ТОП 10:

Церковь в Сынковичах. 6 аркатурный пояс, 25 арх храма, 45 убранство потолка, 66 машикули



Каменная вежа

Камяне́цкая ве́жа (памылковая назва — Бе́лая ве́жа) — абарончая вежа ў Камянцы, збудаваная ў 1271—1289 гадах архітэктарам Алексам як умацаваньне паўночных межаў Валынскага княства. Сёньня тут месьціцца філія Берасьцейскага абласнога музэю (пачынаючы з 1960 году).

Камянецкая вежа — найбольшае вышынёю (каля 31 мэтра) і ступеньню захаванасьці збудаваньне падобнага кшталту. На тэрыторыі сучаснай Беларусі абарончыя вежы існавалі таксама ў Берасьці, Горадні, Тураве і Наваградку, аднак яны не захаваліся да нашага часу.

Заснаваньне

Першыя летапісныя згадкі пра ўзьвядзеньне Камянецкай вежы датуюцца 1276 годам. Галіцка-Валынскі летапіс захаваў аповед пра заснаваньне Камянцу валынскім князем Уладзімерам Васількавічам: И потом вложил Бог благую мысль в сердце князю Владимиру, задумался он, чтобы где-нибудь за Берестьем поставить город.

На загад валынскага князя Ўладзімера Васількавіча для будоўлі новага гораду быў пасланы «градаруб» Алекса. З дапамогай мясцовага насельніцтва быў збудаваны «столп камен высотою 17 саженей. Подобен удивлению всем зрящим на него».

Дакладная дата будаўніцтва невядомая. На выснове Іпацьеўскага летапіса прынята лічыць, што вежа была збудаваная ў пэрыяд з 1276 году па 1288 год.

Плян

Замак утвараў сабой закрытую абарончую сыстэму. Як і многія эўрапейскія замкі, ён меў вялікую круглую вежу на насыпаным узгорку, абаронены ўзгоркам і ракою з паўночнага боку, і прылягаючым дваром замка, які быў поўнасьцю разбураны ў 1903. Такі тып motte-and-bailey замка зьяўляецца ў 10 і 11 стагодзьдзях паміж рэкамі Райнам і Луараю і паступова пашыраецца на большасьць заходняй Эўропы і нават на тэрыторыю сучаснай Беларусі. Вежа з чырвонай цэглы з службовымі і жылымі пакоямі на 5 паверхах унутры была галоўнаю вежаю, што было распаўсюджана ў Францыі і Ангельшчыне да 16 ст. Вежа мае вышыню 30 м, сьцены таўшчынёю 2,5 м, і страху з нахілам.

Драўляны замак ужо да першай паловы XVII ст. ня меў буйных абарончых умацаваньняў. Інвэнтар 1635 году паказвае, што замак меў браму з параднай заляй абкружанай галерэяй. Цэнтар дзядзінца займаў дом з сенцамі, сталоўкай, жылымі і гаспадарчымі памяшканьнямі. Каля яго стаяў дом на дзьве хаты з сенцамі, сьвіран, піўніца, кухня, за валам — сьпіхлер і бровар. У 1728 годзе замак прыйшоў у заняпад: заля над брамаю пераўтварылася ў сьвіран, а на месцы сядзібнага дому былі ўзьведзены фальварачныя пабудовы. У сярэдзіне XVIII ст. замак быў ізноў рэканструяваны: над брамаю ўзьведзена альтанка з кружганкам, на дзядзінцы пабудаваны драўляны палац пад драніцавым дахам і трыма вежкамі на верхнім паверсе. Да 1821 году замак цалкам прыйшоў у заняпад.

Цагляны мур

Вежа цалкам збудаваная з цэглы, што робіць яе ўнікальнай. Цагляныя канструкцыі былі рэдкасьцю ў гэтай частцы Эўропы да канца сярэднявечча, бы вытворчасьць цэглы была дарагою у тыя дні. Да 16 ст. пераважна каменны мур выкарыстоўваўся дзеля ўмацаваньняў, цэркваў і манастыроў, толькі некаторыя часткі інтэр’еру рабіліся з цэглы. У вежы прасочваецца ўплыў заходняй Эўропы, дзе цагляны мур шырока ўжываўся ў канцы 13 — пачатку 14 ст.

Непадобна да вузкіх байніц на ніжніх паверхах, вялікія сьпічастыя вокны і нішы на верхнім паверсе зьяўляюцца выдатным прыкладам раньняй готыкі на Беларусі.

Праёмы вокнаў і нішаў былі атынкованы і пабелены. Вокны былі спраектаваны такім чынам, каб не дапусьціць трапляньня сьвятла ў пакоі, дзе жыла шляхта падчас асады. Шкляныя вокны былі яшчэ адным атрыбутам гатычнай архітэктуры. Відавочна, што рэзыдэнты хацелі стварыць хатнія ўмовы ў галоўнай вежы. Верхняя частка вежы была мела зубцы і ўзор паверхні накшталт цаглянай кладкі.

Частку цэглы экстэр’еру пашкодзілі ці разабралі мясцовыя жыхары, але яе аднавілі ў 1903 годзе, калі археалягічныя дасьледаваньні мелі месца вакол вежы. Спатрэбілася 10000 цаглін.

Высоким качеством отличается и кладка на известковом беловато-сером растворе, толщина швов 2-4 см. Для связывания рядов кирпичей в них чередуются два «ложка» и один «тычок» (балтская или вендская кладка).

 

Машикули

Машикули́ (фр. machicoulis, от средневекового фр. mache-col, «бить в голову») — навесные бойницы, расположенные в верхней части крепостных стен и башен, предназначенные главным образом для вертикального обстрела штурмующего стены противника, забрасывания его камнями и т.п. В русском крепостном зодчестве употреблялся термин «бойницы косого боя» и «варницы» (от вар, варёная смола, крутой кипяток).

Машикули применялись в средневековом крепостном строительстве в Европе, на Ближнем Востоке и на Руси для ликвидации непростреливаемого (мёртвого) пространства у подошвы стен, возникавшего при ведении оборонительного огня исключительно из бойниц (так как бойницы давали возможность обстреливать местность лишь на некотором удалении от подошвы стен). Машикули устраивались посредством создания свесов у брустверной стенки. При этом парапет бруствера несколько отодвигался вперёд от плоскости стены. В случае, если для выноса парапета использовались кронштейны, в качестве машикулей применялись щели между ними (преобладающий способ в европейском крепостном строительстве). Если же вынос бруствера осуществлялся посредством общего изменения формы кладки стен, в вынесенной вперед части устраивались бойницы, имевшие большой угол наклона (преобладает в русском крепостном зодчестве). Помимо обстрела противника из стрелкового оружия, машикули могли использоваться для сбрасывания камней, горшков с зажигательной смесью, выливания на атакующих кипятка и т.п.

Специфическим типом машикулей можно считать так называемые «дыры-убийцы» — отверстия в потолках и сводах воротных проездов, через которые защитники крепости поражали ворвавшегося в проезд противника камнями и стрелами, поливали кипятком и т. п.

С появлением огнестрельного оружия и переходом к бастионной системе укреплений машикули постепенно утратили своё оборонительное значение.

Во второй половине XIX века, с распространением романтизма и интереса к культуре средневековья, машикули вводятся в архитектуру в качестве декоративного элемента (впервые — в псевдоготике). Как элемент архитектурного оформления, машикули используются для символического уподобления сооружения за́мку или для напомнинания о его реальном или игровом фортификационном прошлом. Помимо неоготики, декоративные машикули получили широкое распространение в архитектуре неоренессанса, в классицизме же используются редко.

Каплица в Кухтичах

Капли́ца (польск. kaplica, белор. капліца — «часовня», от лат. сареllа «плащ св. Мартина», позже — «молельня, посвящённая св. Мартину»[1]) — небольшая (чаще неправославная) часовня — выделенное помещение с алтарем. Часть собора или отдельностоящее культовое сооружение.

Усадьбу в Кухтичах, на террасе реки Уздянка, заложил на рубеже ХVIII-ХIХ вв. прадед Марии Магдалены Казимир. Среди старых деревьев в наиболее приподнятой части усадьбы расположен храм конца XVI в. Позднее, с начала XIX в., он служил усадебной каплицей, несет характерные черты храма-крепости, имеет сложный план. Под алтарем располагалась крипта, в которой покоился муж Марии Магдалены. В XIX в. Завишей хоронили в родовой каплице на кладбище в Узде. Интерьер храма имел классицистический облик, который сформировался в период строительства усадьбы. Украшением храма занимался известный резчик скульптор Кароль Ельский.

7. арх костела в Ишкольде 29, планировка

Уникальный по сути памятник был построен здесь много веков назад, а первое летописное упоминание о нем относится к 1472 году. Это может означать, что Троицкий костел в Ишкольди был свидетелем великих событий, развивавшихся еще в период правления князя Витовта!

Размеры католического храма невелики: в плане он представляет собой прямоугольник размером 14,5х10 метров. В завершении храма расположена пятистенная апсида, площадь которой несколько меньше, чем площадь основной части костела.

Стены костела, построенного в готическом стиле, выполнены из кирпича. Их нижняя часть украшена своеобразным орнаментом, который получился в результате особой кладки из темного кирпича-железняка. Элементы готической архитектуры храма можно встретить в сводах, которые выполнены в виде звезд и крестов с нервюрами, наружных контрфорсах, убранстве главного фасада, высокой крыше храма, стрельчатых окнах и многих других элементах. Храм внешне похож на монументальный памятник. Несколько ослабляют это впечатление мягкие криволинейные очертания контрфорсов.

Троицкий костел в Ишкольди был поврежден лишь однажды, во время войны с Москвой в 1654-1657 гг. Кроме того, он передавался другим верующим: во второй половине XVI века храм превратился в кальвинский собор, а в 1641 году вновь вернулся католикам. Эти переходы от одной веры к другой не могли не сказаться на внутреннем убранстве костела. Оно не сохранилось до наших дней, но, тем не менее, внутри храма все равно можно лицезреть любопытные элементы декора. Одним из них является витраж, о котором местный ксендз рассказывает интересные подробности. Так, в советские времена чиновники приехали в костел с целью закрыть его, но жители деревни буквально на коленях просили их не делать этого. Властям ничего не оставалось, как уехать. Во второй раз они посетили деревню уже с бульдозерами и другой техникой, явно давая понять населению серьезность своих намерений. Но верующие не отступили и на этот раз: они просто легли под колеса. Начальник приказал водителю, управляющему машиной, ехать прямо по людям, но тот вышел из кабины, предложив своему шефу занять его место. Так и не отдали местные жители свою святыню…

Также ксендз нередко делится с гостями, приезжающими в Ишкольдь, другой историей. Второй рассказ касается ксендза Винцента Латаревича. С приходом к власти коммунистов ему было приказано отказаться от своей веры, но священник не послушался, после чего его жестоко убили: увезли в Мир и отрубили голову. Верующим удалось украсть тело невинно убиенного ксендза и похоронить его рядом с костелом.

Замковое строительство

Замковое строительство в Великом княжестве Литовском — сооружение и функционирование замков на территории Великого княжества Литовского. Под замком в данном случае понимается оборонительный объект, представляющий собой замкнутый комплекс оборонительных, жилых и других специальных построек и выполняющий резиденциальные и административно-общественные функции. Типологическими особенностями замка как фортификационного объекта являются замкнутость постройки и полифункциональность при доминировании военно-оборонительной функции[1].

С течением времени значение понятия «замок» менялось. В XIV—XV веках по отношению к укреплённым поместьям употреблялся также термин «двор», до XIV века по отношению к городским укреплениям использовалось славянское слово «град». На протяжении XVI века название «замок» закрепилось за древними детинцами и окрестными укреплениями, служившими для защиты жителей от неприятеля, обычно в форме «горный» (Высокий) и «дольный» (Нижний) замки. Замками также называли все виды укреплений или резиденций знатных людей. В XVIII веке термин «замок» закрепился и как название дворцовых сооружений, не выполняющих функции замка как военно-оборонительного объекта, а значит и не являющихся замками в узком понимании этого термина. Примерно в это же время по отношению к сооружениям с развитой бастионной системой укреплений, которым оборонительная функция была присуща, слово «замок» вытесняется терминами «фортеция» и «цитадель»[1].Содержание

Наследие Руси

Наиболее древними каменными оборонительными сооружениями на территории Великого княжества Литовского были городские укрепления Руси, такие как замковые стены конца XII века Гродно и Киева. Ещё в XII веке в Западной Руси был сооружён целый ряд каменных башен, известных как башни «волынского типа»[2]. Такие башни существовали в Столпье, Белавине, селе Спас под Холмом, в самом Холме, Чарторийске, Гродно, Берестье, Каменце и Турове. Башни-«столпы» предназначались для кругового обстрела и были основой обороны замка, при этом они могли быть как центром концентрических замковых сооружений, так и выступать за периметр замковых стен (такую конструкцию имели оборонительные сооружения Каменца). Традиционно башни «волынского типа» называют донжонами[3][4], но согласно современным исследования типологически они наиболее близки к немецким башням бергфридам, которые также не выполняли функцию постоянного жилья[5][1].

Этап деревянных замков в Литве

Большинство замков в Великом княжестве Литовском были деревянными и до нашего времени не сохранились. Представление о них можно составить по сохранившимся описям имущества (инвентарям) и небольшому количеству старинных иллюстраций. На территории современной Литвы в XI — начале XV веков исследователями выделяется этап деревянных замков, аналогичных понятию «поздние городища». Такие замки были небольшими по размеру, число их защитников редко превышало сотню человек, а строились они в течение одного года. Большинство деревянных замков в Литве было построено в годы активной борьбы с Тевтонским орденом, то есть в XIII—XIV веках. Среди них наиболее известны: в Жемайтии — Импилтис, Велёна, Бисене и Медвегалис, в Аукштайтии — Кернаве, Пуня и Мереч[1].

В XIV веке стало ясно, что деревянные замки являются недостаточно укреплёнными для защиты от крестоносцев. С этого времени в Великом княжестве Литовском начинается активное строительство каменных замков[1].

Замки-кастели

Одной из особенностей замкового строительства в Великом княжестве Литовском является сооружение замков-кастелей. Кастель представляет собой замок регулярной формы с оборонительными стенами, элементами которого могут быть стены, фланкирующие башни и жилые постройки по периметру стен. На территории Государства Тевтонского ордена строились так называемые Штауфеновские кастели, имевшие лишь слегка выступающие за периметр стен башни. Фланкирующие башни в немецких кастелях сначала были весьма редки, в то время как для кастелей французского типа, распространённого во Франции, Англии и соседних регионах, полукруглые или круглые фланкирующие башни были обязательными[1].

Замки подобного типа, вероятно, строились при участии немецких мастеров, приглашённых в Литву великим князем Гедимином в 1323 году. В Великом княжестве Литовском известны 4 замка-кастеля — Ковенский, Кревский, Лидский и Медницкий. В литовской историографии строительство Ковенского замка относят к концу XIII века, Медницкого — концу XIII — началу XIV веков, Лидского — первой четверти XIV века, Кревского — первой половине XIV века. В белорусской иначе: строительство Лидского замка относят к 1330-м годам, Кревского — к концу XIII — началу XIV веков. В письменных источниках первые сведения о кастелях на территории Великого княжества Литовского относятся ко второй половине XIV века. Так, в «Хронике земли Прусской» Виганда фон Марбурга под 1361 годом упоминается о разведывании крестоносцами местности около Ковенского замка[1].

На основании того, что литовские кастели имели несколько больший периметр стен, чем немецкие аналоги, предполагается, что они служили не только для размещения гарнизона, но и для защиты местного населения. Результаты археологических исследований замков позволяют установить, что мастерство их строителей было отнюдь не на высоте. В отличие от Западной Европы, в Великом княжестве Литовском кастели практически не перестраивались и сохранились в более близком к первоначальному виде. Так, Кревский и Лидский замки дошли до нас практически в том виде, который они имели после того, как в конце XIV — начале XV века к ним пристроили ещё по одной башне[1].

Замки на Волыни и Подолье

Строительство каменных оборонительных сооружений не ограничивалось кастелями. Согласно описи Верхнего и Нижнего Луцких замков 1545 года, они были построены в 1380—1384 годах при волынском князе Любарте. Некоторые исследователи полагают, что башни и стены Нижнего замка были построены при Любарте, а Верхнего — позже, в конце XIV — начале XV веков. Луцкие замки имеют гораздо более сложную конструкцию, нежели кастели. Их строительство было грандиозным начинанием, в котором участвовали местные волынские мастера[1].

Целый ряд каменных оборонительных сооружений был построен на Подолье Кориатовичами — потомками сына Гедимина Кориата. К ним относятся крупные замки в Каменце-Подольском и Мукачево (замок Паланок)[1].

Замки нерегулярного типа

На протяжении первой половины XIV века сформировалась также система каменных Верхнего и Нижнего виленских замков, служивших резиденцией великих князей литовских. Кроме того, в Вильне существовал и деревянный Кривой замок, сожжённый крестоносцами в 1390 году во время гражданской войны в Великом княжестве Литовском 1389—1392 годов[1].

Во второй четверти XIV века активное строительство велось в Витебске. Вероятно, в 1330-х годах были закончены каменные укрепления Верхнего замка, а в 1351 году — Нижнего, который охватывал посад. Витебские замки выполняли функции общегосударственных укреплений, в Верхнем замке находились «палаты», в том числе дворец тогда ещё витебского князя Ольгерда[1].

Тенденция строительства каменных городских укреплений нерегулярного типа с использованием потенциала детинцев более раннего времени была продолжена при строительстве каменных укреплений Гродно. В конце XIV — начале XV веков Витовтом на месте древнего детинца было начато строительство пятибашенного готического Старого замка. Замки нерегулярного типа отличались тем, что практически полностью повторяли топографические особенности местности, на которой были возведены. Для таких замков характерны развитая система оборонительных сооружений и сложная композиция. К ним также относились Трокские замки (строились в конце XIV — начале XV веков), замок в Новогрудке (конец XIV—XVI века), Мядельский замок (XV—XVI века), а также Кременецкий замок на Волыни (вторая половина XIII—XVI века). Исключением является регулярный замок, построенный в конце XIV века в Орше кёнигсбергским мастером не на основе древнего детинца, а на площадке за рвом[1].

Замки-конвентхаусы

В начале XV века в Великом княжестве Литовском начинается строительство замков по типу конвентхаусов (от нем. Konventhaus — дом конвента). Конвентхаус представляет собой замок-кастель регулярной формы с комплексом жилых, церковных и хозяйственных построек, сгруппированных вокруг небольшого внутреннего двора и имеющих оборонительные приспособления по внешнему периметру[1].

Причина появления подобного сооружения состоит в своеобразии нужд Тевтонского ордена как монашеской и военной организации одновременно. Большинство конвентхаусов имели часовню, капитель (главный зал), рефекториум (столовую), дормиториум (спальную комнату), бергфрид (башню), наружные башни и боевую галерею по внешнему периметру стен, а также цивингер (невысокую стену на определённом расстоянии от главной стены), форбург (оборонительное сооружение перед замком) и так называемый данскер (туалет, вынесенный за периметр стен, к которому вела специальная галерея). Первым сооружением по типу конвентхауза в Великом княжестве Литовском была любимая резиденция Витовта — построенный в начале XV века Трокский островной замок[1].

Изменение внутренней ситуации в государстве привело к тому, что большинство оборонительных сооружений начинает воздвигаться не центральной властью, а магнатами в качестве укреплённых резиденций. Таким был донжон Острожского замка, построенный в последней четверти XIV века. В XV веке Острожские построили замок в Дубне, в последней четверти XV века Чарторыйскими был построен Клеванский замок, а Збаражские восстановили замок в своём родовом имении[1].

Расцвет частного замкового строительства начался в конце XV века — в то время, когда новая магнатерия смогла укрепить своё социально-экономическое положение. Такие замки были преимущественно регулярной формы, четырёхугольные в плане, с искусственными, а не природными дополнительными укреплениями. Среди подобных частных замков наиболее известны Геранёнский замок Гаштольдов и Мирский Радзивиллов. Построенный в конце XV — начале XVI века Геранёнский замок являет собой пример отхода от влияния готики и постепенного перехода к ренессансной манере замкостроительства с земляными бастионами и куртинами. После пресечения рода Ильиничей в 1568 году и перехода построенного в первой половине века Мирского замка к Радзивиллам в нём возобладали ренессансные черты. К частным замкам нерегулярного типа относится Иказненский замок Сапег, сооружённый в начале XVI века и имевший смешанные деревянно-каменные укрепления, план которых подчинён естественному рельефу местности[1].

Деревянно-земляные замки сохранялись преимущественно в великокняжеских городах. Среди них Верхний замок в Полоцке, замки в Минске, Берестье, Мстивлаве и других городах. В 1542 году под руководством городничего Ивана Служки был возведён пятнадцатибашенный деревянный Киевский замок — один из крупнейших в Великом княжестве Литовском. В 1544 году построен шестибашенный и в «две стены» Житомирский замок. Деревянные замки выполняли функции административного центра, в воеводских городах в них находилась резиденция воеводы. С 1582 года в Минском замке происходили каденции Литовского Трибунала[1].

Замки, находящиеся в городах, перешедших в собственность магнатов, оставались структурной частью города и в специальной литературе рассматриваются в контексте городских укреплений. К таким замкам относятся, например, Клецкий замок, в 1588 году перешедший в собственность Радзивиллов. В первой половине XVI века из-за продолжавшихся набегов крымских татар на протяжении от Восточного Подолья до Днепра началось возведение деревянных замков. К ним относится, например, построенный в 1549 году Черкасский замок[1].

Быстрое развитие артиллерии делало целиком каменные замки малоэффективными как центры обороны, что способствовало возвращению целесообразности строительства земляных укреплений, подвергшихся, однако, глубокому переосмыслению. С середины XVI века в Великом княжестве Литовском начинается строительство замков с бастионной системой укреплений[1].

В середине столетия был построен бастионный Заславский замок, в 1580-х годах Радзивиллами строятся Несвижский и Биржанский замки, имевшие высокие оборонные качества. Первоначально, согласно староитальянской системе, внешние стены бастионов обкладывались камнем или изредка глиной, но по мере развития фортификации от такой идеи отказались. Наиболее правдоподобно, что облицовывание камнем было затратно, а особой практической пользы в связи с развитием артиллерии не имело, к тому же каменные осколки зачастую ранили самих защитников. В XVII веке бастионы стали возводить около замков, которые ранее их не имели. Например, в начале века около Мирского замка были построены бастионы и куртины по голландской системе из глины и песка. Бастионами обычно прикрывались дворцы, роль которых в новых условиях увеличилась[1].

Во второй половине XVI — начале XVII веков завершился процесс превращения замков в дворцово-замковые комплексы. В первую очередь это проявилось в том, что оборонительные сооружения были отнесены от жилых зданий. Основной функцией внутризамковых построек стало обеспечение комфорта. Рациональное использование материалов сменилось переходом на дорогие кирпич и обработанный камень, что также проявилось и в оформлении интерьеров. Наиболее ярким примером подобного рода сооружений является Гольшанский замок, построенный в первой половине XVII века. Практиковалась и перестройка более ранних замков на новый лад, как это было сделано в Гродно, замок которого был перестроен под резиденцию Стефана Батория. При этом строились замки и без бастионов, но в этом случае для обороны приспосабливались топографические особенности или возводились отдельные небольшие сооружения (Любчанский, Понеманский и Смольнянский замки)[1].

Несколько особняком от общей типологии стоит дом-замок в Гайтюнишках, построенный в 1613 году. Такой тип сооружений не получил развития, гораздо более типично для сельской местности было строительство ренессансных замков с существенно сниженными оборонительными показателями. К сельским замкам ренессансного типа с достаточно слабой системой обороны относится Ровданский замок конца XVI века[1].

Во второй половине XVII — первой половине XVIII веков замковые укрепления обычно не модернизировались, а лишь поддерживались в прежнем состоянии. Таким образом, в связи со сменой социальной роли замка, а также развитием фортификационной науки, XVIII век является верхней хронологической границей замкового строительства в Великом княжестве Литовском[1].

Арх костела в Мире

Николаевский костел в Мире Область: Гродненская Тип архитектуры: ренесанс Дата постройки: 1599-1605 Собственник: Ватикан спонсор Николай Криштоф Радзивилл Сиротка, 3 башни,полукруглая апсида,с двух боков к главному прикреплены по 2 небольшие башни.

Храм расположился на центральной площади небольшого белорусского поселка, на месте деревянного костела, построенного в 1587 году. Спустя почти столетие здание было реконструировано, а в 1865 году приспособлено под церковь.

Костел святого Николая представляет каменную, трехнефную базилику, над которой возвышаются три башни. Вход в храм со стороны площади предваряет мощная четырехярусная башня-звонница с шатровой крышей и квадратным основанием. Под апсидой костела расположена крипта с 30 захоронениями.

Во время восстания 1863 года в костеле святого Николая собирались повстанцы. Это во многом определило судьбу католического храма. После разгрома восстания царские власти превратили костел в церковь. Во время Великой отечественной войны храм был закрыт. Спустя около полувека здание стало действующим католическим храмом.

Костел в Сморгони

Костёл Святого Михаила Архангела в Сморгони — оборонительный католический костел, построен в стиле Ренессанс. Стены костела составляют от 1,8 до 3 метров в толщину. Был построен в 1552—1553 годах как деревянный кальвинистский собор на средства брест-литовского воеводы Кристофа Зеновича. В 1866 году костел превратился в церковь. В 1921 году — снова в костел. Под самим храмом находится подземелье, которое является усыпальницей семьи Зеновичей. Усыпальница ещё не исследована. Внешний вид костела тоже привлекает внимание: он напоминает замок оборонного типа – об этом говорят стены толщиной 3 метра и двухъярусная башня-звонница. А украшающим элементом служит сферический купол, установленный на восьмиугольную ротонду и дополненный высоким аттиком красивыми декорированными пилястрами

Арх замка в Крево.

Замак-кастэль у Крэве ляжыць у даліне паміж высокіх пагоркаў, што расцягнуліся ланцугом абапал рачулкі Крэвянкі. Тут, на нізкім поплаве, у сутоках ракі Крэвянкі і ручая Шляхцянкі і быў у 20-ыя гады ХІV ст. пабудаваны мураваны замак.

Крэва было сталіцаю ўдзельнага княства, якое ў 1338 г. Гедзімін аддаў свайму сыну Альгерду. Крэўскі замак у плане нагадвае няправільную трапецыю, звернутую большым аснаваннем у напольны бок. З усходу, поўдня, часткова захаду і поўначы замак бараніўся водамі рачулак, падпёртых плацінаю. Тут былі ўсяго дзве вежы, размешчаныя па дыяганалі. Аднак Крэўскаму замку ўласцівы некаторыя асаблівасці. Ён меў адну вялікую - Княжацкую - вежу («вежа Кейстута») памерамі 18,65х17 м, якая выступала ў паўночна-заходнім куце за перыметр замкавых муроў, фланкіруючы заходнюю і паўночную з брамай сцены. Тут было не менш трох паверхаў і склеп-турма. У вежы жылі князь, яго чэлядзь і начальнік замкавай варты. Княжацкія пакоі размяшчаліся на другім паверсе, дзе вокны значна больш і шырэй, чым на астатніх паверхах. Трэці паверх выконваў абарончыя функцыі. Над ім, відаць, меўся яшчэ адзін ярус бою. Аб гэтым сведчаць існаваўшыя яшчэ ў ХІХ ст. рэшткі каменнай лесвіцы ў тоўшчы вежавай сцяны, якая вяла наверх. Гэта маглі быць або яшчэ адзін паверх, або баявыя пляцоўкі, размешчаныя на самым версе вежы. Вежа пры таўшчыні сцен 3 м унізе і 2,5-2,6 м на ўзроўні трэцяга паверха мела вышыню больш 25 м, таму што сёння ўцалелыя рэшткі яе дасягаюць вышыні каля 17,5 м.

Вялікая вежа мае падмурак вышынёю ў 3 м, складзены з вялікіх камянёў грубай чоскі, пакладзеных на вапнавым растворы. Асабліва вялікія вуглавыя камяні, якія дасягаюць памераў 1-1,3 м. Падмурак мае паўметровую падушку з дробнага камення і гліны, пад якія падасланы дубовыя і сасновыя лаўжы і галлё.

Аснаванне вежы на вышыню 3 м ад цяперашняй паверхні вымуравана з каменю. Вышэй ідзе лусковая муроўка з велікамернай цэглы. Таўшчыня цагляных «шчок» каля 0,7 м. Вышыня колішніх паверхаў вежы дасягала 4,8-5 м. Перакрыцці паміж імі былі зроблены на бэльках 30х30 см.

Унутры вежавых сцен бачны каналы ад драўляных брусоў памерамі 40х40 см. Брусы закладаліся для ўмацавання сцен, прадухілення нераўнамернасці асадкі і іншых дынамічных уздзеянняў.

Княжацкія пакоі былі, відаць, распісаны фрэскамі. Ва ўсякім разе, яшчэ ў мінулым стагоддзі аконныя ліштвы захоўвалі сляды тынкоўкі з фрэскавым жывапісам.

Сцены Крэўскага замка розныя па памерах Паўночная сцяна, размешчаная з прыступнага боку, мела даўжыню 85 м; усходняя сцяна найбольшая - 108,5 м, паўднёвая - 71,6 м і заходняя, якая перад вялікай вежай мае невялікае адхіленне ад асноўнай трасы, - 97,2 м.

Таўшчыня замкавых муроў дасягае 2,75 м. Яны маюць двухметровы падмурак з 30-сантыметровым цокалем. Падмурак зроблены на вапне з камянёў сярэдняй велічыні і ляжыць на дубовых і сасновых лаўжах.

Замкавыя сцены да вышыні 4 м складзены з каменю. Вышэй, з вонкавага боку, ідзе 65-сантыметровая цагляная абліцоўка. У заходняй сцяне выяўлены адтуліны ад брусоў унутранай драўлянай сувязі, аналагічныя тым, што маюцца ў Княжацкай вежы. Яны ішлі ўнутры муру паралельна яго трасе.

Раней сцены Крэўскага замка дасягалі вышыні 12-13 м. Цяпер толькі асобныя фрагменты паўночнай сцяны маюць вышыню каля 10 м. На вышыні 10 м уздоўж іх па ўсяму перыметру на драўляных бэльках ішла баявая галерэя-памост. Сляды гэтых бэлек яшчэ выразна былі відаць у ХІХ ст. Абарона замка вялася праз байніцы, размешчаныя ў сценах на адлегласці 2,4 м адна ад адной. Форму і абрысы байніц выявіць нельга, паколькі верх сцен разбураны. На стыку ўсходняй і паўднёван сцен, знутры замкавага двара, стаяла яшчэ адна вежа памерамі 11х10,65 м. Яна прыбудавана да сцен і адрозніваецца ад іх глыбінёй залягання фундаментаў. Аб яе больш познім узвядзенні сведчыць той факт, што сцены гэтай вежы закрылі частку бэлечных адтулін галерэі-памосту для воінаў.

У канцы ХІХ ст. вежа яшчэ ўзвышалася над замкавымі сценамі. Цяпер яе вышыня дасягае толькі 6,6 м. Яна таксама, як і Княжацкая вежа, мела перакрыцці па бэльках, ад якіх захаваліся ў сценах адтуліны памерамі 30х30 см. Вышыня колішняга першага паверха раўнялася 3,5 м, другога - 2,3, трэцяга - не менш 3 м. Існаваў, несумненна, яшчэ адзін, чацвёрты, паверх, аднак аб ім мы нічога не ведаем. Унутры вежа, відаць, была абмуравана цэглай.

У паўднёвай сцяне Крэўскага замка меўся запасны выхад-праём. Цяпер ён не існуе, паколькі сцяна ў гэтым месцы абвалілася. Але на фотаздымках і малюнках канца ХІХ - пачатку ХХ ст. ён добра бачны. Яго памеры - 4,26х2,84 м.

Заходнюю сцяну ля самага долу праразае яшчэ адзін праём спічастай формы, які мае вышыню каля 2,5 м і шырыню 2,25 м. Некаторыя даследнікі лічаць яго адтулінай для ўпуску вады ў замкавы стаў - сажалку. На нашу думку, тут была запасная брама замка.

Контрфорсы

Контрфо́рс (фр. contre force — «противодействующая сила») — вертикальная конструкция, представляющая собой либо выступающую часть стены, вертикальное ребро, либо отдельно стоящую опору, связанную со стеной аркбутаном. Предназначена для усиления несущей стены путем принятия на себя горизонтального усилия распора от сводов. Внешняя поверхность контрфорса может быть вертикальной, ступенчатой или непрерывно наклонной, увеличивающейся в сечении к основанию. Угловой контрфорс — продолжение стен за пределы постройки на углу. Таким образом, этот участок в горизонтальном сечении представлял собой крест.Диагональный контрфорс — опора, возводимая на углу постройки так, что образует со стенами угол 135°.

Арх ренессанса в Беларуси

В архитектуре XVI в. набирал силу стиль ренессанс. Он отличался компактностью объемов и скромностью декора. Примером является кальвинистская церковь в Сморгони, построенная на средства Зеновичей.

Ренессансные здания часто сохраняли прежние оборонительные элементы. В частности, Заславский кальвинистский сбор размещен на месте древнего замка — на высоком холме, окруженном рвом и валом с четырьмя земляными бастионами.

В этом стиле в конце XVI в. под руководством М. Заборовского был перестроен замок в местечке Мир. Мирский дворцово-замковый комплекс начали возводить магнаты Ильиничи еще в 1520-е гг. Его оборонительная система с тремя уровнями для ведения боя была приспособлена уже к огнестрельному оружию и пушкам. Особенно впечатляет его празднично-торжественное декоративное оформление, построенное на контрасте красного цвета стен и белых оштукатуренных ниш. Внешне похожие, все пять башен замка имеют индивидуальное решение.

Также ренессансным характером отличался дворцово-замковый комплекс в Смолянах (Оршанский район Витебской области). Его называли «Белый Ковель», так как он был возведен из белого кирпича и небольших камней. Замок был построен князем Сангушкой-Ковельским до 1626 г. на правом берегу реки Дерновка.

Под влиянием Контрреформации на белорусских землях начал распространяться новый архитектурный стиль — барокко. Первым его образцом стал Несвижский костел Божьего Тела, построенный итальянским архитектором Яном (Джованни) Марией Бернардони в 1587—1593 гг. При составлении проекта храма были учтены требования местных иезуитов. Костел должен был свидетельствовать о могуществе католической церкви. Одновременно он стал фамильной усыпальницей для магнатов Радзивиллов.

Архитектурные формы барокко, заимствованные из Италии, были дополнены местными строительными приемами. Сложилось своеобразное белорусское барокко. Примером его является костел бригитского монастыря в Гродно. Храм был построен в 1634—1642 гг. на средства магнатов Веселовских. Здание, размещенное на холме, формировало панораму древнего города. Его живописный силуэт и детально разработанный фасад впечатляют нас и сегодня.

Слуцкая брама

Городская Слуцкая брама является уникальными памятником белорусского барокко. Это единственные из пяти городских ворот, построенных в системе городских укреплений в конце XVI – начале XVII веков, сохранившиеся в Несвиже и, вообще, в Беларуси. Брамы были встроены в куртины вала: Виленская (раньше называлась Мирской), Слуцкая (Копыльская), Замковая и Клецкая, пятая брама находилась возле бернардинского монастыря.







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.51.69 (0.019 с.)