Стамбул, 26 января 1915 года 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Стамбул, 26 января 1915 года



 

Султан Мехмед V с отсутствующим взглядом прогуливался по густому саду при дворце. Пройдет еще несколько месяцев, цветы начнут распускаться, их аромат пробьет завесу смерти и опустения, покрывающую его город и его империю. Война шла нельзя сказать, чтобы очень плохо. Русских остановили на севере, но одна из русских армий шла через Палестину на Египет. Впрочем, омрачать свою приятную прогулку мыслями о войне не стоило.

Он сел на садовую скамейку, положил руки на спинку и закинул голову назад.

– Повелитель, – послышался голос справа.

Лицо Энвер-паши заслонило бескрайнее небо, покрытое облаками. Султан удивленно посмотрел на гостя. Слуги султана знали: никто не имеет права вторгаться в сад во время его прогулки, и в этот час он никому не дает аудиенций.

– Исмаил, кто тебя пропустил сюда?

– Я не мог ждать до завтра. Мы получили сообщение нашей секретной службы из Англии, – холодно ответил военачальник.

Султану было ненавистно высокомерное поведение молодых офицеров, их презрительные взгляды, их варварские манеры, но что его больше всего выводило из себя, так это равнодушный взгляд Энвера…

– О чем речь? – нехотя спросил он. Ему было известно, что его мнение в расчет все равно приниматься не будет, хотя его подпись до сих пор могла либо оставить человеку жизнь, либо отнять ее у него.

– Похоже, что министр Ллойд Джордж начал переговоры с греческим и болгарским правительствами и предлагает увеличить на этих территориях военное присутствие, чтобы подогреть их желание вступить в войну. Нам известно, что они сосредоточили в Салониках несколько кораблей, но ничего неизвестно о сколько-нибудь значительном сосредоточении там сухопутных войск. Об этом сообщалось в письме Верховного командования армянским повстанцам, которое нам удалось перехватить.

– И что из этого следует, какова должна быть наша реакция?

– В первую очередь, действовать. Мы не можем сидеть сложа руки. Нужно проучить этих греков и болгар. Необходимо депортировать армян, чтобы знали, что с ними будет, если они присоединятся к англичанам. Во-вторых, избежать возникновения внутри страны целой армии предателей. Нам известно, что армяне готовят мятеж в районе Ван в надежде на продвижение русских. Первым делом действие, затем отход. Пошлем этих проклятых предателей к грекам, и пусть те развлекаются спасением своих братьев и размышлениями о том, что может произойти с ними самими.

– Но как мы сможем переместить такую массу людей в разгар войны? Нам не хватит для их перевозки ни поездов, ни грузовиков, нам нечем будет кормить их.

– Пусть им помогает их Бог. Если никто из них не останется в живых, не велика потеря.

Султан взглянул на Энвера. Его глаза сверкали, губы превратились в тонкую ниточку, а правая рука сжалась в кулак.

– А сколько на это потребуется солдат?

– Для того чтобы гнать стадо послушных баранов, много пастухов не требуется. Мы скажем им, что делаем это в целях их же собственной безопасности и перемещаем только на время. Многих из них мы уже отвели подальше от линии фронта. Наиболее подходящее место для строительства лагерей, в которых они будут интернированы, – это Сирия и Ирак, позднее – Греция.

– Но у нас нет достаточного количества судов.

– Не беспокойтесь. Когда мы покончим с ними, они нам вообще не потребуются.

Энвер улыбнулся султану, но тот оставался серьезным, чувствуя, как по спине побежали мурашки. Если Аллах допускал такое, то кто он такой, чтобы препятствовать, подумал султан с присущей ему арабской верой в предопределенность.

 

 

 

Казвин, 27 января 1915 года

 

Армянские проводники доставили друзей до Баку. Там они поместили их на рыболовецкое судно, которое должно было перевезти их в Рашт, расположенный на персидской территории. К счастью, в этом районе преобладало русское влияние и никаких трудностей с въездом в страну не последовало. По достижении Рашта друзьям пришлось искать нового проводника, который мог бы провести их до Казвина и далее в долину Аламут.

Геркулес изучил не часто встречающиеся карты района и знал, что от Казвина шел прямой путь к реке Аламут через горную цепь Талаганг. Крепость ассасинов располагалась неподалеку, на утесе, у подножия которого лежало село Касир-хан.

В Казвине они смогли отдохнуть в местном «Гранд-отеле». Геркулес и Линкольн использовали утренние часы для того, чтобы посетить господина Соокиаса, одного из руководителей армян региона. Именно он дал им проводника-араба, некоего Асада эль Хукуму, которому предстояло сопровождать их до долины.

Стоило Геркулесу, Линкольну, Алисе и Никосу заговорить об ассасинах с местными жителями, как на их собеседников ниспадало загадочное покрывало молчания. Люди предпочитали ни называть их по имени, ни даже думать о них. Единственное, что им удалось узнать от Соокиаса, – это то, что крепость Аламут покинута, прошло уже достаточно времени с тех пор, как истории об ассасинах в этом районе перестали передаваться из уст в уста.

Асад эль-Хукума предоставил им достойного доверия носильщика по имени Кербелай Азиз де-Гармруд. Он лучше всех знал горную цепь и должен был вывести их в долину Аламут.

Число участников экспедиции стремительно возрастало. Азиз нанял себе двух помощников, но решил еще прихватить и свою жену в белой чадре и младшего сына.

Когда наконец путешественники вышли из Казвина на равнину и увидели его полуразрушенную стену, его необработанные виноградники и шиповники, всех охватило глубокое чувство беспокойства. Предстоящее путешествие вполне могло оказаться последним в их жизни. Вопреки ореолу легендарности, окружавшему ассасинов, они являются доминирующей силой в регионе и располагают широкой сетью осведомителей.

Вскоре путешественники сошли с дороги и взяли курс на северо-восток к подножию гор. Заснеженные горы виднелись лишь вдалеке, а их белые вершины походили на горбы верблюдов, на которых они пересекали египетскую пустыню.

На протяжении всего пути им встречались деревни, а вдоль троп – кукурузные поля. Время от времени в поле их зрения попадали крестьяне, обрабатывающие поля на громадных черных быках.

В течение трех дней группа питалась не только консервами, но и вкусным творогом из молока местных коз. Однако богатые земли Ашнистана закончились, и пейзаж стал менее приветливым. Земля здесь была не очень плодородной, поэтому практически не обрабатывалась.

Крестьян в этом районе было мало, но часто на пути им попадались идущие пешком люди в широких хлопчатобумажных шароварах.

Одну из первых остановок друзья совершили в деревне, которую покинула половина жителей. Здесь протекал небольшой ручеек. Проводники, по всей видимости, не испытывали усталости в течение затяжного подъема в гору, не в пример остальным членам группы. Одеты они были традиционно: черные фетровые головные уборы на длинных темных волосах, лиф из голубой хлопчатобумажной ткани, шелковый пояс, на котором висели ножи в кожаных ножнах.

Алиса нарекла их «простодушными и мирными дикарями». И хотя их преданность казалась безоговорочной, друзья им не доверяли. Ведь все они были мусульманами из долины Аламут и, следовательно, могли шпионить в пользу ассасинов.

Добравшись до Дастгирда, друзья в последний раз пополнили запасы. Дальнейший путь – теперь горы становились круче и опаснее – им предстояло пройти, питаясь трофеями охоты и консервами.

 

На небольшой площади, которую образовывали четыре полуразвалившихся дома, сидели на солнце старики, курили длиннющие трубки и смотрели на пришельцев с полным равнодушием.

Группа шла на север через перевал Чала. В горах снова появилась растительность, в большинстве своем различного рода кустарники. Здесь разводили только коз, а их пастухи были единственными людьми, населявшими округу. Иногда встречались небольшие караваны, доставлявшие рис с побережья Каспийского моря в глубинные районы Персии.

Перезвон колокольчиков вьючных мулов оповещал наших путешественников о появлении обитателей здешних мест. Однако их мирный внешний вид не успокаивал ни Геркулеса, ни его товарищей, которым слишком хорошо были известны рассказы об ассасинах, поэтому доверять этому внешнему миролюбию не приходилось. Широко шагая, погонщики спешили за своими мулами. Чтобы уберечься от холода в горах, они кутались в традиционные белые халаты, а за поясами держали длинные курдские курительные трубки. У всех были либо черные, либо рыжие бороды, лица квадратные, лбы открытые.

 

Потом был Шах-Руд, где на теневой стороне склонов лежал снег. Холодало, друзья чувствовали усталость после долгого подъема. Они шли через перевал Саламбар, избежав таким образом опасности очутиться на заснеженной вершине горы. Долина на самом деле была неприступной, и неудивительно, что веками ассасины управляли своими головорезами отсюда, не подвергаясь прямым боевым столкновениям. Группа быстро спускалась по узким и крутым теснинам, когда перед ними открылась широкая панорама долины. Склоны гор покрывали возделанные участки, заросли можжевельника и звонкие ручейки.

К самой долине группа спустилась ночью, и, поскольку старый мост через Аламут был разрушен, остаток ночи они провели в какой-то деревне, решив идти к крепости утром. В ту ночь у костра путешественники наслушались страшных историй о таинственных ассасинах.

 

 

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 210; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.203.18.65 (0.01 с.)