ТОП 10:

Глава 12. Малыш и странный холодный человек





Северус не знал, что делать: хотелось кричать от бессилия, а в следующую секунду – рвать на себе волосы, а потом пойти и броситься в озеро на съедение Гигантскому Кальмару.
Несколько часов ему пришлось бездействовать и ждать, пока яд распространится по телу Гарри. Но у этого мальчишки всё было не как у людей, так что вместо двух часов это заняло четыре. Все четыре часа Северус боялся даже отвести взгляд от мальчика, и теперь ему казалось, что его Ведомый больше не очнётся. Может, для Гарри это было бы наилучшим выходом? При виде маленького съёжившегося под одеялом тела Северус снова и снова вспоминал, каким образом яд попал в тело мальчика.
И тут мужчина заметил, что мальчик очнулся. В широко распахнутых, обращённых на профессора глазах Гарри застыл такой ужас, что Северус на секунду подумал, что за его спиной появился Волдеморт. Или Вернон Дурсль. Тут же Гарри уткнулся взглядом в свои колени и сообразил, что сидит на кровати – той самой, которую для него преобразовал Северус. Мальчик спрыгнул с нее с такой скоростью, словно она его обожгла. Северус тупо наблюдал, как Гарри выпрямился, завёл руки за спину и, уткнувшись взглядом себе под ноги, стал медленно приближаться к нему. Глаза его не отрывались от пола, словно один только взгляд мог осквернить обстановку. Северус, наконец, распознал поведение мальчика, и плечи его бессильно поникли. Вот как яд воздействовал на Гарри – он вернулся к поведению, с которым Северус боролся последние несколько лет.
«Но ведь Гарри жив, это самое главное, правда?» – подумал Северус, сжимая несопротивляющееся тело в объятиях. И тут же почувствовал, как дрожь охватила мальчика, а, отстранившись, увидел выражение паники на его лице. Последний раз такое выражение Северус видел, когда Гарри был на втором курсе.
Но Гарри быстро взял себя в руки, а Северус уверился в своих подозрениях, услышав дрожащий голос мальчика:
- Вы мой хозяин?
Северус внимательно посмотрел на своего воспитанника, а потом, приподняв за подбородок, осторожно проник в его разум, пытаясь понять, что он помнит.
В мозгу мальчика происходила борьба. «Туман» - именно так Северус мог описать воспоминания мальчика о годах, проведённых им в Хогвартсе. Единственное, что там сохранилось – воспоминания о годах с этой тварью, Верноном Дурслем. Поутихшая было за несколько лет ненависть к жирному выродку вспыхнула с новой силой, ведь именно он – пусть и косвенно – был виноват в том, что сейчас чувствовал Гарри.
Тут Северус почувствовал, как хрупкие руки шарят по его брюкам, и застыл в ступоре. Он был слишком потрясён и успел перехватить руки Гарри, когда тот уже взялся за вторую пуговицу. Руки мальчика ощутимо дрожали.
- Я должен доставить удовольствие хозяину. Вы мой хозяин? Мальчишка умеет. Позволите, хозяин?
- Нет! Гарри!
Удивление, смешанное с болью во взгляде мальчика, заставило сердце болезненно сжаться.
- Меня зовут Гарри? Хозяин дал мне имя? Нет, нет, мальчишка не заслуживает имени!
Забыв о гордости и достоинстве, Северус наклонился, чтобы его глаза были вровень с глазами мальчика.
- Да, Гарри. Тебя зовут Гарри, и ты заслуживаешь гораздо большего, чем просто имя. Хозяин Вернон, - выплюнул Северус ненавистное имя, - отдал тебя мне. Он никогда больше не притронется к тебе, Гарри.
На лице Гарри было отсутствующее выражении, хотя он кивал в знак того, что услышал. У него никогда не было другого владельца, кроме Вернона, но он постарается! О, он будет хорошим мальчиком для нового хозяина!
- Я задам тебе несколько вопросов, и на каждый из них ты правдиво ответишь, хорошо, Гарри?
- Да, хозяин.
- Хорошо. Во-первых, скажи мне, Гарри, сколько тебе лет?
- Мне шесть с половиной лет, хозяин.
Северус судорожно втянул воздух сквозь сжатые зубы и ещё раз проклял Беллатрикс Лестранж. За годы преподавания у него скопился приличный запас ругательств, и все он адресовал этой мерзавке.
- Хозяин Северус?
Дрожащий голос заставил мужчину вынырнуть из собственных мыслей и с удивлением взглянуть на мальчика. Гарри выглядел смущённым и напуганным, и Северус кивнул, прочитав вопрос в его глазах.
- Да, Гарри, меня зовут Северус. Северус Снейп.
- Хозяин Северус? Как я узнал ваше имя, хозяин? Вы ведь не говорили мне.
Безумная надежда расцвела в груди профессора, в голове быстро зрел план. Каникулы только начались, так что у него более двух месяцев на его осуществление. Оставалось только надеяться, что воспоминания Гарри не утеряны безвозвратно, а всего лишь каким-то образом блокированы, и их ещё можно вернуть.
- Я расскажу тебе историю, Гарри. Про маленького мальчика, который изменил жизнь и смягчил сердце жестокого холодного человека. Ты хочешь послушать?
Гарри посмотрел на Северуса глазами полными надежды и нерешительно кивнул:
- Мальчишка бы очень этого хотел, хозяин.
- Хорошо, Гарри. Устраивайся поудобнее, и я начну рассказ. Каждый день я буду рассказывать понемногу, а потом посмотрим, как она тебе понравилась, хорошо?
Северус присел на диван, а Гарри на пол у его ног. Профессор понимал, что еще слишком рано просить мальчика присесть рядом. Но у них впереди много времени, они всё успеют.
- Расслабься, Гарри, откинься назад, обопрись на диван. Вот так. Удобно? Тогда начнём. Маленький мальчик, ненамного старше тебя, жил с очень, очень жестокими людьми. Он был маленького роста, намного меньше своих сверстников, но очень умным, полным жизни и энергии. Он любил школу, ведь там ему не могли навредить злые люди. Учителя любили малыша потому, что он был очень добр и всегда всем помогал: учителям, если надо было что-то убрать или принести, ученикам, если они просили его о помощи. Мальчик шёл в школу сгорбившись, словно у него на плечах был тяжёлый груз. Но в его сердце была тайна. И как только малыш входил в школу, он расправлял плечи и улыбался так радостно, словно ни одна беда в мире не могла тронуть его. Он очень любил школу. Там никто не смеялся над ним, не говорил, что он никчёмный урод, не достойный занимать место под солнцем. Учителя любили его, а этому малышу было очень нужно, чтобы его любили. Но когда он возвращался домой, злые люди били его, кричали на него и игнорировали его нужды – то есть, никогда не давали малышу то, что должно быть у каждого ребёнка – еду, кровать, комнату. Ведь дети как цветы – если ухаживать за ними, то они вырастают большими и радуют глаз своими цветками, но если не заботиться о них, то они вянут и погибают. Ты понимаешь, о чём я говорю, Гарри?
Северус взглянул на мальчика и увидел слёзы и замешательство в ответном взгляде.
- Я понимаю, хозяин, - дрожащим шёпотом ответил он, и мужчина решил, что мальчик получил достаточно информации. Не стоит гнать лошадей, спешка сейчас может только навредить. Времени у них достаточно.
- Хорошо, Гарри. А теперь ты послушаешь меня и сделаешь всё в точности, как я скажу, ясно?
- Да, хозяин.
- Я хочу, чтобы ты принял душ – воду я тебе включу – потом вытрешься полотенцем, одним из тех, что лежат в ванной. Я принесу тебе одежду, и ты её наденешь. После этого ты пойдёшь в ту комнату, да, вот в эту, ляжешь на кровать и накроешься одеялом. Я принесу тебе кое-что выпить, после чего ты заснёшь. Ты всё понял, Гарри?
Мальчик посмотрел так, словно у мужчины выросла вторая голова, но, заметив нахмуренные брови, тут же кивнул.
- Хорошо. Тогда приступай.
Северус чувствовал себя так, словно шагает по краю пропасти. Одно неосторожное движение – и сорвёшься вниз. Но приз, который ожидал их в конце пути, стоил этого риска. Возможно, взгляд со стороны будет не так травматичен для Гарри, как рассказ о его жизни. Через «историю малыша» Гарри сможет осознать несправедливость, которой была наполнена его собственная жизнь.
*----------------------------------------------------------*
На следующий вечер Северус вновь усадил Гарри у своих ног и продолжил:
- Помнишь, я рассказывал вчера, как малыш возвращался домой, где его обижали и кричали на него? Так вот, однажды ночью эти злые люди причинили малышу ужасную боль. Он точно не знал, что они с ним сделали, но боль была просто непереносимой. И с тех пор каждая ночь превратилась для него в кошмар, а когда ему удавалось заснуть, он кричал и плакал во сне.
Когда он был совсем маленький – такой, как ты – по ночам он молился, чтобы кто-нибудь пришёл и забрал его из того ада, в котором он жил. Но никто не приходил. Прошло несколько лет, и малыш совсем потерял надежду на спасение. Он привык к такой жизни, где боль сопровождала его постоянно. Он во всём подчинялся мужчине – одному из тех жестоких людей, с которыми ему приходилось жить. Иногда они ходили к другим мужчинам, которые тоже мучили малыша. Случалось, что целыми ночами он истекал кровью от побоев. Но он никогда не сопротивлялся. Он знал, что, вздумай он сопротивляться, боль будет намного сильнее.
Когда малыш стал старше, он понял, что его жизнь не такая, как у всех, неправильная. Но он не мог ничего изменить, поэтому лишь молча подчинялся. С самого детства малыш был приучен делать только то, что ему говорят. И когда в дом злых людей пришёл странный человек, малыш ушёл с ним потому, что ему так сказали. Странный человек приказал малышу собрать вещи и следовать за ним, а злые люди промолчали, так что малыш опять подчинился. Странный человек забрал малыша и привёл его в волшебное место, где тот начал новую жизнь, далеко-далеко от жестоких людей. Ты знаешь, куда попал этот малыш?
- В Хогвартс, - голос мальчика был едва слышен, так что Северусу пришлось наклониться, чтобы расслышать сказанное.
- Верно, Гарри, это волшебное место называлось Хогвартс. Там маленькие дети учились пользоваться волшебством.
- И мы сейчас в этом волшебном месте?
- Да, Гарри, мы сейчас в Хогвартсе, а я – профессор, я преподаю Зельеварение.
- Я помню… здесь была волшебная шляпа, которая выбирает, где ребёнок будет учиться. Но для меня она ничего не смогла выбрать. Она сказала, что я сам должен решить, где я хочу жить. Правильно?
Северус улыбнулся смущённому мальчику и, проведя рукой по своим грязным волосам, сказал:
- Да, Гарри. Тебе было назначено ученичество, а наставника ты выбрал сам.
Гарри молча кивнул и боязливо прислонился виском к колену мужчины. Северус не знал, вспомнил ли Гарри что-нибудь ещё, мальчик молчал и профессор решил, что пора отдохнуть.
А на следующий вечер рассказ продолжился.
- Малыш остался жить с тем самым человеком, который привёл его в Хогвартс. Странный человек был холоден и строг, но он никогда не проявлял к малышу той жестокости, которую тот вынужден был терпеть раньше. Жизнь малыша очень сильно изменилась. Странный человек бывал очень требователен, но никогда не причинял малышу боль. И странный человек очень нравился малышу, и это было странно потому, что он никому больше не нравился. И даже я не знаю, почему малышу так нравился этот странный человек, но именно так и было. Малыш стал часто улыбаться, теперь уже не только в школе. И он немного подрос потому, что странный человек давал ему специальные, но очень неприятные на вкус препараты.
- Не препараты, а зелья.
- Совершенно верно, - подтвердил Северус, глядя на мальчика с лёгкой улыбкой. – Странный человек поил мальчика специальными зельями, чтобы тот хоть немного подрос и чтобы исцелить его раны. Видишь ли, Гарри, жестокие люди причинили малышу такую сильную боль, что некоторые повреждения беспокоили его даже спустя несколько лет. И хотя сам малыш не понимал этого, его телу и разуму был нанесён ужасный урон. Никто не знал, что малышу довелось пережить в руках этих злых людей, а странный человек решил никому ничего не рассказывать. Он просто говорил всем, что с малышом плохо обращались, и теперь ему нужна помощь.
Северус опустил взгляд на доверчиво прильнувшую к его колену взлохмаченную голову и улыбнулся тому, каким сонным выглядел мальчик, изо всех сил старавшийся держать глаза открытыми. Он встал и помог Гарри подняться, отвёл его в комнату и уложил в постель, заботливо укутав одеялом. Продолжить историю можно и завтра.
Гарри поглубже закопался в одеяло и уснул раньше, чем профессор закрыл за собой дверь.
*-----------------------------------------------*
- И знаешь, Гарри, в конце концов, странный человек впустил малыша не только в свой дом, но и в своё сердце. Забавно, но до этого момента холодный человек и не подозревал, что у него вообще было сердце. Годы ненависти и недоверия ожесточили его настолько, что сердце превратилось в маленький ледяной комок, со всех сторон окружённый неприступными стенами. Никто не мог приблизиться к нему, не физически, я имею в виду, а эмоционально. Он избегал любых чувств, как чужих, так и своих собственных. Он никогда не улыбался и не смеялся. Но малыш изменил всё. Казалось, что смех витает вокруг малыша, а его радость передаётся окружающим. Все улыбались в ответ на его улыбку и смеялись вместе с ним. И странный холодный человек тоже стал меняться. Он стал сам заговаривать со своими коллегами – другими профессорами, даже когда в этом не было необходимости. Он даже улыбался иногда, но только наедине с малышом. Это был их маленький секрет.
Гарри тихонько улыбнулся: как бы он хотел, чтобы кто-то доверил ему свою тайну! Может, однажды Гарри понравится хозяину так же, как малыш понравился странному холодному человеку.
- Малыш жил со странным холодным человеком, и ему нравилась его новая жизнь. Иногда они вдвоём ходили в кафе-мороженое, иногда брали свои мётлы и летали так быстро и так высоко, как малыш никогда не летал один. Малыш хорошо учился, он становился настоящим волшебником, и постепенно понимал, что не все люди такие же жестокие, как те, у которых он жил раньше. Малыш начал заботиться о странном холодном человеке, а тот стал заботиться о малыше, и это вовсе не означало боль. Странный холодный человек показал малышу, что такое настоящая забота, и что она не имеет никакого отношения к боли, что причинять боль – вовсе не значить заботиться о ком-то, совсем наоборот. Малыш понял, что строгие слова и разочарование во взгляде его наставника ранят его гораздо сильнее, чем боль; что добротой и лаской можно добиться гораздо большего, чем побоями и криком.
Тут Северус услышал рваное дыхание Гарри и успокаивающе погладил его по спине.
- Достаточно на сегодня. Всё точно так же, как и всегда: душ и постель. Продолжим завтра.
Гарри кивнул и молча повиновался. У него было странное ощущение, что история, которую рассказывал ему хозяин, значит на самом деле намного больше, чем ему показалось вначале.
*------------------------------------------*
Северус думал, о чём ему рассказать Гарри этим вечером. Он чувствовал, что этот вечер станет решающим, от его слов сегодня будет зависеть, вернутся ли к Гарри воспоминания или будут утеряны безвозвратно, а этого Северус совсем не хотел. И он мог только надеяться, что принятое им решение будет верным.
В этот раз Северус потянул Гарри на диван, устроил его голову у себя на коленях и начал рассказ, легонько поглаживая по волосам.
- Малыш и странный холодный человек стали заботиться друг о друге. Мужчина даже признался мальчику, что любит его. Ни один, ни другой никогда ещё не испытывали этого чувства, но оно ещё больше сблизило их. Однажды произошло событие, изменившее жизнь обоих. Малыш, его друг и странный мужчина пошли погулять. Конечно, малыш и мужчина часто говорили друг другу, что очень беспокоятся и заботятся друг о друге, но тут им выпала возможность проявить эту заботу. В тот день малыш подверг себя опасности, чтобы спасти мужчину. Он понимал, что, скорее всего, погибнет, но не задумался об этом ни на секунду, а сделал всё, чтобы помочь странному холодному человеку, который внезапно стал так много для него значить. Вокруг кипела битва, и когда мужчина добрался до мальчика, было уже слишком поздно: малыш был отравлен, и яд уже распространялся по его телу.
Северус сделал остановку, чтобы перевести дыхание, но, взглянув на Гарри, увидел слёзы, текущие по его щекам и боль в его глазах.
- Простите, хозяин! Я так виноват, но Пожирательница Смерти метила в вас, и она бы убила вас, я… я не мог этого допустить!
Профессор притянул мальчика в свои объятия, опасаясь, что тот вновь будет напряжённым и чужим в его руках, и от всей души желая, чтобы этого не случилось.
- Ты всё вспомнил, Гарри? Вспомнил учёбу в Хогвартсе?
- Я всё вспомнил, хозяин. Спасибо вам. Спасибо, что так заботитесь о сломленном напуганном малыше, потому что он вряд ли выжил бы без странного холодного человека.
Тёплое, дружественное, родное молчание воцарилось в комнате. Северус уже подумал, что его Ведомый уснул, когда мягкий, но уверенный шёпот достиг его ушей:
- Вы не холодный, и не жестокий, и не странный, вы – мой хозяин. Вы показали мне, какой должна быть жизнь нормального ребёнка, и у меня нет ни малейшего сомнения в том, что вы – самый заботливый человек из всех, кого я встречал в своей жизни. Никто никогда не сможет изменить моего мнения, что бы они не говорили. Я знаю, какой вы, я знаю, что вы заслуживаете и любви, и заботы.
Северус тихонько фыркнул и запустил пальцы во взъерошенные волосы мальчика.
- Эй, и кто кого здесь утешает?
Гарри только усмехнулся в ответ на шутливый укор, обнял мужчину, шепча ему на ухо «Спасибо» снова и снова. И Северус не знал, к чему относится эта благодарность – к тому, что он помог мальчику вернуть воспоминания, или к чему-то ещё. Но всё это не имело значения, ведь Гарри, его Гарри вернулся, а это самое главное.
*--------------------------------------*
- Так это Сириус меня спас от той Пожирательницы? Он правда здорово сражался, но … ой, так это его швырнуло в стену!
Северус только кивнул, так как рот его был занят едой. Весь день напролёт Гарри не прекращал задавать вопросы, но Северус был только рад отвечать на них – он слишком живо помнил то время, когда Гарри боялся спрашивать что-либо. По той же причине он старался воздерживаться от язвительных замечаний по поводу некоторых общих знакомых.
- Да, это его впечатали в стену, - едва слышной нотки удовлетворения всё же не удалось избежать. – Он был в критическом состоянии, когда Ремус переправил его в Больничное Крыло. Но теперь он полностью выздоровел и пытался всеми правдами и неправдами проникнуть сюда. Я не пускал его, пока ты полностью не восстановился, но завтра ты сможешь увидеться с ним. Или я просто прокляну его, когда он в следующий раз постучится в дверь. И пароль теперь приходится менять каждый день потому, что на нашего уважаемого директора внезапно напал склероз, и он никак не может запомнить, что мне не нравится, когда пол-Хогвартса может спокойно зайти сюда. А, может, стоит купить в Косом переулке портрет-привратник. На них, как известно, действуют только приказы владельца, даже если они идут вразрез с пожеланиями директора.
Гарри тихонько, захихикал, но тут же встревожено спросил:
- А что случилось с Драко? Я вроде не видел его во время драки или после, но, может, из-за своего состояния, я просто не могу вспомнить?
Северус пристально посмотрел на мальчика и глубоко вздохнул, прежде чем ответить.
- Боюсь, что в данный момент Драко оказался на распутье. Он любит отца, но и не хочет жертвовать вашей дружбой. Ведь ты – его единственный настоящий друг, Гарри. Остальные общаются с ним из-за денег или положения его семьи в обществе. Он не участвовал в схватке. Я подозреваю, что он просто не знает, какую сторону выбрать. В то же время, он спас отца от Азкабана, а может, и от смерти. Я не виню его, ведь его семья действительно любит его, но однажды ему придётся сделать выбор: следовать ли ему за отцом и стать очередным безликим Пожирателем Смерти, или избрать собственный путь. Сейчас я даже не берусь предсказать его выбор. Но не спеши осуждать его, Гарри, он слишком молод и не знает жизни. Ты за всю жизнь повидал больше, чем некоторые из взрослых, а ему только предстоит долгая дорога, наполненная его собственными ошибками и достижениями.
Гарри тщательно обдумал слова хозяина и кивнул. Он даст Драко ещё один шанс, ведь каждый заслуживает второго шанса, а может и третьего, или даже больше того. Он подождёт, пока его друг примет решение, и только потом подумает над собственным выбором. Пусть Драко сам решает свою судьбу.

Глава 13. Маленький зелёный монстр…



- Правда, теперь всё в порядке, Сириус! Намного лучше, чем раньше. Профессор Снейп – отличный наставник, он очень хорошо обо мне заботится! – Гарри украдкой послал робкую улыбку хозяину, который с угрюмым выражением на лице подпирал стену.
Сириус, заметив эту улыбку, перевёл подозрительный взгляд на Снейпа, а потом вновь взглянул на своего крестника.
- Ты немедленно скажешь мне, если он допустит по отношению к тебе какую-нибудь вольность, правда?
Гарри озадаченно посмотрел на Сириуса, пытаясь понять смысл его слов, но как только понял, ещё сильнее нахмурился. Мужчина же уже отвернулся к Снейпу и начал брюзжать, что мальчик слишком много проводит времени с профессором, даже перенял его выражение лица.
- И ты не сказал мне, почему я не мог навестить тебя целых две недели. Две недели!
Гарри тяжело вздохнул и бессильно развёл руками.
- Извини, Сириус, но яд, который попал на меня с кинжала Беллатрикс, оказался заразным. Профессор был вынужден окружать себя щитом, пока ухаживал за мной, и я просил никого не пускать, чтобы не заразить. Этот яд был просто ужасен – мои конечности поменялись местами! Ходить мне приходилось на руках, которые стали ногами, а есть – ногами, место которых заняли руки, моя правая рука превратилась в левую ногу, и, в конце концов, я сам запутался, где у меня что!
В ответ на его сумбурные объяснения от двери раздалось едва слышное фырканье, и Гарри, обернувшись, послал Мастеру Зелий лёгкую ухмылку. В глазах хозяина он заметил искорки веселья, а также гордость и совсем немного самодовольства. Хозяин явно наслаждался слизеринской частью юноши.
- Я понял, понял, Гарри. Спасибо, что оградил нас от этого, особенно Ремуса – каково ему было бы в карантине во время полнолуния!
- Говоришь так, как будто я до сих пор заразный!
- Но ведь был заразный, правда? – засмеялся Сириус, заставив Гарри усмехнуться в ответ.
- Но теперь абсолютно здоров! И нам пора поторопиться, а то опоздаем на праздничный ужин. Я очень рад был повидаться, Сириус. Ты насовсем вернулся или опять уезжаешь?
- Уезжаю, к сожалению. Скорее всего, прямо сегодня вечером. Кстати, в Визенгамоте назначили дату пересмотра моего дела. Но я считаю себя свободным с той самой минуты, когда поймали Питера.
Гарри радостно улыбнулся, услышав эти слова. Он действительно был рад, что крёстному больше не придётся находиться в бегах или – что ещё хуже – коротать время в Азкабане, в компании дементоров. Одно только воспоминание об этих мерзких тварях заставило Гарри опасливо поёжиться.
- Это здорово, Сириус. Я очень рад за тебя.
- Нет, ты не понимаешь. Теперь ты можешь переехать ко мне. Как только меня оправдают, я стану твоим официальным опекуном.
Паника захлестнула Гарри. Ему, конечно, нравился Сириус, он был весёлым, но переехать к нему жить? Тогда ему придётся уехать от хозяина. Оставить единственного человека, которому он мог доверять на протяжении пяти лет. Нет, нет, он не может этого сделать! Он неуверенно улыбнулся крёстному, но тут же перевёл наполненный ужасом взгляд на хозяина. Заметив, как профессор легонько покачал головой, подросток почувствовал волну облегчения. Нет, он не оставит своего хозяина, что бы там не решили в Министерстве Магии!
- Идёмте, Поттер! Вы, может, и знаменитость, но это не даёт вам права опаздывать на официальные мероприятия. Если вы закончили общение со своим родственником, то нам пора.
- А ты ему не указывай, Сопливчик! – Сириус он повернулся к крестнику. - Но он прав, Гарри, мне действительно пора. Если тебе что-то понадобится, немедленно сообщи мне, понятно?
- Конечно, Сириус. Спасибо, - он скованно ответил на объятие крёстного и поспешно отстранился. К объятиям хозяина он привык – они вселяли уверенность, были добрыми и надёжными, а прикосновения остальных людей до сих пор принимал с опаской.
Хозяин Северус открыл дверь, и Сириус, бросив на него уничтожающий взгляд, вышел.
- Поспешим, Поттер, иначе мы опоздаем на ужин, и тогда всеобщее внимание нам обеспечено.
*-------------------------------------*
Гарри удивился, когда обнаружил, что слизеринский стол ещё пуст. Усевшись, он стал дожидаться человека, с которым ему предстоял серьёзный разговор. Как только Драко вошёл в зал, Гарри не отрывал от него взгляд. Когда слизеринец заметил Гарри, он замедлил шаг, но, увидев его успокаивающую улыбку, вновь уверенно направился к столу, по пути отвечая короткими кивками на приветствия, которые доносились со всех сторон. Как всегда, на лице его было холодное и несколько презрительное выражение, и только Гарри заметил волнение и неуверенность в глубине его глаз. Улыбнувшись и пожелав другу доброго вечера, Гарри увидел, что неуверенность сменилась облегчением.
- Как провёл лето, Гарри?
Гарри решил немного отложить серьёзные темы, и разговор крутился вокруг весёлых ситуаций, в которые каждый из них попал этим летом. Увлечённые общением, подростки пропустили церемонию распределения. В конце ужина Гарри склонился к другу и тихонько сказал:
- Встретимся в пустом классе – в третьем от класса Зелий в подземельях через полчаса, ладно?
Драко кивнул и покинул зал вместе с остальными учениками. Гарри быстро спустился домой, чтобы переговорить с хозяином.
- Через двадцать минут я отлучусь поговорить с Драко. У вас есть для меня какие-нибудь задания?
Хозяин Северус только-только вошёл. Услышав слова Гарри, он внимательно на него взглянул и прошёл к их дивану.
- Нет, Гарри, ничего не нужно, спасибо. Хочешь, я пойду с тобой?
- Наверное, сначала нам лучше поговорить наедине. Я потом расскажу вам, как всё прошло, но, думаю, Драко ещё не принял решения.
- Скорее всего, ты прав. Он будет тянуть время до последнего. Подойди ко мне.
Гарри приблизился и опустился на колени подле хозяина.
- Ты помнишь то наказывающее заклинание, которое я на тебя наложил два года назад? В прошлом году я его блокировал, но теперь, наверное, будет лучше вновь привести его в действие. Я его немного изменил – теперь я буду видеть, чем ты занимаешься в момент активации заклинания, и я смогу решить, стоит ли продолжать твоё наказание. Один шлепок будет означать, что я недоволен твоими действиями, а дальше будем смотреть по обстоятельствам. Возможно, я приду к тебе, или через наказание ты поймёшь, насколько я тобой недоволен.
Мысль о наказании заставила Гарри съёжиться, но он понял, что хозяин постарается, чтобы ничего подобного прошлому разу с ним больше не случилось, и успокоился.
- Да, хозяин. Спасибо, хозяин.
Хозяин Северус взмахнул палочкой и прошептал довольно длинное заклинание, и тут же Гарри почувствовал покалывание в ягодицах. Но его испугало не это, а то, как на это отреагировал его член. Покраснев, Гарри шагнул назад и, попрощавшись с хозяином, поспешил на встречу с Драко.
*---------------------------------*
Сразу стало понятно, что, хотя оба знают, о чём пойдёт речь, ни один, ни другой юноша не знали, как начать разговор. Гарри, наблюдая, как Драко в волнении сплетает и стискивает пальцы и смотрит в никуда, решил начать, вывалив всё, как есть:
- Я не злюсь, что ты бросил нас среди Пожирателей Смерти. Я знаю, что твой отец был там, и ты оказался меж двух огней, - Гарри был доволен, что Драко хотя бы слушает его, а не бежит прочь. – Ты мой друг, Драко, и останешься им до тех пор, пока не выберешь противоположную сторону и не обратишь свою палочку против меня. До тех пор я буду поддерживать тебя, помогать тебе.
Во время его монолога Драко повернулся и теперь смотрел прямо в глаза Гарри, в глазах слизеринца было недоверие и растерянность.
- Ты всё ещё хочешь быть моим другом? После всего? Да кто бросает друга в опасности, спасая свою шкуру? А я бросил тебя среди Пожирателей – сколько их там было – шесть, семь? Двое отвлеклись на профессора Снейпа, а четверо накинулись на тебя. Ты не представляешь себе, какое облегчение я испытал, когда увидел, что другие профессора спешат вам на помощь!
Гарри только печально улыбнулся в ответ и присел рядом с Драко.
- Я знаю, что ты сделал, Драко, и понимаю, почему. Окажись я на твоём месте, я бы тоже колебался. Я рад, что ты не выбрал одного из нас, я не хочу влиять на твой выбор. Выбирай сам, Драко, выбирай то, что нужно тебе, что важнее для тебя, ведь от этого зависит твоя судьба.
Некоторое время они сидели в тишине. Гарри был очень рад, что Драко не решил всё во время боя, так как решения, принятые в критической ситуации, зачастую оказываются ошибочными. Решив на этом закончить беседу, Гарри вновь повернулся к своему другу:
- Я рад, что ты мой друг, Драко, и даже война не изменит этого. В конечном итоге, нам всем предстоит выбирать, под чьими знамёнами сражаться, но теперь я знаю, что дружба и забота важнее всего на свете. Итог у жизни один, и я рад, что уйду, зная, что есть люди, которым я небезразличен. Пусть моя жизнь будет наполнена теплом и светом, а не напоминает ледяной склеп – тогда мне будет, за что бороться.
Гарри замолчал и начал вставать, когда почувствовал обнимающие руки и, подняв голову, ещё успел заметить приближающееся лицо, когда Драко накрыл его губы своими.
Ничего подобного не бывало с Гарри раньше, но ещё больше мальчика волновало то, что в ответ на тесно прижавшееся горячее тело его член ожил и затвердел. Собираясь вырваться, Гарри внезапно почувствовал обжигающий удар по ягодицам. От неожиданности он резко вздохнул, и тут же горячий нежный язык проник в его рот. Ещё один удар заставил Гарри вырваться из объятий и метнуться прочь.
- Прости, Драко, мне пора.
Он выбежал из класса и помчался в свои комнаты. Не успев осознать свои чувства, он понял, что тело отреагировало достаточно однозначно – ему понравилось, и оно хотело продолжения. Ягодицы же горели от шлепков. Хозяин применил заклинание дважды, значит, он сильно недоволен. Как теперь показаться ему на глаза? Остановившись перед входной дверью, Гарри опёрся о стену и пару раз глубоко вздохнул, успокаивая дыхание. Открыв дверь, он тихо, как мышка, проскользнул внутрь. Хозяин нервно вышагивал перед камином, но, заметив Гарри, остановился и уставился на него. Воспитанник не знал, чего он ожидал от своего наставника, но уж точно не того, что он сумел разглядеть на дне тёмных шёлковых глаз. Среди царящего там смятения и вихря бушующих эмоций, Гарри увидел боль. Не было сказано ни слова, но когда Гарри набрался храбрости вновь взглянуть хозяину в глаза, тот только кивнул в сторону комнаты мальчика. И Гарри сбежал.
*------------------------------------------*
Глупец, идиот, кретин! Как только Гарри скрылся в своей комнате, Северус вновь принялся вышагивать возле камина. Заклинание активизировалось, решив – и совершенно справедливо – что Северусу будет неприятно видеть, как Гарри целует кто-то, кто-то ещё, кроме него самого. Как только это произошло, перед мужчиной возникла картинка происходящего, и тут же гнев, боль и ощущение предательства захлестнули его. Гарри задохнулся от неожиданной боли, чем не переминул воспользоваться Драко, маленький подлец! Картинку заволокло багровой пеленой гнева, и он активизировал заклятие во второй раз. К счастью, Гарри понял, что хозяин крайне недоволен, и быстро распрощался с другом.
И теперь, обдумывая свой поступок, Северус понимал, что он поступил опрометчиво. Да, ему было больно видеть Гарри, целующегося с другим, но не было никакого повода наказывать его! В соответствии с контрактом, Северус выполнял роль отца: он заботился о Гарри, дисциплинировал его, оказывал помощь. Они договорились отложить все вопросы, касающиеся сексуальных отношений на то время, когда – или если – Гарри решит продолжить их отношения. И не важно, что Северус хотел этого больше всего на свете, он ни за что не станет принуждать Гарри или как-то влиять на его решение. Мужчина хотел, чтобы Гарри желал продолжения их отношений точно так же, как желал их он сам. Всё должно быть с обоюдного согласия, или ничего не будет вовсе. У мальчика и так было достаточно принуждения в жизни. Свои собственные чувства Северус спрячет, а сердце вернёт туда, где ему самое место – за толстые стены, за непробиваемые щиты. Возможно, это позволит ему сохранить рассудок, наблюдая за тем, как Гарри обретает счастье в объятиях другого.
*---------------------------------------------*
Что-то случилось. Что-то страшное, но что именно, Гарри никак не мог понять. Хозяин вёл себя так странно в последние месяцы, что Гарри постоянно нервничал, и теперь был на грани. Он не знал, что вызвало такие сильные изменения в поведении хозяина, но подозревал, что это как-то связано с Драко.
Хозяин Северус стал относиться к Драко хуже, чем к последнему из гриффиндорцев. Раньше между ними были дружественные отношения, а теперь мужчина, казалось, возненавидел собственного крестника. Гарри старался проводить меньше времени со своим другом, потому что не раз замечал, как при их виде у хозяина резко портилось настроение, и он начинал хмуриться.
Гарри, хоть и страшился, но хотел обсудить с Драко то, что произошло между ними в начале года, но никак не мог подобрать подходящего времени. Чаще всего Гарри был занят домашними заданиями, количество которых в этом году значительно возросло, или помогал хозяину в приготовлении зелий, а как только он оказывался неподалёку от слизеринца, рядом с ним всегда оказывался Мастер Зелий.
Отношение мужчины к своему воспитаннику тоже разительно изменилось. Гарри часто чувствовал слежку и знал, что хозяин вновь присматривает за ним при помощи Хроноворота, но в остальное время мужчина не обращал на него никакого внимания. Это просто сводило мальчика с ума!
Однажды субботним вечером Гарри читал, лёжа на диване в гостиной, когда вернулся хозяин. Сердито зыркнув на мальчика, он пробормотал что-то вроде того, что ему снова придётся торчать в своей комнате из-за того, что мебель в гостиной постоянно занята. Что-то в тоне его голоса вызвало к жизни воспоминания, которые Гарри так долго старался похоронить. И он не выдержал. Упав на колени у ног хозяина, он ухватился за его мантию и принялся неистово просить прощения. Он извинялся за все свои ошибки, которые когда-либо допустил. Умолял простить его за то, что он передвинул зубную щётку хозяина на несколько сантиметров вправо от её обычного места. Клялся, что сделал это не нарочно, а просто задел её рукой, когда умывался. Он извинялся за то, что последний раз положил в чай два кусочка сахара вместо обычных полутора – он вовсе не хотел нанести вред здоровью хозяина! Просил прощения за все ошибки, которые мог совершить за последние семь месяцев. Почувствовав знакомые объятия, которые и не чаял испытать, Гарри не смог сдержать слёз.
- Простите меня, хозяин, простите! Если вы скажите, чем я прогневал вас, я всё исправлю. Я никогда больше не совершу подобных промахов, хозяин! Простите меня, простите!
- Тише, Гарри, тише. Ты ни в чём не виноват, успокойся, пожалуйста, успокойся, - мужчина повторял успокаивающие слова вновь и вновь до тех пор, пока его воспитанник, наконец, пришёл в себя и смог разжать судорожно стиснутые руки, освобождая его мантию. – Это мне нужно просить прощения, Гарри. Я вёл себя совершенно отвратительно. Но ты ни в чём не виноват. Прости, что я заставил тебя пройти через всё это. Я не могу выразить словами, как мне жаль, что я довёл тебя до такого состояния. Но ты терпел всё это столько времени, ты такой сильный Гарри. Прости меня за это.
Гарри немного сместился, чтобы занять излюбленное положение, плотно прижавшись спиной к груди мужчины, а тот ещё крепче обнял мальчика. Оба сидели на полу, в паре шагов от дивана, но это их абсолютно не заботило. Самым главным для Гарри было вновь чувствовать родные объятия, ничто на свете не могло затмить для него эту радость.
- Моим поступкам не оправдания, Гарри, но я признаюсь тебе, что во всём виновата ревность. Я не могу рассказать всего, но я ревновал ужасно. Но теперь я обуздаю свои чувства, чтобы не допустить повторения сегодняшней ситуации. Если ты захочешь…пожить ещё где-то некоторое время, ты можешь переехать. Я не гоню тебя, Гарри. Я люблю тебя. И только теперь понимаю, как сильно. Ты так много значишь для меня, что меня ужасает сама мысль о разлуке с тобой, но я не стану удерживать тебя силой, если ты захочешь оставить меня.
Слова хозяина смешались в сознании мальчика в какую-то невообразимую кучу, он не мог разобрать, о чём ему говорят. Похоже, он был действительно так глуп, как говорил Вернон. Лишь только одно предл







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.81 (0.01 с.)