ТОП 10:

Глава 15. И жизнь моя в руках твоих





Беспокойство, которое чувствовал Гарри относительно странного поведения хозяина, переросло в совершенно иное: теперь Гарри чувствовал, словно им пренебрегают.
Гарри проводил с Драко много времени, постепенно узнавая всё новое о собственном теле. Он узнал, что ужасно боится щекотки, но только на пятках, и нигде больше. Понял, что обожает, когда ему почёсывают и массируют спину, да и всё тело, и рад был доставить ответное удовольствие Драко.
Но при всём этом мальчик отчётливо понимал, что ему чего-то не хватает. Непонятное поведение хозяина тревожило, и Гарри всё чаще задавался вопросом, не было ли в этом его вины.
Отношения с Драко были просто великолепны, но подспудно Гарри ждал чего-то более глубокого и чувствовал себя так, словно потерял что-то важное. Подростки не продвинулись дальше взаимной мастурбации и минета, но Гарри осознавал, что они не стали действительно близки, он был уверен, что должно быть что-то более… интимное, не в физическом плане. Узнать бы, что именно!
Но по мере приближения летних каникул поведение хозяина приходило в норму, и Гарри понял, насколько он скучал по саркастичным, полным яда замечаниям, которые так ненавидели все ученики, и которые так любил сам Гарри. И он любил хозяина, который из кожи вон лез, только бы помочь ему, только бы сделать его жизнь немного более нормальной, а его самого – достаточно сильным, чтобы противостоять ударам судьбы, который твёрдой рукой направлял его, воспитывал, дисциплинировал. По такому хозяину Гарри ужасно скучал!
Однажды Гарри забылся в разговоре с хозяином и накричал на него так же, как порой срывался на Драко. И в этот же момент Гарри понял, чего ему так недоставало в общении с Драко – той строгости, с которой ему напомнили о его поведении, той руки, которая в наказание отмерила ему пять шлепков по обнажённой заднице, той же самой, которая потом утешала и обнимала его. И Гарри сам не понял, почему начал плакать – ведь всё было в порядке, и хозяин держал его так крепко, и шептал ему на ухо, что всё будет хорошо, а Гарри только плакал, плакал, изо всех сил вцепившись в грубую чёрную мантию и не имея ни сил, ни желания её отпустить.
И когда слёзы высохли, а лоб ощутил знакомое ласковое прикосновение, Гарри понял, чего ему так сильно не хватало; понял, насколько сильно скучал по надёжным рукам, в чьих объятиях он мог полностью расслабиться. Он скучал по внушающему уверенность присутствию хозяина, по его твёрдым объятиям и нежным наказаниям. Он скучал по моментам, когда можно передать весь контроль в руки другого человека, чувствуя себя при этом в абсолютной безопасности. Скучал по уверенности, что хозяин защитит его, не смотря ни на что.
И в этот же момент Гарри осознал, что, скорее всего, никогда не почувствует этого с Драко. Их отношения напоминали дружескую возню двух котят, и Гарри просто не мог себе представить, что сможет довериться слизеринцу настолько же полно, как доверяет хозяину Северусу. Конечно, ему нравился Драко, и очень сильно, но только то полное взаимопонимание, которое установилось между ним и хозяином, позволит Гарри стать нормальным человеком. Никому и никогда не дано будет столь полно познать его, как уже знает хозяин. Никто никогда не поймёт его желаний и потребностей так, как понимает хозяин. Гарри прекрасно осознавал, что прошлое слишком сильно изменило его, сломало в нём что-то важное, но с помощью хозяина Северуса ему удалось далеко продвинуться в сторону нормальности как в физическом, так и в эмоциональном плане.
Вырвавшись из паутины собственных мыслей, Гарри мягко отстранился от мерно вздымающейся груди и удивился, что хозяина не разбудило его движение. Даже во сне лицо мужчины выдавало крайнюю степень усталости, отчего у Гарри заныло сердце, и он поклялся себе сделать всё, что было в его силах, чтобы хоть как-то облегчить жизнь зельевара.
На цыпочках Гарри пробрался в свою комнату, переоделся и присел на кровать, чтобы поразмыслить над сложившейся ситуацией. Он думал, как поступить с Драко. Блондин ему очень нравился, и много значил для него, но в то же время Гарри чувствовал себя распоследним ублюдком, зная, что их отношения обречены. Выглядело это так, словно он наигрался и готов бросить Драко, словно ненужный хлам. Запудрить кому-то мозги, а потом вышвырнуть вон – такая ситуация была слишком хорошо знакома Гарри. Он довольно часто оказывался на месте, которое теперь предстояло занять Драко. Нет, Драко не заслуживает такого отношения! Возможно, им стоит поговорить, обсудить ситуацию. Они наверняка найдут какой-то выход. Ведь они друзья, правда?
*--------------------------------------*
Наконец Гарри удалось выкроить время на серьёзный разговор с другом. Последняя неделя перед летними каникулами выдалась такой суматошной, что Гарри боялся упустить возможность, но всё же никак не мог вырваться из круговерти дел, а когда у него выдавалась свободная минутка, он никак не мог найти Драко.
- Драко! Нам нужно поговорить.
- Гарри, это очень плохое начало разговора, а значит и сам разговор не принесёт ничего хорошего, кроме ещё больших неприятностей.
- Ещё больших неприятностей?
- Да, - вздохнул Драко, запустив руку в волосы, так что Гарри недоумённо нахмурился – настолько нехарактерным был этот жест для блондина. – Помнишь, около недели назад я хотел сообщить тебе радостную весть? Так вот, теперь нечего сообщать.
Гарри взглянул на друга повнимательнее и заметил, что тот едва не плачет. Что могло так его расстроить?
- Я был… моя мама… мы… ну как же так? Мы ждали пополнения в семье, у меня появилась бы сестрёнка. Но у мамы снова был выкидыш, теперь на четвёртом месяце! С моего рождения она никогда не носила так долго, и мы так надеялись… что на этот раз всё получится! Наверное, сами небеса наказывают нашу семью!
Гарри безмолвно смотрел на объятого горем слизеринца. Что он мог сказать, что вообще можно сказать в таком случае? Как выразить сочувствие человеку, который только что потерял сестру? Да, пусть она ещё не родилась, и никто её не видел, но всё же… Гарри не мог представить, каково это иметь любящую и заботливую семью, ожидать появления малыша, а потом в одночасье потерять. Возможно, лучше вообще не иметь семьи, чем быть окружённым их заботой, а потом лишиться этого? Не так больно.
Одна только мысль о маленькой сестрёнке вызвала у Гарри улыбку, которая тут же превратилась в горькую гримасу, стоило ему представить чувства Драко. Наверное, блондин уже представлял себе, как она будет потихоньку расти, научится ходить и говорить… а тут все мечты были развеяны в прах.
- Так о чём ты хотел поговорить?
Гарри смотрел на Драко, безмолвно открывая и вновь закрывая рот. И что ему сказать? “Нам стоит немного притормозить, я хочу как следует обдумать наши отношения”? Или вот так: “…я всегда чувствовал, что в наших отношениях чего-то не хватает, а теперь вот понял – я просто не могу тебе полностью довериться”. Да, это просто шедевр! Именно то, что нужно услышать Драко!
- Да ничего особенного, я уже забыл. Просто пришёл пожелать тебе приятно провести лето, - с этими словами он нежно прильнул к губам блондина, стараясь хоть так поддержать и утешить его.
- Украл меня ото всех просто, чтобы пожелать приятных каникул? Как мииииило, Гарри! И тебе удачи с нашим сальноволосым мерзавцем, да и со всеми остальными профессорами тоже, - ухмыльнулся в ответ Драко и вернул поцелуй.
Через пару минут они расстались, и Драко пошёл в спальню, чтобы провести последнюю ночь в Хогвартсе в качестве шестикурсника. Гарри только смотрел ему вслед, ощущая тяжесть в душе. Он поступил правильно. Он не мог сказать всё Драко и ещё сильнее расстроить его (и это в самом лучшем случае, иначе Драко мог бы и возненавидеть его). Отодвинув чувство вины в сторонку, Гарри решил ещё разок всё хорошенько обдумать.
*------------------------------*
Северус ликовал: студенты разъезжались по домам, и вскоре не останется никого, кто станет отвлекать внимание его воспитанника. Наблюдая за сборами и отъездом Драко, профессор знал, что в течение следующих двух месяцев Гарри будет принадлежать только ему.
Однако по прошествии недели с начала каникул, Северус готов был как следует встряхнуть мальчика, чтобы вернуть его в нормальное состояние, или вызвать Драко – может, он сможет помочь Гарри.
Гарри постоянно находился в каком-то странном отсутствующем состоянии. Он нормально питался, выполнял ежедневные обязанности и даже помогал Северусу, когда возникала такая необходимость. Но в нём словно иссякла жизнь. Глаза его потухли, в них не было даже проблеска той радости, что переполняла их ранее. Гарри явно что-то терзало, а Северус не представлял себе, что именно, и это сводило его с ума.
После двух недель упаднического настроения Северус всё же решился поговорить с Гарри. После ужина он обратился к мальчику.
- Гарри, послушай, я оставил тебя в покое на две недели, надеясь, что ты сам сможешь справиться с возникшими трудностями. Но теперь я вижу, что ошибся, и не могу допустить, чтобы тебя что-то терзало. Твоё здоровье – физическое, психическое или эмоциональное – моя самая главная забота. А ты бродишь, словно тень – и слепой понял бы, что с тобой не всё в порядке.
Северусу силой воли удалось сохранить спокойное выражение лица, когда Гарри поднял на него взгляд – глаза мальчика были лишены жизни, и лишь крохотная искра затерялась среди моря неуверенности, вины и беспомощности. Молча распахнув объятия, мужчина лишь судорожно выдохнул, когда руки подростка сжались вокруг него так плотно, что стало трудно дышать. Заключив своего Ведомого в успокаивающее объятие, он присел на диван и устроил доверчиво прильнувшее к нему тело на коленях. В течение нескольких минут оба наслаждались теплом и взаимным доверием, Северус тихонько поглаживал спину Гарри, пока тот старался взять себя в руки.
- Что так беспокоит тебя, Гарри? Ты же знаешь, я сделаю всё, чтобы помочь тебе.
Северус почувствовал, как мальчик глубоко вздохнул, и склонил голову, чтобы заглянуть ему в глаза.
- Скажи мне, Гарри.
Оба понимали, что это скорее требование, чем просьба; Гарри кивнул и поёрзал немного, устраиваясь удобнее на коленях своего Ведущего.
- Я просто… Я чувствую себя таким дерьмом, хозяин! Хозяин Вернон был прав, я урод и выродок, и меня нужно как следует наказать!
- Вовсе нет, Гарри! Ты не такой, конечно же, нет, ты удивительная личность, тебе уже пришлось испытать столько, сколько не доводилось испытать многим взрослым. Но ты выжил. Ты очень сильный, ты не просто приспособился, ты полноценно живёшь, ты даже смог близко подружиться с Драко. Ты бы никогда намеренно не причинил никому боли, я уверен, ты слишком заботишься об окружающих, чтобы поступить с ними так. И никакие твои слова не заставят меня изменить мнение. Ну же, скажи, что тебя беспокоит.
- Мне нравится Драко. Он мой лучший друг, нет, он мой единственный друг, но я боюсь потерять его. Мы встречались почти год, но это не то, что мне нужно. Я очень многому у него научился и благодарен ему за это, но просто… мне этого недостаточно. Вы знаете, что мой прошлый хозяин и остальные… что они делали со мной, а Драко ничего не знает. Он не знает, что я не могу быть один, что мне нужна твёрдая рука, что иногда меня нужно наказать, а иногда – помочь. Он не знает, каково это – отдать себя полностью в чужие руки, довериться так, как я доверяюсь вам, хозяин. Он не сможет заботиться обо мне так, как мне это необходимо, он не сможет поставить моё благополучие превыше всего остального, зная, что сам я не озабочусь этим. Я не могу ему довериться. Как я могу зависеть от кого-то, кому всё ещё требуется поддержка родителей?!
Тишина воцарилась в комнате, Северус только сильнее сжимал объятия. Он прекрасно понимал, о чём говорил Гарри, знал, как удовлетворить его потребности – те, которые мальчик осознаёт, и те, о которых он даже не подозревает. Мужчина имел достаточно сил, чтобы стать той опорой и поддержкой, которая требовалась Гарри. Но он не стал ничего говорить. Сейчас настал тот момент, когда Гарри должен сам принять решение, и Северус не собирался каким-либо образом влиять на него.
- Тебе следует поговорить с ним, Гарри. Письмо здесь не поможет, надо обязательно встретиться лицом к лицу. Лучше объясни ему, что ты чувствуешь и что тебе действительно нужно. Не обязательно вдаваться в подробности относительно прошлого, но некоторые пояснения всё же необходимы. Скажи, что ты хочешь остаться его другом, но не готов пойти дальше. Если он предложит тебе помощь, не отказывайся сразу. Он обязательно поймёт. Только не держи его в неведении, не притворяйся, не играй его чувствами. Он действительно заботится о тебе, и я не собираюсь смотреть, как ты причиняешь ему боль, - Северус старательно игнорировал противный тоненький голосок, шепчущий, что Гарри уже играет с чувствами своего собственного Ведущего.
Гарри судорожно вздохнул, понимая, что именно этим и занимается – держит Драко в неведении, хотя сам всё решил. Но он просто не хотел заставлять своего друга страдать, порвав с ним, а теперь получалось, что из-за своих опрометчивых действий он может причинить ещё больший вред.
- Я всегда рядом, Гарри, когда нужно поговорить или просто посидеть рядом – я никогда не оставлю тебя. Я всегда буду с тобой. Понятно?
- Да, хозяин. Спасибо, хозяин. Я… я люблю вас, хозяин Северус.
- И я люблю тебя, Гарри, и всегда буду любить.
*----------------------------------*
В дальнейшем каникулы продолжались просто отлично. Гарри проводил много времени с хозяином, чаще всего по собственной инициативе: ему было необходимо чувствовать поддержку и защиту старшего. Они снова достали мётлы из чулана и летали над замком, и Гарри беззаботно смеялся, кружа вокруг мужчины, и стараясь его развеселить. Приближался конец июля, а вместе с ним и день рождения Гарри, и мальчик чувствовал себя таким счастливым, как никогда раньше. В этом году ему исполнялось шестнадцать, и он мог только удивляться тем фортелям, что выделывала его жизнь. Если бы шесть лет назад Гарри сказали, что он будет так счастлив, что у него будет хозяин, который полюбит его и окружит заботой, то он бы ни за что не поверил. Скорее всего, он сказал бы, что недостоин. Теперь же Гарри знал, что имеет право на счастье так же, как и любой другой человек. Возможно, он не осознавал этого, но в глубине души был уверен в этом.
В день рождения Гарри небо было затянуто облаками, но мальчик и не подумал сетовать на непогоду. Ведь это были мелочи по сравнению с тем, что рядом находится любящий надёжный хозяин и целая гора подарков. Возможно, это был самый счастливый день в его жизни.
От Драко ему достался альбом с фотографиями – там был совсем крошечный Драко, одетый в кружевное платье, Драко-карапуз, едва научившийся ходить, Драко-ребёнок и подросток Драко, такой, каким знал его Гарри. В конце альбома расположилось несколько семейных фотографий. Гарри улыбнулся, глядя, как Малфои сдержанно рассматривают его. Ему стало больно оттого, что у него никогда не будет семьи. Любящая вторая половинка и малыш – это не для него, но мечтать ведь не вредно, правда?
Конфеты от однокурсников с Хаффлпафа и Рэйвенкло, те же, что и в прошлом году. Закадычных друзей Гарри там не завёл, но никому никогда не отказывал в помощи, поэтому отношения с этими факультетами у него были дружеские.
Когда же Гарри развернул подарок от хозяина, то просто онемел от удивления. Он поднял взгляд на мужчину и увидел его удовлетворённую ухмылку – видно на такую реакцию тот и рассчитывал. Почему его хозяин купил ему это?
Гарри вытащил из коробки кожаные штаны и принялся их разглядывать, осторожно поглаживая. У него ещё никогда не было такой дорогой одежды, а хозяин подарил ему целых две пары!
- Примерь, Гарри.
Гарри, не теряя времени, скинул брюки, не заметив, как судорожно сглотнул мужчина, и надел обновку. Штаны были узкими и сильно облегающими, но очень понравились Гарри. Они казались более прохладными, чем обычные брюки, обтягивали как вторая кожа и заставляли чувствовать себя до ужаса… порочным. Подросток обернулся, демонстрируя обновку, но замер, поймав тяжёлый взгляд хозяина. Нервно сглотнув, он спросил:
- Хозяин?
Мужчина окинул его взглядом с головы до ног и сдавленно ответил:
- Они тебе очень идут, Гарри, правда, выглядишь просто отлично.
Гарри улыбнулся в ответ на похвалу, но тут же нахмурился, когда мужчина понёсся прочь и исчез в своей комнате. В чём он теперь провинился?
*------------------------------------*
Северус захлопнул двери и несколько раз ударился затылком о стену. Он так хотел подарить Гарри что-нибудь особенное, что-то, что мальчик никогда не купит себе сам, и тогда ему в голову пришла мысль о дорогих кожаных штанах. Вот только он не учёл своей реакции на вид Гарри, его Гарри, облачённого в обтягивающую, матово поблескивающую кожу. А когда Гарри, ни капли не стесняясь, сбросил свои брюки, чтобы примерить подарок, Северус почувствовал, как перехватило дыхание – гибкое юное тело, напрягающиеся мышцы на ногах, шелковистая на вид кожа… и Северус был вынужден бежать… бежать раньше, чем успел сделать то, о чём потом пожалел бы. Он слышал, как Гарри прибирается в комнате, и тихонько шепнул извинения за свой вынужденный побег. Сейчас следовало заняться другой проблемой.
Медленно водя руками по телу, мужчина избавился от мантии, а потом и всей остальной одежды, опустившись на кровать в одном белье. Откинувшись на спину, он старался не думать ни о ком конкретно, не желая чувствовать себя старым извращенцем, грезящем о ребёнке.
Сжав уже полностью эрегированный член правой рукой, он ласкал левой яички, постепенно сжимая сильнее, чувствуя, как от удовольствия приподнимаются на затылке невидимые волоски. Он не часто удовлетворял себя, но теперь Гарри вырос, стал почти взрослым… таким прекрасным… что Северусу волей-неволей пришлось вспомнить подзабытые навыки.
Коротко простонав, он немного ускорил движения, представляя, как его нежно касаются чужие мягкие руки, как мягкие губы приникают к влажной головке в поцелуе так горячо… так сладко… так прекрасно. Он намеренно гнал от себя лица, представляя лишь ловкие знающие пальцы и горячие податливые губы. Уже чувствуя накатывающую волну удовольствия, Северус безуспешно попытался удержать рвущееся с губ имя:
- Гарри!
*---------------------------------------------*
Гарри начал собирать подарки, чтобы отнести их в свою комнату, попутно обдумывая, почему хозяин так поспешно покинул его. На ум не приходило никакого дельного объяснения.
Новые штаны отправились в шкаф (Гарри не отказал себе в удовольствии ещё разок полюбоваться на них, прежде чем закрыть дверцу), конфеты – в прикроватную тумбочку, а альбом с фотографиями Драко – на каминную полку. Гарри окинул комнату быстрым взглядом, удостоверяясь, что всё на своих местах, и вновь вышел в гостиную. Он быстро собрал обёрточную бумагу, в которую были упакованы подарки, и тщательно почистил ковёр с помощью палочки от мельчайших обрывков. Решив немного почитать, он вытянул с полки книгу и устроился на диване. Но только-только мальчик успел прочесть пару предложений, как из комнаты хозяина раздался стон. Гарри не знал, что ему делать: а вдруг хозяин в беде? Конечно, ему было запрещено входить в спальню хозяина, но в прошлый раз, когда он нарушил этот запрет, его не наказали. Он только проверит, всё ли в порядке.
Приоткрыв дверь, Гарри застыл как камень при виде извивающегося тела на смятых простынях. Мальчик узнал дрожь удовольствия – благодаря Драко он не раз чувствовал её – но он и подумать не мог, что застанет хозяина в таком положении. Услышав рваное дыхание и увидев, что движения мужчины стали более резкими, Гарри поражённо осознал, что его собственный член реагирует. Когда хозяин застыл в судороге наслаждения, прошептав его имя, Гарри едва подавил поражённый вскрик.
Хозяин думает о нём!
Хозяин хочет его в постели? Но почему тогда хозяин Северус никогда не говорил Гарри об этом? Почему молчал о своих желаниях? Ведь Гарри не был, ну… неопытным в этом отношении. Если бы хозяин хоть раз сказал, что хочет дополнить их отношения ещё и сексом! Почему он молчал?!
Тихонько прикрыв дверь, Гарри незамеченным пробрался в свою комнату, в то время как его голова буквально разрывалась от мыслей.
Неужели хозяин действительно хотел его? Почему никогда не говорил об этом? Неужели он не находил Гарри достаточно привлекательным, чтобы прикоснуться к нему в реальности, предпочитая лишь фантазировать?
И почему от этой мысли вдруг стало так больно?

Глава 16: Понимание



Северус мог поклясться, что слышал что-то, и поспешил разыскать палочку, чтобы привести себя в порядок, а когда оглянулся на дверь, то не заметил ничего необычного. Списав всё на свою подозрительность, мужчина вышел в гостиную и подошёл к комнате Гарри. Было довольно поздно, и, скорее всего, мальчик уже лёг, но Северус всё же решил проверить. Тихонько приоткрыв дверь, он действительно разглядел на кровати щуплую фигурку и, успокоившись, отправился на боковую.
*------------------------------------*
Гарри услышал звук открывающейся двери и постарался дышать размеренно, молясь про себя, чтобы хозяин не стал подходить к его постели. Если бы его опекун подошёл чуть ближе и пригляделся повнимательнее, он бы обязательно заметил его покрасневшие глаза и мокрые от слёз щёки. Душевная боль от понимания, что хозяин желает его, но не может прикоснуться к кому-то столь отвратительному, была намного сильнее той, что могли причинить побои или слова.
Но ведь Драко прикасался к нему! Почему Драко мог, а хозяин – нет? Что такого знал о нём хозяин, что так отталкивало его? Неужели это из-за прошлого? Ведь хозяин знал о Гарри всё. Поэтому и не звал его в свою постель – просто боялся замараться?
Нет, нет, всё не так! Ведь хозяин так часто обнимал Гарри – почти каждый день, и так нежно целовал его в лоб, и говорил, что любит! Постоянно прикасался к нему, но никогда в этом смысле! Почему?
Единственное, что приходило на ум – хозяин лгал ему. Снова вся жизнь была наполнена ложью! Значит никакой Гарри не нормальный, а урод и выродок, как и говорил хозяин Вернон.
Гарри сильнее вжался в подушку, снова и снова вспоминая ласковые слова, заботу и нежность хозяина и как никогда ощущая, что не достоин всего этого.
Положив подушку в изголовье кровати, и поправив одеяло, Гарри побрёл в угол – тот, в котором провёл самую первую ночь в этом доме. Свернувшись там клубочком, он погрузился в беспокойный сон, не замечая слёз, которые всё текли из его глаз.
*-----------------------------------------------------*
В тот самый момент, когда Гарри тихо вышел из спальни и направился на кухню, Северус понял, что произошло что-то ужасное. На мальчике была самая старая одежда, он не отрывал взгляда от пола, а его поза и каждое движение словно взывали о помощи. Когда же Гарри появился в дверях гостиной с завтраком для хозяина, но не захватив ничего для себя, Северус уверился в неправильности происходящего. Видимо, случилось что-то действительно серьёзное, если Гарри вернулся к старому типу поведения.
- Гарри, ты в течение шести лет готовил себе завтрак на этой самой кухне. Не стоит теперь отступать от традиций.
- Да, хозяин. Спасибо, хозяин.
Северус с волнением наблюдал, как подросток помялся пару секунд, всё так же избегая его взгляда, а потом удалился на кухню. Через несколько минут он вернулся, в руках его была тарелка с остатками вчерашнего ужина.
- Что ты делаешь, Гарри?
Мальчик мельком взглянул на опекуна и тут же начал извиняться за то, что переводит впустую такие хорошие продукты. Как только он попытался покинуть комнату, Северус мгновенно оказался рядом, удерживая его за талию.
- Что случилось, Гарри? Ты же знаешь, что должен полноценно питаться, никаких объедков и испорченных продуктов. И ты вовсе не пустое место, ты ничего не тратишь зря. Ты замечательный мальчик, любой хозяин мог бы гордиться тобой; я очень горжусь тобой, Гарри!
- Этот мальчишка плохой, хозяин. Он просто мерзкий выродок, который ничего не заслуживает.
Северус представления не имел о причине таких разительных перемен в поведении Гарри, не знал, как всё исправить, так что он просто привлёк своего Ведомого ближе и стал осторожно поглаживать его по спине, пытаясь успокоить, повторяя, что Гарри вовсе не выродок, убеждая его в собственной любви, предлагая заботу и ласку. Сначала юноша напрягся, но постепенно успокоился под привычными прикосновениями, которые ни разу не причинили ему вреда, и опустил голову на плечо хозяину.
- Ты не отвратительный и не гадкий или что ты там себе напридумывал. Ты мой маленький Гарри, я так люблю тебя и никогда не перестану, никогда не оставлю тебя. Никогда. Никогда.
*----------------------------------------*
Знакомые успокаивающие прикосновения и ласковые слова почти заставили Гарри поверить. Почти.
Покинув гостеприимные объятия, мальчик направился в свою комнату, так и не съев ни крошки. Он грязный. Он оскверняет дом хозяина. Он должен быть наказан, пусть хотя бы так.
Снова и снова перечитывая письма Драко, Гарри не заметил, как дверь тихонько приоткрылась, и вздрогнул от неожиданности, когда перед ним появился поднос с завтраком.
- Ты же не думал, что я так просто от тебя отстану, правда? Ешь, Гарри, я не позволю тебе голодать.
Гарри неохотно отложил конверты, и поставил поднос на колени. Но, против его ожиданий, хозяин не ушёл, а остался, чтобы удостовериться, что еда использована по назначению.
- Я давно хотел поговорить с тобой, Гарри. Так что ты ешь, а я объясню тебе кое-что. Тебе ничего не нужно отвечать, просто послушай.
- Тебе предстоит последний год обучения, и нам стоит подумать о твоём будущем. Нет-нет, не волнуйся, я буду только рад, если ты решишь остаться здесь. Я никогда не прогоню тебя, чтобы ты не решил, я приму любоё твоё решение. Или ты можешь остаться здесь и закрепить наши отношения. Главное, помни: у тебя всегда есть выбор. И даже если ты решишь покинуть Хогвартс, знай: я всегда буду ждать тебя.
Выглядело так, как будто хозяин хотел, чтобы Гарри остался с ним, но ведь на самом деле всё совсем иначе, правда? Только не теперь, когда Гарри был уверен, что отвратителен хозяину, так что он просто принимает желаемое за действительное. Почему же так больно от сознания того, что хозяин никогда не прикоснётся к Гарри так, как прикасался Драко – с желанием разделить удовольствие? И почему именно прикосновения хозяина так желанны? Но у Гарри не было ответов, так что он просто попытался сосредоточиться на словах хозяина.
- И тебе ещё нужно поговорить с Драко. Нужно объяснить ему всё. Если же он отвернётся от тебя, хотя такое маловероятно, то я буду очень в нём разочарован. Только не пускай всё на самотёк и не бросай его без объяснений – это не приведёт ни к чему хорошему. Дай ему шанс, я уверен, он своего не упустит.
Гарри кивнул, соглашаясь: скорее всего, хозяин прав.
- Отлично. Теперь ложись спать, завтра мне понадобится твоя помощь в лаборатории – необходимо обновить запасы Больничного Крыла.
Только когда хозяин забрал поднос, Гарри понял, что на тарелке не осталось ни крошки. Видимо, он проголодался сильнее, чем ему показалось вначале.
*--------------------------------------------------*
Напряжение между Гарри и Северусом никуда не делось, и мальчик не чувствовал себя нормальным, зная, что хозяин предпочитает фантазировать о нём, не прикасаясь к нему. Гарри однажды позволил себе поверить, что, возможно, он не урод и не выродок, а хозяин просто медлит и выжидает, не спеша заявить на него права, по каким-то важным причинам. Такие мысли возникали в голове Гарри каждый раз, когда он слышал слова хозяина о любви, когда чувствовал надёжные объятия мужчины. Надежда не желала оставлять мальчика, как бы он не стремился прогнать её.
Первого сентября Гарри почувствовал на себе внимательный взгляд, который – Гарри не глядя мог определить – принадлежал хозяину. Как только Гарри нашёл лицо хозяина глазами, тот указал взглядом на Драко Малфоя, ясно давая понять, что надлежит немедля сделать его Ведомому. Гарри глубоко вздохнул, понимая, что разговора не избежать, собрался с силами и начал пробираться к другу сквозь толпу учеников. Добравшись, наконец, до цели, Гарри, не говоря ни слова, потянул Драко за рукав, увлекая его в классную комнату, которая не раз уже становилась свидетелем их разговоров.
- Похоже, дело серьёзное. Что случилось, Гарри?
- Нам надо поговорить, и чем скорее, тем лучше.
- Я слушаю.
- Давай присядем, разговор предстоит долгий.
Дождавшись, пока Драко устроится удобно, Гарри повернулся к нему и выдавил неуверенную улыбку.
- Ты многого не знаешь обо мне, Драко. Некоторые воспоминания неприятны и болезненны, и я хотел бы, чтобы они остались между нами. Всё обо мне знает лишь хозяин Северус. Ты обещаешь мне не рассказывать никому о том, что услышишь сейчас?
- Конечно, Гарри. Клянусь, ни слова из сказанного в этой комнате не выйдет за её пределы.
Гарри кивнул, услышав столь торжественные обещания, и продолжил:
- Я буду с тобой откровенен, а ты прости, если покажусь тебе резким. Ты нравишься мне, Драко, ты многому меня научил, и теперь ты много значишь для меня. Ты никогда не лез ко мне в душу, не докапывался, почему, например, я называю профессора Снейпа хозяином. Я очень благодарен за твою деликатность, но теперь я хочу раскрыть тебе секрет, который хранил много лет.
Почувствовав, что разговор действительно очень серьёзный, Драко оставил в покое застёжки на мантии Гарри и весь обратился в слух.
- Когда я был маленьким, мне причиняли ужасную боль. Я надеюсь, что тебе никогда не придётся пережить подобного. Хозяин Северус на протяжении долгих лет убеждал меня, что всё это было несправедливо, что в том, что происходило, не было моей вины. Даже по прошествии многих лет я не до конца ему верю, но знаю, что он желает мне только добра и никогда не обидит меня.
Замешательство на лице Драко дало Гарри понять, что он не слишком преуспел в объяснениях, так что он решил перейти к главному.
- Я пытаюсь сказать, что, если мы продолжим наши отношения, то ты должен знать о моём прошлом, чтобы понять, что мне нужно.
- И что же это?
- Возможно, это покажется тебе бредом, но мне нужны особые отношения. Из-за того, что я пережил до поступления в Хогвартс, теперь моя жизнь очень сильно отличается от жизни любого другого подростка. И мои потребности тоже иные. Мне нужен кто-то, с кем я буду чувствовать себя в безопасности. Мне нужен Ведущий, способный заботиться обо мне, направлять меня твёрдой рукой и воспитать из меня нормального человека. В течение последних шести лет таким человеком был хозяин Северус. Он заботился обо мне, опекал меня, когда нужно – помогал, а когда нужно – наказывал. И он любит меня. Он знает обо мне всё, и всё равно любит. От тебя я не могу ждать подобного потому, что ты ещё сам нуждаешься в руководстве взрослых. Но ты должен знать, что в наших отношениях вся ответственность за меня будет лежать на тебе. Я полностью доверюсь тебе, Драко, я буду от тебя зависеть.
Драко внимательно посмотрел на Гарри, прежде чем заговорить:
- Ты хочешь сказать, что готов передать полный контроль над своей жизнью в чужие руки, готов стать вроде как… рабом?
- Нет…да…то есть, всё не так просто, Драко. Мне не просто нужна помощь и поддержка время от времени, нет. Мне нужен человек, который сможет гарантировать, что со мной всё будет в порядке. И это будет касаться всего, даже самых незначительных вещей: кто-то должен позаботиться, чтобы я нормально питался, чтобы спал в нормальной кровати достаточное количество времени, и чтобы вырос в итоге здоровым, - Гарри замолчал, не имея возможности полностью выразить свои мысли. Как можно объяснить кому-то, что ему нужен Ведущий потому, что сам он не в состоянии позаботиться о себе?!
- Ты знаешь, Гарри, я всё же не понимаю всего, но я согласен с тобой: я не способен на такое, я не тот человек, который тебе нужен. Чёрт, да я даже не знаю, с чего начать! Мне не понять, как можно столь полно зависеть от кого-то. Возможно, я пойму это позже, но сейчас – сейчас я и ума не приложу, как можно нести такую ответственность за другого!
Гарри только печально улыбнулся в ответ. Он предполагал, что этим и закончится их разговор, но его немного озадачило то, что отказ Драко не слишком его расстроил.
- Так что, ты не против, если мы не будем больше встречаться?
- Конечно нет, Гарри. Я понимаю, что не могу дать того, что тебе нужно. Но даже если мы больше не парочка, ты всегда можешь прийти ко мне, если тебе нужна будет помощь. Ведь мы друзья, правда?
- Конечно, Драко! Ты мой лучший друг, и я безумно рад, что ты не убежал прочь с криками, что у домовых эльфов появился конкурент.
Подростки рассмеялись, и напряжённость между ними рассеялась. Ни один из них не был рад тому, что их отношения закончились, но оба надеялись, что время расставит всё по своим местам.
*------------------------------------------------*
Между тем, жизнь текла своим чередом. Учёба продолжалась, но задавали намного больше, чем раньше. Кроме бесконечных уроков и домашних заданий Гарри и Драко формировали новые отношения.
Гарри порадовался, узнав, что у Драко появился постоянный парень – Блейз Забини, который тоже учился в Слизерине, но это не мешало им общаться, разговаривать обо всём на свете, как и раньше. После того, как Малфой узнал о его прошлом, их дружба стала ещё крепче и как-то глубже; Гарри радовался, что ему удалось сохранить слизеринца в своей жизни, пусть даже и в роли друга.
Фантазии и мечты о сексе наполняли сны Гарри, но теперь он вовсе не протестовал.
Ему снились ласковые прикосновения сильных рук, твердое худое тело, прижимающееся к нему так, что горела кожа, влажные, дурманящие прикосновения языка к шее и груди, от которых он стонал и метался во сне на разворошенной постели. Сколько бы раз не повторялся этот сон, Гарри никогда не видел лица своего таинственного любовника, вспоминая наутро лишь удовольствие и ощущение безопасности.
Вот и в этот Сочельник, стоило Гарри смежить веки, как он вновь попал в знакомые объятия, но на этот раз мечты повели подростка намного дальше, чем раньше.
Уверенные прикосновения сильных рук, длинные пальцы словно оставляют огненные дорожки на коже. Обжигающее дыхание призрачным касанием прошлось по соскам, за ним сразу же последовали влажные прикосновения языка, заставляя выгибать спину в бессильной попытке продлить удовольствие. Едва ощутимые ласки вокруг левой ягодки, а через миг ее уже с силой втягивают в рот, прикусывают, посасывают. Воздух – словно дыхание дракона – жаркий, ни капли не охлаждающий тело, извивающееся в погоне за наслаждением. Но жёсткая хватка не даёт оторвать бёдра от простыни, не позволяет погрузиться в шёлковую влажную глубину… удовлетворённый смешок достигает его ушей.
Один из тонких пальцев прижался к его губам, заглушая умоляющее хныканье, и Гарри не может противиться желанию лизнуть его, а потом и втянуть в рот целиком. И – словно награда – скользящее прикосновение к бедру, колену, притискивая ближе, разворачивая, прижимая вплотную. Ощущение твёрдого члена, прижимающегося к его собственному, неистовое желание прижаться и двигаться, двигаться… пока окружающий мир не померкнет во взрыве удовольствия. Несколько сладких и тягучих, словно мед, движений - и его снова отстраняют, лишая дрожащее тело такой необходимой тесноты, заставляя тихонько всхлипнуть от потери, пустоты там, где только что было так жарко, так близко, так хорошо, хорошо…
Ещё один смешок, но, прежде чем Гарри успевает возмутиться, одна ладонь уверенно обхватывает горячий напряжённый член, а влажные скользкие пальцы второй проникают меж ягодиц и начинают подразнивать чувствительную кожу вокруг входа. Воздух словно исчезает из лёгких, но вместо того, чтобы вдохнуть, из раскрытого рта Гарри вылетают невнятные стоны, словно умоляющие ускорить медленные, убийственно медленные движения. Его беспорядочно мечущиеся руки прижаты над головой, а влажные прикосновения меж раскинутых ног всё длятся, длятся… до тех пор, пока каменно-твёрдая плоть не начинает извергать белые струи, заставляя тело корчиться от удовольствия, а глаза не застилает ослепительно-белая бесконечность. Сквозь раскалённую дымку оргазма Гарри ещё ощущает, как напрягается, а потом дрожит, освобождаясь, его любовник, слышит его горячий шёпот:
- Гарри!
…и подскакивает в собственной постели со сбитыми влажными простынями, с наглядным свидетельством только что пережитого удовольствия на животе и с полной уверенностью, что голос, только что шепт<







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.81 (0.008 с.)