Парадная ападана в Сузах (522-349 гг. до н. э.)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Парадная ападана в Сузах (522-349 гг. до н. э.)



Дворцовый комплекс в Сузах являлся зимней резиденцией Ахеменидов. Его строительство было начато при Дарий I и закончено при Артаксерксе II Мнемоне («Памятливом»). Можно полагать, что Сузы были административной столицей империи:

 

Рис. 9.16. Крылатый бык из дворца Артаксеркса II в Сузах (VI-IV вв. до н. э.). План дворца

 

 

а б

 

Рис. 9.17. Образцы монументально-декоративного искусства Древнего Ирана:

a – лев, терзающий быка – символ равноденствия (рельеф из Персеполя); б – лучники царской гвардии (дворец Артаксеркса II в Сузах)

 

«Персы украсили дворец в Сусах больше остальных дворцов, однако они не меньше ценили и дворцы в Персеполисе и в Пасаргадах. Во всяком случае казна, сокровища и гробницы у персов находятся там, как в местах более укрепленных и освященных славой предков…. Эти дворцы принадлежали эпохе персидского владычества. У позднейших царей были уже другие дворцы … менее роскошные, так как Персида пришла в упадок не только под македонским владычеством, но еще более при парфянах…» [Страбон, XV, III, 3, c. 728](52, С. 676).

 

Парадная ападана примыкала к северо-восточному углу дворца. Она имела квадратную форму плана, площадь около 8,5 тыс. м2. Покрытие цен­трального зала покоилось на 36 колоннах по 6 в ряд (высота колонн 20 м, диаметр 1,59 м). По своим габаритам ападана в Сузах превыша­ет даже залы Персеполя (рис. 9.16).

В парадных дворцах Персеполя и Суз были также использованы керамические фризы с изображениями шагающих быков и львов (опыт Ассирии и Нового Вавилона), фигуры шагающих воинов и данников – собственный опыт Ирана (рис. 9.17).

19 Билет: Древнеиранский архитектурный ордер

 

Помимо разработки типа многоколонных зда­ний, значительным достижением древней Пер­сии следует признать создание новых типов колонн, впервые достигших грандиозных размеров. Колонны в зданиях ахеменидской Персии необычно смелы по конструкции. Соот­ношение диаметра и высоты в каменных колон­нах составляет 1:12 и даже 1:13 – пропор­ции, не встречающиеся более ни в одной из древних цивилизаций. Эти исключительные по легко­сти опоры достигают высоты 20 метров (рис. 9.18).

 

Рис. 9.18. Древнеиранские колонны: руины ападаны Дария I в Персеполе; дворец Ксеркса (реконструкция Шипье)

 

Колонны играли особую роль в архитектуре древнего Ирана. Они были самыми тонкими и изящными среди всех других стоек в архитек­туре того периода (рис. 9.18-а). Приведем лишь некоторые примеры (таблица 1). Размеры даны в метрах.

Таблица 1

 

Памятник Высота колонны Диаметр колонны Интер- колумний
Дворец Кира II в Пасаргадах 12,0 1,05 8,28
Пропилеи Ксеркса в Персеполе 16,6 1,56 8,3
Ападана Дария I в Персеполе 19,5 1,58 8,4
Зал ста колонн в Персеполе 12,0 0,94 6,2
Парадная ападана в Сузах 20,0 1,59 8,74

 

Из таблицы видно, что соотношение толщины персидской колонны и её высо­ты колебалось в пределах от 1:10 до 1:13, В этом плане они не уступали ко­ринфским и композитным колоннам эпохи Возрождения. Стройность ахеменидских колонн и их широ­кая расстановка объясняются не слишком тя­желой конструкцией перекрытия из брусчатого настила и глиняного ковра, которое и сейчас можно видеть во всех странах Передней Азии (рис. 9.19).

 

Рис. 9.19. Деревянное покрытие древнеперсидской ападаны (реконструкция О. Шуази)

 

Архитравы состояли из нескольких мощных брусьев кедра, образовывавших два или три уступа. Над ними выступали торцы мелких поперечных балок, а поверху шел дощатый па­рапет, украшенный керамической скульптур­ной облицовкой и еще увенчанный зубцами (рис. 9.20).

 

Капитель древнеперсидской колонны включала три части.

Верхняя часть капители – протома (два переда лежащих животных – быков, львов или лошадей). Они украшались на­рядными шлеями и несли на своих спинах балку, украшенную золотым розетками (рис. 9.21).

Это типично иранская конструктивная деталь, обязанная своим происхождением индоев­ропейскому культу Близнецов (религия древних ариев, эламитов, протославян) (рис. 9.22).

 

Рис. 9.20. Конструктивное решение покрытия ападаны (1 – капитель; 2 – прогон; 3 – прокладка;

4 – брусья наката; 5 – дощатый настил; 6 – грунт; 7 – листы серебра). Протома – опора покрытия

 

 

Рис. 9.21. Верхняя часть иранской капители.

 

Средняя часть капители – подобие двойной ионической волюты, поставленной вертикально на всех четырех гранях столба (рис. 9.23).

 

Рис. 9.22. Мотивы культа Близнецов в искусстве прибалтийских и славянских народов

 

Рис. 9.23. Передняя часть иранской капители в виде восьми волют

 

Предположительный прототип – «двойные волюты» из Нимруда (Ассирия). Нижняя часть капители – двойная. Она имеет наверху форму раскрывшейся чашеч­ки восьмилепесткового цветка, а внизу – более массивной перевернутой чаши, украшенной перистыми листьями. Возмож­ный мотив – индийский священный лотос или «дерево жизни».

Фуст (ствол) колонны был украшен множеством вертикальных желобков – каннелюр. Их число в разных памятниках колеблется от 32 до 48. Каннелюры – «патент» древнегреческих мастеров из Ионии (Малая Азия).

База колонны напоминает перевер­нутую чашу, украшенную опущенными книзу листьями, или опрокинутый цве­ток лотоса, закрепившийся своими корнями на небе. Этот мотив впослед­ствии был заимствован древнеиндийс­кими архитекторами и скульпторами (рис. 9.24).

 

 

а б

Рис. 9.24. а – передняя часть иранской капители в виде восьми волют; б – база в виде лотоса

Архитектура Древнего Ирана была подвержена многочисленным чу­жеземным влияниям, так как в строительстве принимали участие масте­ра почти всех покоренных народов. Поскольку они обладали более со­вершенными профессиональными навыкам и традициями по сравнению с персами, они смогли органично воплотить свой опыт и умение в чуже­земное искусство, архитектуру. Сюда можно отнести искусственные платформы, плоские деревянные покрытия, многоколонные залы, отдельные произведения монументально-декоративно- го искусства. Несмотря на обилие заимствований, зодчие ахеменидского Ирана сумели создать удивительно цельную и оригинальную архитектурно-композиционную и конструктивную систему. Её отдельные фрагменты (ападана, протомы, отдельные сюжеты декораций) были позднее освое­ны греками, индийцами, сасанидском Ираном, арабами.

Свои постройки персы украшали яркой рас­краской по штукатурке, цветными керамиче­скими облицовками, обильными металлически­ми накладками, яркими занавесами, а также рельефами. Используя урартскую и индийскую тради­ции, широко применяя труд иноземных масте­ров и привозные материалы, воспроизводя не­которые ассирийские, вавилонские, египетские и ионийские формы, архитектура персидской деспотии смогла претворить все заимствования в блестящих грандиозных сооружениях. Созда­ние нового типа многоколонного зала (ападана) является существенным вкладом мидийского, а затем древнеперсидского зодчества в сокровищницу мировой культуры.

20 Билет: Большая Ступа в Санчи

 

Санчи — деревня в индийском штате Мадхья-Прадеш, в 46 км к северо-востоку от Бхопала, где сохранились сохранился целый комплекс строений и, по крайней мере, три ступы. Наибольшая среди них - Ступа I, или Большая ступа, перестраивалась несколько раз, и сохранившаяся часть датируется примерно I веком до н. э. При императоре Ашоке, буддизм в Индии был признан государством религией. Ашока всячески способствовал распространению буддизма. Индо-персидские мотивы времени Ашоки вступили во взаимодействие с другими, и на протяжении следующего века они оформились в широко разработанную изобразительную систему, теперь уже в индийском стиле. К этому времени относится строительство множества ступ - буддийских святилищ, одним из трех главных типов буддийской архитектуры. В отличие от других двух - жилые помещения (вихара) и молитвенного зала (чайтья), - в которые можно было войти внутрь, ступа была цельной монолитной постройкой.

 

Большая Ступа в Санчи расположена в нескольких километрах к северу от города Бхопал. Ступа в Санчи была воздвигнута по велению индийского правителя Ашоки Маурия в II веке до нашей эры на том месте, откуда, по преданию, его сын отправился на остров Ланку (ныне Шри Ланка) для распространения там буддизма. Ступа в Санчи - сооружение полусферической формы, лишенное внутреннего помещения. Она стоит на круглом цоколе диаметром в 31 метр с террасой, служившей для проведения церемоний. С южной стороны на террасу ведут лестницы. Так же, как и платформа, на которой она покоится, ступа сложена из крупного кирпича и камня. В ступе хранятся священные остатки Будды и другие реликвии, связанные с его деятельностью.

 

 

Первоначально ступа была выкрашена в белый цвет, а терраса и ворота - в красный. Некогда весь комплекс святилища окружали деревянные монастырские строения, но до нашего времени они не сохранились. Форма ступы строго подчинена канонам, имевшим глубоко символическое значение. Полусфера символизирует небесный свод. На вершине купола находится хармика - надстройка с квадратным основанием в, форме балкончика - она символизирует священную гору Меру. Над хармикой возвышается проходящий через весь купол до его основания стержень с надетыми на него круглыми зонтами, последовательно уменьшающимися в диаметре снизу вверх. Стержень символизирует мировую ось, зонты означают три священных неба. Ступа в Санчи, очень простая по своим округлым очертаниям, кажется скорее вылепленной, чем построенной.

 

Во II веке до нашей эры ступа была расширена вдвое против первоначального размера и окружена массивной каменной оградой-ведикой (символ охраны святыни — древа Бодхи), лишенной всяких украшений. Во второй половине I века до нашей эры были построены четверо ворот по четырем сторонам, соответствующим четырем сторонам света, в ограде сделаны ворота, богато украшенные скульптурой. Каменная ограда вокруг ступы в Санчи, возведенная уже в 1 в. до н.э. по типу старинных деревянных сельских оград, также имела четверо традиционных ворот – торана, ориентированных по четырем направлениям света. Сначала были построены южные ворота, позднее северные, восточные и последними — западные. Они создавались с промежутками около десятилетия.

 

Через ворота в святилище входили торжественные процессии для совершения священного обряда: он состоял в обходе вокруг ступы и восхождении процессии на верхнюю часть платформы. Ворота ограды Большой Ступы (они называются торана) - выдающееся произведение древнеиндийской архитектуры. В целом скульптурное оформление ворот можно подразделить на три основные группы.

 

Первая — скульптура, являющаяся частью конструкции ворот. Это так называемые слоновые капители и рядом с ними — консоли в виде женских фигур. Капители, которые соединены с балками и квадратными колоннами внизу, окружены четырьмя полуфигурами слонов с восседающими на них фигурками мужчин и женщин. Эти прекрасные скульптурные группы, так называемые слоновые капители, создают переход от нижней к верхней части ворот и ко всей остальной, более мелкой скульптуре. Композиционное значение слоновых капителей в архитектонике тораны усилено крупными фигурами врикшак, занимающими на северных и восточных воротах наружный прямой угол между столбами.

 

Вторая — круглая скульптура, венчающая ворота: символические фигуры, а также фигуры львов, всадников. Ворота увенчаны символическим изображением «трех сокровищ» (триратна): лотос (Будда) увенчивает колесо (дхарма, буддийское учение), опирающееся на четырехступенчатую пирамиду (буддийская община). По бокам Колеса Будды стоят Стражи стран света в виде мужских фигур с опахалами на плече и буддийские символы на лотосе. Здесь же фигурки якщей — низших божеств, олицетворяющих силы природы, — и крылатых львов. Все они завершают убранство ворот как декоративного целого.

 

Квадратная нижняя часть ворот представляет собой колонны, обильно покрытые резьбой, - сюжеты из джатак, фигуры воинов и элементы современной светской архитектуры.

Третья — более крупные рельефы, хорошо видные с земли, расположенные на столбах и в местах пересечения столбов и архитравов, а также миниатюрные рельефы, сплошной массой покрывающие балки архитравов. Эти многочисленные изображения повествуют о прежних воплощений Будды в виде змеи, птицы, животного и человека, постоянно жертвующих собой для других, представляют сцены почитания буддийских святынь — ступ, дерева Бодхи, колеса дхармы и являют картину буддийского мира — людей, животных и растений, радостно приветствующих явление Будды. Этот мир населен также персонажами добуддийских верований — якшами, превращенными в ревностных почитателей буддизма. Сам Будда изображен в человеческом облике только в джатаках. Сюда относятся фигуры львов, восседающих на волютах, и всадники, помещенные в тесных пространствах между вертикальными перемычками, соединяющими горизонтальные балки. На столбах вверху в более высоком рельефе изображены фантастические животные: слева — пара крылатых лошадей, а справа — крылатая антилопа.

 

В сюжетах ворот Санчи тесно переплетаются буддийское вероучение и древнеиндийские народные мифологические сказания. Тораны святилища в Санчи составляют целый своеобразный сборник религиозно-символических, исторических и бытовых сцен и образов, народных преданий и легенд о Будде. Тораны в Санчи можно назвать буддийскими лишь формально, поскольку они связаны с объектом буддийского культа, ступой, а сюжеты рельефов описывают события из жизни Будды. Но встречаются изображения низших божеств и добуддийского происхождения, широко распространенных в древнейших народных верованиях.

 

Заброшенные на протяжении столетий, памятники Санчи были вновь открыты и описаны англичанами в 1818 г. Сто лет спустя здесь открылся музей, а в 1989 г. местные достопримечательности были занесены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

21 Билет: Пещерные храмы Аджанты: где уже более двух тысяч лет назад, за три века до рождения Христа, звучали молитвы — начали возводиться в период расцвета буддизма при императоре Ашоке. Всего в Индии около 1200 рукотворных пещер, и тысяча из них — в западном штате Махараштра. Там в изобилии был вулканический базальт, из которого они высекались, и более десятка мест, где расположены ряды пещерных храмов. Есть несколько пещер и в Аурангабаде, самом большом городе севера Махараштры. А самый впечатляющий массив пещер, сочетающий буддийские, индуистские и джайнистные храмы — в Эллоре, в 30 км от Аурангабада.

 

История пещерных храмов такова. По западным территориям Индии издревле проходили торговые пути из Европы в Азию. Равнинная, засушливая местность Махараштры, с редкими массивами холмистых гор, была обжитой и активной в торговом отношении. Стремившиеся к уединению монахи уходили в базальтовые скалы и селились в живописных холмах близ рек и озер. Торговые караваны, получавшие в монастырях пищу и отдых, предоставляли средства на строительство храмов. Строители имели также царственных покровителей (из династии Маурьев и Гупта, в потом Раштракута и Чалукта), которые сыграли большую роль в возведении и отделке храмов Аджанты и Эллоры.

 

Сооружение пещерных храмов длилось около 17-ти веков (последний храм Эллоры датируется XIV веком). Все это время в пещерах Махараштры жили монахи. Но мусульманские набеги и владычество великих моголов способствовали тому, что храмы были заброшены и забыты. В пещерах Эллоры остались только скульптуры: за тысячу лет вода и ветер стерли цветные росписи. Местные жители, в период упадка использовавшие дома монахов как свои собственные, не сохранили убранство храмов. Пещерам Аджанты, спрятанным в дебрях гор, повезло больше: там сохранились уникальные фрески, хотя большую их часть попортила дикая растительность. Фрески Аджанты напоминают росписи Шри Ланки — и в них просматривается влияние Греции, Рима и Ирана.

 

Пещерные храмы заново открыли англичане 200 лет назад. После независимости Индии они стали национальным достоянием и археологическими памятниками, охраняемыми ЮНЕСКО. Это не мешает тому, что для индусов это — святые места, как я уже говорила. Чтобы войти внутрь любого пещерного храма, надо снять обувь (а если учесть, что в Аджанте их 29, там проще ходить босиком).

 

 

ФРЕСКИ АДЖАНТЫ

 

Пещеры Аджанты, демонстрирующие искусство раннего буддизма, находятся в живописном скальном массиве на реке Вангхора. Аджанта — деревня, пещерные храмы в стороне: до них ехать минут 15, по красивому серпантину ходят экскурсионные автобусы (новые и не обшарпанные, как обычные рейсовые). Место специально оборудовано для туристов: близ пещер есть камера хранения, где можно оставить вещи, душ и ресторан. Вход — 10 рупий, а для иностранцев, с недавнего времени — 5 долларов.— Правда, можно бесплатно пройти с другой стороны реки, как это делают местные жители. Но индусы — внимательный народ, и маневр иностранцев вряд ли укроется от их взгляда. Когда мы поднялись на холм напротив пещер, и вернулись через реку обратно, они вновь спросили у нас билеты.

 

Храмы Аджанты — наиболее древние из пещерных храмов Махарштры: они на тысячу лет старше пещер Эллоры. Но там наиболее хорошо сохранилось не только шедевры скульптур, но краски фресок. Цветные фрески Аджанты иллюстрируют события жизни Будды: принца Сидхартхи Гуматмы. Все пещеры буддийские. Их начали выбивать из камня в III-м веке до н.э.: когда император Ашока дал учению Будды зеленый свет, сделав его государственной религией объединенной им Индии.

 

Пещерные храмы Аджанты строились тысячу лет — до VII века н.э. Потом на тысячу лет о них забыли. Они были вновь обнаружены случайно: в 1819 г. английский офицер, с самым банальным именем Джон Смит, охотился в горах, преследуя тигра. След скрывшегося животного привел его в пещеры, уникальные по красоте росписей.

 

Расшифровка надписей дала датировку и информацию о сюжетах фресок и скульптур. Их создатели и сами считали свои творения шедеврами. Они сознательно стремились к тому, чтобы дело их рук пережило тысячелетия. Надпись в одной из самых древних пещер Аджанты гласит, что человек должен возводить памятники, долговечные, как солнце и Луна, ибо он будет наслаждаться раем столько, сколько на Земле жива память о нем. А надпись 5 века н.э. сообщает: “То, что вы видите — это впечатляющий пример искусства и архитектуры, возведенной в прекраснейших скалах мира. Пусть этим горам, которые хранят такое множество пещерных храмов, будут надолго дарованы мир и спокойствие”.

 

Пещеры выбивались из камня не подряд. Наиболее древние пещеры (8-13 и 15) находятся посредине массива. Архитектура позволяет выделить пещерные храмы хинаянского и махаянского периода. Согласно традициям искусства Хинаяны, более ранней формы буддизма (его “узкой колесницы”, ставящей акцент на индивидуальном внутреннем совершенстве), Будду не принято было изображать. На него намекают только символы: например, дхармачакра — колесо закона. Эти пещеры лишены скульптур. Зато их храмы (9 и 10 залы, с рядами восьмиугольных колонн, датируемые 2-1 веками до н.э.), имеют огромную монолитную звучащую ступу — и их потрясающе звучная акустика лучше всего подходит для пения мантр. Возникает желание попеть — или зайти в маленькие четырехугольные кельи по бокам 12-й пещеры: посидеть на каменных ложах и ощутить, как жили монахи.

 

А более поздние пещеры Махаяны (“широкой колесницы”, акцентирующей роль боддхисаттвы, спасающем все живые существа), по обе стороны от центральных, отличают изображения будд, боддхистаттв и богов. Фрески и скульптуры в нишах дают богатейший материал для созерцания. Частые скульптуры буддийских персонажей в пещерах Аджанты — богиня процветания Харити с ребенком и наги, змееподобные божества с головой кобры. На потолках пещер — резные орнаменты лотосов и фрески мандал.

 

Наиболее интересны скульптурные группы 26-й пещеры. Одна рисует искушение Будды демоном Марой: медитирующего Будду окружают соблазнительные женщины, животные и демоны. На другой — огромная скульптура лежащего Будды с закрытыми глазами: его уход в нирвану. Но Будда и в смерти улыбается той же полуулыбкой, которая является отличительной чертой буддийских скульптур. Резные фигуры у потолка изображают шесть мудр Будды.— При нас в этот храм пришла семья с ребенком лет пяти: они сели перед высокой центральной ступой и стали медитировать.

 

Почти во всех 29 пещерах Аджанты есть фрески: особенно хорошо они сохранились в 1-й, 2-й, 16-й и 17-й пещерах махаянского периода. Все они посвящены жизни Будды и иллюстрируют “Корзины закона” Джатаки. Но разобраться в последовательности сюжетов сложно. Картины этого монастыря лишены рамок и являют единое цветное полотно прекрасных полуобнаженных фигур в драгоценных украшениях, где один образ не похож на другой. А сам принц Сидхарртха Гаутама столь женственно красив, что сложно принять его за аскета — даже на фреске, где он возвращается к своей семье как отшельник, прося подаяния. Сначала считалось, что создателями фресок были сами монахи, рисуя в свободное время сезона дождей. Но поздние исследования показали, что здесь работала варна профессиональных художников, передавая свое искусство детям. Их мирские импульсы побуждали их детально изображать современное общество: роскошь царского двора и жизнь народа — что придало их живописи дополнительную историческую ценность. Глядя на фрески, современным людям остается только восхищаться натуральными красителями, пережившими две тысячи лет, да завидовать жизни тех времен.

 

Разобраться в хаосе фресок не слишком помогал даже путеводитель с иллюстрациями, который мы купили уже в Эллоре. Но главным было впечатление — комментарии мало что к нему добавляли. Внутреннее ощущение — лучший способ восприятия истории Индии, потому что любая рациональная информация направляет наше сознание по пути привычно-европейских штампов, и этим отчасти мешает воспринимать глазами то, что есть.— Хотя в данном случае стоит иметь буклет, тем более, что в храмах темновато и фотографировать фрески нельзя: яркий свет влияет на старинные росписи.

 

В пещерах поддерживается определенная температура. Там прохладно, в отличие от окружающей жары: без бутылки с водой по храмам Аджанты не погуляешь даже в декабре. Реставрация идет медленно и щадяще: мы наблюдали, как в щели стен тонкими иглами впрыскивается укрепляющий белый раствор, который через некоторое время убирают. Ни живопись, ни скульптуры не восстанавливают, чтобы не нивелировать их уникальности: задача сохранить их такими, каковы они есть.

 

Фрески 1-й, одной из самых красивых пещер монастыря, датируются 5-м веком н.э.. Сценам жизни Будды, повлиявшем на выбор его пути (встреча больного, мертвого тела и святого человека) сопутствуют изображения танцовщиц-апсар, музыкантов и обнимающихся пар. Изображения боддхисаттв в драгоценностях: доброго Падмапани с лотосом (милосердного Авалокитешвары) и сурового Ваджрапани с оружием — также имеют грациозную пластику и утонченную красоту.— Представим, что все это не мешало индийским монахам направлять свои помыслы к единому Абсолюту.

 

— Возможно, они и сами были столь же красивы. Согласно антропологическим исследованиям, древние народы тем утонченно-красивее, чем раньше они перешли от охоты к земледелию. Может, и нынешняя красота индусов связана с их вегетерианством. Ведь в святых местах: например, в Пушкаре, до сих пор не едят даже яиц. В жарком климате Индии легко отвыкнуть от мяса и тем, кто его ест. Если не иметь твердой рациональной установки, что мясо необходимо есть каждый день, в Индии потребности в нем не возникает.—

 

А еще в изображениях боддхисаттв есть что-то неземное: словно сквозь человеческий облик проступает иная, уже нечеловеческая форма красоты (отчего и есть склонность у наших людей узреть в буддийской культуре представителей иных рас или инопланетян). Но это иное существо заложено в самом материальном человеке: оно рождается в нем, оно собственно и является человеком, в отличие от животного! Именно поэтому для любого человека оно воистину прекрасно. Короны и драгоценности боддхисаттв подчеркивают энергетическое совершенство внутренней формы (внутреннего существа души: в будущем зримого существа, иного, чем тело).—

 

Украшения и короны традиционно присущи индуистским божествам, символизируя чакры и ауру, аналогично нимбу над головой христианских святых. Но в православии фигуры слишком стилизованы, а в католичестве слишком материальны: плотски-эмоциональны. В индийской традиции духовность более зрима: столь живая, как она есть. Это очаровывает (если, конечно, не вводит мысль в соблазн: приписать этому тонкому, вечно рождающемуся образу качество своего прошлого, рационально-жесткого и ныне часто пошлого эго).

 

Перед основным залом изображены искушения Будды дьяволом Марой, когда он побеждает чувственные соблазны и самого дьявола: свое эго, прошлый образ себя (слева) – и чудо Сарасвати, когда Будда предстает в облике тысячи будд (справа). Большую часть стен главного зала занимают картины Джатак: буддийских притч, которые являются нравственными наставлениями.

 

Сказочна проста Сиби Джатака, где принц Сиби спасает голубя от коршуна. Более религиозно сложен сюжет Махаджанаки Джатака. Это рассказ о боддхисатве Махадажнаке, который сперва ищет богатств, чтобы вернуть себе утраченное царство. Но потом узнает, что вопрос о власти решается проще: его дядя умирает, и он завоевывает его дочь себе в супруги в состязании сватовства. А в конце концов, удовлетворив все свои желания, избирает путь отшельничества.

 

А Чампея Джатака исторична: супруг Чампеи, король нагов, схвачен ловцом змей, и она просит правителя Варанаси освободить своего мужа (что соотносится с реальным событием: посольством персов к царю Пулкешини).

 

Буддизму присущи также многочисленные изображения животных: лебедя, слона, льва, крокодила-макара — символизирующих разные аспекты жизни души.

 

Во 2-й пещере на фресках можно увидеть слона, который приснился матери Сидхарртхи, Майе, до рождения Будды, и мудрецов, интерпретирующих этот сон. Другие картины продолжают сцены Джатак: игра в кости на царском дворе из Видхурпандит джатаки, обращение Пурны: одного из прежних воплощений Будды, спасение брата Пурны от кораблекрушения.

 

Скульптурная группа изображает буддийских богов процветания с кругами нимбов над головой: Панчику и его супругу Харити с ребенком на коленях — которая по буддийской легенде была некогда воровкой младенцев, но после того, как Будда коснулся ее сердца, усыновила 500 детей, чтобы загладить свое прошлое.

 

В 16-й пещере наиболее знаменит образ “умирающей принцессы”: печаль Сундари, супруги сводного брата Будды Нанды, при известии о том, что ее супруг решил отречься от материальной жизни. Другие фрески рисуют женщин, предлагающих Будде пищу, после его 7-недельной медитации.

 

Еще одна картина из Хасти Джатаки рассказывает о воплощении Будды в образе слона, который дал себя убить, чтобы обеспечить пищу голодавшим. И у входа в пещеру — скульптуры двух слонов, отчего ее вход выглядит парадным. Ее называют воротами в Аджанту.

 

В 17-м пещерном храме у потолка — движение человечества к свету предстает в виде 8 будд, в позе лотоса с разными мудрами. Лица первых двух черные, следующих двух коричневатые, у пятого желтое, и у последних трех — золотистые. Первые семь изображены в простой монашеской одежде. Но восьмой, грядущий Будда Майтрея, изображен с длинными курчавыми волосами, в высокой короне и украшениях: в образе той, в будущем зримой красоты, о которой я писала выше.

 

Среди фресок также есть прекрасные женщины, королевские процессии и обнимающиеся влюбленные. Летящая красавица апсара, как символ путешествия души через множество рождений. Улыбающийся Будда, испытавший просветление и вернувшийся в родные края в облике аспекта. И даже громовержец Индра, спускающийся с небес на землю с сонмом своих приближенных богов, чтобы узреть совершенство Будды, воплотившего в себе божественное начало.

 

Будда отвергал прежние пути:

 

Кастовый уклад, власть и аскетизм,

 

Иллюзорность «я» он постиг вполне —

 

Путь небытия, где страданий нет.

 

* * *

 

Строя Аджанту, монахи выбрали очень живописное природное место в излучине узкой реки, над которой полукругом возвышаются скалы. Пещерные храмы тоже описывают полукруг метрах в пятидесяти выше реки. Они потрясающе смотрятся с высокого холма напротив. А река кончается маленьким, но очень глубоким и прохладным озером. В него с того горного массива, где выбиты пещеры, слетает семи-ступенчатый водопад, по-индийски Сапт-кунд — в некотором отдалении от пещерных храмов.

 

Мы увидели этот водопад с холма напротив пещер — и уже не могли не искупаться в нем, вознаградив себя за морские приключения. В камере хранения, где мы оставили вещи, был душ за 3 рупии. Но разве может сравниться душ с водопадом! Его мощная струя, дубасившая плечи, как лучший из массажей, стекала в пару каменных ванн — которые она же и выбила. Правда, чтобы добраться до водопада, надо переплыть воронку озера, дна в котором не просматривалось. Поэтому купаться там запрещено. Мы узнали об этом уже искупавшись, от двух индусов, которые увязались следом за нами и сели поодаль — видно, понаблюдать бесплатный стриптиз (поскольку купались мы не в платьях, как это делают индийские женщины). А потом, на обратном пути, увидели и объявление: оно прежде не попалось нам на глаза, потому что мы прошли к озеру менее цивильной дорогой.— Ну так это индусам, которые плавать не умеют, не стоит нырять в такое озеро — а русскому человеку грех не посетить столь дивное природное место!

 

Индусы — перестраховщики в большей степени, чем русские, но законы и объявления соблюдаются у них столь же формально. А прохладное озеро и вправду слегка опасное: не только из-за его зеленой глубины. Оно окружено великолепными, естественными, широкими и низкими гротами, которые вымыла вода. В неровных стенах прожилки трещин: и если вдруг пол-пещеры свалится кому-то на голову — более живописной братской могилы и пожелать нельзя. Но это какое же нужно стечение обстоятельств!

 

У водопада пещер нет, и там безопасно во всех отношениях. Среди камней рядом с озером можно найти зеленые и белые блестящие камешки, с маленькими кристалликами, если повезет. Кристаллы большего размера предлагают в подарок молодые люди в лавках, чтобы вы купили у них статуэтки слоников или богов. Цены здесь, конечно, туристские. Мальчики долго шли за нами, донимая нас жалобами, что у них совсем нет дохода. Индийские юноши просто взяли нас на измор, и проникшись жалостью, мы в конечном итоге несколько слоников у них купили.

 

Пещерные храмы Аджанты находятся на Декканском плато: между Джалгаоном и Аурангабадом. Джалгаон ничего из себя не представляет: это перевалочный пункт, а вот Аурангабад стоит посмотреть.

22 Билет: Особенности градостроительства Древнего Китая

 

В основу градостроительной практики древнего Китая легли народные строительные традиций, синтезированные в даосском учении Фэн-шуй (Ветер-вода). Согласно этому учению, наиболее благоприят­ной считалась меридиональная планировочная ось: «Господин Солнце всегда смотрит на юг». На юг обращались главные фасады зданий, что обеспечивало оптимальный температурный режим во внутренних поме­щениях. Даосские гадатели разработали целую науку – геомаитию, которая связывала особенности рельефа местности с положением небесных тел, с магнитными полями, с космическими силами и символами (Небо, Зем­ля, пять первоэлементов и пр.). Для этих целей были изобретены ком­пас, карты звездного неба и сейсмограф. Только при благоприятном сочетании небесных сил и «пульсов духа» земли участок считался под­ходящим для строительства. Особое внимание уделялось сочетаниям гео­метрических символов, чаще всего – круга и квадрата (рис. 11.1).

 

 

Рис. 11.1. Китайская космогоническая символика: квадрат – «инь», женское нача­ло, Земля, форма кварталов и городских укреплений; круг – «ян», мужское начало, Небо, планы дворцов, храмов, главных городских площадей.

На основе этих фигур формиро­валась планировочная структура как отдельных зданий, так и целых градостроительных комплексов. Пример тому – планировки городов Лояна, Пекина, Чанани (рис. 11.2).

 

Рис. 11.2. Планировочные схемы городов Лоян (слева) и Чанъань (справа)

Четыре городских стены ориентировались по странам света – тради­ции солнечного культа (китайский император – олицетворение Солнца, Сын Неба) (рис. 11.3).

 

Рис. 11.3. Ориентация стен по странам света (город, цитадель, дом, комната…)

 

Рис. 11.4. Пространственная модель китайского города (выделение Оси «север-юг» более высокими административными зданиями, дворцами и храмами; общее понижение высоты зданий в широтных направлениях)

Другая особенность древнекитайских городов – регламентированная высота зданий. Она определялась в соответствии с социальным положе­нием домовладельцев, которые в согласии со своим рангом селились ближе или дальше от центра города – императорского дворца, храмового комплекса. Простой народ имел право строить только одноэтажные зда­ния. Пространственная модель китайского города представлена на рис. 11.4. Особо регламентировался цвет крыш:

а) золотисто-желтые – дворец «солнцеликого» императора (рис. 11.5-а);

б) ярко-голубые («небесная чистота») – культовые постройки (рис. 11.5-б);

в) зеленые («древесная листва») – жилища вельмож, высших чинов­ников, отдельные храмы и паго­ды невысокого ранга;

г) серые («земной прах») – жилища рядовых горожан.

 

Особо выделялись административный, торговый и жилой районы, пар­ковые зоны.

 

 

a б

 

Рис. 11.5. a – Ханьский дворец в Чанъани, II-I вв. до н. э. Реконструкция;

б – Храм Неба в Пекине, XIV в.

2. 23 Билет: Крепостные сооружения. Великая китайская стена

 

С древнейших времен города и цитадели Китая окружались крепост­ными стенами. В период «семи царств» (Чжунь Го) на северных грани­цах царств Цинь, Чжао и Янь были построены оборонительные сооруже­ния от набегов кочевников (V-III вв. до н. э.).

Древнейшим памятником китайской архи­тектуры, сохранившимся до нашего времени, является Великая китайская стена («Стена 10 тыс. ли»), построенная в период «Борющихся государств» (Чжань го) (481-221 до н. э.) и перестроенная в III в. до н. э., когда император Цинь Ши-хуанди (246-210 гг. до н. э.), объединив Китай в единую империю Цинь, стремился к укреплению ее слабо защи­щенных границ на севере. Стена пересекает ряд северных провинций Китая и имеет не­сколько ответвлений, образующих дополнитель­ные кольца.

До настоящего времени точного обмера ее не производилось. По последним данным, протя­женность Великой китайской стены достигала 4000 км. Высота ее с зубцами, расположен­ными по наружной кромке боевого хода, рав­няется 9 м, а ширина доходит до 8 м в нижней части и около 5 м– в верхней. Монументаль­ные башни (рис. 11.6), высота которых около 12-14 м,расположены вдоль стены и находят­ся одна от другой на расстоянии полета стре­лы (из 60000 башен в настоящее время сохранилось лишь 20000). Ряд массивных ворот ведет к главным дорогам в Монголию. Стена неоднократно до­страивалась и укреплялась в последующие века. Пер



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.50.173 (0.03 с.)