ТОП 10:

Октябрь 2004. Еще одна своевременная смерть



Новые обстоятельства, всплывшие в момент рассмотрения президентом вопроса по сахару, влекли для "Евроопта" новые серьезные неприятности, вплоть до потери прибыльного производства, которое, по приблизительным подсчетам, приносило в год около 2,5 млн долларов чистого дохода. Чтобы не терять «золотую жилу», "Евроопт" предпринимает очередную попытку поднять тему испанских контрактов и тем самым перевести стрелки на бывших руководителей BST. Именно тогда заинтересованные лица вспомнили о Веронике Черкасовой, которая единственная из всех журналистов, освещавших передел собственности на BST, владела информацией по испанским контрактам и даже некоторыми копиями пропавших во время смерти бухгалтера документов.

По информации, которую удалось выудить в ближайшем окружении "Евроопта", на встречу с Черкасовой было решено послать Александра Соловьева. Во-первых, это был красивый и импозантный мужчина, что при встрече с красивой и умной женщиной было немаловажным обстоятельством. Во-вторых, Соловьев в 1999 году яро защищал BST и в октябре 2004 года представлял из себя прекрасный пример кающегося грешника, что придавало звучавшей из его уст информации дополнительную достоверность. Самому Соловьеву в этой ситуации бояться было нечего, так как ему от кредитов не перепало ничего, а все деньги были переведены на счет другого учредителя. Правда, несмотря на то, что данная информация получила весьма устойчивое распространение в обоих лагерях, конкретных доказательств махинаций по испанскому кредиту ни у кого до сих пор нет и, надо полагать, теперь уже никогда не появится.

К сожалению, с достоверностью установить, состоялась ли встреча Черкасовой с Соловьевым, не удалось. По одним свидетельствам, встреча произошла, и во время ее Ника пообещала еще раз внимательно изучить ситуацию, а затем решить вопрос о публикации материалов. По другим свидетельствам, Вероника была убита до встречи с представителем "Евроопта". Сам Соловьев в настоящее время находится под стражей и недоступен для опроса. Но в обоих конфликтующих лагерях мнение о том, что Вероника была убита именно в связи с намерением предать огласке обстоятельства хищения денег по испанским кредитам получило устойчивое распространение. Уж очень вовремя произошла трагедия. Важно также отметить, что, по мнению ряда лиц, Вероника была единственной журналисткой, которая на то время владела наиболее полной информацией о двух лагерях. Не исключено, что к моменту своей гибели она уже понимала, что BST и "Евроопт" один другого стоят. Поэтому она вполне могла, не вставая на сторону какого-либо лагеря, разгромить оба, а заодно и их "крыши". Она лишь не владела информацией о жертвах винной войны, иначе поостереглась бы в нее вмешиваться.

 

Кровавая история

Обстоятельства гибели Вероники Черкасовой очень хорошо проецируются на своевременную смерть бухгалтера, о которой говорилось выше. И там, и тут никто ничего не видел, а сотрудники прокуратуры, словно слепцы, не замечают или не хотят замечать очевидных вещей, имеющих, как нам кажется, существенное значение для установления истины.

Наконец, самое существенное. Свидетели, с которыми нам удалось переговорить в обоих конфликтующих лагерях, однозначно говорят, что публикация Вероники имела бы весьма негативные последствия для BST. Ведь кредит выдавался под гарантии правительства Беларуси, а президент всегда был весьма щепетилен в таких вопросах. В этой ситуации, если бы перед главой государства встал выбор, какую разработку поддержать, он наверняка встал бы на сторону "Евроопта", у которого к тому же имелись весьма влиятельные покровители в парламенте, Государственном таможенном комитете, МВД и Высшем хозяйственном суде. После этого "Евроопт" мог рассчитывать не только на прекращение дела по обстоятельствам банкротства винодельческого предприятия, но и на существенное снижение, если не на списание, "штрафа" и по сахарной теме, о которой мы рассказывали выше. А так все пошло своим чередом.

По информации, которую Литвин и Василько рассказывают в изгнании, в августе 2005 года они перечислили более 8 млн долларов в погашение нанесенного ими ущерба в бюджет страны и еще столько же – на счет лица, имеющего свой "государственный" бюджет.

В январе 2006 года генеральному директору "Малиос консалт" Александру Ковалеву и директору ООО BST ltd Александру Соловьеву были предъявлены обвинения в незаконной предпринимательской деятельности. Финансовая милиция также расследует уголовные дела по доведению винодельческого завода до банкротства и хищениях в особо крупном размере. По предварительной информации, речь идет о потерях на сумму около 8 млн долларов.

Впрочем, если криминал в действиях должностных лиц подтвердится, то дело, вероятнее всего, закончится так же, как и предыдущее. То есть президент определит сумму нанесенного ущерба, которую нужно будет перечислить в бюджет, и размер "штрафа" с перечислением на известный счет. Только на этот раз все будет по закону, так как Александр Лукашенко в конце 2005 года сам наделил себя такими полномочиями. Завод же, вероятно, будет отдан Герасименко. Этот вариант, конечно же, не устраивает Литвина и Василько. По имеющейся информации, после президентских выборов они рассчитывают вернуться в Беларусь и поправить свои дела. Но начатое расследование этому явно не будет способствовать. Как удалось нам выяснить, уже сегодня у Департамента финансовых расследований есть достаточно доказательств, которые свидетельствуют, что А.Соловьев и А.Ковалев действовали по указанию владельцев "Евроопта". Фактически перед арестованными стоял достаточно простой выбор: либо делать, что велят, либо разделить судьбу описанных выше пропавших и убитых лиц. Они выбрали первое. Однако сегодня А.Соловьев и А.Ковалев стали весьма опасными для "Евроопта" свидетелями. Именно поэтому заинтересованные лица предпринимают серьезные меры, чтобы вытащить их из Следственного изолятора. Не исключен и вариант более серьезного развития событий, поскольку ставки слишком высоки.

Понятно, что о судьбе Вероники Черкасовой и других убитых и пропавших в этой войне людях никто вспоминать не будет. Впрочем, не аксиома, что война вообще закончится. Ведь несмотря ни на что ВХС Беларуси упорно продолжает процедуру банкротства предприятия, словно пытается спрятать все концы в воду.

 

Сергей Крюков

 

Сезон убийств

 

Ведущий

Первого марта 2004 года в девятую годовщину убийства известного тележурналиста Владислава Листьева Генеральная прокуратура Российской Федерации заявила, что расследование одного из самых «громких» преступлений минувшего столетия в России продолжается и будет проводиться до его раскрытия. «Следствие по этому делу не прекращалось ни на одну минуту», подчеркнул представитель Генпрокуратуры.

По его словам, «для раскрытия этого преступления проводится весь комплекс следственно-оперативных мероприятий», однако это не является убедительным доказательством того, что мы узнаем имена убийц и заказчиков.

Владислава Листьева застрелили первого марта,1995 года в подъезде его дома в Москве. Преступникам, как водится, удалось скрыться.

В этой истории много темных пятен. Прошло девять с лишним лет, а версий и новых смертей становится все больше. В начале декабря текущего года появились утверждения, что редактора журнала «Форбс» Пола Хлебникова «заказали» за попытку расследовать убийство Листьева и написать об этом книгу. Убедительных доказательств в пользу версии нет, но в любом случае можно утверждать, что тайна мотивов и лиц, причастных к гибели удачливого тележурналиста, потянет за собой еще не одну смерть рискнувших и рискующих прикоснуться к этой загадке. А версий было и остается много. По свежим следам правоохранительные органы отрабатывали линию Бориса Абрамовича Березовского. Несмотря на то, что он в то время занимал в стране очень высокий пост, в его офисе произвели обыск, а самого вызывали на допрос.

Причастность Березовского к этому делу рисовалась из следующих обстоятельств. За год до убийства возникла идея создания «народного телевидения». Именно благодаря Березовскому в ноябре Президент издал указ о создании ОРТ. Партнеры по рекламному бизнесу Борис Березовский и владелец компании «Премьер СВ» Сергей Лисовский к 1995 году полностью властвовали на первой телевизионной кнопке и имели солидный куш от рекламы. Руководство канала во главе с Владиславом Листьевым намерено было с первого апреля наложить мораторий на рекламу в эфире ОРТ. Березовский как никто другой понимал, какими будут его убытки от реализации такого решения. Убийцы в подъезде дома Листьева предотвратили возможные потери Бориса Абрамовича, и подозревать его в связи с этим делом у следствия были все основания.

Однако, как водится, Березовский вышел сухим из воды, хотя по-прежнему многие считают его главным виновником и заказчиком смерти Листьева. Сам Борис Абрамович перешел в наступление, и на третью годовщину убийства обвинил в причастности к организации этого преступления бывших руководителей ФСБ РФ и Службы безопасности Президента Михаила Барсукова и Александра Коржакова.

По мнению Березовского, спецслужбы организовали убийство, а затем попытались свалить всю вину на него.

Следствие, продолжающееся больше девяти лет, по-прежнему отрабатывает основную версию, связанную с переделом рекламного рынка.

Однако у тех, кто занимался делом Листьева, есть свой взгляд и свои версии. Анатолий Лысенко, более 20-ти лет, проработавший в редакции программ для молодежи и юношества центрального телевидения, стоявший у истоков «Взгляда», считает, что смерть Листьева была связана только с его бизнесом. По мнению Лысенко, никакой опасности ни для телевизионного, ни для рекламного бизнеса Листьев не представлял. Не тот уровень. Власть тогда была у этих людей, и они могли посадить на место Владислава другого человека. И совершенно необязательно для этого было нанимать убийц. Лысенко считает, что, скорее всего, Листьев походя обидел кого-то из партнеров, среди которых было много криминальных лиц. За что и пострадал. В этой среде разборки быстрые. «Никто так и не узнает, кто убил Влада. Хотя уверен, что воровской мир знает», заключает Анатолий Лысенко свою мысль.

Есть еще несколько версий, они могут показаться абсурдными, но если прочувствовать ситуацию, которая сложилась в тот период на ОРТ, то можно смело утверждать, что все они имеют право на жизнь.

Скажем, такая. Листьев, ставший генеральным директором телеканала, придерживался своей точки зрения на кадровый вопрос. Он решил скопом уволить всех, чтобы набрать новый штат. Почему бы не предположить, что его заказал кто-то из обиженных. В то время был бум заказных убийств, и найти киллера всего за тысячу долларов было совсем несложно. У многих руководителей высшего и среднего звена, попадавших под сокращение, такие деньги были.

Еще одна версия взятка. За участие в передачах первого канала многие готовы были отдать крупные суммы. Сам Листьев денег не брал. Взятки тогда давали через посредников, которые обещали решить проблему. И кто-то из посредников вполне мог подставить Листьева под удар. Взять деньги, пообещать, неудачу свалить на Листьева. Заказчики такого не прощали. Листьеву могли банально отомстить за несуществующую взятку. Возможно, параллельно устранили и посредника, но так как это была мелкая сошка, его смерть осталась незамеченной.

Вот лишь несколько версий, в числе которых мы не рассматриваем заинтересованность в убийстве Листьева его жены Альбины (было и такое мнение), которая после смерти мужа стала владелицей крупного пакета акций и позже очень выгодно объединила его с пакетом Разбаша. Уж очень не хочется верить в такую подлость со стороны человека, который, по сути дела, вытащил Листьева из запоя и сделал из него кумира для миллионов телезрителей.

 

Газетчик

Дмитрия Холодова убила мина-ловушка. 17 октября 1994 года, получив в Камере хранения Казанского вокзала портфель «дипломат», в котором «источник информации» обещал передать интересующие Холодова материалы, Дмитрий принес его в редакцию «Московского комсомольца». При попытке открыть «дипломат» произошел взрыв. Как установили эксперты, «смерть наступила из-за сильнейшего травматического шока и моментального обескровливания организма. Каждая из этих травм сама по себе была несовместима с жизнью». «Скорая» приехала только через 40 минут, еще через 20 Холодов умер.

В убийстве 27-летнего журналиста прокуратура обвинила шестерых человек: бывшего начальника отдела разведки ВДВ Павла Поповских, командира спецотряда 45-го полка ВДВ Владимира Морозова, двух его заместителей Александра Сороку и Константина Мирзаянца, заместителя руководителя охранного предприятия «Росс» Александра Капунцова и предпринимателя Константина Барковского. По версии следствия, организовал убийство Поповских «из карьеристских побуждений».

Дмитрий до последнего момента доверял своим информаторам и не подозревал, что его давно «вели» бойцы спецотряда ВДВ. Мощность взрыва специалисты оценили в 200 граммов тротила. Как позже разъяснила ФСБ, взрыватель в дипломате был настроен «на вскрытие».

В «Московском комсомольце» Дмитрий Холодов разрабатывал тему злоупотреблений в армии, в частности, в Западной группе войск и, видимо, слишком глубоко заглянул в Тайны людей в погонах.

Летом судья Московского окружного военного суда генерал Сердюков оправдал всех обвиняемых за недоказанностью их вины. Генеральная прокуратура не согласна с этим и уже обжаловала приговор.

Как водится, в деле Холодова многое непонятно, так что и версий гибели журналиста немало. Причем, даже не называя исполнителей, Многие исследователи выдвигают весьма любопытные гипотезы, в которых, пытаясь найти заинтересованных лиц, в числе последних называют даже шефа редакции «МК» Павла Гусева, предполагая, что такая смерть помогла пиарить «комсомолец» в трудные времена начала девяностых, когда в жесткой борьбе на рынке СМИ выживали лишь сильнейшие или нашедшие неординарный ход в тактике рекламы своего издания.

Оставляя на совести авторов этой идеи их измышления, мы все же отметим, что такая версия тоже бытовала. Однако, по утверждению основной массы исследователей, Холодов все же стал жертвой людей в погонах. Причем, Павел Грачев, тогдашний министр обороны страны, не отрицает, что на одном из оперативных совещаний дал задание разобраться со строптивым журналистом, который затронул не только честь министерства, но и лично сына Павла Грачева, в результате чего тот лишился военной карьеры.

В любом случае дело Дмитрия Холодова дает основания предполагать: власти сами создавали военизированные подразделения для специальных операций, способные действовать вне закона. В СМИ так же проходила информация, что к смерти Холодова были причастны офицеры бригады, расквартированной в Сокольниках. Для решения трудных вопросов нетрадиционными способами ее сформировали из офицеров ГУОПа, подразделения наружного наблюдения милиции Московской области и военнослужащих 45-го полка. Шифрованное название группы – «Профсоюз».

По мнению некоторых сотрудников, причастных к расследованию ряда громких нераскрытых убийств, эти преступления могли быть совершены именно членами «Профсоюза». В частности, неудачная попытка убийства бывшего заместителя министра финансов Вавилова.

Еще одна существенная подробность, которая заставляет взглянуть на группу совершенно по-иному. По утверждению источников, знакомых с уголовным делом, группа рассматривала несколько объектов для убийства. Главной целью был избран журналист, по возрасту намного старше Димы. Но в то время он уехал в зарубежную командировку. Если эта информация верна, то получается, что у группы была иная цель – убить не конкретного журналиста за его конкретные публикации. Они должны были убить любого журналиста. С какой целью? Запугать «распоясавшиеся» СМИ?

 

Депутат

Депутата Госдумы Галину Старовойтову застрелили в Санкт-Петербурге в подъезде ее родного дома 20 ноября 1998 года. Вместе с ней пострадал ее помощник Руслан Линьков, он получил тяжелое ранение. Галина Старовойтова возглавляла партию «Демократическая Россия». Ее убийство произошло за несколько дней до выборов в Законодательное собрание Северной столицы.

По факту гибели Старовойтовой прокуратура Петербурга возбудила уголовное дело по статье 277 Уголовного Кодекса РФ («Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля»).

На скамье подсудимых по обвинению в убийстве находятся Юрий Колчин (на момент совершения преступления сотрудник Главного разведывательного управления), Игорь Лелявин, Виталий Акишин, Игорь Краснов, Алексей Воронин, Юрий Ионов все уроженцы города Дятьково Брянской области. В розыске находятся Сергей Мусин, Олег Федосов, Игорь Богданов и еще два человека. Вячеслав Лелявин, прежде проходивший по делу в качестве свидетеля, был арестован в ходе судебного следствия. В Бельгии взяли еще одного обвиняемого Павла Стехновского. В отношении двух последних дело выделено в отдельное производство.

Заказчик убийства пока не установлен, и скорее всего, установлен не будет. Традиции тайн заказных убийств у нас в стране незыблемы.

На проходящем в Санкт-Петербурге судебном процессе по делу был объявлен перерыв до 17 января. Его инициаторами выступили адвокаты обвиняемых, которые не смогли представить в суд новых свидетелей, подтверждающих невиновность их подзащитных. Дело затягивается, и в нем по-прежнему много вопросов. Никто не может внятно объяснить, за что убили депутата. Версия о мести Владимира Жириновского, партию которого Старовойтова регулярно критиковала на заседаниях Госдумы, критики не выдержала. Показания в суде давал сам Владимир Вольфович, он считает, что в суд нужно вызвать и представителей левых партий: Селезнева и Зюганова. По мнению Жириновского, причина убийства Старовойтовой в работе комиссии по Итогам приватизации, начавшей свою деятельность как раз в том году, и возглавляемой небезызвестным Юрием Шутовым. У Старовойтовой, считает Владимир Вольфович, могли быть свои корыстные мотивы. А значит, мотивы убийства коммерческие. Жириновский обвиняет левые силы, не сбрасывая со счетов участие в деле самого Линькова, который, по мнению Жириновского, не должен был остаться в живых.

Нужно отметить, что Линькова обвиняют и адвокаты обвиняемой, усматривая в его показаниях лишь часть истины. Отчасти их утверждения подтверждает следствие. Показания Руслана Линькова путанные, и не всегда их можно принимать на веру. Как, скажем, утверждение, что он разглядел нападавших во время вспышек выстрелов. Но в любом случае нас ждет продолжение суда, который может закончиться самым неожиданным образом.

 

Генерал

«Трагическая нелепость прервала вчера одну из самых громких, политических биографий в современной России. В ночь с четверга на пятницу на своей подмосковной даче выстрелом из собственного пистолета убит депутат Государственной думы генерал Лев Рохлин. Всю жизнь у него было много врагов. Признание жены Рохлина – Тамары в убийстве своего мужа свидетельствует и о глубокой семейной трагедии генерала. В связи с гибелью появились сообщения о том, что в последнее время Рохлин злоупотреблял алкоголем. Однако совершенно точно известно, что незадолго до смерти он вообще не пил или пил символически – больное сердце и старые раны не позволяли ему этого».

«Независимая газета», 4 июля 1998 г.

Убийство генерала на собственной даче вначале приписали его супруге, которую застали практически в невменяемом состоянии. В пользу версии говорили и отпечатки ее пальцев на пистолете, его нашли за окном комнаты, где застрелили генерала. По некоторым сведениям, в последние дни перед гибелью Рохлина супруги часто ссорились. Но говорить о бытовой версии убийства очень трудно по нескольким причинам. Смерть генерала была выгодна многим. Лев Рохлин занимал должность председателя Всероссийского Движений в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки (ДПА). Его все знали как инициатора и главного сторонника импичмента президенту Борису Ельцину. Кроме того, генерал бесстрашно обличал Павла Грачева и его окружение в развязывании чеченской бойни и должностных злоупотреблениях.

Нельзя не отметить и «коммерческую» версию убийства. Стараниями недоброжелателей и сам генерал не остался в стороне от обвинений в «нетрудовых доходах». Известно, что по инициативе Рохлина в Волгограде было создано добровольное общество «Воины и офицеры запаса». Он не значился ни среди его учредителей, ни среди членов, однако ни одно решение не принималось без его ведома. При обществе существовали четыре коммерческие структуры охранное бюро «Сатурн-2», магазин, ресторан и фирма «Терминал».

С этими коммерческими структурами связан ряд скандалов. В частности, известно, Что в декабре 1995 года на заводе «Красный Октябрь» в Волгограде и предприятии АО «Волгоградводстрой» охрану несли не обозначенные в контракте охранники «Сатурна», а солдаты срочной службы и военнослужащие-контрактники развед-бата «Скорпион». Направлял их туда командир корпуса, а деньги за охрану – более пятидесяти миллионов рублей были перечислены «Воинам и офицерам запаса». Известно, что в начале чеченской кампании авиация федеральных ВВС уничтожила 150 дудаевских самолетов. Рохлин сформировал специальный батальон для разделки и вывоза самолетов в Волгоград с целью приобретения на вырученные деньги жилья для военнослужащих и их семей. При проведении этой нехитрой операции бесследно исчезло более 70 килограммов золотосодержащего лома.

За год до гибели Лев Рохлин дал пресс-конференцию, на которой заявил журналистам, что некие силы из президентского окружения хотят его дискредитировать и даже физически уничтожить. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов и чеченскую версию.

Не поддержала бытовую версию и дочь генерала Елена, которая в интервью для телевидения заявила:

Тамара Рохлина сказала ей, что под угрозой физического уничтожения семьи была вынуждена взять вину на себя. Она также сказала дочери, что следствие навязывает ей свою версию, оказывая давление.

Версию об убийстве Льва Рохлина специалистами своего дела подтверждает странная находка недалеко от Клокова в лесу у деревни Фоминское Кострище. Здесь милиционеры в день убийства нашли три сильно обгоревших трупа. Опознать тела не удалось, но медэксперты установили, что все погибшие мужчины крепкого телосложения, им было от 25 до 30 лет. Не исключено, что в лесу заказчики расправились с убийцами генерала.

Депутат Сергей Бабурин высказал свое предположение, что убийство Рохлина было спланировано за границей.

Сам Рохлин не раз говорил друзьям, что его «ведут» спецслужбы. Узкому кругу известно, что у него был серьезный компромат на чинов Главного разведуправления Минобороны. Говорят, что он знал, кто именно и почему заказал убийство Дмитрия Холодова.

Символично, что мы вновь вернулись к имени журналиста «МК». Видимо, вокруг всех этих дел действуют один закон и одна закономерность. Убийц, скорее всего, не найдут. Заказчики, точно, останутся в тени. Слишком много всего здесь намешано с участием «высокого уровня».

И, как ни странно это может прозвучать, мы постепенно привыкаем к новым сообщениям об очередном заказном убийстве и не склонны верить в эффективность нашего правосудия.

 

Геннадий Устинов

 

Журналист меняет профессию

Из предыстории вопроса

В уже далеком 2001 году, занимаясь журналистским расследованием убийства Георгия Гонгадзе, я встретился с высокопоставленным офицером МВД Украины. Как раз в это время милицейское руководство трубило о задержанном органами «убийце» другого журналиста – Александрова, и как раз в это время Россия обратилась к Украине с просьбой принять участие в деле поимки сбежавших опасных рецидивистов, направляющихся в сторону Молдавии. С этим офицером мы были знакомы давно, и потому он без обиняков жаловался, что никаких рецидивистов его подчиненные не собираются разыскивать, потому что вот задержали якобы убийцу Александрова, а на самом деле это не убийца, а настоящих убийц и заказчиков преступления они знают поименно, как знают поименно убийц и заказчиков Гонгадзе…

В тот день он рассказал многое «не для прессы». Видимо, накипело. Его исповедь была очередным доказательством в правильности выбранного мною направления журналистского расследования.

Однажды мне позвонил молодой человек, представившийся Михаилом. Сказал, что прочитал мой сайт, сообщающий об оказании услуг – журналистских расследований, – и что у него есть для меня интересный материал. Встречу назначил на левом берегу Киева.

Однако, когда я приехал в назначенный час, в оговоренном месте Михаила не оказалось. «Подъезжай на заправку на Радужном, увидишь «девятку» с включенными аварийными огнями!», – позвонил он мне. Детективный сюжет закрутился.

«Девятка» отчаянно сигнализировала об аварии. Михаил в мою машину сесть категорически отказался, пригласил в свою. Неподалеку на заправке держал нас в пределах видимости «Фольксваген» с сильно затонированными стеклами.

– Мы прочитали твой сайт, – начал Михаил, – и сначала подумали, что это «ментовская» «подстава». Но, изучив тебя, пришли к выводу, что мы можем сотрудничать. И стал рассказывать о сотрудничестве, предварительно сказав, что на самом деле его зовут Сергей.

Оказалось, что возможности Сергея и его компаньонов просто безграничны.

– Ты можешь выставить одновременно восемь экипажей наружного наблюдения? Прямо сейчас? – вопрошал Сергей.

Я не мог выставить ни одного, потому что был журналистом в единственном числе.

– А мы можем!

В ту первую встречу я узнал, что Сергей может также: прослушать телефонный звонок абонента «Киевстара», профессионально проследить за любым гражданином, сделать разрешение на ношение огнестрельного, в том числе и нарезного, оружия, зайти в любую тюрьму, зону, СИЗО Украины, качественно исполнить банальный запрос из любой базы данных относительно интересующего лица… Самое главное в его саморекламе было то, что «мы можем любого человека вывезти или привезти в любую точку стран СНГ и Европы».

Подобные «услуги», особенно последняя, в принципе невозможны без покровительства спецслужб. Уже в конце беседы, когда мы предварительно договорились о сотрудничестве на взаимовыгодных условиях, Сергей предупредил меня, чтобы я не записывал госномер его «девятки», потому что этот номер не настоящий. Продолжавший бесцельно стоять на заправке темностекольный «Фольксваген» убедил меня, что Сергей не блефует.

На том и расстались. Сергей позвонил через неделю. В подтверждение своей компетентности рассказал, кому и когда я звонил по «киевстаровскому» телефону, не забыв упомянуть о содержании разговоров. Финальный аккорд его звонка:

– Твоя знакомая, адвокат Оксана, звонила своей подруге, собиралась в ресторан. Обсуждала мужиков!

Этим он меня совсем обезоружил. Эти ребята были действительно серьезны!

Начали работать с мелочей. Сергей действительно добывал информацию, постоянно менял места нашей встречи. Уже чуть-чуть доверяя мне, привозил своего, как он называл, напарника.

Напарник знакомиться со мной не торопился, сидел в затонированной же «девятке» Сергея, а тот носил ему в машину кофе. Видимо, достаточно изучив меня, однажды его напарник решил выйти из тени. «Павел, – представился он. – Сотрудник департамента управления внутренней безопасности МВД Украины».

«Данила», – представил его Сергей. И было непонятно, такая фамилия у Павла, или кличка. Да это уже было неважно. Важно стало наблюдать, как работает этот дуэт.

Насколько огромны возможности этого «творческого» коллектива, насколько защищен добропорядочный гражданин страны – судить читателю из следующих историй.

 

История первая

Упомянутая выше адвокат Оксана взялась защищать интересы Валерия Стрижакова, подозреваемого в мошенничестве и содержащегося под стражей в Лукьяновском следственном изоляторе. В ходе досудебного разбирательства она вдруг поняла, что на беде господина Стрижакова можно заработать куда больше адвокатского гонорара. Для достижения этой скромной цели нужно было совсем немного: освободить подзащитного из СИЗО. Но для освобождения его опять-таки нужны были деньги, и немалые.

Сам Стрижаков упорно не хотел говорить, где зарыл заветную баночку с денежками – только по предварительным подсчетам Оксаны, он обманул доверчивых предпринимателей на два миллиона долларов США. Платить за освобождение Стрижакова Оксане никто из его знакомых и родственников не хотел. Тут, как нельзя кстати, на ее горизонте появляется Сергей.

Сергей знает ее заочно. При первой же встрече он рассказывает Оксане о содержании ее переговоров по «Киевстару». Она в шоке. Но Сергей ей нужен. Молча проглотив обиду, она ставит ему задание: пройти в Лукьяновское СИЗО и побеседовать там со Стрижаковым на предмет освобождения того с последующим сотрудничеством.

Сергей блестяще справился с задачей. Всего за 400 долларов США, он прошел в СИЗО, переговорил со Стрижаковым. Уже внутри, обедая после длительной беседы в местной, для персонала изолятора, столовой, он осознает, что прошел в это режимное учреждение, не сдав свой любимый пистолет марки «ТТ».

«Конечно, 400 долларов – это дорого, – сетовала адвокат Оксана. – Но зато Сергей создал мне в СИЗО имидж всемогущего юриста».

«На Стрижакове можно ставить крест, – объявил Сергей после посещения. – Денег у него нет».

Не Сергей ли помог уйти в мир иной «оборотню» Гончарову?

 

История вторая

После прихода в МВД министра Луценко Павел Данила занервничал, потому что его непосредственное руководство предложило ему без шума написать рапорт об увольнении. Но куда податься бедному оперу, если до пенсии не хватает двух лет выслуги. Добрые люди подсказали Даниле: иди в отпуск, а потом через госпиталь оформи инвалидность. Кто посмеет уволить инвалида!

Павел совету внял. Для начала отправился в отпуск. Но, чтобы не сидеть дома без дела, решил заработать денег.

Вместе с Сергеем Бодыревым они едут в Донецк. Там они встречаются с местным подполковником СБУ и с его помощью улаживают уголовное дело одного киевского клиента. Их гонорар – 4.000 долларов.

Но у Паши есть еще дельце – надо вывести в разряд свидетеля местного «гопстопника». За него он получил в качестве аванса 2.000 долларов, и эти деньги расфасованы по его карманам, причем чистый заработок Данилы – 1.500 «баксов».

Серега об этом заработке не знает.

Паша, имея серьезное милицейское удостоверение, идет напрямую к начальнику Киевского райотдела г. Донецка. По пути он сочиняет историю о том, что-де его отдел взял в разработку «гопстопника», и потому он интересуется им.

Местное милицейское начальство в недоумении: отчего вдруг Киев интересуется их подопечным? Они звонят в столицу, – там подтверждают наличие у них в отделе сотрудника Данилы. «Ну так подскажите нам, где он прячется, ведь он числится в розыске», – просят донецкие сыскари Павла. В ответ он бормочет, что еще не наступило время, а когда настанет час, он с удовольствием выдаст беглеца. Ну не мог Данила признаться, что несколько минут назад получил здесь, в Донецке, от «гопстопника» 2.000 долларов, а для местной милиции отложил 200 долларов!

Выйдя из райотдела, радуясь, что избежал провала, Данила тут же отчитал своего подопечного за неверную информацию. Жалко было расставаться с деньгами! Но делать нечего. Взял у «гопстопника» лишь 300 гривен «на бензин».

По возвращении в столицу Данила тут же изложил мне свой план дальнейшего действия.

Суть его в следующем.

Так как «гопстопник» находится в розыске, а паспорт его изъят, ему нужен новый паспорт. Чистый бланк у Данилы есть. Он делает разбойнику новый паспорт, а я должен установить место, где он проживает в Киеве. После этого Паша выслеживает «гопстопника»: «У меня есть знакомые «беркутята», готовые на все, проверенные в деле. Они берут разбойника у подъезда дома, и он или откупается, или они везут его в милицию. Деньги, за исключением гонорара «беркутятам», делим пополам», – предложил он.

Ох и тяжко было отказаться от столь заманчивого предложения! Тем более, что донецкие милиционеры были не так просты, как думалось Даниле. Через некоторое время они приехали в Киев и направились прямиком к начальнику Данилы, рассказав ему об его похождениях на Донбассе.

Начальник Данилы оказался принципиальным. В присутствии гостей накричал на Пашу, пообещав им примерно наказать подчиненного. Едва они ушли, Данила обиженно сказал шефу: «Ты вроде не понимаешь! Ну попросили люди помочь!».

Шеф понял. Инцидент на этом был исчерпан. Паша был пока в отпуске.

История третья

Офис моего товарища ограбили. Было помещение на сигнализации, и вневедомственная охрана приехала в положенное время, но за эти-то три минуты воры успели:

§ взломать несколько дверей, две из которых были выведены на пульт охраны;

§ вынести мобильные телефоны в количестве 240 штук;

§ спрятать эти телефоны возле контейнеров с мусором;

§ установить в ограбленном помещении «жучок», чтобы слушать, о чем говорят прибывшие милиционеры.

Итак, вневедомственная охрана прибыла. В нарушение инструкций, зашла в помещение без хозяев офиса, и, по утверждению слушавших ее воров, под шумок забрала остальные 110 телефонов.

Товарищ написал заявление в милицию. Так как одновременно в двух районах было несколько похожих ограблений, опер Голосеевского райотдела Олег, опер Печерского райотдела Максим рьяно взялись за поиск преступников. Имеющиеся в моем распоряжении Серега Болдырев и Паша Данила заявили, что им раскрыть это преступление – пара пустяков. Главное – хорошее вознаграждение со стороны хозяина.

Дуэт быстро вошел в контакт с официальными лицами. Серега и Паша взялись за прослушивание и запись телефонных переговоров подозреваемых. Мой товарищ, видя доброжелательное к ним отношение со стороны действующих милиционеров-оперов, нисколько не сомневался в их отношении к силовым структурам. Более того, именно они зачастую руководили процессом дознания.

Для начала квинтет (а кроме двух оперов и Сереги с Пашей был некто Андрей, Серегин друг, технарь, сидевший в департаменте внутренней безопасности (ДВБ) на «прослушке») потребовал от потерпевшей стороны достойного финансирования. Этот финансовый поток обошелся моему товарищу в итоге в сумму в 4.000 долларов. Сюда, кроме всего прочего, вошли:

§ покупка Сергеем на рынке в городе Житомире специальной антенны для технического отдела ДВБ, ибо без этой антенны установить преступников никак нельзя, стоимостью 450 долларов;

§ материальная помощь Андрею в связи со смертью его отца в размере 300 долларов;

§ материальная помощь лично Сергею в размере 100 долларов;

§ обеспечение сыскарей транспортом, бензином, едой – на протяжении нескольких месяцев;

§ опер Голосеевского райотдела Олег получил деньги для закупки 200 литров бензина для службы наружного наблюдения.

Кроме указанных выше затрат, мой товарищ пообещал, что в случае возврата украденного, 50% возвращенного он отдаст служивым в качестве премии.

Подкормленные служивые ретиво взялись за дело. И вскоре процесс пошел.

И дело было так.

У одного из реализаторов мобильных телефонов на рынке Киева появились ворованные аппараты. Конечно, он тут же указал на поставщика Юру Микитенко.

Микитенко задержали в Печерском районе. Серега позвонил ему якобы от знакомого («вычисленного» с помощью прослушивания телефонов): мол, приезжай, помоги завести автомобиль, а то аккумулятор сел.







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.188.251 (0.025 с.)