Применение групповой интерактивной арт-терапии в психотерапевтическом отделении госпиталя ветеранов войн



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Применение групповой интерактивной арт-терапии в психотерапевтическом отделении госпиталя ветеранов войн



А.Л. Лебедев

Па сегодняшний день к актуальным задачам развития арт-те­рапевтического подхода можно отнести необходимость внедрения и проверки терапевтической эффективности различных ее форм и мо­делей с учетом особенностей клиентских групп, условий применения арт-терапии и этапов лечебно-реабилитационной работы. За последние годы в нашей стране были проведены исследования, показывающие перспективность и терапевтическую эффективность групповой арт-те­рапии в работе с пациентами стационарных и амбулаторных психиат­рических отделений (Ионов, 2005; Копытин, 2002; Свенцицкая; 2003). В то же время нам не удалось найти публикаций, отражающих приме­нение арт-терапии в условиях отделений психотерапии, развернутых на базе госпиталей, где проходят лечение преимущественно пациенты с пограничными психическими расстройствами.

В настоящей работе я рассмотрю свой опыт использования групповой интерактивной арт-терапии на примере одной из групп пациентов психотерапевтического отделения Волгоградского об­ластного клинического госпиталя ветеранов войн. Данный вариант арт-терапии, соединяющий в себе методологию и технику групповой психотерапии с принципами арт-терапевтической деятельности,


А.А.Лебедев

является одним из наиболее динамично развивающихся в последние десятилетия методов работы и заключает в себе значительные пси­хотерапевтические возможности (Копытин, 2003; Waller, 1993). При этом, однако, высказываются порой диаметрально противоположные мнения относительно достоинств разных способов ведения групп в плане структурирования процесса (в том числе, на основе темати­ческого подхода), директивности ведущего, значимости групповой динамики и различных факторов лечебного воздействия арт-терапии (McNeilly, 1983; Thornton, 1985).

С учетом этого представляется интересным провести оценку общей терапевтической эффективности групповой интерактивной арт-терапии применительно к реальным клиническим условиям ра­боты с учетом факторов институционального порядка (стационарный режим, ограниченность сроков госпитализации), специфики контин­гента, из которого потенциально формируется состав участников (смешанность поло-возрастного состава, нозологическая негомо­генность, принадлежность значительной части пациентов к группе повышенного риска развития психогенных нарушений вследствие участия многих из них в зонах локальных боевых действий [Алек­сандровский, 1997] и т. д.).

Характеристика пациентов

В данном исследовании я рассмотрю свои наблюдения, сде­ланные на протяжении шестинедельного периода арт-терапевтической работы с одной из групп пациентов. Всего было проведено 19 группо­вых арт-терапевтических сессий. Группа включала в себя шесть чело­век (двух женщин и четверых мужчин) разного возраста (от 27 до 56 лет), находящихся на стационарном лечении в психотерапевтическом отделении госпиталя.

Состав группы:

1. Ирина — 44 г. Диагноз: Депрессивный эпизод средней степе­ни. F32.1


Применение групповой интерактивной арт-терапии в госпитале ветеранов

2. Надя — 53 г. Диагноз: Рекуррентное депрессивное расстройс­тво, текущий эпизод средней степени. F33.1

3. Владимир — 56 лет. Диагноз: Органическое расстройство личности и поведения в связи со смешанными заболеваниями (травма головного мозга, сосудистое заболевание головного мозга). Патологическое влечение к азартным играм. F07.88

4. Петр — 48 лет. Диагноз: Органическое эмоционально лабиль­ное (астеническое) расстройство в связи со смешанными забо­леваниями (травма головного мозга, сосудистое заболевания головного мозга). F06.68

5. Виктор — 28 лет. Диагноз: Смешанное тревожное и депрес­сивное расстройство. F41.2

6. Олег — 27 лет. Диагноз: Рекуррентное депрессивное рас­стройство, текущий эпизод средней степени, с агорафобией, паническими атаками. F33.1

Таким образом, группа состояла из пациентов с психическими расстройствами различных типов, включая (согласно МКБ-10) органи­ческие психические расстройства, невротические и аффективные рас­стройства. При этом отмечалось явное преобладание последних — либо в качестве самостоятельной нозологической формы (три человека), либо в качестве коморбидного расстройства (у остальных). К момен­ту начала групповых занятий пациенты получали медикаментозную терапию, физиотерапевтическое лечение и находились на разных ста­диях становления ремиссии или компенсации состояния. Некоторые пациенты периодически занимались индивидуальной психотерапией с лечащими врачами.

Учитывая, что участниками группы были больные люди, ха­рактер арт-терапевтического вмешательства предполагал психоте­рапевтическую направленность на достижение лечебных, а также профилактических и реабилитационных целей. Особенности данного контингента больных и условия проведения арт-терапии (в част­ности, ограниченность сроков госпитализации) подразумевали, что акцент должен быть сделан на применении универсальных и неспе­цифических подходов, которые удовлетворяли бы общие потребности членов группы.


А.А.Лебедев

Задачи арт-терапии и обоснование тематически-ориентированного

ПОДХОДА

В соответствии с рекомендациями Л.И. Копытина (Копытин, 2002) были обозначены две основные задачи арт-терапии для данного контингента больных:

1. Устранение и ослабление имеющихся у больных симптомов, связанных как с самим психическим заболеванием, так и с реакцией на него; оптимизация их психического состояния и социального функци­онирования. Предполагается, что использование арт-терапии окажется эффективным при наличии у больных расстройств невротического уровня, в частности, проявляющихся в форме депрессивных реакций и состояний и сопровождающихся ощущением тревоги, уныния, скуки и апатии. Подобные реакции в той или иной степени выраженности имеются у многих больных. Для большинства больных характерны сниженная самооценка, ощущение пустоты и бессмысленности су­ществования, негативная оценка жизненных перспектив. В этой связи целью занятий является достижение седативного и активизирующего эффектов, которые имеют как психотерапевтическую, так и психопро­филактическую направленность.

2. Достижение более высокого уровня психосоциальной адап­тации больных. Под этим подразумевается, во-первых, достижение больными лучшего понимания особенностей своего состояния, причин и механизмов развития болезни; во-вторых, формирование у пациен­тов навыков активной саморегуляции. Это предполагает развитие их способности выражать свои чувства и мысли как в вербальной, так и в невербальной форме. Важным компонентом психосоциальной адаптации является укрепление у пациентов чувства Я, совершенс­твование их способности к принятию самостоятельных решений, формирование у них устойчивой системы социально значимых связей, интересов и увлечений и т. д.

Как пишет Л.И. Копытин, «Решение этих задач является важной предпосылкой повышения качества жизни пациентов и помогает


Применение групповой интерактивной арт-терапии в госпитале ветеранов

предупреждению новых обострений. В этой связи психопрофилак­тическая направленность арт-терапии очевидна. Проблемы психо­социальной адаптации тесно связаны с реабилитационным этапом работы. Эти проблемы не носят специфического для тех или иных психических расстройств характера и, следовательно, значимы для всех пациентов, независимо от конкретных форм заболевания» (Копы-тин, 2002, с. 237).

В качестве основной организационной формы вмешательства была выбрана групповая интерактивная арт-терапия (Копытин, 2003; Waller, 1993), сочетающая в себе исцеляющий потенциал изобразительной де­ятельности с лечебными возможностями группового взаимодействия. Кроме того, с отдельными пациентами проводилась индивидуальная арт-терапевтическая работа. При этом выбор был остановлен на те­матической группе.

Очевидными достоинствами тематического группового подхода в данных условиях являются:

• высокая гибкость этого вида работы и возможность вовлече­ния в нее пациентов с самыми разными видами психических расстройств, в том числе тех, кто ранее не участвовал в психо­терапии и не имел опыта художественного творчества;

• возможность проведения арт-терапии в форме курсов неболь­шой и средней продолжительности, что в наибольшей степени отвечает условиям работы с пациентами отделения;

• акцент на социальном опыте пациентов, развитие их комму­никативных навыков, удовлетворение потребности больных в общении и взаимной поддержке;

• использование широкого набора различных факторов лечеб-но-коррекционного воздействия;

• относительно высокая степень структурированности и дирек­тивности работы в условиях тематической группы, что отвечает ожиданиям большинства пациентов;

• экономичность данного вида работы и возможность его исполь­зования даже при весьма ограниченных материальных ресур­сах, что, конечно же, играет не последнюю роль в организации арт-терапевтических занятий в условиях государственного бюджетного лечебного учреждения.


А.А.Лебедев

При выборе тематического группового подхода нами учитыва­лись рекомендации М. Либманн (Liebmann, 1987) и А.И. Копытина (Практикум по арт-терапии, 2000; Копытин, 2002), предлагающих использовать следующие блоки тем и упражнений:

• предполагающие разные формы работы с изобразительными материалами и имеющие своей целью активизацию больных, совершенствование их сенсомоторных навыков и развитие ас­социативного мышления;

• предназначенные для тренировки активного внимания и памяти;

• позволяющие больным выражать в художественной форме свои мысли и чувства, в том числе, связанные со значимыми для них проблемными ситуациями и отношениями, и развивать навыки невербальной коммуникации;

• способствующие лучшему пониманию больными своих чувств и потребностей, направленные на укрепление их идентичности, а также на осознание пациентами своей системы отношений, включая отношение к самим себе.

Кроме того, использовались и другие приемы, дополняющие вы­шеперечисленные формы работы:

• методика направленной визуализации в сочетании с изобрази­тельной работой;

• различные техники мультимодальной арт-терапии, предпо­лагающие сочетание изобразительной работы с элементами телесно-ориентированной терапии, музыкального воздействия, использования поэтических текстов.

Организация работы

Арт-терапевтическая работа проводилась в кабинете, предназна­ченном для групповой вербальной психотерапии. Условия для работы были вполне удовлетворительными. Это достаточно просторный


Применение групповой интерактивной арт-терапии в госпитале ветеранов

и светлый кабинет, в котором имеется раковина с водопроводом и ряд кресел вдоль стен. Перед началом работы в нем был установлен шкаф для хранения работ и художественных материалов, два стола, магнито­фон. Для начала был приобретен ряд необходимых материалов (бумага формата А 4, простые и цветные карандаши, акварель, гуашь, кисти). Постепенно набор материалов был расширен. Появилась пастель, вос­ковые мелки, ножницы, клей, журналы для изготовления коллажей, ватман. Были сделаны специальные планшеты для индивидуальной работы, которые также использовались в качестве опоры для рисунков при их выставлении с целью обсуждения.

Групповые сессии проводились три раза в неделю (через день) в послеобеденное время как наиболее подходящее для пациентов, поскольку к этому моменту они, как правило, освобождались от боль­шинства диагностических и лечебных процедур. Продолжительность сессии составляла от 1,5 до 3 часов. Занятия обычно имели трехчаст-ную структуру, предусматривающую время для «разогрева», разработ­ки основной темы и обсуждения, а также завершения работы.

Группа формировалась из пациентов, находящихся на стаци­онарном лечении в психотерапевтическом отделении госпиталя. В большинстве своем это молодые и среднего возраста мужчины с разнообразной, преимущественно органической и психосоматичес­кой патологией. Многие из них проходили службу в зонах локальных боевых действий, в частности, в Афганистане и на Северном Кавказе. Помимо этого контингента в отделении на хоздоговорной основе получают лечение и другие пациенты, нуждающиеся в медицинской и психологической помощи.

Группа носила полуоткрытый характер. За время ее существова­ния некоторые участники были выписаны, некоторые присоединились в процессе. Направление на группу осуществлялось по рекомендациям лечащих врачей и заведующего отделением, а также по результатам индивидуального собеседования самого ведущего с контингентом отделения. Количество участников сессии варьировалось от трех до шести человек.

Регистрация работы осуществлялась с помощью формализован­ных бланков и развернутого описания по схеме. Динамическая оценка арт-терапевтической работы, ее эффектов и состояния пациентов производилась на основании характеристики психического статуса пациентов самим ведущим, самоотчетов пациентов в ходе собеседова-


А.А.Лебедев

ния, оценки психического и социального статуса больных за пределами группы медперсоналом, анализа групповой динамики и отношений в группе с использованием многоосевой модели описания внутригруп-повых коммуникативных процессов (Копытин, 2002), анализа изобра­зительной продукции по формальным и содержательным критериям. Кроме того, непосредственно в ходе сессий периодически проводилась динамическая оценка эмоционального состояния участников с помо­щью шкального метода (субъективная оценка собственного состояния по десятибалльной шкале).

Описание работы

Проведенную работу, состоявшую из 19 групповых сессий, можно условно разделить на 4 этапа, или стадии: начальную, переход­ную, рабочую и заключительную.

Начальный этап (1-4 сессии)

Начальный этап (после предварительных индивидуальных интервью) был посвящен знакомству участников группы между со­бой, их сближению, определению основных проблем и целей. Особое внимание на первых этапах уделялось созданию у них мотивации и интереса к дальнейшим занятиям. Это обстоятельство в значи­тельной степени предопределило выбор тем и упражнений, а также характер работы на данном этапе. В частности, большое значение придавалось мерам, направленным на осознание пациентами необхо­димости участия в арт-терапевтических занятиях в целях быстрейшего выздоровления и решения их психологических проблем. Поэтому значительная часть времени уделялась проведению теоретических бесед и обсуждению общих тем, связанных с вопросами здоровья, бо­лезни, влияния стрессов, эмоций, образного мышления на организм, взаимосвязи медицины, психотерапии, искусства, а также теоретичес­кому обоснованию применения арт-терапии в больнице (в доступной


Применение групповой интерактивной арт-терапии в госпитале ветеранов

для пациентов форме). При выборе тем для обсуждения ведущий ориентировался на их позитивный, не вызывающий существенного напряжения и негативных эмоций характер, что, как показал опыт, на этом этапе достаточно важно.

В практическом плане акцент делался на использовании техник и упражнений, связанных с освоением изобразительных материалов, стимуляцией творческой активности и вовлечением в изобразительную деятельность, активацией взаимодействия (рисуночный тест Сильвер, «Каракули тела», «Поочередное рисование»). Большое значение прида­валось приобретению пациентами начального опыта выражения чувств и мыслей в метафорической форме, саморегуляции, самопрезентации и самоисследования (техники «Ресурсная сцена», «Образ чувства», «Автограф», «Моя проблема и моя цель»), а также получению ими первичных навыков анализа, вербального самоописания своих чувств и мыслей на основе полученной художественной продукции и усвоению опыта вербальной обратной связи (обсуждения, проясняющие и раскры­вающие техники вербальной обратной связи). Таким образом, занятия этого этапа позволили участникам понять особенности предлагаемой формы групповой работы и соотнести свои ожидания с тем, что реально происходило на арт-терапевтических сессиях.

Сначала общая атмосфера в группе была сдержанно-напряженной, участники оценивали друг друга, маскируя внутреннюю тревожность, межличностное взаимодействие было минимальным, а коммуникатив­ная активность — практически полностью направлена на ведущего. Отдельные члены группы принимали участие в обсуждении предла­гаемых тем только после стимуляции со стороны ведущего. В пове­дении участников и их подходе к работе ощущались неуверенность, зажатость, потребность в фасилитации и эмоциональной поддержке, проявлялось стремление использовать плотные материалы (простые и цветные карандаши). Художественная продукция маловыразитель­на и соответствует проективно-знаковому способу коммуникации (Копытин, 2002).

В процессе выполнения разогревающих (индивидуальных и пар­ных) упражнений, экспериментирования с материалами и вербального описания получаемой продукции наметились некоторые позитивные тенденции в работе группы. Пациенты стали немного свободнее, живее в общении и проявлениях межличностной коммуникации, появились робкие попытки эмоциональной поддержки участниками друг друга.


А.А.Лебедев

Благотворное влияние на общий климат в группе оказал опыт самораскрытия Владимира, который при работе над темой «Мой ре­сурсный образ» составил рассказ в картинках, отражающий важный эпизод его жизни, что способствовало возникновению атмосферы большего доверия и искренности.

Некоторые участники группы с удовлетворением и часто с удив­лением для себя констатировали изменение своего эмоционального состояния, общего самочувствия в лучшую сторону в результате вы­полнения определенных заданий. В рисунках отдельных пациентов, в частности, Владимира, стали появляться элементы не только проек-тивно-знаковой, но и символической направленности (рисунок 1).

Рис. 1. Рисунок Владимира па тему «Образ положительного чувства»

При выполнении работы на тему «Образ положительного чувс­тва» он изобразил состояние, характерное для него в последнее время, в образе черного тоннеля в нижней части листа. Затем с помощью


Применение групповой интерактивной арт-терапии в госпитале ветеранов

голубого цвета, который ассоциируется у него с цветом надежды, он обозначил выход из тоннеля. В верхней части листа он нарисовал символические крылья «надежды», которые служат поддержкой для души, изображенной в виде стилизованного сердца, пульсирующего и постепенно расширяющегося, что олицетворяло для него духовный рост и избавление от прежнего безысходного состояния.

Было заметно, что ценность изобразительной продукции в глазах ее авторов стала возрастать. Они начали проявлять интерес к условиям хранения своих работ, обозначать их личными подписями. Посте­пенно стала определяться лидирующая роль Ирины, которая своими действиями и высказываниями, направленными на эмоциональную поддержку, вносила существенный вклад в создание атмосферы доб­рожелательности и сплоченности в группе. Кроме того, она проявила наибольшую организаторскую активность, напоминая другим членам о начале занятий и уборке помещения по их окончании, стимулируя их своим поведением к более активному взаимодействию и участию в работе. На данном этапе это было достаточно важным, особенно для пациентов-мужчин, которые часто демонстрировали тенденцию к сопротивлению, опозданиям, даже уклонению от занятий под раз­личными предлогами (в чем Владимир признался позже, когда уже «почувствовал вкус к занятиям»). Наиболее заметным это становилось после столкновения с «напрягающими» проблемными темами или аспектами жизненного опыта, в частности, после работы над темой «Мои проблема и цель». Двое участников, в том числе и Владимир, отметили усиление головных болей, ухудшение сна после сессии. Один из пациентов (Виктор) проявил откровенный скепсис и недоверие к данному методу, как, впрочем, и к психотерапии вообще, и пропустил две групповых сессии, однако затем, возможно, после наблюдения за другими участниками группы, самостоятельно возобновил посещение, объяснив пропуск личными причинами.

В целом участники на этом этапе оставались достаточно пассив­ными и полностью ориентировались на инициативу ведущего группы, роль которого на этой стадии работы очень значима. Она заключалась в фасилитации художественной экспрессии, прежде всего, путем не­однократного подчеркивания психотерапевтической направленности данного метода и значимости создания рисунков и их обсуждения для достижения положительных лечебных эффектов. При этом в качестве аргументов приводились различные данные, преимущественно меди-


А.А.Лебедев

ко-биологического характера, а также использовались специальные разогревающие техники и прямая эмоциональная поддержка членов группы. Структурирующая роль ведущего заключалась также в орга­низации хода занятий, соблюдении временных границ сессии, предло­жении различных техник, инициировании обсуждения и завершении сессий с подведением итогов.

Переходный этап (5-9 сессии)

Начиная с 5 занятия в групповой атмосфере наметились определенные качественные изменения, благодаря чему стало возмож­ным говорить о новом этапе в развитии групповой работы. Заметно снизилось число опозданий и пропусков занятий без уважительной причины. Наоборот, большинство членов группы стали приходить в кабинет заранее и ждать начала занятия, а после его окончания у не­которых участников отмечалось стремление задержаться, продолжить работу над рисунками или обсуждениями.

Ключевым словом в описании пациентами своего состояния и от­ношения к работе стало слово «интерес». Причем заинтересованность проявлялась в их реальном поведении, отношении к работе, а также в общей атмосфере группы. Отмечалось более сосредоточенное пог­ружение членов группы в творческий процесс создания рисунков. Возросло качество самоанализа, самораскрытия участников, что проявлялось в более серьезных и интересных трактовках работ, более глубоком их осмыслении и осознании связи между особенностями изображаемого и различными аспектами внутреннего мира.

Изменился характер самой художественной продукции, которая начала приобретать все большую проективно-символическую на­правленность. По сравнению с первым этапом участники стали более свободно и самостоятельно владеть художественными материалами и техникой и в этом аспекте стали менее зависимы от ведущего.

В группе стала отчетливее ощущаться атмосфера сплоченности, доброжелательности, стремление к эмоциональной поддержке участни­ками друг друга. При этом поведение, высказывания и выражение чувств становились все более свободными и спонтанными. Участники начали вступать в споры и дискуссии, более открыто выражать свое мнение, даже если оно не согласовалось с мнением другого участника или ведущего.


Применение групповой интерактивной арт-терапии в госпитале ветеранов

Коммуникации участников за пределами арт-терапевтического кабинета стали приобретать все более выраженную межличностную направленность, начали проявляться общсгрупповые тенденции, что было отмечено медперсоналом. В частности, было подмечено, что участников группы легко выделить среди остальных пациентов отде­ления по их стремлению к общению друг с другом, «светлым лицам и горящим глазам» после занятий, а также по их активной «рекламе» нового метода лечения в отделении. Лечащими врачами были выяв­лены также позитивные изменения в психическом и физическом ста­тусе и поведении больных. Сами пациенты тоже отмечали улучшение своего общего и эмоционального состояния, особенно сразу после групповых занятий.

Необходимо заметить, однако, что протекание процесса позитив­ных изменений не было гладким и ровным. Отмечались колебания состояния пациентов, временами его ухудшение и возврат к прежним жалобам. Поэтому представляется, что позитивные явления корректно было бы рассматривать скорее как преобладающие тенденции, чем как четкие закономерности. К тому же имелись отчетливые индивидуаль­ные различия в их проявлениях.

В этот период наблюдались также и определенные деструтивные тенденции — конфликтные ситуации между участниками, хотя и не выходящие за рамки групповых норм. Особенно это касалось Викто­ра, который своими жесткими и категоричными суждениями вносил напряженность в отношения между членами группы и временами создавал сложные для ведущего ситуации. В целом же у участников сохранялось общее стремление ориентироваться на ведущего группы, идентифицировать себя с ролью ведомых.

В практическом плане начало этого этапа можно связать с прове­дением первой ретроспективной выставки созданных на предыдущих занятиях работ с записью происходящего на видеокамеру (с согласия участников группы). Основная цель применения данной техники — анализ, переосмысление и интеграция пациентами полученного опыта. Возможно, в какой-то степени, она включала в себя элементы драма-терапевтического воздействия, поскольку участники выставки перед «презентацией» работ заметно активизировались, воодушевились, «вошли в образ ведущего», что для многих было новым и волнующим опытом. Использование данной техники оказалось очень уместным и своевременным, поскольку именно во время этой сессии впервые


А.А.Лебедев

проявились отмеченные выше качественные изменения в поведении и взаимоотношениях участников группы (возможно, они были спро­воцированы ею). К тому же на этой сессии к группе присоединился новый член (Петр), которому присутствие на такой выставке помогло получить наглядное представление о характере арт-терапевтической работы и быстрее влиться в группу.

На этом этапе работы были использованы следующие техники и упражнения: «Личный герб», монотипия, направленная визуали­зация в сочетании с рисованием. Также исследовалась возможность применения в арт-терапевтических целях (в первую очередь, для создания дополнительной мотивации) проективных психологических методик — «Четыре предмета», «Несуществующее животное» (Рома­нова, 2001). При выполнении одного из заданий Владимир создал очень интересный и плодотворный в арт-терапевтическом плане образ своей зависимости от игровых автоматов (рисунок 2).

Рис. 2. Рисунок Владимира, изображающий его зависимость от игровых автоматов

При внешней простоте и незатейливости рисунок оказался для него очень значимым и наполненным глубоким внутренним смыслом. Он явился мощным стимулом, отправной точкой и вместе с тем — дейс­твенным средством самоисследования Владимиром своей проблемы


Применение групповой интерактивной арт-терапии в госпитале ветеранов

и ее связи с особенностями личности, что, в конечном итоге, внесло весомый вклад в изменение его отношения к данной проблеме и привело к формированию более оптимистического мироощущения и позитив­ного самовосприятия. Для ведущего же динамика отношения пациента к рисунку (неоднократно возвращаясь к нему в процессе групповой работы, Владимир обнаруживал все новые и новые ассоциации) было своеобразным индикатором его движения во все более конструктивном направлении. Создавалось ощущение, что на первых порах рисунок просто подавлял своего автора, являясь для него некоей безжалостной «одухотворенной сущностью», материальным воплощением болезнен­ного и травматического жизненного опыта. В поведении Владимира, его манере описания образа просматривались нотки обреченности, какого-то мистического трепета или смирения перед чем-то «великим и ужасным», неподвластным человеческому контролю, словно образ игрального автомата воспринимался им как некое жестокое и могу­щественное языческое божество. Однако постепенно отношение автора к нему становилось все более критичным и реалистичным: в результате проработки этот образ «слепого зла» и сама проблема потеряли свою «магическую власть» над пациентом, а сам он смог подняться над ними и более трезво и рационально оценить ситуацию. Впрочем, все эти положительные эффекты стали отмечаться у Владимира уже позже, на последующих стадиях работы. Основными же задачами данного этапа являлись дальнейшее укрепление доверия и сплоченности в группе, поддержание и усиление мотивации участников к работе, осознание и проработка ими проблем и конфликтов, выявление и укрепление собственых ресурсов, развитие навыков получения и предоставления обратной связи, освоение новых способов самовыражения и саморегу­ляции, снижение зависимости от ведущего. Задача ведущего на данном этапе работы состояла в продолжении фасилитации художественной экспрессии и структурировании хода групповой работы, регуляции и стимулировании вербальной обратной связи.

Рабочая стадия (10-17 сессии)

Поскольку целями третьей, основной (рабочей) стадии яв­ляются решение проблем пациентов и раскрытие терапевтического потенциала группы, ее основными задачами были проработка проблем


А.А.Лебедев

участников, активизация их ресурсов и укрепление связей между ними. Этому должно было способствовать применение широкого набора технических средств и форм работы.

В частности, были использованы следующие техники и темы:

• обзор и анализ созданной продукции, презентация ретроспек­тивной выставки работ каждого участника с обсуждением;

• техника совместной изобразительной деятельности (совместный проект на тему «Идеальный город»);

• мультимодальные техники — сочетание арт-терапии с поэзией, музыкой, элементами телесно-ориентированной психотера­пии;

• техники пожелания, напутствия, благодарности (на этом этапе группу покинул один из членов в связи с окончанием срока госпитализации);

• техники метафорического автопортрета и портретов других участников группы;

• техника коллажа (исследование тендерных отношений — тема «Мир мужчины и женщины глазами противоположного пола»);

• разработка свободной темы (выражение своих мыслей, чувств, потребностей посредством любой из освоенных техник);

• техника нахождения выгод от достижения цели (тема «Моя жизнь после выздоровления»);

• техники поиска и активации внутренних ресурсов (тема «Наи­более удачный эпизод в моей жизни»).

Начало третьего этапа можно соотнести со второй по счету рет­роспективной выставкой, проведенной в ходе десятой («юбилейной») сессии. Участники получили возможность вновь вернуться ко всем созданным ранее работам для более углубленного анализа, осмысления и интеграции полученного опыта. Эффективность и целесообразность такой работы уже была отмечена на предыдущей стадии. К тому же на этой сессии к группе присоединился новый член (Олег), и его при­сутствие именно на таком занятии благоприятствовало скорейшему включению в групповой арт-терапевтический процесс.

При реализации вышеперечисленных форм работы были отме­чены достаточно характерные изменения в особенностях группового взаимодействия и состоянии отдельных пациентов. Общая атмосфера


Применение групповой интерактивной арт-терапии в госпитале ветеранов

в группе стала неформальной, творческой, более сплоченной, доброже­лательной. Большинство участников стали ждать занятий, готовиться к ним, приходить заранее. Неоправданные опоздания полностью пре­кратились. Наоборот, ради посещения групповых занятий многие нача­ли перестраивать свои личные планы. Например, показателен эпизод, когда группа в полном составе пришла на сессию несмотря на то, что в это же время в госпитале проходил праздничный концерт с участием профессиональных артистов. В этом плане представляет интерес еще один случай, связанный с Виктором. Поначалу он демонстрировал от­кровенный скепсис и недоверие к психотерапии, однако на данной ста­дии он специально пришел на занятие, хотя в это же время был занят на другой работе. Пришел заметно уставший, с опозданием, но, несмотря на это, присоединился к другим участникам, успел выполнить задание в сроки принять активное участие в обсуждении. Показательным было также стремление пациентов как можно дольше находиться в атмосфе­ре арт-терапевтического кабинета. Если на первом этапе работы после полуторачасовой сессии у некоторых участников появлялось чувство утомления или телесного дискомфорта (например, головные боли), то теперь, даже после трехчасовых сессий, они демонстрировали до­статочно хорошее самочувствие и удовлетворение от работы. Причем, по их собственной оценке, это время «пролетало незаметно».

Было отмечено возрастание значимости и ценности собственной художественной продукции в глазах участников, причем, что харак­терно, именно за счет заключенного в ней внутреннего, личностного смысла, а не внешней «красивости», хотя и эстетическое качество работ большинства членов группы также возросло. Некоторые участники стали приносить в кабинет свои собственные материалы для общего использования. Например, Владимир принес десять наборов воско­вых карандашей, Надя — кипу разных журналов для изготовления коллажей.

Значительно изменились качество и характер коммуникации участников группы. Внутриличностная коммуникация стала более глубокой, серьезной, сосредоточенной. Ведущему больше не нужно было настраивать пациентов на самостоятельную работу и контро­лировать этот процесс, делать замечания. Значительно уменьшилась необходимость в фасилитации творческого процесса.

Повысилось также и качество межличностного взаимодействия, как во время занятий в кабинете, так и за его пределами. Так, участники


А.А.Лебедев

стали проявлять больше неформального интереса к работам друг дру­га, задавать проясняющие вопросы, говорить о своих впечатлениях, мыслях, ассоциациях. Выросли качество и эффективность обратной связи. Так, например, Олег при обсуждении рисунка на тему «Моя жизнь после выздоровления» (рисунок 3) благодаря активной обрат­ной связи со стороны других участников смог осознать, что, несмотря на демонстрируемую им внешне готовность к полному выздоровле­нию и принятию на себя ответственности за свою судьбу и здоровье, внутренне он продолжает идентифицировать себя с ролью больного, зависимого человека.

Рис. 3. Рисунок Олега на тему «Моя жизнь после выздоровления:

В последующем, при разработке свободной темы, он вновь вернул­ся к этой проблеме (рисунок 4) и смог подвергнуть ее более глубокой проработке, придя к лучшему пониманию взаимосвязи между своим состоянием и особенностями самовосприятия и отношения к миру.

Выражение чувств участниками группы стало достаточно ис­кренним, спонтанным. Не утаивались, например, негативные эмоции и переживания, не избегались конфликтные темы, обратная связь воспринималась, как правило, конструктивно, без обид и агрессии. В то же время в межличностном взаимодействии стало больше легко-


Применение групповой интерактивной арт-терапии в госпитале ветеранов

Рис. 4. Рисунок Олега на свободную тему, передающий иное отношение к миру, до­стигнутое в результате лечения

Рис. 5. Рисунок Олега, метафорически изображающий Владимира

сти, юмора, непосредственности и эмоциональной поддержки. Причем данные особенности межличностной коммуникации отразились как в вербальной, так и в художественной продукции. Особенно наглядно это проявилось при работе над метафорическими портретами друг друга. Например, Олег метафорически изобразил Владимира в образе крокодила (рисунок 5), что вне контекста сложившейся групповой атмосферы могло бы быть воспринято как издевка.


А.А.Лебедев

Однако с учетом сопровождающего рисунок пояснения обратная связь была воспр



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; просмотров: 110; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.165.57.161 (0.023 с.)