ТОП 10:

СХVIII. Закон о вводе во владение.



204. Относительно пошлины за ввод во владение да будет так: пошлина за землю приставу 2 перпера, за село 3 перпера, за мельницу 3 перпера, за жупу и за всякое село 3 перпера, за город конь и одежда, за виноградник 3 перпера, за коня 1 перпер, за кобылу 6 динарей, за вола 4 динаря, за овцу динар.

205. Если меропх убежит куда нибудь от своего господина в другую землю или в царскую, когда только найдет его господин, да заклеймит его и да распорет ему нос и да отдаст его на поруки, дабы он был опять его (человеком), а другого ничего да не возьмет с него.

(пер. Ф. Зигеля)
Текст воспроизведен по изданию: Законник Стефана Душана. СПб. 1872

© текст - Зигель Ф. 1872
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Медведь М. Е. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001

 


[1] И да им даде заповедь доуховны”, собственно значит: “пусть дадут им духовное повеление”. “Дающе им заповеди доуховные” Ходошской рукописи Голубинский и Мащевский переводят: “преподавая им наставления духовные”, “i dawali im napomoienia duchowne”; Шафарик передает “и да им дадоу заповедь доуховноу” Раковецкой рукописи через “und ihnen geistlichen Befehl ertheilen (Кух. стр. 172. § 7). Мне кажется скорее можно видеть в “заповедь” наставление чем повеление.

[2] Здесь в Призренской рукописи очевидно пропуск. В Ходошской рукописи после слов “и ты доуховинци да соуть”следует “иже соуть приели благословение на доуховинчсьтво везати и решити от своихь имь архиереи”, т. е. которые получили от своих архиреев благословение на духовный сан с властью вязать и решать; эти слова, очевидно, пропущены в Призренской рукописи. Голубинский замечает к переводу этой статьи, что в Греции и у южных Славян и до настоящего времени должность духовника отдельна от должности приходского священника, и что на первую назначаются, на то или другое количество приходов, особые способные лица, по преимуществу, ин почти исключительно из иеромонахов.

 

[3] “Оу киновиахь”Шафарик переводит через “in den Zellen” (Kyx. стр. 174. § 15), Мациевский через “w celach”, Голубинский — “в монастырях”. Мне кажется, все три ученых без надобности стесняют смысл слов “Оу киновиахь”предполагая, что здесь идет дело о запрещении игумену жить вне монастыря. “Киновиа”происходит от греческого koinobion, что значит общежительство; по моему мнению здесь воспрещено всякое выделение игумена от братии, проявилось ли оно в отдельном помещении или в желании иметь отдельный стол, отдельное имущество.

[4]“Метохим”от греческого слова metocion — земля, принадлежащая монастырю.

[5] В древней Сербии вероятно при каждой церкви находился монастырь, так что при слове: “церквы”нужно почти всегда думать о монастыре, см. Кух. стр. 213 прим. 18.

[6] В Ходошской рукописи прибавлено: “это постановляется о них для того, что, живя в монастыре, они бывают причиною многого зла, ибо не все могут удержаться, чтобы не дать чего-нибудь кому из родственников и знакомых; а также и соблазн для братии большой, ибо называют других в монастыри гостей и пришельцев; поэтому так постановлено. Если же кто из них и будет в монастыре, то ни в чем да не имеет власти, взявши, откуда хочет, дать, куда хочет”. Новакович предполагает, что это прибавление Ходошской рукописи не заключалось в Законнике, а есть только объяснение статъи (Зак. Ст. Д. стр. 19. прим. 128), с чем вполне можно согласиться.

[7] “Да плати вражду” Шафарик переводит через “soll Strafgeld zahlen (Кух. стр. 174. § 19), Мациевеский через “ma placic kare”; Голубинский объясняет слово “вражда” через штраф; но тут дело идет не о пенях вообще, а об одной точно определенной пене, именно “вражда” означаетъ пеню за убийство.

[8] В Ходошской рукописи стоит: “да моу се роука отсече”,вместо “да се отсече”Призренской рукописи.

[9] “Катоунь” — округ, земля, отданная в пользование пастухов.

 

[10] “Меропхи”или “неропхи”были одним видом крестьян, отличавшиеся от других поселян объемом своих обязанностей в пользу господ; они сидели на церковных, царских и властельских землях и должны были работать и платить оброк хозяину земли; они могли иметь также и свои собственные земли.

[11] “Меропщина”,собственно обозначает землю, которую держать меропхи; в переносном смысле это слово означает также обязанности, которые выиолняет меропх своему господину. Здесь употреблена “Меропщина”в последнем значении.

[12] Здесь вместо “село”несомненно должно стоять “сено”,как в Ходошской рукописи.

 

[13] Здесь слово “оузети”очевидно стоит в смысле “имати”;замечательно, что и далее в одном месте Призренской рукописи мы находим такое словоупотребление: “Ако ди не оузима сиа, нъ има дъщерь”, § 47. Оумре Призренской рукописи и “оумреть” Ходошской, по видимому, должно быть отнесено к “деца”.

Шафарик переводит “Кои властелинь неимать децоу, или имать и оумреть”через “Wenn ein Edelmann keine Kinder hat, oder diese sterben.” Кух. стр. 178. § 32.

[14] “Сок”— известная подать, собираемая натурою.

 

[15] Новакович предполагает, что оузети по силе (взять по силе)значит изнасиловать (Зав. Ст. Д. стр. 97. чл. 158); Шафарик думает, что это выражение относится к отмице, т. е. к сербскому обычаю похищения девушек с целью жениться (см. Кух. стр. 180. § 39. стр. 216. прим. 45). Мне кажется сходство этой статьи с § 40 Пpoxиpoнa, где говорится о похищении женщин, указывает на то, что здесь ближе видеть отмицу, чем изнасилование. Впрочем трудно решить окончательно, что здеь подразумевается, в особенности если обратить внимате на сходство наказания за оузети по силес наказаниями за блуд (§ HS,189), а также на то, что статья о блуде в Призренской рукописи стоит в след за разбираемою статьею.

[16] “Себр”— не властелин, свободный простолюдин, мелкий землевладелец. Это слово имеется и в русском языке: сябер и шабер (Слов. Даля). Тоже обозначало это слово и в древнем Пскове: Пск. Судн. Грам. 98: “А кто с кем ростяжутся о земли, или о борти, да положат грамоты старые и купленую свою грамоту; и его грамоты зайдут многих до сябров земли и борти, и сябры вси станут на суду в одвом месте отвечаючи. Ктож за свою землю, или за борть, да и грамоты пред господою покладут, да и межников возмут, и той отведут у стариков, по своей купной грамоте, свою часть; ино ему правда дати на своей части, а делованью быть одному. А поцелует во всех сябровь; ино ему и судница дать на час, на которой поцелует”. См. об этом слове у Энгельмана. Гражд. зак. псков. суд. грам. стр. 22, 23.

[17] ”Престои”,Даничич объясняет в своем Речнике так: vadimonium desertum ejusque mulcta.

[18] Что такое была преселица, см. стр. 57, 58.

[19] “Прония” означает поместье в древне-русском смысле до указа Петра о единонаследии, соответствует также слову кормля Псковской Судн. Грам. 67. “А которому человеку будет кормля написанна в рукописании, и да грамотами владеть землеными начиет, или исадским, а продаст тую землю, или (и)сад, или иное что, а доличат того человека; ино ему земля та, или и сад , или иное выкупили, а свой кормлю покрал”. См. о слове кормля у Энгельмана. Гражд. зак. псковск. суд. грам. стр. 32, 33. а).

 

[20] Выражение “на люди” Шафарик переводить “nach Menschen” (Kyx. стр. 183. § 51), Мациевский — “podiug giow”; оба вполне согласны в том, что здесь говорится о соответствии платы с числом душ. Эта статья чрезвычайно замечательна тем, что установляете соответствие налогов и повинностей с числом душ и количеством земли ими обработываемой; она может служить одним из самых сильных доводов в пользу существования в древней Сербии общинного землевладения.

[21] Эта статья не вполне ясна сама по ceбе. Миятович, по моему мнению, совершено верно относит ее к тому случаю, когда какой-либо член задруги отделился от других задругарей хлебом и имуществом, но остался с ними на одном участке земли (разделены движимости, но не земля, которая остается в общем владении); такой отделившийся задругарь рассматривается относительно налогов и повинностей, как самостоятельный дом (Гд. XXVI. стр. 216).

 

[22] Слово “Потька”,Даничич в своем Речнике объясняет: “violatio fininm ejusque pretium” т. е. пеня за нарушение границ.

[23] Вот как об ясняет слово “Милостьник”Даничич в своем Речнике: “кто пользуется милостию правителя совершает что-либо его именем, далее свидетель в том, что кому-либо учинена милость, ибо учинена через него; они поименовываются в грамоте, которою дается милость, но не во всякой и такая вероятно выдавалась без посредства их; они приводятся в грамотах числом от одной до четырех; они бывали протовистиари, логофеты, воеводы, челники, жупаны и просто властели и сами сыновья Вува Бранковича были такими милостниками в отцевской грамоте; в грамотах, в которых упоминаются милостники, даруются льготы, утверждаются приязненные отношением одного государства к другому и подтверждается, что кто-либо управлял цариною и не остался должен ....”

[24] Смысл этой статьи не совсем ясен. Новакович думает, что здесь идет дело о применении общего правила Законника, высказанного во многих статьях, что Законник должен быть выше царской грамоты, царского повеления (Зак. Ст. Д. стр. 74, 75. чл. 27).

[25] “Потесь”поставлено вместо “ипотесь” от греческого слова upotesiV, которое означает 1) подставливание, 2) подставка, также предположение. Новакович так объясняет это слово: “оно значит здесь требование, присваивание на основании этой грамоты, о которой идет речь (Зак. Ст. Д. стр. 85, 86, чл. 90).

[26] Шафарик переводит: “а милость да се не повтори”через: “und der Gnadenbrief soll nicht verdaechtigt werden” (Кух. стр. 186. § 63). Суд, может быть из уважения к царю, не должен был входить в рассуждение вопроса о, том, чья грамота правее; он утверждает землю за владеющим (beati possidentes), не заподозривая ни одного из хрисовулов.

[27] “Котел”— суд Божий, испытание кипятком; желавший оправдать себя должен был вынуть из котла, наполненного кипятком, какую-либо вещь и при этом не обжечься.

[28] “Оправа”собственно означает judicium, satislactio, absolutio, потом impensae in litem factae; здесь, мне кажется, оправою названа пошлина, даваемая cудьям оправданною судом личносью. “Рука” — судебное поручительство и плата даваемая судьи за дозволение его; Здесь очевидно плата, а не само поручительство. “Опадание” Даничич предполагает, что эта поздняя вставка, которой писец хотел объяснить, как кажется, непонятое им слово рука; это предположение знаменитого ученого не оправдалось, так как это слово стоит, в Призренскои рукописи. “Удава” — Даничич объясняет через coinpreliensio; под удавою, мне кажется, понимали; древние Сербы самоуправный арест ответчика; в договорных грамотах с Дубровником чрезвачайно часто встречаются выражения: “Да имь не удаве”, “ме удаие у удаву”, ит. д., а в грамоте Стефана, сына Немани, мы находим следующие слова: “et ut Sclavus non apprehendat Raguseum sinejudicio” (Rail. I. стр. 129): мне кажется, они были переводом сербских слов: “и да не удаие срьблинь дубровчанина”: см. также II. I. стр. 160.

[29] Шафарик, Мациевский и Даничич переводят бабуньский” через: волшебный, магический, чарующий. Новакович (Зак. Ст. Д. стр. 98, 99. чл. 172. и еще ранеe Григорович и Востоков, указали на то, что под Бабунами понимали Богумилов, а под “бабоуньскый” — богумильский. Здесь вероятно “богумильский” употреблено, как бранное слово.

[30] Шафарик (Кух. стр. 192. § 87) и Мациевский относят, по моему мнению, вполне верно эту статью к доставлению чужому крепостному человеку средств убежать от своего господина. “Дроужнь”, в Речнике Даничича paris, обозначает сословное равенство хозяина крепостного человека с лицом, способствовавшим бежать этому человеку.

[31] Михоскоубина—mulcta pro evulsa barba (Даничича Речник).

[32] Определить значение “Оуздание”,“взданние”, невозможно на основании одних сербских памятников. Иричек в Slov. pr. т. I § 33 стр. 178 —181 объяснил это слово следующим образом: “в древнем греческом, римском и германском праве был в употреблении “залог правоты”, тождественный со славянским вдани. Вдани по славянскому праву был взнос, сделанный в суд, тяжущимися сторонами в залог того, что они обе имеют право на вещь, о которой идет спор; обе стороны вносят в заклад известную сумму, которая потом, когда судьи постановят решение, частью идёт в пользу судей, частью в пользу оправданного противника. В греческом праве этот заклад назывался parakatabolh, он уже упоминается в Илиаде; в римском праве он появляется уже в Leges XII tab. и называется sacramentum; в германском этот институт менее развит: называется Wette. В Чехии вдани сохранялось до времен Карла IV, в Литве до XVI столетия.” Шафарек, излагая Законник на немецком языке по Раковецкой рукописи, перевел вдани через Hehlen (Кух. стр. 183. § 74. см. однако стр. 220. прим. 71), но потом отказался от этого объяснения, как показывает его статья “о wzdani” в casopis cesk. muz. XVIII 3. стр. 384. года 1844. Даничич объясняет вдани через fiducia, древнейшую форму залога в Риме. Мациевский в своем переводе полагает, что в этой статьи Законника заключается общее запрещение вступать в недозволенные законом договоры.

[33] Ходошиская рук. имеет более верное чтение: посльника. Сокальник— крестьянин, обязанный платить налог, называемый сок.

[34] “Издаву” Даничич обьясняет череа traditio ejusque pretium; здесь, как видно из смысла статьи, идет дело о пошлине, платимой приставу ввод во владение,

[35] “Оправе”Новакович считает настоящим чтением, a “от брава” возникшим тогда, когда переписчики уже не понимали слова “Оправа”.Новакович думает, что “Оправа” значит здесь absolutio, таксу за государственное дозволение или подтверждение (Зак. Ст. Д. стр. 10. прим. 67). Мне кажется, почтенный ученый не обратил надлежащего внимания на то, что Душан статьею 84 отменил “оправу”; следовательно, в Законнике не может быть определено количество этой пошлины.

[36] “Оброк”Даничич передает словом viaticum и ссылается при этом, на следующее место хрисовула св. Савви монастырю св. Николая во Вранине: “Ни на путь да не ходе, ни да прикладаю оброка, ин воиске да не тераю”. М. стр. 18, 19.

 

[37] Вторая половина этой статьи “(аще иесть оутекьль…)” не вполне ясна по сжатости изложения. Мациевский передает ее следующим образом: “А что оставил у того человека, от которого убежал, остается в собственность тому, у кого убежал”; но это объяснение, по моему мнению, очень натянуто. Мне кажется лучшим комментарием к этому месту может служить изложение его по Раковецкой рукописи: “аще иесть отбегао оу того чловека, комоу иесть оутекао, тога да иесть, на комоу иесть оутекао” (Кух. стр. 126. § 82), в переводе Шафарика: “Ist er entflohen von dem Menschen, dem er entlaufen ist, so ist er dessen, dem er entflohen”.” (Кух. стр. 190 § 82). Смысл статьи состоит в том, что крепостной человек, убежавший на царский двор до заключения, делается немедленно свободным, со всем тем, с чем убежал; но крепостной, убежавший на царский двор прямо от своего господина, а не из тюрьмы, остается в собственности своего прежнего хозяина, от которого убежал. Статья, очевидно, направлена против властелей, которые без уважительных причин засаживали своих крепостных в тюрьмы. Это постановление не привилось, и потому Душан, в прибавлениях к Законнику, был вынужден действовать более энергически против стремления властелей сажать своих крепостных в царские тюрьмы (см. §§ 178, 179, 186, 187).Даничич, как кажется, полагает, что эта статья относится только к пленным, потому что в Ходошской рукописи она озаглавлена: “соужниехь”,а вместо “ись темнице”стоит: “изь соужьньства” (см. в Речнике sub voce “соужьнь”).

[38] Эта статья, кажется, в Ходошской рук. изложена вернее.

[39] Вторая половина этой статьи (со слов “ако боуде прешло по..”) не совсем ясна. В Раковецкой рукописи она изложена так: “аще боуде дошло по приети господина цара, то да се ище, рекше каде иe била размерица, а не била зеница цареви и градове” (Кух. стр. 126. § 85); поэтому Шафарик перевел ее следующим образом: “Was nach der Uebernahme des Herrn Kaisers kam, das soll gesucht werden, naehmlich damals, als die Ausmessung war, und das Land und die Staedte nicht des Kaisers waren”. (Кух., стр. 19l. § 85); Мациевский передал ее так: “Если же что дошло до принятия ея царского силою, то надлежит отыскивать, т. е. ежели оно дошло тогда, когда было межевание этой земли, которая перед тем не принадлежала ни царю, ни городу”. Шафарик считал текст Раковецкой рукописи испорченным, а смысл статьи был ему непонятен (Кух. стр. 221,222. прим. 79 и 80). Призренская рукопись облегчила понимание этой статьи; значение ее, мне кажется, заключается в запрещении отыскивать вещи, утраченные во 1-ых до присоединения известной области к Сербии; в 2-х хотя и после занятая, но во время продолжения войны, когда земля и города только заняты царскими войсками и еще не сделались окончательно царскими. Новакович старается придать смысл и Раковецкой рукописи, но, по-видимому, безуспешно; объяснение его очень натянуто (Зак. Ст. Д. стр. 84, 85. 41. 86). Я предпочитаю чтение: “размирие” Призренской рук. чтению “разьмерица” Раковецкой.

[40] Саксы — Немцы, вызванные из Германии для разработки рудников; они жили по городам (в трьговехь) и пользовались вероятно самоуправлением

 

[41] “Проводьчиа” — личность, доставившая чужому крепостному человеку средства к побегу см. § 93. “Вестникь” qui notitiam halict (Речник Даничича). Даничич считает чтение: “проводьчиа” — Призренской рук. более правдоподобным чем продавьц Раковецкой. Rад. XV. стр. 181.

[42] Шафарик (у Кух. стр. 197, 198. § 110) неверно, кажется, передал конец этой статьи: во soll ihm die Herrschaft genommen werden, und er soll alles bezahlen, und als ein Uebrlaeufer gestraft werden. Тут в подлиннике (и в Призр. и в Раков. рук.) отличены, как особые лица, тот, который наказывается утратою державы: (да моу се оузме дрьжава), как простом участнике, и тот — “овьзи що боуде строуль” (Призр.), “и таи, кои е строил” (Рак.). Очевидно тут разумеются властельские наезды (см. § 101, 89), которые в старой Сербии должны были быть очень обычны и были известны под тем же именем, что в Чехии, Польше и России (см. словари Линде najazd и Юнгмана nagezd). Эта статья важна также тем, что в ней отличены участники преступления от главного подговорщика. Вообще эта статья в Рак. рук. изложена яснее, чем в Призр. Впрочем в обеих смысл одинаков. Прилож. к Закон. Душана.

 

[43] Здесь поименованы разные лица, управляющая селами и катунами. Мне кажется, в самом управлении нужно отличать два начала: вечевое или земское и личное. Вечевое проявлялось в соборах, вечах, сельских сходах и лицах, выбранных на этих народных сборищах; личное в чиновниках королевских и царских, назначаемых для обороны местности и для наблюдения за государевыми интересами (напр, собирали различные налоги, смотрели за повинностями и т. д.). Поэтому лица, управлявшие селами и катунами, могли быть двух родов: выборный и назначенные верховною властью. Соглашаясь с прекрасным объяснением этой статьи Леонтовича (древнее хорвато-далмат. законодат. стр. 89 —91), что “кнезов” и “премникюрие” были сельские старшины, выбранные самим сельским населением, я однако думаю, что “предстаиници” и “чельници”были царские чиновники, назначенные для наблюдения за казенными интересами. Во всех местах, где встречается слово “чельник”, идет дело о начальниках, назначенных королем, царем, деспотом (см. Речник Даничича). Слово “предстаиник” употреблено только один раз в сербских памятниках; однако по его сходству с “приставник” его можно считать однозначным с последним словом; если верно это сближение, тогда под “предстаиник” надо понимать личность, приставленную кем-либо к чему нибудь. Таким образом, кажется, и “челник” и “предстаиник” были королевские чиновники, управлявшие селами и катунами для сбора в них различных доходов и для обороны местности. “Владалец”, по своему происхождению, означает просто лицо, имеющее власть над чем-либо, поэтому во 1) вообще государевого чиновника; во 2) лице, управляющее властельскими, монастырскими, королевскими селами и землями от имени собственников и с целью сбора и доставления различных доходов собственнику. Леонтович совершенно справедливо сопоставляет этих владельцев, о которых идет речь в этой статье с чешскими vlaedaj, и с сельскими тиунами Русской Правды.

 

[44] Капоуч” встречается только один раз в сербских памятниках. По сходству этого слова с “капа” можно думать, что оно имеет с последним одно значение. “Капа” Даничич объясяяет так: “Капа от итальянского саррае pallium и греческого kappa, pallium, cucullus, в последнем значении “да се даие калоугиеромь капамь по две гарние” стоит вместо самого того, кто ее носит, т. е. вместо попа: “да есть капа поповьска свободна” (Pечник. Данич.). Я думаю, что и “капоуч”, как “капа”, имеет два значения: 1) одежда, 2) клобук, скуфья, шапка. По смыслу статьи, мне, кажется, здесь скорее ложно передавать “капоуч” через шапка, чем через одежду. В Раковецкой рукописи вместо “капоуч” стоит “папоуче”, которое Даничич переводит латинским словом crepida, башмак. Шафарик передает “папоуче скине” в своем немецком переводе через “die Schuhe abnimmt” (Kyx. стр. 204. § 132).

 

[45] По случаю испорченности этой статьи я передаю ее смысл, не придерживаясь сербского оригинала.

 

[46] Кебел - мера неупотребительная ныне, которой мерились деньги, жито, соль, даже нивы; величина этой меры нам неизвестна.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.168 (0.032 с.)