ТОП 10:

Глава 7: Метки, которые мы носим





Гарри сидел на своей постели, с тревогой ожидая хозяина. Мысли его крутились вокруг недавних событий и последовавшего за ними разговора. Гарри думал о том, каким образом он смог бы, не ослушавшись хозяина, выполнить задуманное, но ни один вариант развития событий из тех, которые он смог себе представить, не гарантировал успеха. Если мальчик пошёл бы к Северусу, то не обошлось бы без подробных объяснений, и драгоценное время было бы потеряно. Точно так же дело обстояло и с любым другим профессором. Нет, Гарри всё сделал так, как нужно, и тогда, когда нужно. Но убедить хозяина в правильности своих поступков – это совершенно другое дело. Хотя хозяин и был доволен тем, что Гарри отстаивал своё мнение, мальчик был уверен, что профессор не допустит неповиновения.
Его размышления были прерваны шумом распахнувшейся двери и появлением хозяина. Гарри ожидал, что мужчина вновь принесёт верёвку, чтобы обездвижить его, или повязку, чтобы завязать глаза, однако на этот раз руки хозяина были пусты.
- Я полагаю, Гарри, - начал мужчина, присев рядом с мальчиком, - что ты испытываешь сложности не с доверием, а с повиновением. В обычной обстановке, когда я рядом, ты никогда не ослушаешься моего приказа, ты всегда точно делаешь то, что я тебе говорю. Но как только я прошу тебя не делать чего-то, ты тут же идёшь мне наперекор и выказываешь непослушание. Поверь, я запрещаю тебе делать что-то не для того, чтобы наказать или помешать веселиться. Ты ведь вполне можешь наслаждаться жизнью, не подвергая себя опасности, поэтому я не потерплю неповиновения. Я рядом, чтобы позаботиться о тебе, защитить тебя, я рядом, когда нужен тебе, но и когда ты не испытываешь необходимости быть со мной, я тоже буду рядом. Я должен удержать тебя от всяческих афер, которые ставят тебя под удар. Возможно, тебе это не понравится, Гарри, но ты значишь для меня намного больше, чем Блэк или любой другой человек. И если мне придётся выбирать между твоей безопасностью или чьей-то ещё, я без колебаний выберу тебя, Гарри.
Хоть слова хозяина Северуса и были логичны, Гарри не обязан был соглашаться. Конечно, все люди заслуживали долгой и счастливой жизни, но то, что хозяин выделил его, словно бы поставил на ступень выше остальных, заставило Гарри чувствовать себя нужным, желанным… любимым. Сам Гарри никогда не смог бы выбрать, кто достоин жизни, а кто – нет, и то, что хозяин оказался на это способен, немного беспокоило мальчика, но всё же он не мог этого не оценить.
- Я вижу, ты начинаешь понимать меня, Гарри. Я рад, что ты задумался над моими словами, но всё же боюсь, что ты не будешь выполнять мои пожелания, поскольку всё ещё живёшь сердцем, а не умом. Не пойми меня неправильно, я очень хочу, чтобы ты сам принимал решения, но твоя глупая опрометчивость не позволяет мне доверять тебе в этом вопросе. Я нашел одно заклинание, которое, как мне кажется, поможет нам решить некоторые проблемы, и хотел бы применить его. Не беспокойся, тебе не будет больно, вернее… не всегда. У этого заклинания очень узкая направленность. Я не использовал физическое наказание, у тебя его было достаточно, и я не хотел напомнить тебе о времени, которое ты провёл с Верноном. Но теперь, когда ты доверяешь мне и понимаешь, почему я хочу прибегнуть к физическому наказанию, думаю, мы можем его использовать. Клянусь, что никогда не стану наказывать тебя для того, чтобы причинить тебе боль. Заклинание, о котором я говорю, будет ощущаться как шлепок, достаточно сильный, чтобы ты его заметил при любых обстоятельствах, и не настолько слабый, чтобы ты мог просто отмахнуться от него.
Видение собственной окровавленной иссечённой спины мелькнуло перед глазами Гарри, но он тут же успокоился, слушая хозяина и понимая, что его страхи никогда не станут реальностью.
- Заклинание будет активироваться в том случае, когда ты совершаешь поступок, точно зная, что я его не одобряю, но всё же игнорируешь мои приказы. Я сниму заклинание, как только пойму, что ты ценишь свою жизнь точно так же, как ценю её я.
Гарри сидел, слушая хозяина. Всё, что говорил мужчина, было логично и обосновано, но вот беда – когда существует угроза жизни, логика зачастую отказывает, и Гарри был согласен, что в таких случаях заклинание могло здорово помочь.
- Перевернись на живот, Гарри, и приспусти брюки до колен. Я обещаю, что ты не получишь сверх меры. Для того чтобы наложить заклинание, я шлёпну тебя – именно такие ощущения ты будешь испытывать каждый раз, когда надумаешь вновь меня ослушаться. Всего будет два удара, по одному на каждую ягодицу, но впоследствии заклинание будет определять степень твоей вины передо мной, и какое наказание ты заслужил – один или два шлепка.
Гарри безмолвно подчинился. Да и что он мог сказать? «Пожалуйста, хозяин, не надо! Я буду хорошим! Я обещаю повиноваться Вам!» Но Гарри и сам прекрасно знал, что не сможет сдержать обещания. Так что, возможно, заклинание действительно поможет ему не влипать в неприятности.
- Считай вслух, Гарри. Их будет всего два, но это поможет тебе подготовиться и сосредоточиться на своём наказании. Ты готов?
- Да, хозяин, - голос мальчика был намного твёрже, чем он ожидал. На самом деле, Гарри уже понял справедливость подобного наказания, он нуждался в нём, если заклинание действительно будет работать так, как описал хозяин.
Гарри почувствовал прикосновение руки, и тут же зашипел, как только нежную кожу ягодицы обожгло, и она запульсировала от боли.
- Один, - сказал Гарри, вспомнив просьбу хозяина считать вслух.
Второй удар поселил жжение в другой ягодице. Конечно, Гарри не хотел бы испытывать такое каждый день, но всё же это было ничто по сравнению с обычными наказаниями Вернона.
- Два, - вылетело у мальчика изо рта, и он открыл глаза, удивляясь, когда успел смежить веки. Ягодицы ныли, но всё было не так уж плохо. Немного успокаивающего бальзама – и к вечеру можно будет сидеть. Хозяин что-то негромко зашептал, Гарри не разобрал слов, но по покалыванию в ягодицах понял, что заклинание уже действует.
Чувство вины нахлынуло на мальчика, но вовсе не из-за поступков, которые он совершил, а из-за того, что он своим непослушанием вынудил хозяина применить крайние меры. Обернувшись через плечо, он увидел на лице мужчины такое выражение, словно он испытывал боль, по крайней мере, в десять раз сильнее той, что довелось только что перенести Гарри.
Повернувшись, он попытался сесть, но Северус придержал его за спину.
- Полежи ещё немного, Гарри.
Мальчик подчинился со спокойной душой. Он действительно доверял хозяину.
Уверенные руки стали массировать его ягодицы, Гарри сначала вздрогнул от прикосновения прохладного крема, но тут же почувствовал, как отступает боль.
- Постарайся не садиться некоторое время, в остальном можешь заниматься чем угодно.
Гарри посмотрел на хозяина и, поддавшись импульсу, заключил его в объятия.
- Спасибо, хозяин. Я постараюсь не разочаровать Вас.
- Это всё, о чём я тебя прошу, Гарри, всё, о чём я прошу.
*--------------------------------------------------*
Летние каникулы были, без сомнения, самым лучшим временем в году, думал Гарри, осторожно спускаясь по истёртым ступенькам в подземелья через две недели после окончания учебного года. Но это лето явно превосходило прошлые три. Хозяин Северус проводил с Гарри гораздо больше времени, чем раньше, и мальчик чувствовал себя как никогда счастливым.
Однажды утром Гарри проснулся с эрекцией, и паника почти захлестнула его, топя остатки сонного разума, но Гарри вспомнил слова хозяина и постепенно успокоился, убеждая себя, что это естественная реакция растущего организма и в этом нет ничего ненормального. Хозяин был горд, когда Гарри ему об этом рассказал, однако нахмурился, узнав, что мальчик просто проигнорировал возникшую эрекцию. Гарри же беспокоился, правильно ли он реагирует, но профессор уверил его, что всё обязательно наладится.
- Добрый день, Гарри.
Гарри обернулся к мужчине и одарил его тёплой улыбкой.
- Добрый день, хозяин.
- Гарри, давай присядем. Нам нужно поговорить.
Мальчик присел рядом с Северусом, устроил голову у него на плече, как делал это в последние дни, и стал слушать.
- В этом году состоится чемпионат по квиддичу. Я не испытываю особой тяги к спортивным состязаниям, но ты, насколько я знаю, весьма увлечён этой игрой. Я достал два билета, поедем послезавтра. Малфои пригласили нас присоединиться к ним, так что ты будешь рад узнать, что проведёшь с Драко неделю.
- Правда? Мы поедем на Чемпионат Мира? О, спасибо, спасибо, спасибо! – худенькое тельце ринулось к мужчине так стремительно, что, не сиди тот на диване, непременно упал бы под напором столь искренней благодарности.
Гарри обнимал Северуса всё чаще, и хотя мужчина старался сдерживать эмоции и не выказывать гордости, он прекрасно знал, что Гарри понимает его чувства без слов.
- На здоровье, Гарри. А теперь пойди, займись делом, а мне предстоит ещё поработать сегодня.
*----------------------------------------------------*
- Драко! – Гарри ринулся вперёд, но тут же остановился, заметив и старших Малфоев. Мальчик ощутил недовольный взгляд хозяина и почувствовал, как вспыхнуло лицо – он повёл себя как трёхлетний малыш, которого первый раз привели в гости!
- Мистер Малфой, миссис Малфой, очень рад встрече.
- Гарри Поттер! Вы здесь – какая неожиданность. Первый подмастерье профессора Снейпа, не так ли? Куда катится мир? Столь могущественный маг должен с умом выбирать себе сподвижников.
- Простите, мистер Малфой, но я не понимаю, о чём вы.
- Не стоит беспокоиться, Поттер, вы и не должны ничего понимать, вам достаточно просто слушать.
Гарри покосился на хозяина и вспомнил их прошлогодний разговор об отце Драко. Тогда профессор сказал ему, что Люциус Малфой очень опасный человек, и теперь Гарри осознал правдивость этих слов.
- Не будем терять времени, игра вот-вот начнётся.


Чемпионат продолжался три дня. Драко правильно угадал, кто поймает снитч, зато Гарри был прав в утверждении, что Болгария проиграет, несмотря на сильного ловца.
Хозяин ещё не вернулся, а мистер Малфой ушёл несколько часов назад, но Гарри совершенно не задумывался, где они могут быть. Но всё же смутное беспокойство не покидало Гарри с момента знакомства с Люциусом, а его предчувствия нередко оказывались верны.
Внезапно громкий крик оторвал мальчика от его мыслей, но только он собрался спросить у Драко, что происходит, как тот схватил его за руку и потащил прочь из палатки и дальше, вниз по узкому проходу. Люди вокруг также выбегали из палаток, разыскивая своих близких, но мальчики не останавливались, а пытались убежать от крика. На бегу, Гарри удалось разглядеть висящий в воздухе странный знак – похоже, сотканный из зелёного дыма.
Внезапно сильные руки опустились на плечи Гарри, и даже не глядя, он мог сказать, что это был хозяин Северус. Родной запах и уверенные прикосновения сухопарых ладоней были знакомы Гарри, как свои собственные, и мальчик сразу же расслабился – в этих объятиях ему ничто не угрожало. Когда хозяин был рядом, Гарри ощущал спокойствие и безопасность.
- Скорее за мной! Нужно уходить, здесь опасно, особенно для тебя, Гарри.
Гарри и не подумал протестовать. Человеческая река захватила их и понесла, выбраться не было никакой возможности, и Гарри почти не удивился, когда рука хозяина внезапно исчезла с плеча, и толпа разделила их.
Гарри не понял, как это случилось, но в один момент он бежал, словно за ним гнался сам дьявол, а в следующее мгновение уже лежит на животе в грязи, а вокруг него впечатываются в землю (а пару раз и в спину) ноги убегающих людей. Гарри поднялся, как только толпа немного поредела, но хозяина к тому времени уже не было видно. Большинство людей разбежалось, лишь немногие всё ещё спешили прочь. Оглядевшись, Гарри двинулся в том направлении, куда вёл его хозяин.
Внезапно волосы на затылке встали дыбом, и мальчик в страхе оглянулся. Ему было знакомо это ощущение, оно возникало у Гарри каждый раз, когда хозяин пользовался Хроноворотом, чтобы удостовериться, что с ним всё в порядке. На сей раз, однако, во взгляде, направленном на него, не было заботы, он был полон злобы и ненависти, так что он точно не мог принадлежать хозяину.
Одинокая тёмная фигура стояла чуть дальше по дороге, и как бы Гарри не старался, он не мог оторвать от неё взгляда. Непроизвольно мальчик шагнул вперёд, но тут же подумал, как его поступок оценил бы хозяин. Уж точно профессор не похвалил бы его. Но желание узнать, кто стоит там, было столь сильно, что Гарри сделал ещё один шажок вперёд, но тут же вновь возникла мысль о реакции профессора. И как мальчик ни пытался избавиться от неё, она настойчиво возникала в его сознании. Внезапно ощущение неправильности происходящего полностью затопило его, и, хотя Гарри не успел больше сделать ни шагу, внезапная боль обожгла его ягодицы. Мальчик вскрикнул, удивлённый такой «атакой».
Человек посмотрел куда-то за спину Гарри, и, бросив на мальчика любопытный взгляд, через мгновение исчез. Причина его столь поспешного бегства стала понятна Гарри, как только сильные добрые руки хозяина вновь обхватили его за плечи.
- Я рад, что заклинание работает как нужно. Надеюсь, этот урок ты запомнишь надолго, - прошептал хозяин ему на ухо, но Гарри так дрожал, что смог только кивнуть в ответ.
*----------------------------------------------*

- Я думаю, что сегодня мы наблюдали лишь первое нападение, но дальше их будет всё больше. Я расскажу тебе кое-что, Гарри, кое-что личное и очень, очень важное. Никто не должен узнать того, что сейчас узнаешь ты. О том, что ты сейчас узнаешь, знает директор и ещё несколько человек, но больше никто не должен знать. Ты понимаешь меня, Гарри?
- Да, хозяин.
Северус глубоко вздохнул, поднял левую руку и закатал рукав мантии.
- Нетрудно заметить, что это та же самая метка, которую ты видел сегодня над квиддичным стадионом. Она создана гением, которого знания и власть превратили в чудовище, и никто, даже его последователи, уже не могут назвать его человеком. Всё верно, я говорю о Волдеморте. Я был молод и глуп и думал, что, служа ему, достигну величия, смогу снискать славу. Но единственная слава, которой я добился – это известность убийцы, злодея и Пожирателя Смерти. Я не горжусь тем, что сделал и думаю, что никогда не смогу искупить свои грехи. Я убивал. Я мучил. Я разрушал. Но я также лечил, помогал и успокаивал. И я продолжаю делать это, каждый день, всю жизнь; но мне никогда не загладить своей вины. Когда ты вошёл в мою жизнь, я понял, что мне больше не бывать шпионом – я оставил Волдеморта за год до его падения и перешёл на сторону Дамблдора. Сначала я злился, что больше не смогу приносить пользы «светлой стороне», но потом понял, что способен сделать для победы больше, чем кто-либо. Однажды ты, Гарри, возглавишь всех в борьбе с Тёмным Лордом, поведёшь нас за собой, и я приложу все усилия, чтобы помочь тебе стать лидером, помогу превзойти Волдеморта. И это будет искуплением моих грехов. Я обрету покой. Ты уже проделал огромный путь, Гарри, и с моей помощью станешь великим чародеем. Пока ты веришь мне, Гарри, всё будет хорошо. Ты выиграешь эту войну, и воцарится мир. Я не жду, что ты сразу поверишь мне, но вспомни, что мы пережили вместе, через что прошли. И знай: то, что на ком-то стоит метка зла, не означает, что и сам этот человек – зло.
Во время всей речи Гарри сидел тихо, как мышка, и Северус боялся, что доверие и уважение, которые испытывает к нему мальчик, разлетятся в прах. Приглядевшись внимательнее, профессор понял, что мальчик ушёл в собственные мысли, но прежде чем он успел спросить, о чём Гарри думает, тот сам начал говорить:
- Я понимаю, хозяин. Я не стану судить вас за метку, которую вы приняли, когда ещё были молодым и не знали того, что знаете теперь. Но и я прошу вас о том же.
Тело Северуса застыло, словно статуя, а кровь заледенела в жилах, когда он понял, что означали последние слова Гарри.
Нет, пожалуйста, нет! Пусть я ошибаюсь и это не то, о чём я подумал!!
Но его страхи подтвердились, когда Гарри отвернулся и стал медленно стаскивать футболку.
За все годы, прожитые вместе, они никогда не видели друг друга ни обнажёнными, ни даже полураздетыми – за исключением того дня, когда Северус попросил Гарри спустить брюки и принять наказание.
Футболка выпала из безвольных пальцев Гарри, и его обнажённая спина предстала перед Северусом. Мужчина изо всех сил пытался не издать ни звука, безжалостно сжимая в клубок бурлящие эмоции.
На лопатке Гарри ясно проступали буквы – они выглядели так, словно были выжжены на гладкой коже раскалённой кочергой. Северус вздрогнул, когда понял, что Гарри, должно быть, был совсем малышом, когда получил эту надпись.
УРОД было выжжено на коже, и даже не смотря на то, что шрамы были далеко не свежими, было ясно, что они не сойдут никогда.
Жажда мести затопила Северуса, он уже подумывал о том, чтобы превратить Вернона Дурсля в домового эльфа и подарить Малфоям на Рождество – уж этого-то толстяк точно заслуживал.
Усилием воли, вырвавшись из своих мыслей, Северус вновь окинул взглядом мальчика, который всё ещё стоял, отвернувшись от него, и заметил дрожь, пробежавшую по худощавому телу, не уверенный, была ли она вызвана прохладой подземелий или чем-то ещё. Осторожно мужчина обнял мальчика и, присев на диван, притянул его себе на колени, тихонько покачивая и нашёптывая на ухо успокаивающие слова до тех пор, пока Гарри не уснул. Профессор уверял мальчика, что не оставит его, что будет продолжать заботиться о нём, что ничто на свете не способно уменьшить его любовь. Северус не был уверен, услышал ли Гарри его слова о любви, но был уверен, что сделает всё возможное, чтобы Гарри узнал об этом и поверил в это.
Проклятый боров заклеймил его! О нет, смерть будет слишком лёгким наказанием! Северус придумает что-нибудь особенное, он заставит Вернона Дурсля заплатить за всё сполна!

Глава 8: Шёпот обещаний



Следующим утром Гарри проснулся, чувствуя себя так хорошо, как не чувствовал уже давно. Руки хозяина всё ещё обнимали его, и мальчик расслабился в надёжном объятии, привалившись спиной к крепкому телу.
Шёпот обещаний, обещаний любви и заботы, всё ещё звучал у него в голове. И для Гарри было даже не важно, говорил ли хозяин правду, или просто успокаивал его, мальчику лишь хотелось всегда чувствовать то тепло, что разлилось по его телу, когда он услышал ласковые слова.
Руки, обнимавшие его, на секунду сжались чуть сильнее, а потом исчезли. Гарри прикрыл глаза и притворился спящим, услышав, как хозяин осторожно пробирается к выходу. Мальчик и не думал, что способен ещё чувствовать столь сильную и всепоглощающую надежду. Он давным-давно оставил это чувство, поскольку надежды его никогда не оправдывались, заставляя ещё сильнее чувствовать своё одиночество. Но теперь всё было иначе. Гарри чувствовал, что – возможно – в этот раз он не будет обманут.
Часы на столе громко пропели, что уже семь часов, и Гарри ужасно удивился – так долго он не спал несколько недель. Быстро одевшись, Гарри прошёл в гостиную. Хозяин, как обычно, сидел на диване, положив на колени толстенный фолиант – Гарри ни секунды не сомневался, что каждая его древняя пожухлая страница была посвящена зельям.
- Доброе утро, хозяин. Хотите чаю?
- Доброе, Гарри, как спалось? Чай был бы весьма кстати.
- Спалось просто отлично, хозяин, спасибо.
Повозившись немного на кухне, Гарри вскоре вынес оттуда чай и тарелку с бутербродами. Устроив её на столике перед мужчиной, Гарри присел рядом. Как только профессор опустил книгу, Гарри поспешно подал ему тарелку.
- Спасибо, Гарри. А где твой завтрак?
- Я…ну... - со всеми переживаниями, что выпали на его долю прошлым вечером, и после такого прекрасного пробуждения, Гарри совершенно забыл о себе.
- Ничего страшного, возьми мои, - Северус держал тарелку между ними, и, заметив сомневающийся взгляд мальчика, придвинул её чуть ближе к Гарри.
- Спасибо, хозяин, - прошептал Гарри и осторожно взял предложенное угощение.
Завтрак прошёл в уютном молчании, и, когда тарелка опустела, Гарри без слов собрал посуду и прошёл на кухню.
- Гарри, ты не против помочь мне сегодня в лаборатории? Скоро вернутся студенты, а до их приезда необходимо пополнить запас зелий в лазарете.
- Нет, хозяин. Да, хозяин. В смысле, помогу с радостью, - у Гарри вспыхнули щёки, пока он пытался подобрать правильный ответ.
Хозяин Северус насмешливо хмыкнул и легонько сжал руку Гарри успокаивающим жестом, а потом прошёл в свою спальню.
- Будь готов через десять минут, - донеслось из-за двери. - Надень новую рабочую мантию, которую я тебе купил: она плотнее других, и сможет защитить от брызг зелий.
Гарри поспешил в свою комнату переодеться, и вскоре они уже стояли перед четырьмя большими котлами. В одном из них Гарри варил слабое Сонное зелье, а Северус одновременно работал с остальными тремя.
*------------------------------------------*
Северус был готов убить Альбуса. И то, что проклятый старикашка не соизволил даже сообщить ему заранее об очередной своей безумной затее, только подогревало это желание. Проводить в Хогвартсе Турнир Трёх Волшебников – всё равно что выложить Гарри на витрину и поставить огромную стрелку с надписью «Пожирателям Смерти сюда». Соберётся толпа волшебников, чтобы поглазеть на столь редкое зрелище, и не будет никакой возможности узнать, приехали ли они как зрители, или затаили зловещие планы. Хроноворот Северуса ещё никогда не использовался им столь часто, как теперь. Каждые выходные Северус возвращался во времени, чтобы приглядывать за Гарри. Профессор не знал, что произойдёт, если Гарри пострадает, но был точно уверен, что виновник этого пожалеет, что родился на свет! Или пожелает сдаться Тёмному Лорду – тот просто убил бы неудачника, в то время как Северус будет мучить его, долго и с удовольствием, а потом, когда устанет, то – возможно – убьёт.
Гарри, конечно же, заметил изменения в поведении хозяина, но никак не прокомментировал их, а только улыбнулся такой заботе после первых выходных слежки.
Драко тоже взял за правило повсюду сопровождать Гарри. Конечно, Северусу была приятна такая забота со стороны Драко, но другое, тёмное чувство поднимало свою уродливую голову. Ревность.
В глубине души Северус понимал, что как бы мальчики не сблизились, его отношения с Гарри всегда будут иными - Гарри будет видеть в нём своего хозяина. Но возможно, только возможно, их отношения не закончатся с окончанием учёбы, а превратятся во что-то большее. Может, он станет доверенным лицом. Компаньоном. Другом. Любимым.
Гарри ничего не рассказывал Северусу, и такое недоверие со стороны мальчика расстраивало его. Северус заботился о Гарри и, в конце концов, полюбил его, и теперь ни за что не стал бы игнорировать его пожелания. Если Гарри найдёт любовь с кем-то другим, Северус не станет препятствовать его счастью, несмотря на то, что его собственное сердце будет разбито. Гарри заслуживал счастья. Всего счастья, которое только мог дать этот мир. И Северусу оставалось только надеяться, что именно он станет этим счастьем.
*------------------------------------------------*
- Гарри Поттер!
Гарри посмотрел на Дамблдора расширившимися глазами. Этого просто не может быть! Взгляд мальчика в страхе заметался по окружавшим его людям, пытаясь найти поддержку во взгляде хозяина. Но в тёмных глазах мужчины был тот же страх, который поймал Гарри в свои липкие объятия.
Хаффлпафец, сидевший рядом, бросил на Гарри уничтожающий взгляд и вытолкнул его вперёд. Гарри всегда нравились ученики этого факультета, с ними всегда можно было поболтать обо всяких пустяках. Но теперь, похоже, их дружбе пришёл конец, ведь в Турнире Гарри предстояло противостоять Седрику Диггори – лучшему ученику Хаффлпафа. Пробравшись к двери, через которую до него прошли Флёр Делакур, Виктор Крам и Седрик Диггори, он встретился с участниками Турнира в небольшой комнате. Через несколько минут туда же вошёл директор школы, в сопровождении профессора МакГоннагалл, профессора Снейпа и глав двух других магических школ. Хозяин подошёл так близко, как было возможно, чтобы оказать Гарри поддержку и не вызвать подозрений. Профессора разговаривали, но вскоре сошлись во мнении, что нет никакой возможности избавить Гарри от участия в соревновании.
Гарри показалось, что из его лёгких внезапно исчез воздух, голова у него закружилась, а комната наполнилась туманом. Он уже был на грани обморока, когда знакомые надёжные руки поддержали его.
- Обсудим всё в наших комнатах.
Гарри в ответ только кивнул – воздуха не хватало даже на дыхание.
- Дыши, Гарри, иначе вся школа станет свидетелем того, как я волоку бесчувственного Мальчика-Который-Выжил в сырые подземелья.
Этот шутливый упрёк сработал, и Гарри, глубоко вздохнув несколько раз, кивком дал хозяину знать, что готов идти домой. Едва переступив порог комнат, Северус крепко прижал Гарри к груди.
- Я, конечно, предполагал, что и в этот год без происшествий не обойдётся, но это – это просто смешно!
Гарри ощутил, как от стыда горят уши, и уткнулся взглядом в пол, но хозяин мягко приподнял его голову за подбородок.
- Не нужно, Гарри. Это не твоя вина. Я знаю тебя и уверен, что ты никогда не стал бы привлекать к себе внимание подобным образом. Не стоит казнить себя за то, в чём ты не виноват.
Вся сложность ситуации постепенно доходила до Гарри, и он почувствовал, как внезапно задрожали колени. Отстранившись от хозяина, мальчик сделал несколько неверных шагов в сторону и осторожно опустился на диван. Неожиданно перед его глазами возникла чашка с чаем, и Гарри принял её, только чтобы занять чем-то руки.
- Определённо, в школе есть кто-то, кто хотел бы видеть тебя участником этого соревнования. Из того, что Турнир предназначен для более взрослых и значительно более опытных учеников, я могу сделать вывод, что добра этот человек тебе не желает.
Гарри устроил голову на плече хозяина и внимательно слушал, наслаждаясь покоем и безопасностью. Конечно, с разрешения профессора, он уже взялся за изучение книг для шести и семикурсников, но теперь, осознав, как ему придётся применять полученные из них знания, Гарри почувствовал тяжесть в груди. Постепенно его веки тяжелели, он всё теснее прижимался к профессору и мог поклясться, что, балансируя на грани сна, ощутил нежное прикосновение ко лбу и вновь услышал слова любви и обещания безопасности.
Возможно, эти обещания смогут воплотиться в жизнь?
*--------------------------------------------*
Из всех существ на Земле они выбрали именно драконов! Мало того, что в турнире задействовали морской народ, так ещё и притащили опаснейших животных! Интересно, что они намерены предпринять, если один из драконов вырвется на свободу? Как его тогда ловить?
Насколько было известно Северусу, укрощение драконов прочно занимала первое место в рейтинге наиболее опасных занятий. Профессор был готов предположить, что поймать дракона сложнее, чем попытаться избежать гнева Тёмного Лорда.
Будь всё проклято! Перед ним встала самая настоящая этическая дилемма! Северус, конечно же, предупредил Гарри о первом задании сразу же, как только сам узнал о нём. Выяснить подробности удалось лишь за день до начала соревнования, а волнение, что судьи как-то узнают об этом, вымотало профессору все нервы.
- Драконы! – прокричал Гарри, как только Северус сообщил ему подробности.
- Да, Гарри, драконы. И я был бы весьма благодарен, если бы ты говорил чуть тише, у меня ужасно болит голова.
- Простите, хозяин. Но - драконы! О чём думают судьи?
- Я рискнул бы предположить, что они не думали вовсе, выбирая первое испытание, но чего стоят мои догадки?
- Чего они, интересно, от нас ждут – что мы споём драконам колыбельную и, пока они будут спать, по-тихому выполним задание?
На лице Северуса непроизвольно появилась ухмылка при мысли о Гарри, стоящем напротив дракона и распевающем колыбельную, положив руку на сердце, в то время как дракон, склонив голову, находится в недоумении – то ли эти людишки совсем сошли с ума, то ли они, наконец, решили преподнести ему подарок – великолепное лакомство, сопровождаемое изысканной музыкой.
- Вас так насмешила картина меня, висящего между зубами дракона?
Профессор резко оборвал смех и нахмурился, представив Гарри в такой ситуации.
- Не надо шутить такими вещами, Гарри! Тебе позволят взять с собой волшебную палочку и больше ничего. Я думаю, тебе придётся каким-то образом задержать дракона на время, необходимое для выполнения задания Турнира.
Остаток вечера оба провели, пытаясь выяснить, каким образом можно задержать дракона или хоть как-то отвлечь его. Но все эти сведения показались Гарри пустыми словами, когда он обнаружил себя стоящим напротив двери, ведущий к первому заданию, в то время как голос ведущего объявлял о нём как о последнем участнике первого состязания Турнира. Он видел яйца, которые охранял дракон и вроде даже заметил одно золотое, которое ему надо было раздобыть, чтобы перейти к следующему заданию. Целый хоровод возможных решений пронёсся в воображении Гарри, но он тут же отмёл все варианты по усмирению дракона. Мальчик поблагодарил небеса за то, что ему не было задано оседлать этого монстра.
Лучше всего, конечно, было попробовать подчинить себе дракона, но как это сделать, Гарри не мог себе представить, ведь чешуя защищала летающего ящера от волшебства. Так что о таком применении магии можно было забыть. Возможно, дракона можно задержать, скинув на него что-то большое? Тут же мелькнула мысль о Хагриде, но Гарри быстро отогнал её: он не хотел причинить кому-то вред во время выполнения задания. Книги, которые мальчик изучил накануне, оказались весьма полезны, и Гарри начал разрабатывать план.
Материал по трансфигурации за первые три курса ничем не мог помочь Гарри, но он уже изучил книги для пятых, шестых и седьмых курсов и готов был рискнуть и воспользоваться более сложными заклинаниями. Мальчик оглянулся, пытаясь найти какой-нибудь металлический предмет, пригодный для трансфигурации, но способный сохранить большинство первоначальных качеств. Не заметив ничего металлического, он выбрал самый большой камень и преобразовал его в огромный столб, прочно прикреплённый к земле. Глубоко вздохнув и сосредоточившись, Гарри призвал столб с квиддичного поля. Прошла минута, и Гарри уже испугался, что потерпел неудачу, когда заметил длинную тень приближающегося столба. Тщательно управляя им, мальчик направил более тонкий конец столба к голове дракона, охраняющего яйца. Кольцо, расположенное на самом краю, медленно опустилось на голову дракона и затянулось вокруг его шеи, повинуясь заклинанию Гарри. Затем, ещё раз использовав вызов, мальчик протащил упирающегося дракона к трансфигурированному столбу и с помощью сращивающего заклинания прочно скрепил два столба.
Конечно, Гарри понимал, что его сооружение не задержит дракона надолго, но надеялся, что ему хватит времени, чтобы раздобыть золотое яйцо. Несомненно, квиддичные кольца были очень прочны – они могли долгое время выдерживать непогоду и яростные удары мячей, но вряд ли задумывались как ловушка для драконов. Да к тому же Гарри не был уверен, что его преобразующее заклинание продержится долго.
Как только руки Гарри сомкнулись вокруг яйца, трибуны взорвались оглушительными аплодисментами, но едва он поднял свою добычу, дракон сумел окончательно освободиться от «ошейника» и, оглушительно взревев, бросился на него.
Не успел Гарри понять, что случилось, как мир вокруг потемнел, но он всё же сжал золотое яйцо покрепче – просто на всякий случай.
*-----------------------------------------------------*
Сердце Северуса пропустило удар, когда дракон освободился от созданного Гарри «ошейника» и ринулся на обидчика, но прежде чем кто-то успел моргнуть, профессор вскинул палочку и призвал к себе мальчика. В полёте голова Гарри задела скалу, но профессор решил разобраться с чувством вины позднее, когда его воспитанник будет в безопасности, как можно дальше от огнедышащей твари. Кандалы, которые по требованию Министерства Магии были надеты на чудовище, заставили его опуститься на землю, но Северус сомневался, что дракон надолго там задержится. Смотрители, приставленные к дракону, бросились усмирять его, и Северус смог вздохнуть с облегчением, когда под напором порядка десяти мощнейших заклинаний дракон, наконец, был обезврежен. Не обращая внимания на устремлённые на него взгляды, Северус осторожно поймал Гарри, когда он приблизился, и разместил его на наколдованных носилках. Как только мальчик был надёжно зафиксирован, Северус скупо извинился и поспешил в Больничное Крыло. Объявление, что Гарри набрал максимальное количество баллов, ни на секунду не замедлило его шаг, а те, кто стоял на пути, шарахались от его взглядов.
- Скорее всего, ничего серьёзного, Поппи, но всё же стоит провести полноценное обследование, - сказал он медиведьме, добравшись, наконец, до Больничного Крыла.
*--------------------------------------------------*
- Так вот почему я вырубился! А я-то уж боялся, что этот дракон всё же добрался до меня! – слова Гарри заставили Северуса вздрогнуть – он слишком хорошо представлял себе, что могло произойти промедли он хоть секунду.
- Нет, слава Мерлину, у него не вышло!
Гарри удивлённо моргнул, услышав столь эмоциональное высказывание из уст обычно сдержанного профессора, но тут же улыбнулся и откинулся назад.
- А я разгадал загадку для следующего испытания!
Северус был очень удивлён (и об этом свидетельствовала вздёрнутая бровь) – прошло всего лишь две недели со времени первого испытания, а Гарри уже разгадал загадку ко второму!
- Я открыл яйцо на следующее же утро после первого состязания. Оттуда раздался ужасный визг, по описанию похожий на тот, что издают русалки, высунувшись из воды – я читал об этом в одной книге для седьмого курса. Так что я решил послушать в естественной среде обитания русалок – под водой.
- Разумно. И о чём же поведала тебе подсказка?
Во взгляде мальчика мелькнул страх, когда он ответил:
- Там говорится о поисках потерянного – самого дорогого на свете.
Для Северуса в этих словах не было ничего страшного, и он удивился, из-за чего Гарри мог так разволноваться.
- Я уверен, что тебе не о чем беспокоиться, Гарри. Директор не позволит кому-то пострадать в этом Турнире.
Гарри в ответ на это пренебрежительно хмыкнул, но Северус решил расценить это как согласие.
*--------------------------------------------*
Недели перед вторым испытанием мчались незаметно, и тут выяснилось, что Гарри должен присутствовать на Рождественском Балу. В тот же день мальчик сообщил профессору, что ему вскоре понадобится новый котёл. На такое заявление Мастер Зелий отреагировал хмурым подозрительным взглядом, но вовсе не был удивлён, когда за день до Бала стал свидетелем грандиозного взрыва на уроке. Ничего серьёзного, но котёл был безнадёжно испорчен, а Гарри попал в Больничное Крыло с ожогами и сотрясением мозга. С гриффиндорской безответственностью Северус решил разобраться позже, а слизеринской изворотливостью мальчика мог только восхищаться.
Бал прошёл без каких-либо эксцессов, трое участников Турнира со своими избранниками и все прочие ученики прекрасно провели время. По крайней мере, именно так Альбус описал вечер, который Северус провёл у «постели больного», отказываясь оставить Гарри без присмотра. Так что и Мастер Зелий был избавлен от сомнительного удовольствия созерцать «изящные» танцы долговязых лоботрясов.
Но робкая улыбка Гарри не могла смягчить суровый характер профессора – в качестве наказания мальчику предстояло в течение недели устранить последствия «несчастного случая».
*----------------------------------------------------------*
- Волнуешься, Гарри?
- Немного. Но я знаю, пока хо… профессор Снейп присматривает за мной, ничего не случится.
Драко задумчиво посмотрел на друга. Уже во второй раз Гарри оговорился и едва не назвал профессора словом, которое начинается со слога «хо». Но что это могло значить? Драко никак не мог понять.
- Ну, всё, удачи! Профессора я пока не видел, он, скорее всего, с преподавательским составом.
Гарри нервно огляделся, пытаясь воскресить в памяти улыбку хозяина, чтобы усмирить собственное беспокойство.
- Да, скорее всего. Жабросли принёс?
- Принёс, но если что – ты сам их достал, понятно?
Гарри торопливо кивнул и присоединился к остальным участникам. Вода в озере показалась ему ледяной, но как только жабросли начали действовать, холод отступил, и вода стала казаться не прохладнее воздуха.
Гриндилоу напали на мальчика на полпути – Гарр<







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.009 с.)