Международная интеграция в сфере обеспечения безопасности в АТР




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Международная интеграция в сфере обеспечения безопасности в АТР



Развитие военно-стратегической ситуации в Азиатско-тихоокеанском регионе по многим параметрам сильно отличается от происходящего на евроатлантическом направлении. Это связано с практическим оформлением в АТР нескольких центров силы, отсутствием аналогичных европейским переговорных механизмов, мер доверия и т.п. Более того, в политическом сознании большинства азиатских государств не без основания доминирует мнение о несоответствии накопленного в Европе опыта специфике и реалиям современных международных отношений в Азии и на Тихом океане. Это обусловило сдержанное отношение к формированию системы безопасности по типу ОБСЕ и к разоружению как ключевому элементу доверия и военной разрядки. Этот подход связан и с весьма различающимися представлениями отдельных стран региона об источниках угроз, наличием неразрешенных конфликтов и территориальных споров, крайней неравномерностью социально-экономического развития стран этого района мира.

Отсутствие жесткой структуры, фрагментарность военного противостояния в АТР после распада квазиальянсов последних двух десятилетий лишают смысла подсчет комплексного баланса сил. В большинстве случаев необходимость подобного анализа связана с развитием событий в конкретных "горячих точках" региона, а также в зонах устойчивой конфронтации (Север-Юг Кореи, Тайваньский пролив и др.). Несмотря на некоторые сокращения с американской стороны, военный потенциал США остается фактически ведущим в регионе. К тому же следует отметить, что система безопасности в АТР, по крайне мере в последние два десятилетия, не сводилась лишь к противостоянию двух великих держав. А сегодня на нее постоянное и весьма ощутимое влияние оказывают китайский и японский (и даже индийский) факторы. В последние же годы их значимость заметно возросла, причем настолько, что вполне допустимо говорить о самостоятельной геополитической роли в регионе Японии или Китая.

Упомянутая тенденция количественного сокращения американского присутствия в регионе тем не менее вовсе не является свидетельством уменьшения роли США в поддержании системы региональной безопасности. Они лишь весьма оперативно провели "переадресовку" своего военного присутствия в АТР. Мотивировкой его значительного сохранения является необходимость предотвращения возникновения кризисных ситуаций, защита международных морских коммуникаций.

В то же время в регионе сохраняется целый ряд дестабилизирующих факторов (неконтролируемая региональная гонка вооружений, проблема Корейского полуострова, опасность распространения ракетных и ядерных технологий, в том числе и в связи с катастрофическим положением в российском комплексе военных НИОКР, территориальные споры и т.д.). Именно в АТР сейчас находятся те страны, которые наиболее быстро наращивают военные расходы, укрепляют свой потенциал. Пока сейчас речь идет о величинах относительно не очень больших. Но тенденция, тем не менее, просматривается совершенно определенная, что не исключает возникновения непредсказуемых угроз в будущем.

В этих условиях Россия, в силу своей географической принадлежности к АТР, а также инерции вовлеченности в дела региона в прошлом, не может не принимать участия в формировании структур региональной военной безопасности. При этом, конечно, с одной стороны, у России появляются благоприятные возможности, возникающие в ходе формирования новых структур. Но сопутствующие этому процессу проблемы, затрагивающие Россию, не могут не вызывать определенного беспокойства. Чтобы ситуация не вышла из под контроля, не стала угрожающей для складывающейся в регионе системы безопасности (и для интересов России), необходимо предпринять шаги для перевода межгосударственных отношений в более зрелую стадию, когда формирующиеся структуры будут носить комплексный характер - военный, политический, экономический.

Угрозы:

Первое. Существует опасность, что какая-то "третья" страна попытается заполнить "вакуум силы", возникающий в регионе в связи с окончанием "холодной войны", сокращением военного противоборства России и США. При этом в качестве "претендентов" на эту роль называют КНР, Японию и Индию.

Особую озабоченность, по утверждению некоторых экспертов стран региона, вызывает Китай. "Самое важное для нас, - заявил, в частности, министр иностранных дел Малайзии Абдулла Ахмад Бадави, - чтобы Китай дал своего рода заверение в том, что он не будет добиваться гегемонии и будет проводить политику, направленную на сохранение в регионе мира и стабильности".

 

Но если возможная военная активность Китая за пределами своей страны - из разряда гипотез, то Япония уже предприняла практические шаги в этом направлении. В июне 1992 г. Токио отказался от взятого ранее обязательства не посылать "силы самообороны" за рубеж и направил воинские подразделения для участия в миротворческой операции ООН в Камбодже. Это решение, по сути дела открывающее японским вооруженным силам дверь за пределы страны, не могло не вызвать у азиатских народов, в прошлом ощутивших на себе результаты агрессивной политики Японии, обеспокоенности и протеста.

Второе. Остающиеся неразрешенными политические конфликты и территориальные споры могут послужить источниками нарушения стабильности и безопасности в регионе. Если взглянуть на карту АТР, то нельзя не заметить, что она пестрит районами потенциальных пожаров. Непримиримыми врагами продолжают оставаться Северная и Южная Корея, сохраняется напряженность в отношениях Индии и Пакистана. У Китая территориальные притязания в Южно-Китайском море, где на стратегически важные и, очевидно, богатые нефтью острова Спратли частично или полностью претендуют, также Тайвань, Вьетнам, Филиппины, Бруней и Малайзия. Япония, Китай и Тайвань претендуют также на острова Сенкаку. От притязаний на малайзийский штат Сабах до сих пор не отказалась Манила, у Малайзии частенько "прорывается" недоверие к Сингапуру.

Феномен гонки вооружений, особенно проявивший себя после окончания "холодной войны", является еще одной негативной тенденцией в развитии военно-политической обстановки в АТР, регионе, который и так считается вторым после Европы по милитаризации. Расходы на вооружения в некоторых странах АТР растут быстрее, чем увеличивается их валовой национальный продукт. Эти страны ускоренными темпами закупают самое современное вооружение для своих армий. Новые виды боевой техники и оружия в массовом порядке поступают в вооруженные силы Китая. Японии. Южной Кореи, Малайзии и других стран региона. В серьезную угрозу для мира и безопасности в АТР выросла за последнее время проблема распространения оружия массового уничтожения, ракетной технологии.

Положение усугубляется еще и тем, что в регионе нет структур и механизмов, с помощью которых можно было бы совместными усилиями стран АТР решать актуальные военно-политические проблемы и в первую очередь обеспечивать стабильность и безопасность. В отличие от Европы военные потенциалы стран АТР. сложившиеся в годы "холодной войны", до сих пор не подвергались никакому регулированию в региональных или субрегиональных рамках.

дея коллективной безопасности в АТР появилась уже давно, почти одновременно с европейской. Однако она не нашла тогда широкой поддержки. Некоторые государства АТР видели в этой идее "руку Москвы", ее стремление проводить экспансионистскую политику, так как предложения по созданию системы коллективной безопасности в большей части исходили из бывшего СССР.

И, видимо, следует признать, что при продвижении этой идеи и конкретных предложений, по сути своей действительно позитивных и обещавших укрепление стабильности в АТР, СССР, особенно на первых порах, допускал определенные политические просчеты, последствия которых сказываются до сих пор.

В поисках моделей безопасности

В настоящее время в АТР все шире распространяется понимание необходимости и возможности создания совместными усилиями какого-то нового регионального порядка, постепенно пробивает себе дорогу идея поиска модели безопасности, формируемой на базе многостороннего диалога.

Если же проанализировать весь спектр мнений представителей стран региона по проблемам укрепления безопасности, то условно можно выделить три направления, по которым предлагается продвигаться.

Представители первого направления считают в обозримом будущем нереальным и даже невозможным создание в АТР аналога СБСЕ - Совещания по безопасности и сотрудничеству в Азии. При этом заявляется, что необходимо решать имеющиеся проблемы в отношениях между отдельными странами, в том числе и территориальные споры, на двусторонних уровнях. Так, ряд американских экспертов по Азии считает: с учетом обширности территории и разнообразия стран АТР практически невозможно иметь азиатскую политику, которая представляла бы собой нечто большее, чем набор политических позиций на двусторонней основе, и выходила бы за рамки "традиционных банальных фраз". Представители второго направления полагают, что сначала проблемы безопасности следует решать в рамках отдельных субрегионов, например, в Юго-Восточной Азии, Северо-Восточной Азии, на юге Тихого океана. А уже затем, развивая диалоги в масштабах всего АТР, постепенно, этап за этапом продвигаться к формированию устойчивой многополюсной региональной структуры безопасности в масштабах всего АТР.

Наконец, третий вариант предполагает, что при вероятности любых поворотов в развитии региональной ситуации нельзя исключать и более быстрого движения региона по миротворческому пути: АТР все же может в ближайшее время войти в процесс, сходный с общеевропейским по масштабам, но столь же отличный от него по своей специфике.

Без сомнения, окончательное определение конкретной модели для коллективной безопасности в АТР еще впереди. Но, видимо, можно считать, что наиболее вероятным является такой вариант, когда движение к формированию системы коллективной безопасности будет идти параллельно по нескольким направлениям одновременно: на путях переговоров между двумя или несколькими странами, на субрегиональных уровнях и т.д.

Уже сейчас конкретные факты свидетельствуют о том, что попытки решения проблем безопасности начинают претворяться в реальность. Так, например, у России складывается переговорно-консультационный процесс со всеми великими державами АТР по военно-политической проблематике: продолжаются переговоры с Китаем, проводятся российско-американские и российско-японские консультации на экспертном у ровне с участием военных представителей сторон.

Формирование "нового миропорядка" в АТР, видимо, будет длительным и сложным процессом, ибо субъектам мировой политики как на мировом, так и на региональном уровнях предстоит установить систему балансов интересов наряду с системой балансов сил.

Изменение глобальной военно-политической ситуации, а также психологического настроя в странах АТР создает благоприятные возможности для нашей страны. Именно Россия как великая мировая и азиатская страна, остающаяся мощной в военном отношении, как постоянный член Совета Безопасности ООН могла бы сыграть одну из основных ролей в будущей системе безопасности в АТР - ив качестве участника, и в качестве гаранта договоренностей. И хотя обстановка в Азии и в районе Тихого океана развивается довольно противоречиво, преобладающей, магистральной тенденцией является стремление к разрядке напряженности, оздоровлению обстановки. Все сильнее осознается потребность в разработке какой-то общей концепции безопасности и сотрудничества в регионе, которая отвечала бы национальным интересам всех стран АТР. Становится ясно, что новая обстановка, новые тенденции в развитии международных отношений требуют существенной корректировки и перестройки системы внешнеполитических и военных приоритетов государств региона. Такой процесс во многих странах уже идет, что дает надежды на продвижение вперед в деле укрепления стабильности и безопасности в АТР.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.011 с.)