B. LA HAUTE PARTIE CONTRACTANTE



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

B. LA HAUTE PARTIE CONTRACTANTE



THE HIGH CONTRACTING PARTY

ΒЫСОКАЯ ДОГОΒАРИВАЮЩАЯСЯ СТОРОНА

 

13. Российская Федерация.


II. EXPOSÉ DES FAITS

STATEMENT OF THE FACTS

ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

 

 

14.

Решением Нижневартовского районного суда от 1 июня 2009 года (дело № 2-2603/09) я, Лысенко Людмила Тимофеевна (7 января 1972 года рождения), и мой сын, Лысенко Максим Викторович (16 ноября 2000 года рождения), признаны неприобретшими права пользования жилым помещением - квартирой № 33 в доме № 16 по улице Дружбы Народов в городе Нижневартовске, занимаемой, в то время, по договору социального найма, где мы были зарегистрированы по месту проживания.

В кассационном порядке определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 20 августа 2009 года решение оставлено без изменения (дело № Н 33\782).

Определением судьи суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 18 января 2010 года в истребовании дела отказано.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 марта 2010г. №69-Ф10-103 отказано в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Ответ № 69-Ф10-103 от 12 октября 2010 г. Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.И. Нечаева по результатам рассмотрения надзорной жалобы Лысенко Людмилы Тимофеевны в Президиум Верховного суда РФ. В передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

 

Законный брак между мной, Лысенко Людмилой Тимофеевной и Лысенко Виктором Михайловичем был заключён 09.07.94 г. Проживала и была зарегистрирована вместе с мужем по месту проживания в муниципальной трёхкомнатной квартире, ответственным квартиросъёмщиком в которой был отец мужа – Лысенко Михаил Васильевич. Родителями мужа, Лысенко Михаилом Васильевичем (свёкром) и его супругой Лысенко Верой Александровной (свекровью), мы были переселены как члены семьи (дети) в однокомнатную квартиру, купленную свекровью и свёкром, право собственности оформлено на имя Лысенко Веры Александровны. Адрес однокомнатной квартиры: ул. Дружбы Народов, д. 22, корп. 3, кв. 26.

В муниципальной трёхкомнатной квартире 33 по ул. Дружбы Народов д. 16, периодически проживали до 1999 г. на правах детей. Шестнадцатого ноября 2000 г. родился сын – Лысенко Максим Викторович. Усугубились жилищные проблемы. В связи с возникшими противоречиями, муж и его родители отказались регистрировать сына по месту проживания, препятствовали проживанию в муниципальной трёхкомнатной квартире. Сын, Максим Викторович Лысенко, был зарегистрирован вместе со мной в 2011 году по месту проживания в кв. 33, д. 16, по ул. Дружбы Народов после моего обращения в прокуратуру г. Нижневартовска. В 1999 году муж поменял регистрацию по месту проживания: выписался из кв. 33, д.16, ул. Дружбы Народов и зарегистрировался по месту проживания в кв. 26, д. 22, корп. 3, ул. Дружбы Народов. В связи с возникшими противоречиями, ссорами, разногласиями, я регистрацию по месту проживания не меняла. Коммунальные платежи за кв. 33 периодически оплачивали и я, и муж. Я планировала определить порядок пользования квартирой, но не успела из-за возникших сложных жизненных условий (болезней сына, моих родителей, отсутствия помощи мужа).

Коммунальные и другие платежи, касающиеся квартиры 26, д. 22, корп. 3 по ул. Дружбы Народов оплачивались только мной и мужем.

С 1994 года Лысенко Вера Александровна, на которую оформлено право собственности, никаких расходов по содержанию и благоустройству квартиры по адресу ул. Дружбы Народов, д. 22, корп. 3, кв. 26 не несла, в квартире не проживала. Коммунальные услуги, налог на имущество оплачивали я и муж. В квартире мною и мужем был сделан ремонт, внесены существенные улучшения.

После признания меня, Лысенко Людмилы Тимофеевны и несовершеннолетнего сына, Лысенко Максима Викторовича, неприобретшими права пользования квартирой 33 по ул. Дружбы Народов, нас выгнали из однокомнатной квартиры, не обращаясь в суд с требованием о выселении. Мы с сыном оказались на улице. Сын тогда находился у моей мамы в Украине, и, к счастью, этого не видел. Те условия, которые создал для меня муж после моего приезда из Украины, где я перенесла похороны отца, болезни матери и ребёнка, выдержать было сложно. Вынуждена была ежедневно терпеть оскорбления, угрозы. Муж лишал сна, не давал выполнять письменные работы, которые были для меня основным источником существования, отключил в квартире телефон, Интернет, собирался отключить свет. Я, в это время, должна была платить за жильё, отправить деньги сыну и маме; как-то прожить, заниматься поиском работы. Требовалась подготовка и участие в судебных заседаниях. О действиях мужа дважды сообщала в администрацию и в прокуратуру г. Нижневартовска. Необходимые меры защиты наших с сыном прав приняты не были. Муж продолжал бесчинствовать. Восемнадцатого июля 2009 г. бывший муж и его родственники выгнали меня (а, следовательно, и сына) из дома. Я не смогла поехать за сыном и привезти его к новому учебному году.

Обращалась за квалифицированной юридической помощью к адвокатам. Необходимой помощи не получила. Неоднократно была введена в заблуждение по вопросам квалификации обстоятельств и применения необходимых норм права.

В настоящее время я вынуждена снимать (проживать на основании договора коммерческого найма) комнату с плохими условиями за более дешёвую плату. Зимой в комнате очень холодно. Старые деревянные рамы в окне легко снимаются без каких-либо инструментов. В комнате плохая электропроводка – невозможно пользоваться плитой для приготовления пищи. Создать приемлемые бытовые условия в съёмной комнате невозможно). Сын до настоящего времени находится в Украине.

В 2010 г. я оформила документы с целью получения кредита для покупки комнаты. Двадцать пятого июля с многочисленными нарушениями норм трудового права была уволена из Муниципальной среднеобразовательной школы № 15, в которой работала учителем русского языка и литературы. Были созданы условия, при которых я не смогла получить кредит.

Администрацией муниципального образования г. Нижневартовска мне было отказано в восстановлении в очереди сотрудников отдела народного образования г. Нижневартовска нуждающихся в получении жилья (в которой я состояла с 1992 г.) сформированной до 2005 года.

Согласно п. 2 статьи 6 Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации»: «2. Граждане, принятые на учет до 1 марта 2005 года в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на данном учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма».

После моих обращений в профком департамента образования и в администрацию города по вопросу восстановления в списке нуждающихся в получении жилья, мне были созданы невыносимые условия на работе (МСОШ №15 г. Нижневартовска). С июля 2010 г. продолжался судебный процесс по поводу восстановления на работе и устранения нарушений трудовых прав. Судебное решение по делу вынесено 13 апреля 2011 г.

 

Бывший супруг, отец ребёнка, Лысенко Виктор Михайлович, ранее не стремившийся к какому-либо изменению жилищных условий семьи, безнаказанно выгнав нас из жилья, где мы проживали, отказался предоставить другое, а также возможность зарегистрироваться по месту проживания. Бывший муж отказался помочь в приобретении жилья на имя сына (я просила его купить комнату или квартиру для ребёнка).

Родители мужа, Лысенко Михаил Васильевич и Лысенко Вера Александровна, длительное время препятствовали нашему проживанию в кв.33, ул. Дружбы Народов, 16 не впускали нас в квартиру, занимаемую по договору социального найма по месту регистрации, где мы должны были проживать, по адресу ул. Дружбы Народов, дом 16, кв. 33, а также помогли мужу выгнать нас из квартиры 26 по ул. Дружбы Народов, д. 22.

Второй год у нас с ребёнком нет жилья и регистрации. Второй год я не могу поехать к ребёнку (нужно платить за комнату, занимаемую по договору коммерческого найма), привезти его (условия проживания в комнате сложные). Второй год мой сын вынужден быть без мамы, жить как сирота. Очень сильно переживают и ребёнок, и моя мама. У сына снижается успеваемость.

Конституцией РФ гарантированы охрана жилища, материнства, детства, других прав человека и гражданина. Мы с сыном буквально поставлены на колени. На все мои обращения, в которых определены нарушенные нормы действующих законов, я получила отказ.

Два года существования вдалеке от двух самых родных людей, невозможность их увидеть, оказать им необходимую помощь и поддержку – являются пыткой.

Моя мама и сын ждут моего приезда. Каждое новое известие о том, что мне вновь отказано, мы с сыном ни на что не имеем права, о том, что я не могу приехать, причиняет маме глубокую боль. До 2007 г. я дважды в год приезжала к родителям, занималась их лечением, находилась рядом и поддерживала маму и папу в послеоперационные периоды. Когда здоровье родных улучшалось, уезжала в Нижневартовск. Нужно было зарабатывать, так как муж помогал мало и крайне неохотно. Примерно с 14 июня 2007 года по 28 апреля 2009 г. находилась в Украине (после длительного лечения похоронила отца. Сын в 2007 г. должен был идти в первый класс. Мы не успели раньше приехать в Нижневартовск и приготовиться к школе. Болела и переживала смерть отца мама. В первый класс пошли в Украине. В феврале 2009 г. маме вновь была сделана операция. Всё это время я находилась в Украине вместе с мамой и сыном, который в мае 2009 года закончил в Украине с отличием два класса общеобразовательной и музыкальной школы.

В Нижневартовск я вернулась 28 апреля 2009 года, рассчитывая найти работу, приготовить всё к школе и в августе привезти его. Приехав в Нижневартовск, узнала, что уже разведена (муж развёлся, скрыв, что мы с сыном находимся в Украине). Позже узнала о том, что подан иск о признании нас с сыном неприобретшими права пользования жилым помещением.

 

Я и сын были лишены жилья. С работы меня уволили 25.07.10 г., допустив многочисленные нарушения законов. Судебный процесс по поводу восстановления на работе, который, согласно закону, должен состояться на протяжении месяца (ст. 154 ГПК РФ) длился с июля 2010 г. по апрель 2011. Бесконечное количество раз на протяжении 2009 – 2011 года я обращаюсь с просьбами о восстановлении наших с сыном конституционных прав. В моих просьбах отказано. Во многих решениях указано, что наши с сыном права не нарушены. Не могут быть не нарушены права матери и сына, которые признаны неприобретшими права пользования, сняты с регистрационного учёта на основании недопустимого, несуществующего, с точки зрения закона, иска. Причём, сняты с регистрационного учёта по месту проживания без предоставления другого жилья и обязательного указании его в судебном решении; без соблюдения каких-либо прав несовершеннолетнего, тем более, без их реального выражения (как требует закон). И мать, и сын изгнаны из другого жилья, в котором проживали, как члены семьи собственника, длительное время и пользовались как своим. Ко мне не предъявлялись требования о нашем с сыном выселении. Мы с сыном стали лицами без определённого места жительства.

Человека, проживающего и работающего в городе с 1991 г. лишили права на получение жилья. Я должна влачить нищенское существование в чужой ужасной комнате бывшего общежития, платить за неё дополнительную плату без права на свободную жизнь с сыном в собственном жилье, без права на элементарный быт, домашний уют. В данном случае речи быть не может о достойной жизни и соблюдении человеческого достоинства, установленных Конституцией.

 

Уволенная 25.07.11 г., для того, чтобы прожить, выслать деньги сыну и маме, заплатить за проживание по договору коммерческого найма, выполняю письменные работы на заказ. У меня и у ребёнка нет регистрации по месту проживания с 15.09.09г. Из-за судебного решения, вынесенного с нарушением многочисленных норм закона, непорядочности бывших родственников, а также непонятного попустительства в отношении них и безнаказанности, мы с сыном крайне ограничены в правах и возможностях.

У нас с сыном, граждан Российской Федерации, нет жилья в России. Мы не только не можем наладить жизнь, жить спокойно и свободно, я не могу даже поехать к своему ребёнку и маме, так как мои вещи находятся в чужой комнате в бывшем общежитии, за которую необходимо ежемесячно вносить не только коммунальные платежи, но и дополнительную плату. Сил не хватает. Это настоящая пытка.

Неоднократно приходилось оспаривать решения, постановления, содержащие клеветническую информацию в отношении меня. Факты скрываются, искажаются, умышленно недосказываются. Я неоднократно спрашивала у сотрудников правоохранительных органов, чем вызвано такое отношение ко мне, моему сыну. Ответ не получила.



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 75; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.89.204.127 (0.015 с.)