ТОП 10:

Три самых омерзительных персонажа русской литературы



 

Антон Ракитин:

1. Шигалев из "Бесов"; 2. Смердяков из "Братьев Карамазовых"; 3. Мишка Кошевой из "Тихого Дона".

Ольга Чернорицкая:

По настоящему мерзостны те персонажи, коих авторы хотели сделать подлинными героями. Самые омерзительные персонажи русской литературы – это Павлик Морозов, и вообще все положительные герои советской детской литературы, в том числе типично-дворовые персонажи, ненавидящие отличников, выскочек и задавал.

Anna:

1. Смердяков (Братья Карамазовы); 2. Петр Верховенский (Бесы); 3. Лужин (Преступление и Наказание).

 

Агафонов:

Три самых мерзких героя в русской литературе – Печорин, Базаров и Павка Корчагин. Существует мнение и о Фандорине, но вопрос, литература ли это вообще.

 

Лейла:

1. Горн из набоковской "Камеры обскуры"; 2. Петр Верховенский из "Бесов"; 3. Шариков из "Собачьего сердца".

 

Жанна Пестова:

Мерзость персонажей простительна. Они нужны для выражения определенной идеи, отражения действительности. В любом случае, их образы несут смысловую нагрузку. Мерзость авторов, считающих себя писателями, преступна. Она портит вкус читателей, вызывает отвращение к литературе, к чтению.

 

Марианна Шихарбеева:

Время, Человек и Нечистый. Особливо когда их же в радужных цветах рисуют.

 

Ульяна Махкамова

Канонизированный флотоводец

Столица вспоминала Федора Ушакова

Сначала бульвар Адмирала Ушакова хотели назвать Депутатской аллеей. Теперь там стоит памятник выдающемуся флотоводцу, причисленному к лику святых, а в Тушинском парке в его честь построят часовню.

В Москве «праведного воина Отечества» Федора Ушакова вспоминают на ежегодном торжестве, которое проходит в Южном Бутове. Вчера праздник состоялся при настоящей «морской» погоде – дождь поливал как из ведра, а ветер трепал зонты, как паруса. Но собравшиеся не испугались: несмотря на этот осенний шторм, Андреевский флаг был поднят под звуки образцового оркестра Военно-морского флота России. Священство Андреевского Благочиния во главе с протоиереем Анатолием Кожей отслужило молебен.

– У нас до сих пор чтят память этого легендарного человека, – сказал контр-адмирал Николай Зеленин, заместитель директора Российского государственного военного историко-культурного центра. – По всей России люди продолжают интересоваться его подвигами и видеть в нем пример для всех нас.

Помнят своего земляка и на родине адмирала – на Ярославской земле – на волжском берегу установлен памятный крест-якорь. А в Москве создан филиал Центра духовно-патриотического воспитания имени святого праведного воина Феодора Ушакова. На празднестве вместе со всеми мокли под суровым дождем ребята из клуба юных моряков «Ушаковец», кадетских классов и подразделений МЧС, военно-патриотического клуба «Поиск». И хотя теперь есть даже программа воспитания патриотизма, лучше, чем обращение к истории своей страны, ничего быть не может.

Одним из гостей стал председатель Союза писателей России Валерий Ганичев, который много лет занимался фундаментальными исследованиями жизни адмирала и в свое время обратил на это внимание Освященного Архиерейского Собора, вследствие чего в 2004 году было принято решение о канонизации Федора Ушакова.

– Когда десять лет назад я передал Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II свои исследования о праведной жизни флотоводца, он сказал, что теперь наш военный флот обретет своего небесного покровителя. Сейчас Ушаков явлен России. Молитвенно он побуждает нас преодолевать распри и подвигает следовать его мужеству и вере, – сказал Валерий Ганичев.

В скором времени в столице на территории Тушинского парка будет построен Музей военно-морского флота России, там же будет возведена небольшая часовня праведного воина Федора Ушакова.

 

Аналитические жанры

 

Владимир Шемшученко

 

Блеск и нищета «Петербургского аккорда»

 

Пятый по счету фестиваль бардовской песни, проводимый один раз в два года в Санкт-Петербурге, собрал под свои знамена победителей региональных фестивалей со всей России, а также довольно большое число представителей из ближнего и дальнего зарубежья. Это неудивительно. Ведь Ленинград был первым городом в СССР, где туристская, самодеятельная песня была легализована. На первых многотысячных слетах считали за честь появиться Анчаров, Высоцкий, Визбор, Галич, Ким, Окуджава, да и ленинградская плеяда авторов им ничем не уступала. Городницкий, Клячкин, Кукин, Дольский, Генкин, Тальковский, Яшунская, Вихорев, Полоскин и многие другие навсегда вписаны в славную историю бардовского движения.

Сейчас, когда можно говорить все, а петь и подавно, авторская песня болеет теми же болезнями, что и вся наша культура. Самобытные, индивидуальные, лишенные подражательства песни, свойственные лучшим петербургским авторам, стали агрессивно вытесняться массовой культурой, некими усредненными текстами и не менее усредненной музыкой коммерческого свойства. И вот уже оргкомитет пятого «Петербургского аккорда» счел возможным обойтись без петербургских авторов, сделав исключение лишь для Александра Дольского и Юрия Кукина. Мотив подобного непатриотического отношения к хозяевам фестиваля прост, как три аккорда, – нет денег. Которые почему-то нашлись для приглашения большой группы московских авторов-исполнителей. По замыслу организаторов, эти люди должны были обеспечить аншлаги в зрительных залах, а своими же собственными решено было пренебречь, видимо, как не соответствующими высокому художественному уровню варягов.

В итоге огромные залы оказались заполненными не более чем на треть, а оргкомитет фестиваля выступил в роли некой турфирмы, которая организовала выезд московской тусовки на берега Невы за счет санкт-петербургских налогоплательщиков, ибо средства на проведение фестиваля выделяет и Комитет по культуре Санкт-Петербурга. Питерцам наглядно продемонстрировали, что деньги и степень раскрученности в наше время успешно заменяют талант, но концентрация бездушия в песнях высокооплаченных гостей и выбранных ими лауреатов и дипломантов была настолько вопиющей, что зрители с заключительного концерта уходили рядами, свистя и улюлюкая. Особенное возмущение у публики вызвало выступление новоиспеченного лауреата в конкурсе авторов Вадима Певзнера из США, который в шутовской одежде и дурацком колпаке завершал концерт лауреатов, распевая песни по бумажке, взобравшись при этом на стремянку. Решил, скорее всего, что эпидемия «Аншлага» и «Фабрики звезд» выкосила нас тут всех полностью.

Я – неисправимый идеалист. Мне казалось, что приглашенные барды должны были возмутиться таким наплевательским отношением к санкт-петербургским коллегам, с которыми многие из гостей знакомы не один десяток лет. Ничуть не бывало. Москвичи даже согласились вести концерт на открытии фестиваля; оказалось, что петь «Возьмемся за руки, друзья» – это хорошо, а табачок все-таки врозь.

Да, организовать и провести фестиваль, тем более такой масштабный, очень хлопотно и сложно. Да, легко злопыхательски искать недостатки, вместо того чтобы хранить, помогать, делать все, чтобы фестиваль жил. Все верно. Но не менее верно и то, что поговорка «лес рубят – щепки летят» в данном контексте весьма уместна.

Очень жаль, что оргкомитет фестиваля «Петербургский аккорд» предстал в роли анекдотического лесоруба, который раньше работал в Сахаре. Грустно, господа.

 

Роман Грицай

 

Скульптура апостола в Феодосии

Чуть не стала «скульптурой раздора»

 

Скульптура Андрея Первозванного с крестом за спиной в Феодосии вдруг превратилась в «скульптуру раздора» между разными религиозными конфессиями, пока не заняла свое место у православного собора.

Но первоначально установленный постамент для этого памятника с православным крестом так и стоит на перекрестке трех дорог, вызывая споры и яростное неприятие его мусульманами, которые требуют убрать крест, чему не менее яростно противятся православные крымчане.

Крест вместо мечети

О том, что феодосийские власти решили установить памятник апостолу Андрею Первозванному, впервые стало известно осенью прошлого года. Намерения градоначальства объяснялись тем, что именно этот православный святой принес христианскую веру на Русь и, по преданиям, его просветительский поход начался именно от Феодосии.

Памятник разработал местный скульптор Валерий Замеховский. В его исполнении апостол ростом почти в три с половиной метра в правой руке держит раскрытый на середине толстенный том Евангелие, а левую прижал к груди. За его плечами – четырехметровый дубовый крест.

Осенью прошлого года мэр Феодосии Владимир Шайдеров рассказал, что эту фигуру планируют установить в Морском саду (одном из самых крупных скверов Феодосии), а авторы проекта сообщили, что при этом сад собираются облагородить.
В этой зеленой полосе, неподалеку от Феодосийского порта, давно завязли в паутине бюсты матросов-героев времен Великой Отечественной войны, пришла в негодность не используемая летняя эстрада, не осталось лавочек для отдыха...

Проект одобрила общественность Феодосии, но, как выяснилось, не вся. Мусульманская община обратилась в местный исполком с протестом. Она напомнила, что некогда на территории Морсада находилась мечеть Султана Селима, построенная турками и некоторое время причисленная к восьмому чуду света. Особенно возмутило протестующих то, что на месте мусульманской святыни должен появиться крест.
Кстати, мечеть Султана Селима – интересное архитектурное сооружение, было разрушено по приказу российского царя, а на ее месте был воздвигнут храм Александра Невского.

После обретения Украиной независимости мечеть Султана Селима включили в перечень памятников, которые собираются реконструировать. Однако финансирования до сих пор нет. Как нет пока ни точного указания месторасположения мечети, ни технической документации. Во всяком случае, документы до сих пор не представлены в исполком.

Городские власти решили не накалять страсти и напомнили мусульманской общине, что будущее месторасположение памятника апостолу еще не утверждено. И пообещали, что пожелания крымских татар будут учтены.

Очень тонкий мир

Конфликт забылся до весны нынешнего года. В мае мусульмане узнали, что волевым решением феодосийского мэра памятник Андрею Первозванному собрались устанавливать на пересечении трех дорог, по одной из которых большинство жителей и гостей города въезжают в Феодосию.

Ко дню установки на этом месте рабочие подготовили постамент, но водрузить памятник так и не смогли – их остановил пикет крымских татар. Пикетчики буквально цеплялись за кран, не давая работать.

Глава межрегионального меджлиса, недавно избранный депутатом Верховной Рады Крыма, Смаил Теминдаров заявил, что установка памятника – незаконна!

«Есть постановление кабинета министров и есть местное соглашение о том, что решение, связанное с установкой религиозных памятников, принимают все конфессии, – объяснил Теминдаров. – Но власти все решили тайно. Заместитель головы Феодосии Куртиев Эдем Джаферович не знал, что есть какое-то решение, заведующий отделом межнациональных отношений не знал, мусульманская община не знала. И что удивительно: наша община поехала к православной общине – и там не в курсе дела».

По его словам, не был оформлен отвод земли под монумент, нет разрешения на строительство. Кроме того, раздражение у мусульман вызвала дата: открытие памятника было назначено на 13 мая, а 18 мая исполнялось 62 года со дня депортации крымских татар с территории полуострова.

«Почему именно накануне 18 мая? – задается вопросом глава меджлиса. – Очень много вопросов. Многие считают, что это была провокация».

Депутат уточнил, что пикет не стоит рассматривать, как попытку спровоцировать межнациональный конфликт или сорвать курортный сезон.
«Сегодня мир очень тонкий и крымские татары, как никто, знают, как легко его разрушить», – отметил Теминдаров.

Закон и толерантность

В дни крымско-татарского пикетирования мэр Феодосии находился за границей. Его заместитель Анатолий Крицкий обещал пикетчикам: постамент и крест демонтируют. Но выполнить обещание не спешил. Крымские татары довольно эмоционально предлагали свою помощь. В конце концов, с постамента содрали гранитную облицовку и сняли с него дубовый крест…

В своих требованиях пикетчики опирались на протест феодосийского прокурора Владимира Дромашко, вынесенный им 10 мая. В нем сообщалось, что решение Феодосийского исполкома № 311 «О разрешении установки памятника Андрея Первозванного» незаконно и подлежит отмене.

В. Дромашко обосновал это отсутствием конкурса на лучшее проектное предложение о памятнике, отсутствием документов по отводу земли и на строительство, а также согласования с конфессиями.

Однако, как пояснял чуть позже управляющий делами Феодосийского исполкома Виктор Болотский, все согласования и разрешения были. И он предоставлял всем желающим пакет документов.

Сразу же занял жесткую позицию вернувшийся в город мэр Шайдеров. Он заявил, что право устанавливать памятники на территории громады принадлежит самой громаде. И что закон должен быть единым для всех и власть не имеет права проявлять слабость.

«Если мы сегодня позволим одной нации вандальничать, завтра на этот путь встанет другая», – сказал В. Шайдеров и попросил руководителей силовых ведомств проследить, чтобы никто не мешал установке памятника.

Власти также собрали и межконфессиональный совет, чтобы выслушать различные мнения. Мусульмане напомнили: есть люди, утверждающие, что в место предполагаемого памятника в годы войны попала бомба и там захоронены погибшие люди. Мусульманам не понравилось, что не исполняется решение исполкома о согласовании между конфессиями при установке культовых знаков.
«Мы сидим у дверей вашего зама Крицкого, чтобы обсудить этот вопрос, а он в это время отдает приказ устанавливать памятник, – рассказал Аджи Ридван, имам мечети Муфти-Джами. – Это ли не лицемерие?»

Имам объяснил, что мусульмане не против установки памятника. Но они не хотят, чтобы святые люди были камнем преткновения. И предложил: раз есть легенда о пребывании Андрея Первозванного в Феодосии, то лучше установить скульптуру на Карантине (старый город Феодосии – прим. авт.) в окружении православных храмов.
Высказывались и представители других конфессий. Лютеране горячо поддержали идею руководства города. В защиту памятника апостолу выступил и отец Еремия, представляющий армянскую церковь.

«Давайте сделаем этот памятник памятником единения, и все придем на его открытие, – не сдавался городской голова. – В этом будет больше мудрости, чем злости».

«Может действительно стоит поменять место?» – не сдавались и мусульмане».

«Золотой компромисс»

В конце мая на сессии городского совета Шайдеров сообщил о том, что к ситуации вокруг установки памятника апостолу проявили внимание депутаты парламента Крыма и представитель президента Украины в Крыму. А также о том, что место размещения скульптуры апостола все-таки поменяли, пояснив, что в результате переговоров с региональными лидерами мусульман появилась идея установить Андрея в сквере возле Казанского собора, на месте памятного знака «чернобыльцам» (вместо этого знака мэр обещал установить памятник жертвам чернобыльской трагедии в другом сквере – прим. авт.).

«Я считаю, что мы нашли «золотой компромисс», – сказал мэр. – Даю слово, что в течение месяца памятник апостолу будет стоять возле Казанского собора».

«Мы не против памятника. Мы живем здесь все вместе, это не принципиальный вопрос, мы не характер свой показываем, – в двух словах объяснил депутатам имам Эюп-Ага. – Просто в таком месте не очень хорошо устанавливать памятник».
Согласился с этим и атаман феодосийского казачества, депутат городского совета Борис Степанов.

«Православные обычно в таких случаях крестятся, это будет отвлекать их внимание от дороги», – отметил атаман.

Также он попросил крымско-татарских лидеров не привлекать к решению городских проблем людей из Старого Крыма, Изюмовки, Журавок.

Его поддержал другой депутат Григорий Горбатенко и попросил некоторых представителей татарского народа вести себя во время митингов и пикетов более сдержано.

Со всем этим лидеры согласились, а депутаты проголосовали за установку скульптуры апостола возле Казанского собора.

«Дай Бог вам здоровья», – остался доволен результатами Эюп-Ага.

Чаша единения

Скульптуру установили в десятых числах июня, а 28 июня памятник торжественно открыли.

Но остался один вопрос: что делать с прежним постаментом на перекрестке дорог? После пикетирования постамент вновь был облицован изображением креста и освящен православными священниками. Неожиданной охраной этому действию стал слет казаков в мае.

«Здесь мы установим чашу единения, дружбы и взаимопонимания, – высказал чаяния Шайдеров. – И ее освятят представители всех религий».

Один из депутатов Феодосийского городского совета предложил на чаше выгравировать и христианский крест, и мусульманский полумесяц. Но и эту идею мусульмане не одобрили. Они требуют, чтобы гравировку (крест) все-таки убрали, а на постаменте установили какую-нибудь нейтральную скульптуру.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.13.28 (0.009 с.)