рассматривали теологическую концепцию объяснения девиации). Людей могли привлечь к суду и публично наказать даже за такие, кажущимися нам незначительными, проступки, как жизнь в одиночестве или неприличное поведение. Именно пуританство способствовало усилению в обществе сексуального ханжества, что в свою очередь привело к масштабному распространению проституции. В викторианскую эпоху действовала установка, что добропорядочность женщины определяется ее равнодушием к сексуальным ухаживаниям мужа. Добропорядочная женщина выполняла свой супружеский долг только с целью продолжения рода, в результате чего в городах процветала проституция.

Из-за конструктивизма нормы отклонения от нее очень относительны в обществе, т.к. эти понятия меняются от общества к обществу, от одного времени к другому. Ни одно действие человека не девиантно само по себе, оно всегда зависит от социально­го контекста. В Древнем Египте и Греции считалось тяжким преступлением оставить родителей без погребения. По древним еврейским законам преступлением считалось идолопоклонство, волшебство, вызывание духов, неповиновение родителям. Употребление наркотиков легально во многих азиатских странах, но запрещено в большинстве европейских; убийство является тягчайшим преступлением, но в случае самообороны оно не наказывает, а убийство противника на войне даже считается подвигом. В Канзасе проституция считается нелегальной и девиантной, в Рено она узаконена, но не вызывает одобрения, в Париже проституция легальна (узаконена) и не осуждается.

Кроме того, критерии девиантности меняются во времени даже в рамках одного и того же общества: легаль­ное сегодня курение табака было запрещено в России даже в царствование первых Романовых. Курение было широко распространено в Европе после Второй мировой войны, сегодня же курение стало считаться одной из форм девиантного поведения. Курильщиков отождествляют с наркоманами, невротиками, а также с загрязнителями воздуха и виновниками пожаров, и многие курящие сами считают себя девиантами. Таким образом, США и Западная Европа постепенно исключают курение из нормальных форм поведения.

Впервые относительность девиаций была показана в книге П. Сорокина «Преступление и кара, подвиг и награда» (1913 г.). Он показал, что поступок воспринимается всеми членами общества как подвиг или как преступление в том случае, если общество однородно, что не всегда возможно. Поэтому оценки одного и того же поступка в обществе могут быть диаметрально противоположными. Кроме того, Сорокин доказал, что героический поступок - убийство врага – строго карается законом в мирное время. В то же время не считается преступлением убийство по требованию закона и в состоянии необходимой обороны. Однако социологи должны стараться сохранять беспристрастное отношение к исследуемым действиям людей и их поведению в целом.

Относительность социальных норм и девиаций, их изменчивость выражается в характерной черте девиантного поведения - культурном релятивизме. Это означает, что социальная норма, принятая конкретными обществом, группой или социальной стратой, представляет собой не абсолютное, а относительное явление. То, что в одной группе может считаться отклонением, в другой может восприниматься как норма. Так, например, распитие алкогольных напитков или танцы в автобусе считается девиацией, а тоже самое действие в ресторане оценивается как приемлемая форма поведения и не вызывать негативной реакции. Партнерство гомосексуалистов еще в XIX в. рассматривалось как серьезное нарушение общественных норм, и с точки зрения правил того времени такое явление оценивалось как индивидуальная девиация. В настоящее время сожительство гомосексуалистов рассматривается как альтернатива браку, легализовано, и даже официально регистрируется во многих европейских странах. В тоже время партнерство гомосексуалистов вызывает негативную реакцию со стороны большей части российского общества, а также обществ с мусульманской культурой. Такое явление как многоженство запрещено в США, Европе и России, но разрешено в странах Ближнего Востока и практикуется у мормонов в Северной Америке. В первобытных обществах из-за материальных проблем стариков часто бросали на произвол судьбы, что считались в пределах нормы, но в современном обществе данный поступок считается девиантным.

Кроме того, стоит отметить, что культурный релятивизм может быть сравнительной характеристикой не только двух разных обществ или эпох, но также нескольких больших социальных групп внутри одного общества. Э Гидденс приводит характерный пример с Кевином Митником, которого характеризовали как «са­мого знаменитого компьютерного хакера в мире»[19]. Тридцатишестилетний жи­тель Калифорнии Митник вызывал в равной мере и восхищение и презрение: для 100 тыс. компьютерных хакеров, существующих в ми­ре, Митник - гениальный новатор, которо­го несправедливо и безосновательно осудили в США на несколько лет тюрьмы. Что же касается амери­канских властей и корпораций, таких как «Сан Майкросистемс», «Моторола» и «Нокиа», то для них Митник - один из самых опасных людей в мире. Он был арестован Фе­деральным бюро расследований (ФБР) США в 1995 г. и позднее осужден за хищение основ­ных кодов и кражу у этих и других компаний программного обеспечения стоимостью, как утверждалось, в многие миллионы долла­ров.

В качестве примеракультурного релятивизма можно привести недавние события в Эстонии вокруг памятника советскому солдату. Борьба вокруг памятника не только окончательно расколола эстонское общество на коренных жителей и русскоязычную диаспору, но и вылилась в массовые протесты последней. Выступления русскоязычных жителей Эстонии за сохранение памятника были поддержаны в России не только государственными органами, но и обществом в целом. Аналогичные мнения высказывали и представители других европейских стран. В тоже время в самой Эстонии выступавшие были задержаны и идентифицированы как преступники, а многим из них даже грозит депортация.

По мнению Я.И. Гилинского, огромная роль в такой «конструкторской» деятельности принадлежит политическому режиму[20]. Он рассматривает это на примере «девиантизации» некоторых явлений политическим режимом совет­ского государства. После октябрьских событий 1917 г. новая власть, с целью заручиться поддержкой студенчества и интеллигенция, сохраняла имидж демокра­тичности. Так, в 1920-е гг. вполне терпимо воспринимали проститу­цию, была отменена уго­ловная ответственность за гомосексуальную связь, не существовало запрета на оборот наркотиков. Меры социального контроля были мягкими, например, для проституток они сводились в основном к попыткам реабилитации женщин через образовательные программы.

С утверждением в стране тоталитарного режима принципиально меняется отношение к девиантам: в 1934 г. вво­дится уголовная ответственность за мужской гомосексуализм, уста­навливается уголовная ответственность за посевы опийного мака и индийской конопли.

Тот факт, что в обществе существует контроль за исполнением социальных норм и различные формы наказания для тех, кто их не выполняет, доказывает, что общество не всегда им соответствует. Если бы никто не совершал правонарушений, не было бы необходимости в законе, запрещающем это. Даже если бы существовало нечто похожее на идеальное общество, оно не могло бы надолго оставаться совершенным. Эмиль Дюркгейм в 1938 г. выразил эту мысль следующим образом:

«Представьте себе общество святых, напоминающее образцовый монастырь, где живут идеальные люди. В нем и понятия не имеют о том, что мы называем преступлением, но проступки, которые кажутся незначительными рядовому мирянину, могут вызвать среди них такой же скандал, какой обычно возникает по поводу преступления среди ординарных людей, которым свойственно конформное понимание жизни»[21].

Однако нельзя сводить все понимание девиаций только к чисто ре­лятивистским положениям, к признанию полной относительности в ха­рактеристике любого вида поведения. Существуют поведенческие акты, которые практически в любом обществе будут считаться девиантными. К ним, в частности, относится кровосмешение, а также похищение или изнасилование замужней женщины.

Социальные девиации реализуются в конечном счете через человеческую деятельность – девиантное поведение. В современной науке существует целый ряд определений девиантного поведения. Так, по мнению А. Коэна, девиантное поведение это такое поведение, которое идет вразрез с институционализирован­ными ожиданиями, то есть с ожиданиями, разделяемыми и призна­ваемыми законными внутри социальной системы. Э. Дюркгейм рассматривал его как общественную аномию, характеризующуюся состоянием отсутствия ценностей на стыке между изжитой старой и несформировавшейся неорганической новой структурой норм и ценностей. Э. Гидденс определяет девиантное поведение как несоответствие данной совокупности норм, которая принята значительным числом людей в группе или обществе. С похожих позиций трактуют его и В.И. Добреньков и А.И. Кравченко - совершение поступков, которые противоречат нормам социального поведения в том или ином сообществе. Р. Макайвер связывал девиантное поведение с ослабленными социальными и эмоциональными контактами. С точки зрения криминолога В. Фокса, отклоняющееся поведение - это правовое определение недопустимого поведения индивида или группы, которое существенно отличается от ожидаемого и тем самым нарушает нормальное функ­ционирование общества или традиционные представления и чувст­ва.

Ни одно общество, как уже подчеркивалось, невозможно разде­лить сколько-нибудь простым способом на тех, чье поведение отклоняется от норм, и тех, чье поведение соответствует им. Большинство из нас в тех или иных случаях нарушает обще­принятые правила поведения, даже не осознавая это. Скажем, до сих пор в современном российском обществе осуждаются женщины, предпочитающие карьеру семье. Более высокая зарплата жены окружающим также может показаться ненормальным явлением, так как муж испокон веку - главный производитель материальных ценностей.

Как мы уже отмечали выше, девиантное поведение в литературе часто оценивается как негативное явление, что связано с узкой трактовкой девиации. Однако помимо негативного смысла у девиантности существует и позитивный. Так Я.И. Гилинский относит к позитивным девиациям различные формы социального творчества (научного, технического, художественного и др.). В последних новаторство нераз­рывно связано с преодолением, нарушением существующих норм, ти­пов деятельности. К девиантам также можно отнести политических новаторов, великих полководцев, «хиппи» и т.п. Позитивные девиации часто являются источником социальных изменений, приводящих к социокультурным течениям.

Понятие девиантности может относить­ся не только к поведению отдельного человека, но и к поступкам целых групп людей. Иллюстра­цией может служить Гайанская трагедия, коллективное самоубийство 912 членов секты «Народный храм». Группа людей под руководством Джима Джонса строила в джунглях Гайаны (Южная Америка) «идеальный город», а затем по его приказу совершили самоубийство через отправление или с помощью огнестрельного оружия. При этом большая часть сектантов были добровольно убиты (не оказали сопротивления охранникам Джонса).

Коллективные самоубийства сектантов станут печальным символом конца XX в. Так, в 1993 г. приверженцы культа «Ветвь Давида» вступили в смертельное противоборство в штате Техас с федеральными властями после того, как им предъявили обвинение в жестоком обращении с детьми. Самоуничтожению подверглись 82 человека. В 1994 г. в Швейцарии были найдены тела 48 покончивших собой через сожжение членов секты «Орден Храма Солнца». Одновременно в Канаде, в Сэн Савер в пятидесяти милях к северо-западу от Монреаля, были обнаружены еще 5 жертв, среди них новорожденный ребенок. Всего же за 1994-1997 гг. покончили жизнь самоубийством 74 члена ордена в Швейцарии, Канаде и Франции. В 1997 г. в Сан-Диего покончили жизнь самоубийством 39 членов секты «Небесные врата».

Однако коллективные самоубийства встречались в истории и ранее. Так, в 1244 г. массовое самоубийство совершили более 200 катаров из крепости Монсегюр. В России наиболее известны случаи самоубийство среди старообрядцев, первое из которых было зафиксировано в Нижегородском уезде в 1972 г., жертвой которого стали 2 тыс. человек.

Еще А.И. Сикорский, в анализе коллективных самоубийств подчеркивал крайне негативную роль так называемых учителей, которым удалось объединить с целью совершения самоубийства людей психопатического типа. При этом учителя как правило в подобных актах не участвовали, приберегая себя для дальнейшей религиозной деятельности.

Форма ответной реакции общества на тот или иной вид девиации должна зависеть от того, какие (по степени важности) социальные нормы нарушаются: общечеловеческие, расовые, классовые, групповые, индивидуальные. О.С. Осипова выделяет следующие зависимости[22]:

§ Чем важнее те социальные нормы и ценности, которые нарушаются, тем решительнее должны быть действия государства. Самая почитаемая ценность - естественные права человека.

§ Чем более низкий уровень социальных норм нарушается, тем больше упор должен делаться на неформальные меры социального контроля (социальное вознаграждение или порицание, убеждение и т.д.).

§ Чем сложнее социальная структура общества, тем многообразнее должны быть формы социального контроля.

§ Чем более низкий уровень социальных норм нарушается человеком, тем терпимее должна быть реакция на его действия.

§ Чем демократичнее общество, тем больше акцент должен делаться не на внешний социальный, а на внутренний личностный самоконтроль.

Социологическая мысль по-разному оценивает девиации, находя в них и положительные и отрицательные стороны. Так, Дюркгейм считал, что девиации способствуют сохранению социального порядка. В частности, преступление оказывает важную услугу тем, что генерирует социальное согласие в оппозицию к нему. Все члены общества объединяются, чтобы выразить свое возмущение преступлением, тем самым развивая между собой более тесные связи. Благодаря групповому консенсусу усиливается социальный порядок. Когда девианты наказаны, у граждан формируется солидарная общность, которая усиливает их верования. Неисправимые девианты подвергаются тюремной изоляции или госпитализации. Они служат уроком для других. Наказание за правонарушение укрепляет нормы и правопорядок. Таким образом, девиация выполняет две функции: объединение группы и установление границы между приемлемым и неприемлемым. В тоже время еще Э. Дюркгейм установил, что в трущобах крупных городов от­клоняющееся поведение встречается чаще, чем в городе и в стране в целом. При этом он считал, что этот объем определяется не местом проживания, а социальным составом населения и социальной средой его проживания.

 

Задание на семинарское занятие

Напишите эссе по следующим вопросам:

1. Как можно было бы интерпретировать действия человека, получившего ярлык «девиантный», так, чтобы они отличались от действий «нормального» человека?

2. Проанализируйте две пословицы с точки зрения неформальной социальной нормы.

3. Почему поступок Жанны Д΄Арк был расценен первоначально как девиация, а затем как героический поступок?

4. Проанализируйте статью Вингендера И. Аномия и девиация в венгерском обществе // Социологические исследования. 2001. Проведите параллель с ситуацией в России.

5. Прочитайте литературу, представленную в списках №1, 2.

 

Хромосомная теория

Хотя подобные теории были популярны в начале XX в., другие концепции антропологического направления их постепенно вытеснили. Были получены дополнительные данные о генотипе человека, что послужило толчком к возникновению хромосомной теории. Хромосомная теория, объясняющая девиации аномалиями половых хромосом (XY), начинает доминировать в науке с середины 1966 г. В соответ­ствии с нормой женщина обладает двумя хромосомами типа X, в то время как для мужчины характерно наличие одной хромосомы типа X и одной хромосомы типа Y. Однако бывают случаи, что у от­дельных людей имеются дополнительные хромосомы типов X или Y (XXY, XYY).

В 1966 г. П. Джекобс, исследовав заключенных в шотландской тюрьме, выдвинула гипотезу о повышенной агрессивности и, соответственно, высоком уровне насильственных преступлений у мужчин с лишней Y хромосомой (XYY вместо стандартного набора XY). Выяснилось, что среди этой категории больных частота хромосомных наборов XYY составляла 3,5%, т.е. в 35 раза больше, чем в среднем в обществе, а следовательно, добавочная хромосома Y является «хромосомой преступности», которая заставляет ее носителей совершать различные правонарушения.

В 1967 г. в известном научном журнале «Природа» была опубликована статья У. Прайса и П. Уотмора «Преступное поведение и мужской генотип XXY». В ней авторы, основываясь на данных, полученных ранее П. Джекобс, также пытались доказать, что наличие у мужчин в клетках дополнительной Y-хромосомы связано со склонностью к агрессии и различным правонарушениям. Они изучили хромосомные наборы пациентов мужского пола, содержащихся в лечебных заведениях для лиц с умственным развитием ниже нормы, имевших склонность к жестокости и антисоциальному поведению. Прайс и его коллеги установили, что наличие дополнительной хромосомы типа Y было свойст­венно мужчинам выше среднего роста, которые оказались тя­желыми психопатами.

Уже в 1973 г., Рональд Рейган, находившийся тогда на посту губернатора штата Калифорния, одобрил идею по созданию специального центра по изучению и предотвращению насилия, одной из главных задач которого должно было стать выявление связи между агрессивностью и нарушениями комбинаций половых хромосом.

Однако, позднее Т. Поуледж опроверг это предположение, указав на небольшой удельный вес в популяции людей с нестандартным генотипом (1 из 1000), в то время как уровень преступности динамичен и постоянно меняется во времени и пространстве. Поуледж также отметил, что повышенный рост характерен не для всех лиц с набором хромосом типа XYY.

По данным Р. Фокса (1971 г.), заключенные с хромосомным набором XYY не более склонны к насилию, чем другие заключенные, но относительно чаще совершают имущественные преступления. Кроме того, повышенная агрессивность может проявляться и в общественно полезном или допустимом поведении (спортсмены, полицейские, военнослужащие)[34].

В 1976 г., опираясь на результаты исследо­вания преступности в Дании, Уиткин и его коллеги об­наружили, что среди мужчин с составом хромосом XYY на­блюдался более высокий уровень правонарушений, чем среди людей, входивших в контрольную группу. Однако мужчины с составом хромосом типа XYY были осуждены в основном за имущественные преступления, а не насильственные.

Н. Смелзер также отметил, что этим мужчинам нередко присущ высокий уровень интеллектуальной дисфункции и необычная пугающая внешность, можно предпо­ложить, что они чаще бывают пойманы на месте преступления или признаны виновными, но совсем не обязательно чаще со­вершают преступления, чем люди с нормальным интеллектом и заурядной внешностью. Если в самом деле учитывать уровень развития их интеллекта, можно предположить, что обладающих хромосомами XYY легче поймать на месте преступления, но это не означает, что они чаще других совершают преступления[35].

В целом, как уже отмечалось выше, антропологическое направление не избежало критической оценки, во многом из-за противоречий результатов различных исследований. К тому же трудно вычленить и оценить чисто биологические факторы влияния на формирование девиантного поведения: нет никаких доказательств специфического воздействия всех вышеназванных биологических факторов именно на возникновение девиаций. Но самое главное критическое замечание закл







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.241.176 (0.022 с.)