ТОП 10:

Глава 17: Заплатить по счетам





Северус тихонько приоткрыл дверь в комнату Гарри, чтобы убедиться, что он действительно спит. Поза мальчика словно взывала о помощи: колени тесно прижаты к груди, одеяло плотно закручено вокруг тела, и сердце Северуса защемило от боли. Наложив заклятие сна – просто на всякий случай – мужчина подхватил пальто и покинул комнаты.
Волнение росло, и Северус подавил желание подпрыгнуть от предвкушения, как какой-то малолетка. Вечер обещал быть незабываемым.
Тихо выбравшись из замка, Мастер Зелий дошёл до ворот и, остановившись, глубоко вдохнул свежий ночной воздух. В ответ на его негромкий свист кусты зашелестели, и послышался хруст. Отлично, его напарник уже здесь. Склонившись, Северус протянул ему портключ, и оба исчезли с негромким хлопком.
Когда окружающий мир прекратил вращаться, профессор оглянулся и, удостоверившись, что его спутник прибыл невредимым, двинулся вдоль по улице. Здания по обе стороны были словно выровнены по линейке, и бывший шпион внимательно оглядывал каждое, подмечая мелочи: есть ли освещение в доме, или только снаружи, охраняют ли дом собаки. Впрочем, с последним, как он надеялся, справится его спутник. Лужайки возле большинства домов были страшно запущены, местами трава совсем засохла, лишь кое-где проглядывала зелень. Но у одного дома, несмотря на поздний час, шумели разбрызгиватели, а трава блестела сочной зеленью глаз Гарри.
Ещё раз оглянувшись, чтобы убедиться, что их никто не видит, Северус приблизился к двери, шепнул заклинание и бесшумно вступил в покой спящего дома. Взмахом палочки погасив свет на первом этаже, мужчина указал своему сообщнику на гостиную, а сам поднялся по лестнице. Все двери спален были распахнуты настежь, что значительно облегчало его задачу. В первой комнате он обнаружил похрапывающего подростка таких размеров, что было удивительно, как мебель выдерживает его вес. Северус наложил на него заклятье Кошмарного сна и Заглушающие чары, решив разобраться с ним позже.
Добравшись до спальни хозяев, профессор наложил на её обитателей сонные чары и левитировал два тела в гостиную, где дожидался его помощник. Бесцеремонно сбросив их на пол, Северус перенёс всё ещё спящую женщину в угол комнаты и, окружив сдерживающим заклятьем и заглушающими чарами, разбудил, с удовлетворением наблюдая, как она побелела, осознав, где находится.
- Можешь кричать сколько душе угодно, всё равно никто не услышит. Сейчас я разберусь с твоим мужем и обещаю, к концу ночи ты сама попросишь меня о смерти!
Услышав угрожающий тон, женщина завопила, но из её рта не донеслось ни звука. Когда же она попыталась приблизиться к мужу, заклятье отшвырнуло её к стене, оставив ожоги на руках. Петунья не могла помочь ни себе, ни своему мужу, так что ей оставалось только наблюдать за свершением правосудия, которое запоздало на несколько лет.
Ухмыльнувшись, Северус медленно повернулся к мужчине, словно сладкоежка, предвкушающий идеальный десерт.
Ленивый взмах палочки и тихое «Эннервейт» заставили Вернона Дурсля очнуться и немедленно закричать, едва он сообразил, что происходит.
- Да заткнись ты, свиное рыло! На дом наложены заглушающие чары, наружу не проникнет ни один звук. Все двери запечатаны магией, так что сбежать ты тоже не сможешь.
Очевидно, мозги жирдяя не соответствовали необходимому минимуму для принятия разумных решений, так как он сразу же бросился к своей жене, но тут же был отброшен тем же заклятьем, от которого она уже пострадала.
- Ты что, совсем тупой, Дурсль, или просто притворяешься? Меня, конечно, развлекает зрелище летающего борова, но сейчас мы собрались здесь по другому поводу.
В ответ на эти слова, произнесённые откровенно издевательским тоном, Дурсль потряс головой и тут же бросился на своего обидчика, но прямо в воздухе был остановлен сильным звериным телом, которое опрокинуло его навзничь; острые клыки вонзились в плечо. Запах мочи достиг ноздрей Северуса, и он скривился от отвращения.
- Я думаю, ты можешь отпустить его теперь, Люпин. Он не станет больше делать глупостей, ведь так?
Приглушённое рычание раздалось в комнате, и Северус довольно ухмыльнулся, услышав влажный звук, с которым оборотень отпустил прокушенную плоть. Это, должно быть, ужасно больно.
Оборотень отстранился, высвобождая зубы, и брезгливо потёрся мордой сначала о диван, потом об коврик. Есть людей? Нет уж, увольте! Сплошной жир, а на вкус он просто отвратителен!
Северус обошёл вокруг мужчины, наслаждаясь всхлипами. Конечно, представлять, как Люпин разгрызёт толстяка на мелкие кусочки, было приятно, но профессор решил всё же поберечь себя и своего помощника от созерцания бесконечных кусков жира.
- Ты извратил само понятие опекунства, Дурсль. Ты мучил Гарри Поттера и делал с ним такое, чего я не пожелал бы своему злейшему врагу. Ты сломил его волю и разрушил разум. Даже теперь, шесть лет спустя, он страдает от последствий твоей заботы.
Сбоку раздалось угрожающее ворчание оборотня, и Северус с удовольствием заметил, как толстяк сжался, заслышав его. Несомненно, было правильно не сообщать Люпину подробностей жизни мальчика здесь. Если бы он знал заранее, то смог бы успокоиться и всё обдумать. Теперь же он будет действовать на звериных рефлексах.
- О, да, Люпин, давай спросим, как же наш дорогой мистер Дурсль обращался с Гарри! Ты ведь хочешь знать, не так ли?
И вновь волчье ворчание стало ему ответом, а сам оборотень ещё немного приблизился к окровавленной туше.
- Расскажи ему, Дурсль. Возможно, ты не поверишь, но под шерстью, когтями и клыками скрывается человек, который прекрасно нас понимает. И прямо сейчас он хочет узнать, почему его крестник страдает от последствий твоего опекунства. И он, несомненно, горит желанием узнать, что это за последствия.
- Я… ничего… не я... не... не... не делал… ничего!
- Поверь, для тебя же будет проще, если ты всё расскажешь сам. Или я вытяну из тебя все подробности вместе с твоими жилами. В буквальном смысле.
Услышав такое, мужчина побелел, как полотно. Заикаясь, он выдавил:
- Он же… ведь он… просто никчёмный урод… грязный выродок … он сам во всём виноват. Прирождённая шлюха.
Даже если бы Северус захотел, он не успел бы остановить Люпина. Едва только слово «шлюха» вылетело изо рта Вернона Дурсля, как оборотень кинулся на него, и комната наполнилась криками боли.
Кровь хлестала, окрашивая брюки мужчины в ярко-алый цвет, и в душе Северуса на миг шевельнулось что-то вроде сочувствия, хотя он и понимал, что Дурсль заслужил гораздо больше. Но всё же, не желая, чтобы тот умер от потери крови, Северус заклинанием остановил ее, не потрудившись, тем не менее, избавить мужчину от боли.
- Не забудь продезинфицировать рот, Люпин. Эта гадость где только не побывала, - и было непонятно, говорил ли Северус о самом Верноне или о той его части, что теперь находилась во рту волка. Оба были ему одинаково отвратительны. – Я думаю, - продолжил он, - что будет только справедливо, если ты примеришь на себя ту роль, что заставлял играть Гарри. Ты станешь рабом, будешь работать, не зная отдыха, получая минимум пищи и воды. Ты будешь прислуживать и делать всё, что потребует твой хозяин. Я взял на себя смелость порекомендовать тебя одному моему приятелю. Он недавно лишился слуги. Собачка его сына попала ко львам, которых мой знакомый держит забавы ради. Конечно же, слуга спас пса, но вот беда – сам выбраться не успел. В клетке до сих пор валяется его одежда.
Северус снова поморщился от отвращения, заметив, что у Дурсля второй раз за вечер не выдержали нервы, и подумал, что неплохо бы напомнить Люциусу, что описанный случай действительно имел место.
В конце концов, Северусу наскучило запугивать толстяка. Один взмах палочки, несколько латинских слов – и вот перед ним уже стоит домовый эльф. Конечно, этот эльф весил как три обычных и с трудом держался на ногах, а его перекошенная от ужаса физиономия позволила Северусу почувствовать, что он старался не зря. Оставив Вернона-эльфа под охраной Люпина, Мастер Зелий обернулся к сжавшейся в углу заплаканной женщине. Да, в этой комнате сегодня не было счастливых людей.
- Эта маленькая демонстрация, как я думаю, не заставила тебя понять, какую боль эта семья причинила Гарри. Как ты понимаешь, твой муж сегодня отбывает, так что тебе придётся поискать работу. Рассказать о том, что случилось этой ночью, ты никому не сможешь. Скажешь, что однажды ночью муж сбежал и бросил свою семью на произвол судьбы. На тебя и твоего сына я наложу заклинание. Как только кто-то из вас только подумает о хорошей полезной пище, вас будет тошнить. Подумаете о сладостях – и вас вырвет. Ваш организм будет принимать минимум еды – столько, сколько вы давали своему племяннику. Заклинание продержится год, а затем само решит, усвоили ли вы урок. Если вы осознаете свои ошибки – всё вернётся в норму, если же нет… не буду повторяться.
Петуния Дурсль только кивнула. Она знала, что её муж был жесток к племяннику, но не думала, что он дошёл до такого… Она была в ужасе от того, что прожила всю жизнь рядом с таким чудовищем. Зная теперь, какие зверства он совершал над мальчиком, женщина радовалась, что избавилась от него. И ей оставалось только надеяться, что её муж не добрался до Дадли.
*-----------------------------------------*
Северус вернулся домой под утро, оставив Люпина в Воющей Хижине. Мастер Зелий не хотел присутствовать при трансформации – он хорошо представлял себе, что тот будет ощущать, осознав всё, что узнал этим вечером, и всё, что сотворил сам.
Нового домового эльфа, который раньше был человеком, Северус передал Люциусу, который заверил его, что отношение к толстяку будет не менее строгим, чем к остальной прислуге.
Мечтая о чашке горячего крепкого кофе, Северус прошёл на кухню. Каково же было его удивление, когда он застал там Гарри. Мало того, что время было, мягко говоря, ранним, так ещё и каникулы – Северус думал, что Гарри будет отсыпаться, а тот, оказывается, дожидался его.
- Доброе утро, хозяин. Завтрак? Чаю?
- Доброе утро, Гарри. Сегодня я бы выпил кофе.
Юноша кивнул и молча приготовил крепкий кофе. Оба расположились в гостиной: Северус на диване, а Гарри на полу, собирая паззл из двух тысяч деталей, рассыпанных вокруг. Он совсем недавно увлёкся этими головоломками, и первую картину собрал уже на треть. Смысл этого занятия ускользал от понимания Северуса, но он ничего не говорил Гарри, видя, что мальчику действительно интересно заниматься этим. Сам Северус давным-давно собрал бы картинку при помощи магии, но Гарри, видимо, увлекал сам процесс превращения отдельных частиц в единое целое, наполненное смыслом и красотой. Глядя на склоненную голову Гарри, Северус поражался его острому глазу – он рассматривал детали паззла, выбирал несколько и приглядывался к ним получше, определяя, где они должны находиться, и примерно в семидесяти процентах случаев оказывался прав. Тишину нарушил сам мальчик, внимательно посмотрев на своего хозяина и задав вопрос, который, видимо, мучил его:
- Всё закончено?
Северусу не было необходимости уточнять, что его подопечный имел в виду, профессор не скрывал, что хочет отомстить Вернону.
- Да, Гарри, он больше никому не причинит вреда. Особенно так, как тебе – Люпин об этом позаботился.
Услышав это, Гарри вздрогнул, но ничего не сказал.
Он стремительно приблизился к хозяину, сел рядом и опустил голову ему на плечо. Тут же его притянули на колени, обняли крепко-крепко. Слёзы боли и облегчения текли по щекам Гарри, слёзы боли и облегчения оттого, что человек, причинивший ему столько боли, никому уже не сможет навредить. Хозяин Северус устроил мальчика на своих коленях, даря ему поддержку и ощущение безопасности – именно то, в чём больше всего нуждался его воспитанник. Ни слова не было сказано, но Гарри знал, что хозяин будет рядом столько, сколько нужно, а Северус понимал, что его Ведомому необходимо время, чтобы всё обдумать и успокоиться. Гарри закрыл глаза и расслабился, прижимаясь крепче. Он почти не спал ночью, с той самой минуты, когда почувствовал, что хозяин ушёл, унеся с собой чувство безопасности. Гарри улыбнулся сквозь дрёму, почувствовав на лбу нежный поцелуй. Хозяин рядом, он присмотрит за Гарри, значит можно расслабиться и отдохнуть.
Гарри задыхался под напором уверенных губ, желая получить хоть глоток воздуха, но надеясь, что эти губы никогда не оставят его. Он хотел поднять руки, но смог лишь немного шевельнуть ими. Как только губы мальчика обрели свободу, он увидел, что руки его привязаны к спинке кровати белоснежными атласными лентами. Но Гарри не испугался. Он знал, что по первому требованию руки развяжут, но не хотел свободы.
Он забыл о связанных руках, когда почувствовал дразнящие прикосновения к бёдрам. Скользящими прикосновениями пальцы прошлись по животу, очертили бёдра и скользнули ниже, не уделяя внимания подрагивающему от напряжения члену. Язык скользнул по животу, медленно описал влажную окружность вокруг пупка. Гарри выгнул спину в погоне за наслаждением, до упора натянув ленты. Ему нужно было больше... больше… Бёдра прижаты к постели безжалостной в стремлении подарить наслаждение рукой, а по ноющему твёрдому члену – Гарри задохнулся от невозможных ощущений – прошлось мягкими касаниями перо, которое его неизвестный любовник держал в руке. Ещё одно невыразимое мягкое, пушистое движение по чувствительной коже, и перо остановилось, лаская головку, посылая волну дрожи по всему тело. Глаза Гарри закатились от удовольствия, и он в который раз попытался приподняться над кроватью, в бессильной попытке вымолить ласку у безжалостных губ. И тут же жаркое дыхание обдало головку, а потом и влажные, горячие прикосновения языка заставили Гарри совершенно потерять голову, извиваясь и раскрыв рот в беззвучном крике. Перо теперь переместилось ниже и дразнило нежными прикосновениями его вход. Жаркая волна прокатилась по телу Гарри от сочетания влажных нежных прикосновений языка и осторожно поглаживающих его анус подушечек пальцев. На мгновение пальцы исчезли, но тут же появились снова, крепко сжав его член и попав вместе с ним во влажный плен. Гарри чувствовал, как язык ласкающее прошёлся по члену, потом по пальцам, и закусил губу, чтобы не закричать от удовольствия. Но стоило ему только подумать, что он не выдержит больше, как палец исчез изо рта и тут же появился, настойчиво толкаясь между ягодиц. Гарри выгнулся, когда влажный палец скользнул внутрь и безошибочно коснулся простаты, и тут же кончил, а ласковый жадный рот принял всё до капли. Когда последние сладкие судороги оставили его, Гарри безвольно откинулся на постель.
- Ты так прекрасен, когда кончаешь.
Гарри узнал голос и повернулся, чтобы удостовериться в своей догадке. Как только его губы, голос и мозг смогли действовать сообща, он выдавил дрожащим голосом:
- Северус!
*-------------------------------*
Северус проснулся, всё ещё ощущая последние судороги оргазма. Господи, опять! Неужели это никогда не закончится?! Протянув руку, чтобы нашарить палочку, зельевар моментально осознал две вещи: первое – он не в своей постели, второе – на его коленях мягким сонным комочком расположился его воспитанник.
Что теперь делать?
Только что он во сне занимался любовью с Гарри, а если теперь, проснувшись, мальчик поймёт, что именно снилось мужчине? С растущим ужасом профессор понял, что ему и не придётся будить Гарри, потому что тот сам уже проснулся и смотрел на своего опекуна лихорадочно блестящими глазами, а румянец постепенно расползался по его щекам огненной волной. Тут же мальчик бросился в ванну, а Северус понял, что влажное полотенце нужно не ему одному.

Глава 18: Кочки и ухабы



Гарри был подавлен. Он только что узнал, кто был его таинственным любовником, и тут же проснулся на его коленях, задыхаясь от только что пережитого удовольствия. И то, что Гарри грезил именно о хозяине, совершенно не упрощало ситуацию. Встряхнув головой, мальчик постарался прогнать прочь нежеланные мысли и переключиться на что-то другое, торопливо очищая одежду. До начала занятий оставалось меньше недели, а Гарри не закончил несколько заданий. Стараясь думать о занятиях, он осторожно приоткрыл дверь, оглядел комнату и тут же с облегчением обнаружил, что хозяина нет, видимо, мужчина ушёл в свою спальню. Потихоньку прокравшись к себе, Гарри переоделся и вышел на кухню. Спустя пару минут к нему присоединился Северус, на лице которого играл лёгкий румянец. Гарри же заливался краской стыда от одной только мысли о произошедшем, так что он постарался не смотреть на хозяина, а сосредоточиться на еде.
- Сначала я не собирался рассказывать тебе о дальнейшей судьбе жирного Дурсля, но теперь я думаю, что тебе стоит это знать.
Взглянув на хозяина, Гарри не смог сдержать пробежавшую по телу дрожь. Хозяин придвинулся ближе к нему.
- Я обещаю тебе, Гарри, что это чудовище никогда больше не прикоснётся к тебе. Теперь тебе нечего бояться. Дальнейшая его жизнь будет долгой и мучительной, хотя никакие его страдания не искупят того, что он сделал с тобой. Но теперь ему придётся несладко.
Гарри уже изнывал от любопытства, но никак не ожидал того, что сказал хозяин.
- Я превратил его в домового эльфа, - Гарри резко втянул в себя воздух от неожиданности, но хозяин ещё не закончил. – Со мной был Люпин в обличье волка, и его шокировало то, что он узнал о твоей прошлой жизни. Он не смог совладать со своими звериными инстинктами, так что теперь Вернон Дурсль не способен на насилие.
Гарри задрожал, представив себе произошедшее, и постарался сдержать тошноту.
- Однако, как я полагаю, он всё же не признал своей вины, так что теперь он искупает грехи на службе у Люциуса Малфоя. Я ему не завидую - Малфои, знаешь ли, весьма требовательны к прислуге.
Какая-то мысль промелькнула в голове Гарри, что-то о хозяине и Люциусе Малфое. Что же это?
- Теперь Люциусу будет нужна наша помощь; поэтому я и решил рассказать тебе всё.
По тону хозяина Гарри понял, что разговор принимает более серьёзный оборот, и постарался сосредоточиться на его словах.
- Люциус попросил меня сварить для него одно зелье, вернее, зелье требуется его жене. После последнего выкидыша Нарцисса и Люциус решили разобраться в их причинах и провели полное обследование.
Гарри вспомнил разговор с Драко на эту тему и почувствовал, как внутри царапнула кошка – он совсем забыл о горе Малфоев.
- У обоих было несколько вариантов, почему Нарциссе так и не удалось больше доносить ребёнка, но тут она обратила внимание на то, что у всех её подруг – миссис Паркинсон, миссис Булстроуд, миссис Нотт – только по одному ребёнку, причём все примерно одного возраста, все ровесники тебе и Драко.
Гарри сообразил, что это действительно так, у этих учеников не было ни братьев, ни сестёр, просто раньше он об этом особенно не задумывался.
- Нарцисса решила пройти углубленное обследование. И один специалист, колдомедик Хендриксон, обнаружил в её организме присутствие очень сильного зелья, применение которого незаконно. В точности идентифицировать состав зелья он не смог, но с полной уверенностью сказал, что именно это зелье является причиной выкидышей.
Гарри даже не понимал, что дрожит, когда хозяин притянул его к себе и стал успокаивающе поглаживать по спине.
- Колдомедик предложил использовать другое зелье – некоторые компоненты которого, между прочим, тоже незаконны – которое могло бы вывести из организма Нарциссы отраву.
Немного поразмыслив, Гарри задал вопрос, который пришёл ему в голову при оговорке хозяина о незаконных компонентах:
- А это новое лечебное зелье не навредит госпоже Малфой ещё сильнее?
В ответ на это хозяин вздохнул и крепче сжал руки.
- Мы не знаем, Гарри. Возможно, Нарцисса даже не почувствует действия зелья до тех пор, пока снова не забеременеет, но возможно и отторжение зелья организмом, тогда последствия непредсказуемы – вплоть до парализации и комы. Но, надеюсь, все же, наша идея увенчается успехом.
Самые ужасные последствия фантомом пронеслись через мысли Гарри, заставив его снова вздрогнуть и поблагодарить всех богов за то, что он не заражён этой штукой. Что он не стал слишком близок к Малфоям.
- А вы не знаете, как в организм миссис Мафой попала эта отрава?
После тягостного молчания Гарри поднял вопрошающий взгляд на хозяина.
- Мы полагаем, что это дело рук Тёмного Лорда.
Гарри вздрогнул от ужаса, мысли в голове смешались. Как же так? Разве Тёмный Лорд не хотел получить как можно больше последователей – даже если это подростки? Хозяин, видимо, догадался о его мыслях, потому что сказал, отвечая на безмолвный вопрос Гарри:
- Это, конечно, только предположение, ведь есть же Пожиратели Смерти, у которых несколько детей. Но Люциус утверждает, что таким образом Тёмный Лорд стремился обезопасить себя.
Улыбнувшись замешательству, возникшему на лице Гарри, Северус заметил:
- Это не то, что ты ожидал услышать, верно? Но мы – Люциус, Нарцисса и я – пока склоняемся к этой версии. Ты помнишь пророчество? Тёмный Лорд не знал имени ребёнка. Хотя в нём и говорилось о ребёнке, рождённом на исходе седьмого месяца, но не уточнялся год. Все думали, что имелся в виду именно тот год, в который и было изречено пророчество, но Тёмный Лорд мог подумать и о детях, которые появятся в будущем. Он не хотел потерпеть поражение от ребёнка одного из своих последователей, так что просто оградил себя от такой опасности раз и навсегда. Те, кто присоединился к нему недавно, не подверглись влиянию зелья, наоборот, почти все женщины или уже стали матерями, или вот-вот станут ими. Видимо, таким образом Тёмный Лорд пытается пополнить в будущем свои ряды. Исправить вред, который нанесли его действия.
Гарри глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Как мог кто-то быть настолько жестоким, чтобы лишить шанса иметь семью? Снова подумав о семье Драко, Гарри не смог сдержать слёз. Хозяин, увидев, насколько расстроен Гарри, притянул его к себе на колени, а мальчик прижался лицом к ровно вздымающейся груди. Как бы Гарри хотел не просто убить Волдеморта, а заставить его хорошенько помучиться, насылая видения всех убитых им детей, души которых, без сомнения, мечтали о мести! Встряхнув головой, мальчик попытался избавиться от этих мыслей и задался вопросом, не превратится ли он сам в чудовище, мечтая причинить боль другому человеку?
*-----------------------------------*
Северус взглянул на доверчиво прижавшуюся к его груди взъерошенную голову. Наверное, не стоило так сразу всё рассказывать Гарри, но без его помощи не обойтись. Да и мальчик должен получить собственное представление о Люциусе, не полагаясь полностью на слова хозяина, так что пришлось решаться.
Внутри вновь вскипел гнев, как только Северус подумал, на что пошёл Тёмный Лорд, чтобы обезопасить себя. Конечно, Снейп не заблуждался насчёт душевных качеств своего бывшего повелителя, но поступить так со своими собственными последователями… это было слишком даже для такого монстра.
Северус не знал, сколько времени они провели, обнявшись и даря друг другу поддержку, но через некоторое время он всё же отпустил мальчика и вышел в туалет. Вернувшись, он обнаружил Гарри на том же месте, где и оставил, с необычайно задумчивым выражением на лице. Мужчина тихо опустился рядом, стараясь не потревожить, и дождался, пока Гарри не перевёл на него взгляд.
- Я вот подумал, если Волдеморт… простите - Тёмный Лорд…
- Всё в порядке, Гарри, ты можешь называть его по имени. Благодаря некоторым твоим действиям, мне это не причиняет абсолютно никакой боли.
Гарри благодарно улыбнулся, а Северус придвинулся немного ближе к нему.
- Так вот, если Волдеморт смог подмешать это зелье стольким женщинам, а они ничего не заметили, так может, и у нас выйдет такой же фокус?
Северус задумался. Это могло сработать. Конечно, создать мощное зелье, способное серьёзно навредить такому сильному магу, да к тому же, без вкуса и запаха, не просто, но вот незаметно подмешать его в напиток Лорда – задача, над которой им ещё предстояло поломать голову!
- Приготовить такое зелье, я, пожалуй, возьмусь, но как заставить Тёмного Лорда его выпить? – изложил Мастер Зелий свои сомнения.
Гарри ответил ему с каким-то дьявольским выражением лица:
- Так ведь мистер Малфой всё равно поставит себя под удар, не так ли?
Северус ухмыльнулся, уловив направление мыслей своего подопечного.
- Вообще-то он всё ещё пользуется доверием Тёмного Лорда, можно сказать, его правая рука. И после того, как – я надеюсь! – мы вылечим его жену и решим проблемы рода Малфоев относительно наследников, он станет моим должником. Ты ведь именно это имел в виду, Гарри?
- Ну, я, конечно, не Мастер Зелий, но примерно представляю, что нам нужно. Есть такой маггловский наркотик – мой дядя использовал его пару раз – находясь под его воздействием, человек не в состоянии двигаться, не может ни кричать, ни сопротивляться. Но он всё же в сознании, все видит, слышит и понимает, вот только… сделать ничего не может…
Северус, никогда не слышавший о подобном, вздрогнул от ужаса. Насколько беспомощным должен чувствовать себя человек, находящийся под действием такого наркотика! Никакой Петрификус не может с этим сравниться – ведь даже магически обездвиженный, волшебник сопротивляется всей своей сущностью, всей магией, да к тому же, заклинание не продержится дольше четверти часа. А с наркотиками, как назвал их Гарри, нельзя бороться, ведь они не магического происхождения.
Это могло сработать.
Не переставая думать о блестящей находке Гарри, Северус бездумно склонился и накрыл губами мягкие, чуть потрескавшиеся губы мальчика.
Тихий вздох донёсся до ушей мужчины, наполняя его осознанием того, что он натворил, заставляя лицо исказиться от ужаса. Умиротворённое выражение лица мальчика при виде этого сменилось болью, он отпрянул прочь и через несколько секунд захлопнул дверь своей комнаты.
*-------------------------------------------*
Когда хозяин наклонился к нему, Гарри почувствовал горячую волну удовольствия, смешанного с предвкушением. Но от выражения ужаса, появившегося на лице мужчины, грудь сжало, словно тисками, каждый вздох сопровождался болью.
Очутившись в своей комнате, Гарри наложил на дверь все заглушающие и запирающие заклинания, которые смог вспомнить и, обессиленный, сполз по стенке на пол, вновь и вновь проигрывая в уме события последних нескольких минут.
Они сидели вместе на диване, и он говорил о чём-то… хозяин соглашался, а потом… потом хозяин поцеловал его! Прямо в губы!!!
Это было прекрасно, словно прикоснуться к небесам.
И увиденный на лице хозяина ужас не удивил Гарри так сильно, как он ожидал, но было так больно! Так ужасно больно!
Гарри не знал, сколько он просидел, скрючившись и привалившись к стене, но когда попытался добраться до кровати, ноги подвели его. Так что мальчик решил, что сможет прекрасно отдохнуть и на полу. Недолго. Всего пару минут.
*---------------------------------------------*
Северус колотил по двери в комнату Гарри, но мальчик – что весьма вероятно – наложил заглушающие чары или – что менее вероятно – просто игнорировал Северуса. Думать о втором варианте было больно, тем более что среди выкриков мужчины проскользнула и пара угроз, так что профессор остановился на первом варианте. Он проклинал себя за свои необдуманные действия, твёрдо уверенный, что Гарри не простит его и уж точно не останется с ним ни на минуту. Вынужденный ждать, профессор решил направить кипящую внутри ненависть не на себя, а на Тёмного Лорда, а именно – как можно точнее разработать план его отравления. Так что он устроился на диване (так, чтобы постоянно видеть дверь в комнату Гарри) с чашкой крепкого чая (который оказался вовсе не таким вкусным, как когда его делал Гарри) и начал прорабатывать план. Если у них получится отравить Тёмного Лорда, это дало бы им преимущество, которое может оказаться решающим. Мрачная улыбка заиграла на лице профессора и не покидала его до тех пор, пока он, отчаявшись дождаться Гарри, отправился спать.
*-----------------------------------------------*
Люциус Малфой внимательно смотрел на сидящего напротив человека. Они были знакомы со школы, затем их приятельские отношения продолжились, и теперь их можно было бы даже назвать дружескими… в каком-то смысле.
- Я помогу вам осуществить задуманное, если вы исцелите Нарциссу.
Северус ухмыльнулся, но кивнул, соглашаясь.
- Так объясни мне, Северус, как действует это маггловское зелье?
Люциус слушал, как его друг в подробностях описывал ему действие зелья, ощущения человека, находящегося под его влиянием, и чувствовал, что Северус получил информацию при неприятных обстоятельствах, хотя тот и отказался указать источник.
- И когда же мне предстоит отравить нашего… о, прости, моего повелителя?
- Я думаю, ближе к окончанию учебного года, когда он спланирует очередное нападение. К тому же мне необходимо некоторое время, чтобы создать аналогичное зелье. Боюсь, что наркотики он сможет распознать.
Люциус кивнул, соглашаясь, и сменил тему на более нейтральную. Он рассказал о том, какое развлечение всей семье Малфоев доставил новый раб. Мало того, что эльф-переросток вздумал возражать, так он ещё и отказался работать! Но теперь он навсегда запомнил, что этого делать не стоит.
- Ты не сообщил мне о его… состоянии, когда доставил, Северус.
- Я подумал, что ты и сам всё скоро выяснишь. Жаль, конечно, что его нельзя использовать в племенных целях, но я не настолько безрассуден, чтобы стоять на пути оборотня, когда он горит жаждой мести.
- Да, я понимаю. Он ведь так наказан из-за щенка Поттера, верно?
- Я попросил бы не оскорблять моего воспитанника в моём присутствии, в противном случае, я не отвечаю за свои действия.
Пристально посмотрев на друга, Люциус кивнул, понимая всю серьёзность прозвучавших угроз. Он отлично помнил, каким беспощадным мог быть Снейп, а также то, что тот нечасто предавался раскаянию за совершённые поступки. Без сомнения, дело было именно в щенке Потере, но Люциус решил не нагнетать и дать Северусу немного остыть. Детали можно узнать и позднее.
*------------------------------------*
Гарри метался по кровати и беззвучно всхлипывал. Сон начинался так же, как обычно, таинственный любовник вновь ласкал его тело, разжигая страсть и даря удовольствие, но внезапно всё изменилось.
Рядом с кроватью появился хозяин Вернон, он стоял, наблюдая маслянистым похотливым взглядом, как неизвестный навалился на мальчика и теперь жёстко вторгался в его тело. Рука дяди ласкала член, ритм движений совпадал с толчками в расслабленное беззащитное тело Гарри. Сквозь пелену ужаса мальчик ощущал, как наркотик распространяется по телу, чувствовал собственную беспомощность и знал, что теперь никто не спасёт его. Толчки стали бесконтрольными, сзади послышался рык удовольствия, но Гарри не мог пошевелить и пальцем. Теперь это были уже не толчки, а рывки, словно кто-то тряс его. Окружающее медленно растворялось, растекалось туманом, а голос шептал в его ухо:
- Ты в безопасности, Гарри. Всё в порядке. Это просто кошмар.
Гарри напрягся, ощущая уверенную хватку на своих плечах, но сразу же узнал голос хозяина Северуса и, обессиленный, откинулся назад, прижимаясь к его груди. Остатки сна улетучились, и подросток осознал, что он в своей комнате. Он попытался вывернуться из рук хозяина, но тот только крепче сжал его.
- Тише, тише, Гарри. Всё в порядке, я здесь, я с тобой. Я люблю тебя, я позабочусь о тебе. Я никогда тебя не оставлю.
Гарри обернулся и оказался лицом к лицу с мужчиной.
- Любите, значит?
- Ну конечно, Гарри.
- Говорите, что любите, но вам противно даже думать о том, чтобы прикоснуться ко мне! Любите, но бежали в ужасе после одного-единственного поцелуя! Разве это любовь?! Как вы можете обнимать меня, хотя внутри всё переворачивается от отвращения? Как вы можете любить меня? Как?!
Гарри смотрел на хозяина, но глаза были полны слёз, так что всё окружающее казалось однородным размытым пятном. Гробовая тишина воцарилась в комнате, и когда Гарри был уже готов убежать прочь, только бы не слышать насмешек мужчины, лёгкое дыхание скользнуло по его лицу, а губы попали в плен к другим – горячим, решительным, жаждущим. Они крали дыхание, заставляя сердце громко колотиться от счастья. Когда Гарри открыл глаза, он увидел всё абсолютно отчётливо. И он не увидел ни насмешки, ни отвращения, а только любовь, тепло и обещание. Закрыв глаза, не в силах бороться с нахлынувшей радостью, Гарри как мог тесно прижался к груди хозяина, ощущая ответное, не менее крепкое объятие.
Ну, ладно, возможно, он ошибался насчёт хозяина. Возможно.







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.205 (0.027 с.)