Мода – конформизм или красота?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Мода – конформизм или красота?



Люди, считающие себя «пупом Земли»

На деле являются прыщём на сфинктере

Анального отверстия собственного самомнения.

Мода – это убеждённость части социума в нужности и привлекательности чего-либо, ведущая к желанию индивида обладать предметом моды и рассматривать отсутствие предмета как ущербность.

 

Как видно из определения, в-первых, мода это убеждённость, в-вторых, объектом моды может быть что угодно материальное или нематериальное, совершенно всё – даже субъект, в-третьих, предмет может, также как объект, быть разнообразнейшим и любым. Вот на этих «трёх китах» и стоит мода – убеждённость в привлекательности чего угодно и нахождение её, привлекательности, в любом, на выбор, свойстве предмета и качестве субъекта.

 

Мода неотделима от эстетики, науки изучающей что красиво, а что нет и как красиво. Наука сугубо субъективная, так как у природы нет понятия красота, оно может сочетаться с технической красотой – эффективно, функционально и эргономично (удобно). Субъективность эстетики позволяет науке психологии быть серьёзным авторитетом в вопросах моды, а точнее – её причин. Составляя тандем с биологией, психология строго подводит под понятие модно принцип веры, убеждённости. Убеждённость такая вера, которая зачастую не имеет под собой объективных оснований в первом лице, то есть субъективное это искажённое объективное; мода ярко иллюстрирует последнюю аксиому.

 

Более подробная классификация рассмотрена мной ниже в соответствующем параграфе, но забегая вперёд обозначу то, что вера бывает различной, это:

  • «Слепая» вера, вера, которая опирается на первичные потребности человека (биологические и элементарные социальные и ментальные).
  • Убеждённость, убеждённая вера та, что принимается человеком под влиянием вторичных потребностей (социальных – общение, причастность, участие в социуме, социальные гарантии (сохранение накопленного и так далее).
  • Элементарная вера или элемент веры, вера в статистическую значимость, то есть вера в важное для индивида и вероятность чего является для него важной.
  • Достоверность или вера в большую статистическую величину.

 

Далее уже идёт истина, истина это настоящее знание, истину знают, верить или не верить в истину не имеет смысла, так как она совершенна, её вероятность 100%.

 

Из классификации и описания хорошо видно какое место среди принятия оценочных вероятностей занимает мода; иррациональность моды подтверждают асоциалы и антисоциалы в среде которых мода отсутствует вообще, но ценятся хорошие вещи и действительная красота. Асоциалы и антисоциалы оценят красивой вещь, которая обросла историей, например, часы самого пунктуального человека или оружие великого убийцы и тому подобное. Это красота историческая, так ещё, например, чёрная одежда в сатанизме это культурный феномен, которому многие тысячи лет, ночь, чернота, Тьма и мрак сопровождали сатанизм на протяжении всей его истории как субъективно (в образах и тому подобное), так и объективно (чёрная одежда практичнее – скрывает в темноте, загрязнение «держит» долгое и глубокое). Есть красота, описанная мной выше, техническая, когда считается красивым степень воплощения эффективности, эргономичности и так далее (например, самая технически красивая зимняя обувь – унты, гибкие, тепло сберегаю великолепно, ноские, лёгкие и так далее), а вот туфли на шпильках это уродство с точки зрения технической красоты. Есть красота ментальная, интеллектуальная, то есть сложность и изящество личности, её притягательность или выдающаяся противность личности, что тоже есть красота.

 

Уродство в философии и биологии схожи, но в первой применительно к субъективному, а в второй к объективному. Там и там это нарушение симметрии, так например, в философии кафолик-обыватель – урод, потому что он себя идентифицирует и позиционирует кафоликом, но им является на очень малую долю (тема отдельной статьи). В биологии уродство это нарушение симметрии организма, например, выражено разные руки, ноги, глаза и так далее. Но! Вот сейчас и станет всё видно – как часто или многоли людей посчитают разный цвет глаз у человека уродством? Не много, а наоборот найдут это красивым, а почему? Это показывает, как ни странно, экономика: красиво – потому, что редкость; в экономике есть такое понятие «товар-символ», например, уникальные автомобили и тому подобное, другое раритетный старинный автомобиль – это красота историческая.

 

Социальные отношения толкают человека в веру убеждённости по социальным же причинам, так, например, менеджер не может выполнять свои обязанности в балахоне или фуфайке. Но действительно ли не может? Чем ему помешает балахон? Ничем, более того, балахон удобнее пиджака. Пиджак и образ всего вытянутого хорошо и экспериментально изучено психологией, есть два типа статусного восприятия – «круг» и «балка», они имеют под собой объективные причины. Всё вытянутое воспринимается человеком как значительное и строгое, а округлое и сплюснутое как незначительное и жалкое. Примеры: стереотип, что толстые добряки, или стереотип пиджаков, пальто, камзолов и плащей. Люди многое время культивировали эти стереотипы и закрепили их. Но если человек оденет пальто – он не станет строже, оденет очки он – не станет умнее, потолстеет он – не станет добрее и так далее.

 

Верить в моду это яркий пример массового конформизма[3]. Эстетическая несостоятельность личности ведёт её к саморазрушению в угоду вторичным потребностям (социальным (описано выше)). Доказывается простой моделью: поместить модного человека в среду буддийского храма, его убеждённость в модности своей персоны быстро улетучится.

 

Как итог: мода не может являться действительным представлением о красоте, так как эстетические воззрения формируются каждым отдельно, когда формируются, и находят сходство в некоторых деталях, и нет такой системы информационной, которая сравнит и явит людям компиляцию их эстетики. Мода это представления о красоте отдельных людей, которых известное большинство считает эстетами и верит им в силу эстетической убогости самоих себя. Пример: Квадрат К. Малевича (их много разных, круги есть), этот же квадрат вы каждый день видите в форме тёмного экрана телевизора или монитора, но чудес искусства в этом не находили. Люди верят в то, что К. Малевич изобразил, что-то неординарное (хотя самое заурядное), гениальное или прекрасное; нет – это просто вера. В этом и проявляется массовая конформность и даёт жизнь конформизму на разных уровнях и в разных формах. Уместно вспомнить поговорку: «Искусство это зеркало отражающее смотрящегося в него», и если я ничего не вижу в этом чёрном квадрате, то видимо оно меня не отражает вообще, но почему? Ответ несложный, потому что я сатанист, то есть индивид с другим восприятием и носитель альтернативной культуры.

 

Если ты не в состоянии посчитать стоимость человека,

то не заявляй о его бесценности.

 

Сатанист не воспринимает бриллиант как нечто красивое или ценное, за исключением технических характеристик самого данного предмета; сатанист нен аскет истязающий себя, но адепт Тьмы не ищет банальных благ времени и эпохи, в которой создал себя, это ему чуждо. Эстетическое и приятное для своей души сатанист найдёт в ином, не в вещах или социальном, будь то власть над людьми или их признание, слава в социуме, нет; ранее до развития научно-технического прогресса, когда технический и социальный комфорт были куда как более скупы и менее разнообразны в удовлетворении так называемых потребностях в развлечениях даже люди находили интересное и прекрасное в ином. Я не намерен рассказывать в чём именно, так как это не требуется, ибо сатанист и так это понимает, а людь не воспримет даже прочитав о этом; я веду к тому, что эти так называемые потребности не могут ими являться по определению, не могут быть ими как таковые, ведь они не могли возникнуть из ниоткуда; мой афоризм по поводу того, что «только способности порождают потребности» и тут верен, так как не будь автомобиля и марочного изобилия в различных вариациях в модельных рядах первого, то не было бы потребности в нём; нет частных планет, нет потребности в частной планете у кого бы то ни было. Но в случае если появится несколько частных планет принадлежащих, условно конечно, кому-либо, то потребность в собственной планете с программируемым ландшафтом, фауной и флорой возникнет у многих, исключительно многих, людей, хотя это глупо. Глупо то, что не к чему целая планета одному или даже семье, а вот то, что хвалиться тем, что как бы есть у меня планета, целая планета, а у вас нет, это тоже глупо, но очень требуется людям, так как более им хвалиться видимо нечем. А сатанисту есть и без таких глупых банальностей вроде частной планеты чем гордится, и даже не возводя в предмет превосходства над другими то, чем ему есть гордиться. Сатанист не ищем превосходства над людьми, ибо мудрец не издевается над глупцами с целью показать их глупость, так же сатанисту не к чему заведомо отсталым и худшим перед ним людям показывать, что они хуже.

 

Так же касаясь потребительских качеств предметов, модных или не очень, то кто-то из людей заявит что мы потребляем не сам предмет, а его свойства и делаем жизнь комфортнее. Вопрос не буду ставить, что тут люди превращают средство в цель и полагают на достижения средства/средств труд забывая о цели, собственно из-за чего глупы так и несчастны, либо счастливы, но не удовлетворены; люди всегда упускают важный компонент из сферы своего восприятия, но не суть, так как книга не о людях, они предмет отдельного разговора. Я к тому, что в-первых, забывают, теряют цель ставя в главе средство, в-вторых, что главное и к чему я веду, то что люди и прочие поытребители не могут понять, что вот у конкретного сатаниста меньше тех же вещей, но он куда довольнее их в этом отношении; дело и в том, что сатанист не усваивает моду и стереотипы ни своего времени, ни культуры или стада людского, и в том, что не старается понять зачем стремиться к тому без чего ему хорошо, так как это попросту невозможно. У сатаниста не получается желать того, что ему сейчас и здесь не нужно, а соответственно и не хочется и без чего ему хорошо, вместо этого он стремится к тому, что ему действительно надо, к чему он испытывает страсть нездоровую, так ведь это и делает его сатанистом. А штука в том, что если стал твёрдо на путь сатаниста, то сходить с него и не хочется и уже не надо, потому что нет лучше альтернатив – это самое интересное. А с модой и её глупостью для сатаниста всё ещё проще, да и так как я сказал выше – сатанист не подвержен влияниям ни стада, ни, соответственно, моды. Он не осознаёт себя несчастным когда у кого-то больше вещей, так как асоциален, не завидует и отсутствие его зависти частично в том, что он не осознаёт себя хуже и менее реализовавшимся нежели тот у кого больше вещей, так как сатанист сухо так, твёрдо, без проблем осознаёт, может рассказать и доказать, что он лучше, эффективнее, довольнее и опять таки его эстетическое восприятие тоньше чем у обывателя страдающего потребностями материальных благ или социальных вроде славы и признания. Только сатанист в своём тонком, даже причудливом эстетическом восприятии сохраняет жестокую эффективность в любой сфере и если лучшее рассматривать как комплект наибольшей или превосходящей эффективности, то сатанист без стеснения лучше. А мода, потребности, желания и прочее остаются для него чуждыми предметами иронии, сарказма и иногда презрения. Иными словами сатанист ограничивается способностями, игнорирует потребности. Не стоит вышесказанное понимать, так как будто сатанист не ест, не спит и так далее; хотя есть и такие братья, но другое что сатанист не делает из «вкусно» или, что вообще глупо, «красиво» покушать предмет своих чаяний. Да, сатанист не откажется от этого, но если и есть такой пункт в его планах, то он стоит в самом конце в ряду подобных ему и не исключается только потому, что это не повредит сатанисту, но обязательным не будет, не заменит цели, так как это всего лишь средство. То есть я привёл тебя читатель к тому же, а иначе и быть не может, к тому, что либо дело как признак цели, либо удовольствие как признак средства. Да, я не буду спорить что не все люди гедонисты, равно как не все эгоисты, но по сути каждый латентный гедонист и эгоист; присмотрись – люди ищут что лучше, где теплее и вкуснее, где приятнее; ищут все они, заявляют соответственно своей индивидуальной способности к достижению этого. Сатанист иной именно что. Он понимает, что есть другое, что не удовольствия и приятное цель, но и не видит в изнемогающем труде цель, тут совершенно иное, которое так же не к чему озвучивать, так как сатанист и так понимает, а людь не поймёт даже прочитав.

 

Посмотри читатель, даже обороты речи при обозначении трудоголиков или жертвенников (не капищ для жертвоприношений, а типа психики готовой к жертвам) выглядят как удовольствие и приятное, например: «Ему приятно так трудится» или «Её нравится помогать, а иногда жертвовать собой»; и так далее. Но это предмет другого разговора, главное, что сатанист в том, что неподвержен ни моде, ни стадному инстинкту свободен от неосознаваемых или лишних потребностей, принципиально чуждых одушевлённому, это самое важное, так как неподверженность стаду и его мнениям это только часть, свойство как раз той самой души, что реактором условно вечно образует и побуждает, даёт способность и помогает в достижении цели, и самое интересное – даёт смысл. Учитывая, что сама личность и есть душа, то сам сатанист себе это всё и предоставляет, а прочее лишь катализатор и то в лучшем случае.

ГЛАВА V

ФИЛОСОФИЯ САТАНИЗМА

Элемент веры

Познание один из смыслов бытия разума питающее его,

жизнь без познания это всего лишь проживание.

Сатанизм - философия, призванная к познанию других миров по средствам познания этого. Для познания, самосовершенствования и обретения власти. Человек (людь) - существо общественное, и становится человеком (людем) только при развитии среди других людей. Сообща больше возможностей выжить и к философии это тоже относится. Чем больше у тебя единомышленников, тем смелее можно о себе заявить, поэтому сатанизм не против увеличения количества своих приверженцев, как здесь в астрале, так и там в спиритуале. Элемент веры это вера в Сатана. Но веры основанной на рациональном знании. Для сатаниста важно то, в что он верит, мы научены горьким опытом антинаучного христианства.

 

Если ты сомневаешься в своей вере, это уже не вера.

Вера только тогда вера, когда у тебя и мысли нет о том, чтобы то,

во что ты веришь, могло бы быть неправда.

Л.Н.Толстой

 

В эпиграфе про экзальтированный фанатизм какой-то мистер Николаевич говорите …

 

Приоритет сатанизма – понимание, а не вера; от веры, так или иначе, отказываться глупо, так как разум без неё слаб, но бездумное принятие, непонимание, но следование – ещё более ослабляют разум.

 

А элемент веры выступает в комбинации рационального допущения (возможно существовании духа) и веры (этот дух такой, каким нам представляется). Как писал доктор Роджер Желязны: «Учтите бесконечность, а остальное просто». Принимая в внимание условную бесконечность, всё действительно просто. Если среди духов какой-то из них покровительствует сатанистам, то он очень влиятелен в своей среде, так как у него армия астрономических размеров. Как можно вообще исследовать мир идей, его нельзя ощутить. Исследование ведется, так же как и в психологии, и в метафизике и в психологии объекты изучения не материальны – это мир идей и психика соответственно. А психика это тоже мир идей только одного человека, недаром древние называли человека микрокосмосом, а среду его пребывания макрокосмосом. В метафизике и в психологии исследуется не объект напрямую, а его продукты. Так же в метафизике используют логическую абстракцию, казуальный метод и метод детерминизма, и многие другие. Методы, когда можно изучить или понять то, чего не измерить материальными категориями (агрегатное состояние, температура, масса и другие). Это даёт нам определённый базис и на этом базисе можно строить предположения. А допущение предполагает веру.

 

Для человека, находящегося в зоне поражения мины, над которой проводят операцию деактивации, значимой будет вероятность в 0,00001% фатальной ошибки при деактивации (подрыва мины). Такая ситуация показывает что многое зависит от границ веры (доверия) отдельного человека в отношении чего-, кого-либо. В философии сатанизма для сатаниста значимым является вероятность присутствия Сатана в силу ряда причин.

 

Если взять на примере связки противостоящих друг другу концепций мироустройства, а именно сатанизма и атеизма, то, по сути, здоровый атеизм это сомнение в существовании «иного», отличного от материи этой Вселенной, а сатанизм это сомнение в том, что «наше настоящее» есть единственно сущее. То есть сомнение это тоже вера, так же как и уверенность в чём-либо; принятие это та же вера, что и отвержение, но с другой модальностью. Так что у разумного существа всё имеет элемент веры, той или иной веры; какой характер носит вера в сатанизме ниже, а сейчас о противостоящих системах.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 83; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.158.251.104 (0.009 с.)