И.В. Борщевская, С.В. Шереметова



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

И.В. Борщевская, С.В. Шереметова



Арт-терапия — одно из динамично развивающихся направ­лений современной психотерапии. Текущий этап ее развития харак­теризуется следующими особенностями:

• активным внедрением этого подхода в широкую практику, вклю­чая медицинские, образовательные и социальные учреждения;

• активизацией исследований, направленных па подтверждение терапевтических эффектов и механизмов различных форм и моделей арт-терапии, с учетом личностных и нозологических особенностей клиентов, условий ее применения и этапов лечеб­но-реабилитационного процесса;

• развитием групповых вариантов арт-терапии, в том числе рас­считанных на короткие или средние по продолжительности сроки работы группы;

• разработкой организационных аспектов арт-терапии, разви­тием бригадных форм работы и активизацией взаимодействия разных специалистов в процессе осуществления лечебных, реабилитационных, профилактических и образовательных мероприятий;


И.В. Борщевская, С.В. Шереметова

• усилением тенденции к интеграции различных модальностей творческого самовыражения (изобразительного искусства, му­зыки, сценического искусства, движения) в ходе осуществления арт-терапевтических программ.

В последние годы появились отечественные публикации, пока­зывающие значительные возможности и эффективность арт-тера-певтической работы с пациентами амбулаторных и стационарных психиатрических отделений (Ионов, 2004; Конытин, 2002; Свенциц-кая, 2006). В то же время, если не считать многочисленных примеров применения терапии творческим самовыражением (Бурно, 1989,2000), исследования, подтверждающие эффективность арт-терапии в лечении пограничных психических расстройств, в том числе в условиях пси­хотерапевтических отделений, в нашей стране пока еще проводятся недостаточно активно (Лебедев, 2005).

В данной статье представлен опыт клинического использования арт-терапевтических методов на базе отделения неврозов и психоте­рапии санкт-петербургского Научно-исследовательского психоневро­логического института им. В.М. Бехтерева. При этом особое внимание будет уделено тем аспектам групповой интерактивной арт-терапии, которые связаны с попытками интеграции в арт-терапевтический про­цесс средств и приемов работы, характерных для иных направлений терапии искусством, помимо изобразительных средств, в частности, элементов сценического искусства.

Обоснование рабочей модели арт-терапии

Выбор формы и модели арт-терапии для работы на базе от­деления неврозов и психотерапии обусловлен составом пациентов, общими сроками стационарного лечения, имеющимися материала­ми и средствами, нашей профессиональной подготовкой, а также методологической ориентацией специалистов отделения неврозов и психотерапии.


Применение мультимодальных техник в процессе групповой арт-терапии

Прежде всего, мы не могли не учесть того, что сроки стационар­ного лечения, как правило, невелики (в среднем — полтора месяца), а контингент больных является смешанным в половом и возрастном отношении. В отделение неврозов и психотерапии госпитализируются пациенты с невротическими, аффективными, личностными и психосо­матическими расстройствами. Они получают фармакотерапию, про­ходят индивидуальную психотерапию, личностно-ориентированную групповую психотерапию, аутотренинг. С октября 2005 г. как элемент комплексного лечения начала применяться групповая арт-терапия (арт-психотерапия). Большинство пациентов одновременно прини­мают участие в разных формах психотерапевтической работы.

С учетом всех этих факторов мы остановили свой выбор на крат­косрочной терапии (10-12 сессий), рассчитанной на полтора месяца. Каждая сессия длится три часа и включает один перерыв продолжи­тельностью 20 минут. Частота встреч — два раза в неделю. Групповые занятия проводятся нами совместно.

В качестве рабочей модели нами была выбрана групповая ин­терактивная тематическая арт-терапия с элементами динамического подхода. Подобное сочетание представляется оптимальным для па­циентов отделения, с учетом его профиля и условий краткосрочной госпитализации.

Поскольку модель групповой интерактивной арт-терапии на се­годняшний день достаточно широко представлена в мировой и отечест­венной арт-терапевтической литературе (Копытин, 2003; Waller, 1993), мы не будем здесь давать ее характеристику. В то же время следует подчеркнуть, что данная модель предполагает активное взаимодейс­твие между участниками группы, осуществляемое как на вербальном, так и невербальном уровнях благодаря применению разнообразных средств визуальной, пластической экспрессии. Эти средства могут в некоторых случаях дополняться приемами, характерными для иных, нежели арт-терапия, форм психотерапии искусством.

В рамках групповой интерактивной арт-терапии группа понимает­ся как динамическая система, а потому в большинстве случаев работа опирается на теоретические разработки групповой психодинамической психотерапии (Рутан, Стоун, 2002). Большое значение при реализации данной модели имеет такой фактор, как групповая динамика, которая, с учетом особенностей состава групп, формируемых в отделении неврозов и психотерапии, может быть достаточно высокой. Используя эту модель,


И.В. Борщевская, С.В. Шереметова

мы исходили из процессуального понимания групповой арт-терапии, т. е. признавали, что в ходе арт-терапевтических занятий группа будет прохо­дить ряд стадий своего развития, и что эти стадии будут в значительной мере определять выбор средств и содержание сессий. В то же время пра­вильный выбор рабочих средств (изобразительных материалов и техник, а также разных форм творческого самовыражения) может способствовать продвижению группы с одной стадии на другую, тем самым помогая груп­пе и ее участникам реализовать свой терапевтический потенциал.

Мы считаем, что модель групповой интерактивной арт-терапии в ее тематическом варианте, применяемая в сочетании с элементами динамического подхода, отвечает условиям работы с пациентами, страдающими пограничными психическими расстройствами. В от­личие от хронических больных с более тяжелыми психическими за­болеваниями, такие пациенты могут достаточно успешно включаться в динамические групповые процессы.

ВОЗМОЖНОСТИ И ПРЕИМУЩЕСТВА

ИНТЕГРАЦИИ ДРАМЫ

В АРТ-ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

Как было отмечено выше, одной из значимых тенденций раз­вития арт-терапии в последние годы является интеграция различных направлений психотерапии искусством на основе их взаимодополнения и взаимопроникновения. Это, в частности, проявляется во все более широком распространении таких форм работы, когда с участниками той или иной лечебно-реабилитационной программы проводится не только арт-терапия, но и драматерапия, музыкотерапия и танцевально-двига­тельная терапия. Специалистами, работающими в том или ином направ­лении психотерапии искусством (арт-терапевтами, музыкотерапевтами, драматерапевтами и др.), все чаще предпринимаются попытки примене­ния, наряду со средствами и приемами, характерными для их основной специализации, тех средств и приемов, которые характерны для других специализаций. Нам известны примеры использования арт-терапевтами


Применение мультимодальных техник в процессе групповой арт-терапии

элементов драматерапии, танцетерапии или музыкотерапии (Копытин, 2002, 2006; Плевен, 2006; McNiff, 1992,2004), музыкотерапевтами - эле­ментов драматизации (Moreno, 1999) и т. д.

Как отмечает А.И. Копытин (Копытин, 2002), сочетание раз­личных форм творческого самовыражения в арт-терапевтическом процессе позволяет:

• в наибольшей степени мобилизовать творческий потенциал клиента (группы);

• предоставить клиенту (группе) дополнительные возможности для получения сенсорного опыта, выражения чувств и представ­лений и их проработки;

• активизировать и сделать более богатой и разносторонней ком­муникацию между специалистом и клиентом, а также участни­ками группы;

• задействовать дополнительные факторы и механизмы лечеб-но-коррекционного воздействия.

Описывая свою работу с интерактивными арт-терапевтическими группами, А.И. Копытин отмечает, что в определенные моменты арт-тера-певтического процесса участники группы, наряду с созданием визуальных образов, иногда начинают самостоятельно использовать иные формы творческой деятельности — пение и игру на музыкальных инструментах, выразительные движения и танец, сочинение диалогов, стихов и сказок, драматически-ролевую импровизацию и т. д. (там же). Он высказывает предположение, что «использование тех или иных форм творческой экспрессии в арт-терапевтическиой группе может быть связано не только с ее составом и индивидуальными особенностями участников, но и груп­повой динамикой. Так, если на начальном этапе работы участники группы используют в основном или исключительно изобразительные средства, то по мере формирования групповой сплоченности и развития групповых отношений участники начинают все более активно применять иные фор­мы творческой экспрессии» (там же, с. 176-177). Этот автор считает, что подобные особенности творческой экспрессии участников группы говорят о спонтанно проявляющейся интегративной направленности их деятель­ности, что позволяет достичь более тесной связи между аффективными, когнитивными и поведенческими аспектами личности.

Далее А.И. Копытин обращает внимание на проявление в рабо­те интерактивных арт-терапевтических групп тех закономерностей


И.В. Борщевская, С.В. Шереметова

и феноменов, которые свойственны группам в драматерапии (Ан­дерсен-Уоррен, Грейнджер, 2001; Jennings, 1992, 1993, 1998). По его мнению, таковыми являются: 1) трехфазная структура творческого процесса в интерактивной арт-терапевтической группе, предполагаю­щая переход ее участников из обыденной реальности в драматическую (мифопоэтическую) и обратно; 2) формирование драматической (роле­вой) дистанции вследствие идентификации с ситуациями и образами, находящими выражение в процессе изобразительной деятельности; 3) усиление поведенческих, акциональных аспектов в деятельности группы (наряду с эмоциональными и когнитивными аспектами, а так­же процессами восприятия и творческого воображения); 4) ролевое развитие и ролевая трансформация, происходящие благодаря переходу в драматическую реальность и совершению во время нахождения в ней личностно значимых и глубинно интенционированных действий.

На основе соотнесения некоторых закономерностей и феноменов, характерных для драматераневтического процесса, с общими тенден­циями развития психотерапевтической группы и условиями арт-те­рапии, нами сформирован некий «набросок» группового процесса, включающего ряд «узловых» моментов, или этапов. Нами выделено пять таких этапов.

1. Снятие контроля. На этом этапе работы интерактивной арт-терапевтической группы нами используются простые задания (индивидуальные или парные), направленные на знакомство с мате­риалами и их возможностями, снятие контроля и раскрытие способ­ности к спонтанному творчеству. При этом акцент делается на работе с цветом, свободном выражении чувств, игре, а также развитии на­выков осознания и вербализации чувств (учитывая высокий уровень алекситимии у данной категории больных). После знакомства участ­ников группы друг с другом большое внимание уделяется созданию атмосферы доверия и безопасности.

2. Рождение индивидуальной метафоры. На данном этапе мы предлагаем пациентам комплексные задания, направленные на форми­рование индивидуального символического поля, когда личные образы и метафоры проявляются, становятся видимыми и открытыми в твор­ческой продукции. У каждого участника группы появляется новое, созданное им «индивидуальное метафорическое поле». Это позволяет


Применение мультимодальных техник в процессе групповой арт-терапии

им вступить во взаимодействие со своими образами, исследовать пос­редством них свой внутренний мир и соприкоснуться с энергией пси­хического. В этот момент безусловно значимыми становятся взаимная поддержка и безоценочное принятие друг друга участниками группы, а также эмпатическая позиция ведущих. На этом этапе обозначаются внутриличностные конфликты пациентов.

3. Образы группового пространства. На этом этапе работы большую ценность имеют групповые задания, направленные на меж­личностное взаимодействие, осуществляемое как на вербальном, так и невербальном уровнях, на основе использования средств символи­ческой, метафорической экспрессии — упражнения и ролевые игры, со­чинение групповой сказки с использованием пластилиновых фигурок и игрушек, элементы групповой песочной терапии, групповой рисунок и фреска, театр марионеток. Постепенно формируется «групповое метафорическое пространство». На этом этапе работа направлена на дальнейшее сплочение группы, актуализацию и проработку интер­персональных конфликтов. Пациенты обучаются давать друг другу неискаженную обратную связь, вербализовывать свои эмоциональные реакции, связанные с взаимодействием в группе. Эту задачу облетает апелляция к образам и совместной творческой деятельности.

4. «Это не я». Пиковым этапом арт-терапевтического процесса является работа с масками и гримом с включением элементов драмате-рапии и видеоанализа. При этом пациенты встречаются со своим веду­щим конфликтом, глубинными страхами и ресурсами. Драматическая игра помогает им справиться с неосознаваемыми чувствами и пот­ребностями и посредством символизации и драматически-ролевой экспрессии не только придать им убедительное внешнее выражение, но и достичь определенного контроля над ними. Вхождение в роль и исполнение определенного личностно значимого действия позволяет в безопасной форме проиграть и тем самым реализовать запретные, фрустрирующие желания, исследовать неизвестные аспекты Я и оп­робовать новые модели поведения. Поскольку моменты драматизации подлежат видеосъемке, в процессе обсуждения и видеоанализа паци­енты получают дополнительные возможности для отреагирования эмоций, рефлексии межличностного взаимодействия и интеграции новых моделей поведения, связанных с драматизацией.


И.В. Борщевскля, СВ. Шереметовл

5. «Разговор с самим собой»: На данном этапе рефлексии происхо­дит осознание, принятие и стабилизация опыта, полученного в процессе арт-терапии, а также его соотнесение с реальностью, что дает участникам группы пространство и время для изменений (прежде всего, для пере­стройки системы отношений, представлений о себе, изменения своих поведенческих стереотипов). Используются техники реалистичного портрета и ролевого диалога с нарисованным образом Я. Пациент фор­мирует и создает в технике фотоколлажа образы прошлого, настоящего и будущего, объединяя их на одном листе в единый жизненный путь.

Хочется отметить, что в реальном арт-терапевтическом процессе нет четкой границы между стадиями. Описанная схема деления на эта­пы является условной. В реальности часто происходит взаимопроник­новение одной стадии в другую. Мы используем «принцип наслоения» более сложного на более простое («матрешка»). На каждой стадии создается определенная изобразительная продукция — добавляется что-то новое и в тоже время задействуется и расширяется опыт преды­дущих этапов. Свободное использование материалов, создание образов и овладение навыками интерпретации, игровое интерперсоналыюе взаимодействие, расширение драматического репертуара и, наконец, рефлексия и перенесение изменений в повседневную жизнь — эти и многие другие темы являются сквозными в живой и непрерывной ткани группового процесса.

Техника драматизации и общие

ПРИНЦИПЫ РАБОТЫ

Одной из техник, вызывающих наиболее интенсивные и глубо­кие переживания, является ролевая драматизация с использованием масок и последующим видеоанализом. Данный вид работы имеет комплексный характер и предполагает следующие действия участников группы.

• Составление «Ролевой карты». Пациенты пишут о своих при­вычных социальных ролях. Затем обсуждают в мини-группах


Применение мультимодальных техник в процессе групповой арт-терапии

свои чувства, связанные с отношением к обозначенным ролям и их местом в жизни.

• Проведение направленной визуализации «Поиск маски тени», которая дает участникам группы возможность погрузиться в бес­сознательное и встретиться с теневыми аспектами собственной личности. Им предлагается выбрать маску, примерить ее и задать самим себе ряд вопросов, которые «запускаются» в бессозна­тельное для поиска ответов. Сами ответы могут прийти позже, на дальнейших этапах работы, как внезапные озарения.

• Наложение грима или изготовление масок.

• Актуализация образа героя. Образ героя используется для того, чтобы актуализировать и передать активные, положительные, жизнеутверждающие грани Я. Мы исходим из того, что работа с образом героя стимулирует раскрытие внутреннего потенци­ала, конструктивных аспектов личности участников группы. Нередко это ощущается как прилив сил и оживление, сопро­вождается сильными переживаниями. На данном этапе работа осуществляется следующим образом: сначала участники «при­меряют» на себя образ героя, «вживаются» в роль. Они также отвечают на вопросы, заполняя специально подготовленные бланки-дневники, где описывают чувства героя, его состояние, мысли, что он хочет сказать и сделать, чему учит. После этого проводится постановочная фотосессия и подготовка к драмати­ческому действию (прописывание роли, сочинение монолога, создание дополнительных реквизитов).

• Драматическое выступление, которое записывается на видео.

• Снятие маски. Этот этап предполагает разотождествление с ро­лью, внутреннее дистанцирование от тех обстоятельств, которые изображались в ходе драматического выступления.

• Просмотр и анализ фотографий и видеоролика на следующей сессии. Пациенты получают возможность посмотреть на себя в образе героя и свое драматическое выступление как бы со сто­роны, отстраненно, из мета-позиции и получить обратную связь. Обычно драматическое выступление с воплощением образа героя производит на пациентов сильное впечатление. Увидев героя, а под ним распознав собственные черты, многие испытывают своего рода шок, «пиковое» переживание. Участники группы нередко лицом к лицу встречаются с вытесненным, конфликтным матери-


И.В. Борщевская, С.В. Шереметова

алом, и это помогает им пережить момент озарения и осознания. Возможность актуализировать, выразить связанные с ведущим конфликтом чувства в индивидуальном драматическом действии и принять пережитый опыт помогает разрешить ключевые внут­ренние противоречия, интегрировать и изменить личность. • «Трансформация героя», создание ресурсной, позитивной маски или наложение грима, что позволяет передать представление о новом образе Я. Затем проводятся еще одна фотосессия или видеосъемка с последующим просмотром и анализом. На дан­ном этапе работы пациентам дается возможность изменить, трансформировать прежний образ героя и закрепить позитив­ные, ресурсные переживания и качества Я.

Необходимо кратко отметить правила драматизации, которые мы стремимся учитывать при использовании данного вида работы:

1) позитивная трансформация образа в процессе драматической игры;

2) постепенное вхождение в драматическую реальность, пребывание в ней и последующий выход из нее в обыденную реальность (с этой целью используются элементы ритуала); 3) реальное действие «на сце­не» с использованием предметов.

Применение данной техники требует создания условий, обеспе­чивающих психологическую безопасность, высокое взаимное доверие между участниками группы и их внутреннюю готовность к данному виду работы — она невозможна без достаточной внутренней мотивации и осоз­нанной личной позиции. Такая работа требует развития групповых отно­шений и достижения участниками достаточной самостоятельности.

Наконец, хотелось бы обозначить общие принципы, которых мы придерживаемся в работе с интерактивными арт-терапевтическими группами:

Принцип мультимодальности предполагает опору на различные сенсорные системы, использование визуальных, пластических, драма­тических средств выражения опыта участников группы.

Принцип индивидуальности подразумевает учет личностных черт пациентов, особенностей их нозологического рисунка, жизненного опыта, культурного уровня.


Применение мультимодальных техник в процессе групповой арт-терапии

Принцип опосредованности связан с выражением участниками группы своих чувств и представлений посредством индивидуального и группового метафорического пространства. Создание и использова­ние визуальных образов в сочетании с игрой и драматизацией помогает сформировать атмосферу психологической безопасности и обеспечи­вает выражение сложных и противоречивых мыслей и переживаний.

Принципы этапности и «наслоения» обеспечивают постепенную, для каждого пациента в своем темпе, и в тоже время одновременную для всех участников проработку актуального психологического материала.

Принцип активной трансформации подразумевает осуществление внутренних изменений через совершение нового осознанного действия, как в виртуальном (т. е. в творческом воображении), так и в реальном пространстве.

Принцип контекстуальности предполагает интеграцию получен­ного опыта в повседневную жизнь и отношения.

Нами осуществляется исследование терапевтической эффектив­ности групповой интерактивной арт-терапии, динамики психического состояния пациентов и системы отношений в процессе арт-терапевти-ческой работы. С этой целью в начале и по окончании работы группы применяются следующие клинические тесты: Опросник депрес­сивных состояний (ОДС-2), симптоматическая клиническая шкала (SCL-90-R), интегративный тест тревожности (ИТТ), Торонтская алекситимическая шкала (ТАШ), а также методика оценки самоактуа­лизации (CAT), тест «Нарисуй историю» (Копытин, 2003) и методика оценки изменений творческой продукции участников.

По предварительным результатам отмечается нормализация или улучшение показателей по ряду клинических шкал (снижение личностной и ситуационной тревожности, депрессии, соматизации, фобии), повышение балльных оценок по шкалам эмоционального содержания рисунка и образа Я в Тесте «Нарисуй историю», а также положительные сдвиги по другим показателям. Результаты диагнос­тики свидетельствуют о терапевтической эффективности арт-терапев-тической работы с данной категорией пациентов, о стабилизации их эмоционального состояния.


И.В. Борщевская, С.В. Шереметова

Описание работы

Для демонстрации терапевтических эффектов работы с при­менением описанной выше техники ниже приводится анализ худо­жественной продукции и результатов тестовой диагностики одного из участников группы.

Андрею (имя изменено) 33 года. Он поступил в отделение невро­зов и психотерапии с диагнозом «Тревожно-фобическое расстройство. ОЗГМ (последствия повторных черепно-мозговых травм) с гипертен-зионным синдромом, левосторонней пирамидной недостаточностью, вегето-сосудистой дистонией».

Психический статус пациента при поступлении характеризовал­ся тревожно-фобической и астенической симптоматикой. Андрей больным себя считает с 2005 г. Дважды находился на стационарном лечении, результатом оба раза являлось нестойкое улучшение состо­яния. Получал психофармакотерапию, проходил индивидуальную психотерапию.

Результаты психологического исследования: тест SCL-90-R по­казал высокие значения по шкалам тревожности, фобии и дистресса; по ИТТ отмечался высокий уровень личностной и средний уровень ситуационной тревожности; по ОДС-2 выявлена невротическая де­прессия; по ТАШ определялся алекситимический тип личности; по CAT — средний уровень самоактуализации.

На 13-й день госпитализации пациент начал посещать арт-те-рапевтическую группу. В ходе занятий проявил себя как активный, эмоционально включенный участник, способный к конструктивным коммуникациям. При этом был закрыт в отношении собственных переживаний, связанных с болезнью, сдержан в выражении чувств, мало рассказывал о себе. Скептически, с недоверием относился к груп­повому процессу, имел манипулятивный запрос на лечение: «Я болею, врачи могут избавить меня от симптомов». Не связывал заболевание со своим образом жизни и с содержанием внутренних переживаний. При создании и обсуждении творческих работ проявлял увлеченность: интересовался тем, как в созданных им рисунках выражается его внут­ренний мир. Исследуя создаваемые образы, постепенно стал наделять их содержанием, соответствующим жизненному контексту, о котором часто умалчивал. Говорил: «Я все понял».


Применение мультимодальных техник в процессе групповой арт-терапии

Вскоре после начала занятий в группе Андрей создал свою первую мандалу (рисунок 1). На обратной стороне рисунка написано: «Когда вращаю рисунок по часовой стрелке, то кажется, что перемещаюсь внутрь, и там достаточно комфортно». Мандала соответствует стадии «Лабиринт или спираль» (Келлог, 2002), символически отражает дви­жение от страха и неуверенности к внутреннему источнику энергии, поиск своего Я.

Рис. 1. Первая мандала Андрея

Впервые ярко и открыто Андрей выразил свои переживания при работе с гримом. Его маска, созданная с использованием грима, соответствовала образу воина, Героя (рисунок 2). Он использовал желтый, оранжевый, красный, золотой цвета (цвета трансформации, героического самоутверждения, восстановления контакта с Само­стью). Монолог Героя: «Я — воин-спартанец. Мне неведом страх и жалость к врагу. Смерть в бою — это мое желание, моя мечта. Все, что есть у меня — это моя честь, мой меч, моя сила, отвага и предан­ность своему делу. Мое дело — это война. Я рвусь в бой». Находясь в образе Героя, пациент чувствовал себя комфортно, ощущал прилив энергии, который сохранился и после выхода из роли. В качестве основного результата работы пациент отметил появление чувства самоуважения, признание ценности других людей, ощущение любви к жизни.


И.В. Борщевская, С.В. Шереметова

Рис. 2. Фото Андрея с наложенной на лицо гримом-маской, соответствующей образу Героя

В процессе дальнейшей работы образ Героя трансформировался в более реальный, обыденный и конкретный образ. Пациент не стал делать маску, предпочтя оставить лицо открытым. Его рисунок содер­жал изображение маски Героя и являлся отражением воспоминаний об опыте драматизации (рисунок 3).

Рис. 3. Рисунок Андрея с изображением маски Героя, отражающий его воспоминания о пережитом опыте


Применение мультимодальных техник в процессе групповой арт-терапии

Если раньше проявлением собственной силы и мужественности пациент считал деструктивные, агрессивные поступки, то в результате групповой работы и активному участию в ее кульминационной фазе, связанной с исполнением образа Героя, он почувствовал возможность управлять своей силой и нашел ей конструктивное выражение сначала в группе, а затем и в реальной жизни — в общении с членами своей семьи, заботе о них.

На завершающих занятиях Андрей стал более открытым в прояв­лении своих чувств. Показывая принесенные семейные фотографии, рассказывал о своих ценностях, признавал их важность в своей жизни. Он увидел возможность сочетания семейных ценностей с внутренней силой «воина». Начал формировать образ будущего и планировать реальные изменения в своей жизни.

Обращение Андрея к своему внутреннему миру в процессе занятий в группе, его самовыражение в творческой деятельности и исследование ее результатов послужили основой для осознания и переосмысления им своей жизни, критического анализа привычных для него ценностей и форм поведения. Групповая арт-терапия способс­твовала активизации процессов самопознания и изменения пациента, раскрытию его творческого потенциала, предоставила ему безопасное пространство и инструмент для осуществления своей личностной трансформации с опорой на группу.

Вторая мандала Андрея (рисунок 4) соответствует стадии «Функционирующее Эго» и связана с проявлением индивидуаль­ности, символизирует восприятие себя как центра силы и энергии, которые реализуются в действии; отражает формирование нового, целостного, более динамичного и активного Я. Мандала включает изображение цветка, нарисованного золотой краской. По цветово­му решению рисунка можно сказать, что он в какой-то мере служит продолжение первой мандалы, является результатом ее структурной трансформации.

Некоторые результаты своей работы в группе Андрей немного­словно, но емко описал следующим образом: «Группа помогла мне лучше разобраться в себе и своих отношения с окружающими, осо­бенно с близкими мне людьми, определить свое место в жизни. Теперь я здоров и рвусь в бой». Примечательно, что он использует выражения, соответствующие образу Героя («рвусь в бой»).


И.В. Борщевская, С.В. Шереметова

Рис. 4. Вторая мандала Андрея

Положительная динамика состояния пациента вследствие его рабо­ты в арт-терапевтической группе подтверждается результатами тестов. Так, при повторном тестировании в конце курса занятий были отмечены нормализация всех клинических шкал SCL-90-R, снижение личностной тревожности до среднего уровня и нормализация ситуативной тревож­ности по ИТТ, снижение показателей депрессии до нормы по ОДС-2; отсутствие алекситимии по ТАШ; повышение уровня самоактуализа­ции по CAT за счет укрепления «внутренней поддержки» и опоры на свои убеждения, повышение балльных оценок по шкалам ценностной ориентации, гибкости поведения, спонтанности, самоуважения, приня­тия агрессии, контактности и креативности. Тест «Нарисуй историю» отразил не только стабилизацию эмоционального фона и формирование положительного образа Я, но и рост креативности пациента.

Заключение

Применение групповой интерактивной краткосрочной арт-те­рапии на базе отделения неврозов и психотерапии показало ее эф­фективность в работе с пациентами, страдающими пограничными


Применение мультимодальных техник в процессе групповой арт-терапии

психическими расстройствами. Мы убедились в том, что пациенты данной категории могут успешно включаться в динамические груп­повые процессы, которые сами по себе являются одной из важных предпосылок терапевтического воздействия. Использование изобра­зительных средств и техник в сочетании с элементами драматической экспрессии становится возможным благодаря развитию групповой динамики и нередко оказывается своеобразной кульминацией всего процесса групповой арт-терапии.

Опыт применения мультимодального подхода в арт-терапевти-ческой группе убедил нас в том, что он заключает в себе значительные возможности, которые на сегодняшний день остаются еще мало изу­ченными. Надеемся, что проводимые нами исследования с исполь­зованием набора клинических и клинико-психологических методик послужат дальнейшему развитию групповых вариантов арт-терапии и их активному применению в клинике пограничных состояний.

Литература

Андерсен-Уоррен М., Грейнджер Р. Драматерапия. СПб.: Питер, 2001.

Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением. М.: Медицина, 1989.

Бурно М.Е. Клиническая психотерапия. М.: Академический проект, 2000.

Ионов О.А. Арт-терапия в комплексной реабилитации психически больных. Автореф. дисс. ...канд. мед. наук. М.: Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, 2004.

Келлог Дж. Психологическое содержание формы // Диагностика в арт-терапии: метод «Мандала» / Под ред. А.И. Копытина. СПб.: Речь, 2002. С. 35-65.

Копытин А.И. Системная арт-терапия. СПб.: Питер, 2001.

Копытин А.И. Теория и практика арт-терапии. СПб.: Питер, 2002.

Копытин А.И. Руководство по групповой арт-терапии. СПб.: Речь, 2003.

Копытин А.И. Тест «Нарисуй историю». СПб.: Речь, 2003.

Копытин А.И. Тренинг коммуникации: арт-терапия. М.: Изд-во Института психотерапии, 2006.

Лебедев А.А. Применение групповой интерактивной арт-терапии в психоте­рапевтическом отделении госпиталя ветеранов войн // Исцеляющее искусство: журнал арт-терапии. 2005. Т. 8. № 3. С. 38-61.

Плевен М. Изменение восприятия собственного тела: осознание наркоманкой своей телесной идентичности // Арт-терапия — новые горизонты / Под ред. А.И. Копытина. М/. Когито-Центр, 2006. С. 260-268.


И.В. Борщевская, С.В. Шереметова

Рутан Дж., Стоун У. Психодинамическая групповая психотерапия. СПб.: Питер, 2002.

Свенцицкая В.А. Арт-терапия в психиатрической больнице специализирован­ного типа с интенсивным наблюдением /Арт-терапия - новые гори­зонты / Под ред. А.И. Копытина. М.: Когито-центр, 2006. С. 276-302.

Jennings S. Dramatherapy theory and practice 2. London: Routledge, 1992.

Jennings S. The theatre of healing: metaphor and metaphysics in the healing process // The handbook of dramatherapy / Ed. By S. Jennings, A. Cattanach, S. Mitchell, A. Chesner, R. Meldrum. London: Routledge, 1993.

Jennings S. Introduction to dramatherapy. London: Jessica Kingsley Publishers, 1998.

McNiff S. Art as medicine. London-Boston: Schambhala, 1992.

McNiffS. Art heals. London-Boston: Schambhala, 2004.

Moreno J. Acting your inner music: music therapy and psychodrama. Saint Louis, MO: MMB Music, 1999.

Silver R. Three art assessments. New York: Brunner-Routledge, 2002.

Waller D. Group interactive art therapy. Its use in training and treatment. London: Routledge, 1993.




Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.50.33 (0.025 с.)