ТОП 10:

Забытый день рождения Комодо



Жил-был на свете большой слон. Он жил в Уипснейдском зоопарке вместе со своей слонихой и маленьким слонёнком, которого звали Ялмар.

Папа-слон был очень большой. Мама-слониха была тоже большая. И даже Ялмара очень маленьким никто бы не назвал. Совсем маленькими слоны не бывают.

В один прекрасный день слониха-мама и слонёнок-сын увидели, что папа-слон стоит на голове.

— Что с тобой? — спросила слониха-мама.

— Стараюсь кое-что вспомнить, — ответил папа-слон.

— Что же ты стараешься вспомнить?

— Если бы я знал, — ответил папа-слон, — я бы не старался. Не так ли, голубушка?

— Ялмар, — сказала слониха-мама сыну, — беги скорей и постарайся найти, что забыл папа!

И Ялмар побежал по дороге. Потом поднялся на невысокий холм возле бамбуковой рощи и присел отдохнуть, а заодно посмотреть, как играют в салки облака на небе.

Вдруг ему послышалось, что кто-то плачет. Плакали совсем рядом, хотя Ялмар не видел, кто. И он сказал:

— Не плачь! Хочешь, я помогу тебе?

Плакать перестали.

— Кто ты? — спросил Ялмар.

— Забытый день рождения. Я не знаю, чей я.

— Ай! — сказал Ялмар. — Вот беда! А праздничный пирог у тебя есть?

— Конечно! Какой же это день рождения без пирога? На моём вот шесть свечей, значит, кому-то сегодня исполнилось шесть лет.

«Как хорошо, когда тебе шесть лет! — подумал Ялмар. — Очень хорошо! Почти так же хорошо, как семь. Пять лет тоже неплохо, да и четыре — ничего. Ну а когда восемь — когда восемь, ты уже наполовину взрослый. И всё-таки, пожалуй, лучше всего, когда тебе шесть».

— Мне очень, очень жаль, — сказал он. — Но я ничем не могу тебе помочь. Я просто не знаю, кто забыл свой день рождения.

И Ялмар поспешил домой. Когда он вернулся, папа-слон уже не стоял на голове, а сидел за столом и обедал.

— Вспомнил! — сказал папа-слон. — Я так и знал, что это вчера, или завтра, или сегодня. Так и знал!

— Что сегодня? — спросил Ялмар.

— Что сегодня твой день рождения! — сказала слониха-мама, входя в комнату. — Тебе сегодня исполнилось шесть лет.

Ялмар разволновался и побежал скорее назад к невысокому холму возле бамбуковой рощи.

— Послушай! — крикнул он. — Оказывается, ты МОЙ день рождения. Мне сегодня шесть лет!

— Ура! — закричал забытый день рождения. — Ура, ура, ура!

Вечером к чаю Ялмар получил праздничный пирог с шестью свечами. Он вытянул хобот и задул все свечи разом.

«Вот здорово! — подумал он. — Хорошо, когда тебе шесть лет!»

Красная шапочка Комодо

Жила-была на свете Рыбка. Вместе с другими рыбами она плавала в море, и ей казалось, что море под ней тёмное-тёмное. Чем глубже, тем темней. А когда она смотрела вверх, то видела голубое небо и в небе красную шапочку.

«Вот бы мне эту красную шапочку!» — мечтала она. И однажды она попрощалась с остальными рыбами и поплыла вверх, вверх и вверх, пока не доплыла до самой морской поверхности. Куда ни глянь, вокруг было море, на море большие корабли, а над морем — синее небо, белые облака и красная шапочка.

Рыбка старалась всплыть ещё выше, но все старания её были напрасны: не могла же она совсем выпрыгнуть из воды.

И она обратилась к Чайке, пролетавшей над морем.

— Дорогая миссис Чайка, поднимитесь, пожалуйста, повыше и достаньте для меня вон ту красную шапочку! Мне она очень нравится.

Но Чайка ответила ей:

— Лучше уплывай подальше, не то попадёшь мне на завтрак!

И с этими словами Чайка нырнула в воду и попробовала поймать Рыбку своим большим, острым и жёлтым клювом. Но Рыбка юркнула в глубину и была такова.

В другой раз Рыбка увидела в лодке рыболова с длинной удочкой, на конце которой, конечно, был крючок. Она вынырнула из воды и сказала:

— Будьте так добры, мистер рыболов, достаньте для меня вашей удочкой вон ту красную шапочку!

— Гляди лучше в оба, не то сама попадёшь ко мне на удочку! — сказал рыболов.

И он поднял удочку над головой, взмахнул ею три раза, а потом закинул подальше, чтобы подцепить на крючок Рыбку, но промахнулся, и Рыбка уплыла.

Наконец Рыбка приплыла к реке и увидела на берегу реки Слона. Слон напевал себе под нос песенку:


Слон — очень толстый и большой,
Жуёт он грустно день-деньской.
Траву он ест, а между тем
Он любит земляничный джем.


Рыбка крикнула ему:

— Достань мне, пожалуйста, своим длинным хоботом вон ту красную шапочку!

Слон потянулся хоботом за красной шапочкой, тянулся, тянулся что было сил, но так и не дотянулся.

— Не выходит, — сказал он. — Лучше я подхвачу тебя хоботом, закину повыше в небо, и ты сама достанешь красную шапочку.

И слон, подхватив Рыбку хоботом, подбросил её высоко-высоко, выше облаков, в самое синее небо. Рыбка глянула — а вместо красной шапочки в небе оказалось красное солнышко. И Рыбка с громким всплеском шлёпнулась назад в море.

Рыбы окружили её и спрашивают:

— Что же ты вернулась без красной шапочки?

— Это вовсе не красная шапочка, — отвечала им Рыбка, — это солнце.

Но они смеялись над ней и говорили:

— Нас не обманешь, это красная шапочка!

Кузнечик и улитка

Жила-была на свете очень умная лошадь. Её звали Тэрри. Она научилась писать и написала своему хозяину-молочнику записку:


Дорогой хозяин,
не греми так громко
бутылками
я ещё сплю и встану позно
С уважением

твоя Тэрри.


И показала записку другим лошадям в конюшне. — Хм! — сказали они. — А что такое «позно»? Если ты хотела сказать «поздно», где же буква «д»?

«Вот досада, — подумала Тэрри и повторила про себя: — Поздно-гроздно, позно-грозно, морозно-мороздно». А вслух сказала:

— Зато вы не умеете писать!

Возразить ей никто не мог.

— Подумаешь, одна орфографическая ошибка! Пустяки, — добавила она.

В этот день Тэрри была в плохом настроении, потому что разбила себе нос. Когда она училась писать, то ручку она держала в передних копытах и поэтому всё время шлёпалась носом вниз.

Вообще-то,на задних ногах она могла стоять недолго, но стоило ей чуть пошевелиться, и она сразу падала — бац! — об землю носом.

Постепенно она научилась сохранять равновесие, упираясь концом пера в бумагу. Правда, перо то и дело ломалось, а если и не ломалось, то начинало ужасно царапать.

Наконец Тэрри научилась писать, держа ручку в зубах.

Но всё-таки нос у неё ещё не зажил.

На другое утро, как всегда, пришёл молочник. Он первым делом прочитал записку и целых полчаса старался не греметь бутылками. Он загремел, когда Тэрри совсем проснулась: всем молочникам полагается греметь бутылками.

— Ну, как сегодня твой нос? — спросил он у Т эрри. — Как будто получше!

Он ласково потрепал Тэрри и дал ей яблоко.

Вечером, отдыхая в стойле, Тэрри написала стихотворение:


Посвящается моему лучшему другу (молочнику)
Знают лошадки
Как яблоки
Сладки
От них они становятся толстее
А это очень важнее
То есть нет — от них
они становятся ТОЛЩЕ
А это очень ВАЖНО
А теперь прощай
(целую три раза).


И засунула стихотворение в горлышко молочной бутылки. На другое утро пришёл молочник и дал Тэрри сахару.

Пять больших кусков, один средний и два маленьких.

Он протянул ей сахар на ладони и сказал:

— Только не очень громко хрусти, а то разбудишь остальных лошадей!

И пока она тихонько хрустела, молочник прочитал её стихотворение.

— Прекрасное стихотворение! — сказал он. — И спасибо тебе за три поцелуя. Я в долгу не останусь.

Он три раза поцеловал Тэрри, и они отправились развозить молоко.

Носорог и добрая фея

Много-много лет тому назад, когда все папы были ещё маленькими мальчиками, жил на свете носорог, по имени Сэм.

Он был очень и очень толстый, но это его ничуть не огорчало. Он чувствовал себя совершенно счастливым и каждый вечер перед сном пел песенку:


Носо-носо-носо-роги
Всё съедают по дороге
И не думают о том,
Что случится с животом.


Потом съедал сто шоколадных печений, запивал их стаканом молока и засыпал.

Но по ночам ему снился сон, каждый раз один и тот же. Ему снилось, что кто-то его щекочет. Сначала чуть-чуть, потом сильнее и, наконец, так, что не было мочи терпеть. Из-за этого Сэм беспокойно крутился во сне и каждую ночь падал с кровати.

А так как он был очень большой и толстый, то и падал с постели очень громко — бух!!! И все, кто жил по соседству, были недовольны и жаловались, что он слишком шумный и беспокойный носорог.

Бедняга Сэм не знал, что и придумать. И вот он пошёл за советом к мудрой сове, жившей на старом дубе. Сову звали Джуди, она умела читать, писать и считать, а по пятницам чистила себе когти.

Сэм рассказал Джуди, что он каждую ночь падает с кровати и будит своих соседей и они на него жалуются, а что сделать, чтобы не крутиться во сне, он не знает; может быть, Джуди научит его?

— Знаю, знаю, — сказала Джуди, — попроси добрую фею, она тебе поможет.

— Фею так фею, — согласился Сэм.

И он сказал про себя «фея», «фея» и ещё раз «фея». Как только он в третий раз сказал «фея», в траве что-то зашуршало и появилась фея, хорошенькая, как лютик. В левой руке у неё была серебряная палочка.

Пока Сэм рассказывал ей о своих неприятностях, она гладила его по носу. Сэм рассказал ей обо всём: как он ложится в постель, съедает сто шоколадных печений, запивает их молоком и засыпает. И как ему снится, что кто-то его щекочет, и он крутится во сне, и падает с кровати, и соседи на него жалуются.

— Ах, какой глупый носорог! — сказала фея.-Ну кто же ест шоколадное печенье в постели? А про крошки ты забыл? Конечно, щекотно! И ничего удивительного, что ты падаешь с постели.

— Но что же мне делать? — спросил Сэм.-Если я откажусь от плотного ужина, я похудею.

— Я помогу тебе, — сказала фея. — Зажмурь глаза и не подглядывай.

Сэм зажмурил глаза, а фея взмахнула серебряной палочкой над Джуди и превратила её в канарейку.

— Что со мной сделали? — удивилась Джуди.

— Не сердись — сказала фея, — зато теперь ты можешь клевать шоколадные крошки.

— Ну тогда ладно, — согласилась Джуди, — канарейка так канарейка.

Она расправила жёлтые перышки и пропела:


Комары и мошки,
Комары и мошки,
Слон любит печенье,
А канарейка — крошки!
Сэм открыл глаза.


— Ешь мои крошки, ешь на здоровье! — обрадовался он. — Ну да! Они-то мне и не давали спать. Спасибо тебе, добрая фея, большое-большое спасибо! Теперь мне не будет щекотно и я перестану крутиться во сне и падать с кровати. Ура!

— До свидания! — сказала добрая фея.

Она поцеловала Джуди и Сэма и, взмахнув палочкой, исчезла.

А Джуди и Сэм вернулись домой. С тех пор всё пошло хорошо. Сэму больше ничего не снилось, и он больше не крутился во сне и не падал с кровати. Все соседи считали его теперь замечательным носорогом и говорили, что ему очень повезло: у него есть верный друг, который подъедает все крошки.

Иногда ранним утром Сэм спускался к реке и пел такую песенку:


Комары и мошки,
Комары и мошки,
Канарейка Джуди
Очень любит крошки.
И теперь я уже —
Ура! Ура! —
Не верчусь, не кручусь,
А сплю до утра.

Да здравствует Джуди!
Да здравствую я!

Хочешь, хочешь, хочешь...

Солнце освещало дерево, растущее в дальнем углу сада, легкий ветерок раскачивал его ветви, а листья шептали:

— Хочешь, хочешь, хочешь...

Это было волшебное дерево. Стоило встать под это дерево и задумать желание, как желание тут же исполнялось.

А в доме неподалеку от волшебного дерева жил толстый старикан. Звали его Уильям Кэдоген Смит. Он торговал в деревенской лавке мылом и терпеть не мог детей — мальчиков и даже девочек.

Однажды он встал под волшебное дерево и сказал:

— Хочу, чтобы все соседские девчонки и мальчишки очутились на Луне!

Не успел он это сказать, как все девочки и мальчики очутились на Луне.

Там было холодно и неуютно, и самые маленькие дети даже заплакали. Но мамы были далеко, и некому их было утешить.

Как только исчезли дети, птицы на волшебном дереве сразу смолкли. А дрозд сказал, глядя прямо на мистера Смита:

— Хочу, чтобы все дети вернулись!

Но мистер Кэдоген Смит перебил его:

— Нет, хочу, чтобы они оставались на Луне.

Тогда дрозд опять сказал:

— Хочу, чтобы они вернулись!

Дети совсем запутались, они уже и сами толком не знали, где им быть: на Луне или на Земле. Мистер Смит топнул ногой и сказал:

— Хочу, чтобы...

Но кончить не успел, как дрозд сказал:

— Хочу, чтобы мистер Смит стал добрым!

И мистер Смит, вместо того чтобы сказать, как он собирался: «Хочу, чтобы все дети оставались на Луне», вдруг передумал, поскреб затылок и сказал:

— Хочу, чтобы все дети пришли сегодня вечером ко мне в гости, я их угощу пирожными, апельсиновым желе и лимонадом. Больше я не буду продавать мыло, а вместо этого открою кондитерскую. И не разрешу никому называть меня Уильямом Кэдогеном Смитом, пусть зовут просто Смит. Ура! Ура! Ура!

Он три раза прошелся колесом, и снова на дереве запели птицы.

Опять засветило солнце, легкий ветерок раскачивал ветви, а листья шептали:

— Хочешь, хочешь, хочешь...

Орел и овечка

На одной из вершин горного Уэльса жил орел. Звали его Дэвид.

Он любил летать высоко-высоко. И однажды залетел так высоко, что попал на звезду.

На звезде стоял маленький домик. В нем жила Мэри со своей овечкой. Дэвид постучал в дверь.

— Я прилетел к вам в гости, — сказал он.

Мэри накрыла на стол, и они втроем сели пить чай.

— Хочешь кусочек поджаренного хлеба, милый орел? — предложила Мэри.

— Хм, нет, спасибо, — ответил Дэвид. — Я бы лучше съел овечку.

— Ой! Но ты ведь еще не мыл когти, — сказала Мэри.

И она выставила его из-за стола и отправила на кухню мыть когти. А пока он там мылся, она успела шепнуть два слова на ушко своей овечке.

Дэвид вернулся и сел опять за стол.

— Хочешь еще кусочек поджаренного хлеба, милая овечка? — спросила Мэри.

— Нет, спасибо, — ответила овечка, вспомнив, что ей шепнула на ушко Мэри. — Пожалуй, я бы лучше съела орла.

Орел очень удивился, ему даже стало как-то не по себе. И когда Мэри еще раз спросила, что ему хочется, он ответил:

— Кусочек поджаренного хлеба, пожалуйста.

Мэри дала ему кусочек поджаренного хлеба. После чая Дэвид попрощался с Мэри и с ее овечкой и полетел домой.

В этот вечер перед сном он нет-нет да поглядывал на звезду, горевшую над его головой.







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.48.142 (0.014 с.)