Грубо нарушены права и свободы человека и гражданина, гарантированные статьями 2, 7, 17, 18, 25, 35, 38, 40, 46 Конституции РФ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Грубо нарушены права и свободы человека и гражданина, гарантированные статьями 2, 7, 17, 18, 25, 35, 38, 40, 46 Конституции РФ.



 

На основании решения суда от 01.06.09 г., вынесенного с многочисленными нарушениями закона, неправомерных действий бывших родственников я и мой сын лишены права участия в бесплатной приватизации жилья. Как результат – бездомность и для меня, и для ребёнка. До заключения брака (в июле 1994 г.) я проживала в женском общежитии. Выйдя замуж, место в общежитии потеряла. Была зарегистрирована в 1995 г. вместе с мужем по месту проживания в квартире 33, дом 16, ул. Дружбы Народов. Именно в этой квартире мы и должны были проживать. Муж выписался в 1999 году (что подчёркивает абсурдность самого названия иска «О признании неприобретшимиправа пользования») и был зарегистрирован в однокомнатной квартире 26, дом 22, корп.3, ул. Дружбы Народов (совместной собственности свёкра Лысенко Михаила Васильевича и свекрови Веры Александровны, зарегистрированной на имя Лысенко Веры Александровны), куда мы были переселены родителями мужа.

 

В судебных решениях по делу в отношении нас с сыном используется формулировка «были зарегистрированы без цели проживания».

Статья 3 Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" определяет два вида регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства. У нас с сыном была постоянная регистрация по месту проживания в квартире 33, д.16 по ул. Дружбы Народов, где мы проживали с мужем, имели право и должны были проживать с сыном. Были созданы препятствия к проживанию со стороны ответственного квартиросъёмщика. Мы проживали в его же квартире на законном основании, где ответственные квартиросъёмщик, Лысенко Михаил Васильевич, был титульным совладельцем.

Мы с сыном не были зарегистрированы временно по месту пребывания. Формулировка «были зарегистрированы без цели проживания» в законодательстве отсутствует, не имеет юридического значения.

 

Считаю, что в отношении судебного решения от 01.06.09г. о признании нас с сыном неприобретшими права пользования в муниципальной квартире, должны действовать нормы гражданского законодательства о признании сделки недействительной и применении последствий её недействительности.

 

Подача в суд иска о признании гражданина не приобретшим права пользования жилым помещением должна повлечь за собой отказ в удовлетворении заявленных исковых требований, поскольку статья 11Жилищного кодекса РФ не предусматривает такого способа защиты нарушенного права. Не содержит такого способа защиты гражданских прав и статья 12 ГК РФ.

На данные правоотношения распространяются нормы ст. 153 ГК РФ «Понятие сделки»: сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Согласно п. 1 статьи 166 ГК РФ «Оспоримые и ничтожные сделки» сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Важно, что требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом (согласно п. 2 ст. 166 ГК РФ). Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе. Но этого сделано не было.

 

Статья 168 «Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам» указывает, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В основе решения суда - неточная цитата из Постановления Конституционного Суда от 25 апреля 1995 г. N 3-П по делу О проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного Кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой, в котором, в свою очередь, имеется ссылка на положение статьи 3 Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации".

В Постановлении Конституционного Суда РФ указано: «Из Конституции Российской Федерации и Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" следует, что регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан (статья 3 Закона), в том числе права на жилище».

В решении районного суда г. Нижневартовска: «…Регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой не могут служить условием реализации прав и свобод граждан (статья 3 Закона), в том числе права на жилище». Причём, абсолютно не учтены другие положения этого же Постановления: «Законодатель, осуществляя регулирование этого конституционного права, обязан следовать требованию статьи 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации о недопустимости умаления законами прав и свобод человека и гражданина. (…)

Отсутствие указания на вид нормативного акта, который должен "устанавливать порядок" вселения в жилое помещение, позволяет законодательным и исполнительным органам государственной власти различных субъектов Российской Федерации устанавливать его по собственному усмотрению, что может привести к нарушению конституционного права граждан на жилище и произвольному лишению их жилища. Это не отвечает требованиям статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Важным моментом является следующее:согласно Постановлению Конституционного Суда от 25 апреля 1995 г. N 3-П «гражданка Л.Н. Ситалова в течение пяти лет находилась в фактических брачных отношениях с гражданином В.Н. Кадеркиным». Причём, при наличии собственного жилья, проживала в его квартире.

Согласно части 2 статьи 1 СК РФ «Основные начала семейного законодательства», признается брак, заключенный только в органах записи актов гражданского состояния.

Часть 1 статьи 10 СК РФ «Заключение брака» устанавливает законность брака, заключённого «в органах записи актов гражданского состояния». Часть 2 указанной статьи определяет, что «права и обязанности супругов возникают со дня государственной регистрации заключения брака в органах записи актов гражданского состояния». Таким образом, гражданка Ситалова не являлась членом семьи гражданина В.Н. Кадёркина.

Здесь важно сказать о том, что 01.06.09 г., когда состоялся судебный процесс, мы с мужем ещё не были разведены. Расторжение брака было обжаловано в апелляционную инстанцию, поскольку мужем была подделана подпись, скрыто от суда фактическое место нахождения меня и ребёнка, я не была извещена о процессе по поводу расторжения брака.

Согласно статье 215 ГПК РФ суд обязан приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве.

Брак был расторгнут только 07.07.09 г. Мы с сыном оставались членами семьи ответственного квартиросъёмщика Лысенко Михаила Васильевича и, по его же требованию проживали в другой его квартире.

В данном случае требовалась подача встречного иска об устранении препятствий проживанию. Граждане, проживающие в муниципальном жилье, не являющиеся членами семьи, не могут быть выселены ответственным квартиросъёмщиком.

Я неоднократно подчёркивала в судебном заседании многочисленные нарушения закона, допущенные мужем и родственниками. Согласно статье 226 ГПК РФ «при выявлении случаев нарушения законности суд вправе вынести частное определение и направить его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах. В случае, если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки преступления, суд сообщает об этом в органы дознания или предварительного следствия». Нарушения оставлены без внимания.

 

Важно, что я была вселена как член семьи нанимателя в 1994 году. Согласно статье 53 ЖК РСФСР «если граждане… перестали быть членами семьи нанимателя, но продолжают проживать в занимаемом жилом помещении, они имеют такие же права и обязанности, как наниматель и члены его семьи».

Эта же норма сохранилась и в ЖК РФ. Пункт 4 статьи 69 закрепляет: «если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма».

 

Вторая квартира принадлежала Лысенко Михаилу Васильевичу и Лысенко Вере Александровне на праве совместной собственности. Я и муж проживали в ней с 1994 года как дети Лысенко Михаила Васильевича и Веры Александровны, пользовались как своей, несли все расходы по оплате коммунальных услуг и благоустройству.

Согласно статье 305 ГК РФ «Защита прав владельца, не являющегося собственником» лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором, имеет право на защиту его владения также против собственника.

 

Согласно статье 127 ЖК РСФСР «Право пользования помещением сохраняется за этими лицами и в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого дома…».

 

Также, согласно п. 4 статьи 31 ЖК РФ «В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию».

 

Таким образом, мы с ребёнком никак не могли остаться на улице, терпеть унижения и издевательства второй год.

Находясь в Украине, я ухаживала за родителями и ребёнком, похоронила отца, перенесла болезни, операции мамы и ребёнка. Муж приезжал в отпуск. Всё видел и скрыто, подло готовился к разводу и к тому, чтобы выкинуть нас из жилья.

 

Значимо, что в судебном процессе от 01.06.10г. суд, рассмотрев многочисленные доказательства основательности моего пребывания в Украине (амбулаторные карты моей мамы и сына, выписки из историй болезней, копию свидетельства о смерти отца. Были приготовлены и фотографии сына на доске почёта в общеобразовательной и музыкальной школе г. Гусятин Тернопольской обл.) суд признал моё отсутствие уважительным.

 

Часть 1 статьи 60 ЖК РФ «Договор социального найма жилого помещения» указывает, что по договору социального найма жилого помещения одна сторона - собственник жилого помещения государственного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда (действующие от его имени уполномоченный государственный орган или уполномоченный орган местного самоуправления) либо управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне - гражданину (нанимателю) жилое помещение во владение и в пользование для проживания в нем на условиях, установленных Кодексом.

Согласно ст.69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности.

Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма должны быть указаны в договоре социального найма жилого помещения.

Договор найма жилого помещения может быть расторгнут в судебном порядке по требованию наймодателя (ст. 687 ГК РФ) в случаях:

- невнесения нанимателем платы за жилое помещение за шесть месяцев, если договором не установлен более длительный срок, а при краткосрочном найме в случае невнесения платы более двух раз по истечении установленного договором срока платежа (зная, что мы с сыном отсутствуем временно по уважительной причине, муж и родственники могли обратиться в ЖЭУ №16 с заявлением о перерасчёте коммунальных платежей. Но этого сделано не было);

- разрушения или порчи жилого помещения нанимателем или другими гражданами, за действия которых он отвечает.

По решению суда нанимателю может быть предоставлен срок не более года для устранения им нарушений, послуживших основанием для расторжения договора найма жилого помещения. Если в течение определенного судом срока наниматель не устранит допущенных нарушений или не примет всех необходимых мер для их устранения, суд по повторному обращению наймодателя принимает решение о расторжении договора найма жилого помещения. При этом по просьбе нанимателя суд в решении о расторжении договора может отсрочить исполнение решения на срок не более года.

Договор найма жилого помещения может быть расторгнут в судебном порядке по требованию любой из сторон в договоре:

- если помещение перестает быть пригодным для постоянного проживания, а также в случае его аварийного состояния;

- в других случаях, предусмотренных жилищным законодательством.

Если наниматель жилого помещения или другие граждане, за действия которых он отвечает, используют жилое помещение не по назначению, либо систематически нарушают права и интересы соседей, наймодатель может предупредить нанимателя о необходимости устранения нарушения.

Если наниматель или другие граждане, за действия которых он отвечает, после предупреждения продолжают использовать жилое помещение не по назначению или нарушать права и интересы соседей, наймодатель вправе в судебном порядке расторгнуть договор найма жилого помещения. В этом случае применяются правила, предусмотренные абзацем четвертым пункта 2 статёй 687 ГК РФ.

Право выселения из муниципального жилого помещения принадлежит наймодателю, а не нанимателю жилого помещения. Выселить члена семьи наниматель не вправе, а только взыскать сумму долга по оплате за коммунальные услуги за последние три года.Оказалось, что нас не впускали, издевались во время моего и сына проживания в однокомнатной квартире, и, в результате - судом удовлетворены требования о признании нас неприобретшими права пользования.

 

Обращаясь в суд с иском о признании неприобретшими права пользования (не установленного законодательством) умело «обошли» нормы жилищного законодательства о выселении.

Согласно статье 96 ЖК РСФСР «помещение, предоставляемое выселяемому, должно быть указано в решении суда о выселении нанимателя, а при выселении в административном порядке - в постановлении прокурора».

Эта же норма дублируется и в статье 97 ЖК РСФСР:

«Помещение, предоставляемое выселяемому, должно быть указано в решении суда о выселении нанимателя».

Как результат – нарушены права человека и гражданина, гарантированные статьями 2, 7, 17, 18, 25, 35, 38, 40, 46 Конституции. Важно подчеркнуть, что права матери и ребёнка.

 

Второго июля 2009 года истец Лысенко М.В. обратился в мировой суд с иском о возмещении расходов на оплату коммунальных услуг, в котором сам подтвердил наличие договора об оплате коммунальных услуг. В июле 1994 года (после свадьбы) мы договаривались, о том, что, проживая с мужем в квартире 33, будем вносить свою долю коммунальных платежей. В том же 1994 году (мы с мужем только приехали из отпуска), истец попросил нас временно пожить в другой квартире, купленной недавно, якобы для того, чтобы сделать ремонт в трёхкомнатной квартире 33 д.16, занимаемой по договору социального найма. Право собственности купленной свекровью и свёкром приватизированной однокомнатной квартиры было оформлено на свекровь, Лысенко Веру Александровну. Временное проживание в однокомнатной квартире затянулось. Мы с мужем на протяжении всего времени проживания в однокомнатной квартире по адресу: ул. Дружбы Народов, д. 22, корп.3, кв.26 (совместной собственности истца Лысенко М.В. и его супруги Лысенко В.А.) полностью несли расходы по содержанию этой квартиры, являющейся совместной собственностью Лысенко Михаила Васильевича и Лысенко Веры Александровны, производили ремонт и вносили значимые улучшения, а также из бюджета семьи оказывалась помощь в благоустройстве квартиры 33, дом 16 по ул. Дружбы Народов.

В июле, августе 2009 года, я заплатила 10000 тыс. р. (десять тысяч рублей) за коммунальные услуги в квартире 33 д. 16 по ул. Дружбы Народов.Оплата осуществлялась и раньше, поскольку я хотела разделить лицевой счёт или, как говорят сейчас «определить порядок пользования квартирой» и вносила плату. Но многие квитанции не сохранились, были выброшены мужем. Сохранились лишь некоторые расписки. Я передавала деньги мужу, поскольку с его родителями (в частности, с матерью, являющейся всегда подстрекателем к ссорам, провоцировавшей конфликты) прекратила общение после того, когда они отказались регистрировать ребёнка и вопрос о регистрации сына был решён после вмешательства прокуратуры только в 2002 году. А малыш родился 16 ноября 2000 года.

Временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма (ст. 71 ЖК РФ).

Согласно части 1 статьи 91 «Выселение нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения» если наниматель и (или) проживающие совместно с ним члены его семьи используют жилое помещение не по назначению, систематически нарушают права и законные интересы соседей или бесхозяйственно обращаются с жилым помещением, допуская его разрушение, наймодатель обязан предупредить нанимателя и членов его семьи о необходимости устранить нарушения. Если указанные нарушения влекут за собой разрушение жилого помещения, наймодатель также вправе назначить нанимателю и членам его семьи разумный срок для устранения этих нарушений. Если наниматель жилого помещения и (или) проживающие совместно с ним члены его семьи после предупреждения наймодателя не устранят эти нарушения, виновные граждане по требованию наймодателя или других заинтересованных лиц выселяются в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения.

Никакие из перечисленных действий мною и ребёнком совершены не были. Тем не менее, мы с сыном лишены регистрации по месту жительства, куда нас не впускали, а потом ещё и требовали фактически двойной оплаты. Из однокомнатной квартиры муж выгонял при малейшей ссоре, требуя, чтобы я уходила в квартиру 33 по ул. Дружбы Народов 16, зная, что меня туда не впустят.

Не имея жилья, регистрации по месту проживания, мы с сыном бесправны.

«Важно, что согласно 201 ГПК РФ, «суд, принявший решение по делу, может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, принять дополнительное решение суда… Вопрос о принятии дополнительного решения суда может быть поставлен до вступления в законную силу решения суда. Дополнительное решение принимается судом после рассмотрения указанного вопроса в судебном заседании и может быть обжаловано…». После принятия решения о признании нас с сыном неприобретшими права пользования в муниципальной квартире, в кассационной жалобе указывалось, что после вступления в силу принятого решения, снятии нас с сыном с регистрационного учёта по месту проживания, мы останемся без какой-либо крыши над головой.

Так и получилось. Ещё до вступления решения суда в законную силу, после многочисленных издевательств мужа, бездействия сотрудников правоохранительных органов, нас выгнали из дома. Судебное решение было вынесено 01.06.09г., а рассмотрение в кассационной инстанции – 20.08.09г. Принципы законности и справедливости являются общеправовыми. Согласно статье 12 ГПК РФ суд «…оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел». До этого времени не было сделано ничего для обеспечения наших с сыном прав на жилище, а также для соблюдения норм КоАП РФ, согласно которым каждый гражданин Российской Федерации должен быть зарегистрирован в установленном порядке. До вступления решения суда в законную силу я обращалась с просьбами защитить наши с сыном права на жилище в прокуратуру города, и неоднократно – в администрацию.

Столкнулась с откровенным противодействием:

- с обманом и недобросовестностью адвокатов;

- не все обращения в милицию были зарегистрированы. В других же, при наличии грубейших нарушений норм Конституции, - отказано в возбуждении уголовных дел;

- неоднократно не применялись нормы материального права, подлежащие применению; допускались нарушения процессуального права;

- после моих многочисленных обращений – молчание со стороны администрации и прокуратуры.

Сама писала надзорные жалобы (последняя подавалась в Президиум Верховного Суда РФ, обращалась в Конституционный Суд РФ, к уполномоченному по правам человека в Российской Федерации). Мне ответили, что наши права не нарушены. Как это возможно и за что – я не понимаю.

Кроме того, обращалась в суд с исковыми заявлениями:

 

1). «О признании права пользования жилым помещением, постановке на регистрационный учёт и вселении». (Дата подачи заявления – 24.02.10 г. Ответчик – Лысенко Вера Александровна). В судебном заседании мне был продиктован текст заявления об отказе от исковых требований в полном объёме. (В определении не отражено, что произошла перемена собственника. Мне рекомендовано обратиться с этими же требованиями к бывшему мужу, Лысенко Виктору Михайловичу, которому квартира 26 по ул. Дружбы Народов, д. 22, корп. 3 была подарена. Документов, имеющихся в материалах дела, на тот период, я не видела).

 

2). «О признании решения федерального районного суда г. Нижневартовска недействительным и применении последствий его недействительности». (Дата подачи – 06.07.2010 г.).

 

3). «О признании недействительным договора передачи жилого помещения в собственность граждан и применении последствий его недействительности». (Дата подачи – 03.08.10 г.).

Решение по делу вынесено 24 февраля 2011 г. Не вступило в законную силу. Двадцать второго марта подана кассационная жалоба. Не учтены многочисленные нормы закона обеспечивающие наши с сыном права, в судебном решении от 01.06.09 г. (которое обжалуется). На основании этого документа, которому применимы признаки ничтожной сделки, принимается решение о приватизации муниципальной квартиры. Возможность бесплатной приватизации, согласно от 29.12.2004 N 189-ФЗ, предусматривалась до 1 марта 2010 г. Федеральным законом от 29.12.2004 N 189-ФЗ (ред. 01.02.2010) внесены изменения, согласно которым, право бесплатной приватизации гражданами может быть использовано до 1 марта 2013 г. Согласно статье 11 указанного закона «каждый гражданин имеет право на приобретение в собственность бесплатно, в порядке приватизации, жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде социального использования один раз.

Несовершеннолетние, ставшие собственниками занимаемого жилого помещения в порядке его приватизации, сохраняют право на однократную бесплатную приватизацию жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда после достижения ими совершеннолетия».

 

Таким образом, в связи с судебным решением о признании нас с сыном неприобретшими права пользования муниципальной квартирой, не только нарушены наши жилищные и другие права, но и мы вместе с ребёнком теряем право на приватизацию, что приведёт к дальнейшему усугублению нашего состояния, к беспрецедентному нарушению жилищных прав.

Следует учитывать, что создание семьи в 1994 г. повлекло потерю моего места в общежитии. Прожив в браке многие годы, я и сын крайне унизительно лишены жилья. Наши права, вопреки многочисленным нормам действующих законов, уничтожены.

 

В заявлении представителя МУП «БТИ» г. Нижневартовска, имеющемся в деле, сказано, что «несовершеннолетний Лысенко Максим Викторович не включён ни в ордер, ни в типовой договор найма жилого помещения, право пользования жилым помещением не приобрёл». Приложены копии поквартирной карточки (Форма А и В по кв. 33., д. 16, ул. Дружбы Народов) о постоянной регистрации по месту проживания Лысенко Людмилы Тимофеевны и Лысенко Максима Викторовича; копия карточки регистрации сына, Лысенко Максима Викторовича (16.11.2000 г.р.) - Форма № 9. В копии списка постоянно проживающих совместно с нанимателем членов его семьи и акта приёма-передачи жилого помещения, в котором указана только я, хотя, ещё в 2002 г. по моему заявлению была проведена проверка и внесено представление прокурора г. Нижневартовска с требованием об устранении нарушений прав сына и его регистрации месте со мной по месту проживания. Следовательно, сын должен был быть внесён во все документы по квартире, имеющиеся в ЖЭУ, наряду с другими проживающими, разрешение которых для регистрации по месту проживания несовершеннолетнего не требуется. Видимо, сотрудниками ЖЭУ №16 не было полностью выполнено представление прокурора. Документы в оригинале по квартире никогда не видела. Копии сняты с имеющихся в материалах дела. В паспорте жилого помещения и в акте приёма-передачи жилого помещения мой сын, Лысенко Максим Викторович, не указан.

 

В заявлении сказано, что «ни Лысенко Максим Викторович, ни Лысенко Людмила Тимофеевна не являются членами семьи нанимателя – Лысенко Михаила Васильевича, поскольку в соответствии со ст. 69 Жилищного кодекса РФ к членам семьи нанимателя относятся проживающие совместно с ним супруг, а также дети и родители данного нанимателя».

В кв. 33 по ул. Дружбы Народов д. 16 муж был зарегистрирован до 1999 года. В 1994 году я регистрировалось вместе с мужем по месту проживания. Периодически проживали в этой квартире. Ответственным квартиросъёмщиком Лысенко Михаилом Васильевичем были переселены, как члены семьи – дети, в его же, совместно с супругой квартиру 26 по ул. Дружбы Народов 22, корп.3. Родственные отношения указаны во всех справках о месте проживания и составе семьи ЖЭУ.

Согласно ст. 69 ЖК РФ "...1. К членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи..."

Согласно ст. 5 УПК РФ, близкими родственниками являются "...супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки;..."

Доверенным лицом нанимателя, Лысенко Михаила Васильевича, в кв. 33, д. 16 по ул. Дружбы Народов, указан Лысенко Виктор Михайлович.

Из заявления следует, что «на момент приватизации в спорном жилом помещении были зарегистрированы, проживали и имели право пользования – Лысенко Михаил Васильевич, Лысенко Вера Александровна, Лысенко Виктор Михайлович. Жилое помещение, расположенное по адресу: г. Нижневартовск, ул. Дружбы Народов, д. 33, квартира 16 было передано в собственность Лысенко Михаила Васильевича, Лысенко Веры Александровны 18.11.2009 г.».

Как было сказано ранее, Лысенко Виктор Михайлович был снят с регистрационного учёта по указанному адресу по собственному желанию в 1999 г. (приложены копии документов). Тем не менее, он имел право на приватизацию и оформлял согласие на то, чтобы его не включали в число собственников данной квартиры.

Я и сын – Лысенко Людмила Тимофеевна и Лысенко Максим Викторович – сняты с регистрационного учёта по месту проживания 15 сентября 2009 года на основании решения суда от 01.06.09 г., без предоставления другого жилья.

Я и сын отсутствовали в городе Нижневартовске временно, в связи обстоятельствами, описанными ранее. В судебном заседании были представлены амбулаторные карты мамы и сына, которые я привезла в качестве доказательства после многочисленных упрёков и оскорблений мужа. В августе собиралась вернуться за сыном и отвезти амбулаторную карту мамы. В связи с продолжающимися безнаказанными издевательствами бывшего мужа, лишения жилья, вынужденной необходимости искать какое-либо съёмное жильё, необходимости зарабатывать на проживание, оказание помощи маме и сыну; необходимости отстаивать наши с сыном права, я не смогла поехать в августе.

Мне продолжили создавать ещё более невыносимые условия существования и на работе, и в городе. В результате с 28 апреля 2009 г. по настоящее время (18 апреля 2010 г.) я не могу поехать даже увидеть маму и сына.

После возвращения в Нижневартовск 28 апреля 2009 г. и после того, когда я узнала о том, что муж, скрыв от суда наше с сыном временное отсутствие в городе, расторг брак; я и сын должны были проживать в трёхкомнатной муниципальной квартире по месту регистрации. В квартиру 33 д. 16 по ул. Дружбы Народов не впустили.

Адвокатом не только не были предприняты необходимые меры для защиты наших с сыном жилищных прав, но и была введена в заблуждение.

Неоднократно, считаю, для того, чтобы скрыть допущенные нарушения, производятся попытки ввести в заблуждение, скрыть информацию; выстроить события так, как будто я приехала в г. Нижневартовск не в 1991 г., а недавно, что не соответствует действительности.

В протоколах судебных заседаний по делу допускаются многочисленные искажения фактов. К примеру, «приехав в город Нижневартовск в 2009 г. Лысенко Л.Т. получила ИНН, медицинский полис, страховое пенсионное свидетельство …». О пенсионном страховом свидетельстве речи не было. Я получала его в 1999 году. В 2009 году оно менялось по требованию сотрудников Управления пенсионного фонда. В 2009 году получала идентификационный номер налогоплательщика сына, Лысенко Максима Викторовича (мой ИНН мною давно получен). Медицинский полис оформляла для себя и для сына.

 

Таким образом, судебным решением от 01.06.2009 г. мы с сыном лишены единственного жилья (решение рассматривалось кассационной инстанцией 20.08.2009 г.).

Я второй год вынуждена существовать в ужасных условиях съёмной комнаты бывшего общежития, внося, дополнительно к коммунальным платежам, плату за коммерческий найм. Без права отъезда из города, без права лечь в больницу, с необходимостью изыскивать возможности зарабатывать на жизнь и помогать родным. На протяжении двух лет обращаюсь с просьбами о восстановлении наших с сыном прав, предоставлении нам жилья. Во всех моих просьбах отказано.

Наоборот, в Управлении по жилищной политике администрации г. Нижневартовска подчёркивается, что сын сейчас отсутствует в городе, с целью непредоставления нам жилья согласно очереди, сформированной до 1 марта 2005 г., которая аннулирована незаконно. При восстановлении наших прав в кв. 33, д. 16, предоставлении жилья до совершеннолетия сына, он мог бы второй раз участвовать в приватизации, чем была бы обеспечена достойная жизнь моего сына.

Также, мама и сын имеют право на получение, согласно очереди, двухкомнатной квартиры (разнополые родитель и ребёнок).

Для подтверждения отсутствия сына в городе, нам отказано в получении детского пособия.

Лишив нас с сыном какого-либо жилья, а также права на его получение, произведены попытки представить всё так, как будто сын постоянно проживает у бабушки, а я в Нижневартовске. Упускаются описания тех условий, в которых невозможно себя чувствовать человеком и гражданином, ощущать «достойную» жизнь. В чужом жилье, занимаемом временно невозможно создавать приемлемые условия.

С работы была уволена незаконно 25 июля 2010 г. Дела о восстановлении на работе должны быть рассмотрены на протяжении одного месяца. Последнее заседание по делу состоялось 12 апреля 2011 г. Решение ещё не получено. С 25.07.10 г. по настоящее время я лишена работы, постоянного заработка и других возможностей (причём в условиях съёмного жилья, отсутствия регистрации и, связанного с этим, полного бесправия)

 

4). Об обязании собственника жилого помещения обеспечить жилым помещением бывшего супруга и других членов семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства. Иск заявлен Лысенко Людмилой Тимофеевной к Лысенко Виктору Михайловичу. Решение противоречит п. 4 ст. 31 ЖК РФ и со ст. 305 ГК РФ. Судья Феденков С.А. Дело № 2-3695/10).

 

5). В суде мне отказано в выплате алиментов за период, предшествующий моменту подачи исполнительного листа (причём некоторые материалы дела утеряны), назначении алиментов в твёрдой денежной сумме и взыскании суммы неосновательного обогащения (Принятое решение не соответствует статьям 81, 83, 113, 116 СК РФ).

 

6). Заявление о признании недействительным договора передачи жилого помещения в собственность граждан и применении последствий его недействительности. После первоначально оставления без движения принято к производству 30.12.2011 г. В исковых требованиях отказано. Подана кассационная жалоба.

 

7) Заявление об устранении препятствий проживанию, постановке на регистрационный учёт, компенсации материального ущерба и морального вреда, причинённых незаконным выселением (подано 09.03.2011 г.). Первоначально было вынесено определение об оставлении искового заявления без движения. Согласно мнению суда, требовалась его коррекция. Определение было обжаловано. Вынесено определение о возвращении искового заявления.

Требования заявлены согласно нормам ЖК РФ и ГК РФ. Удовлетворение требований позволило бы устранить отдельные нарушения наших с сыном прав.

 

После всего содеянного, в конце мая 2010 г. бывший муж, беспрецедентно бессовестно, заявлял требования «о праве на общение с ребёнком и участии в его воспитании». Причём, имелось в виду, главным образом, на территории Украины. В суде не выяснен вопрос о том, где двум гражданам проживать в России. Не выяснено, почему я, с 1991 года проживая в городе и с 1994 г. – в законном браке, и несовершеннолетний сын должны быть лицами без определённого места жительства, скитаться в поисках временной чужой крыши над головой.

 

В определении судьи суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры М.В. Кабановой от 18 января 2010 года № 4-г-11/2010, об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, сказано, что я и сын продолжаем проживать по адресу: ул. Дружбы Народов, д. 22, корп. 3, кв. 26, что



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 120; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.017 с.)