ТОП 10:

Вопрос 30. Священство в Ветхом и Новом Завете. Православное учение о священстве




Во все времена истории человечества подразумевалась необходимость посредничества между Богом и людьми, необходимость особого, таинственного служения, которое несравнимо ни с чем другим. Для того, чтобы был порядок, необходима иерархия ценностей, важности разных дел и, конечно, иерархия в отношениях между людьми. Принцип иерархичности существует в любом обществе, государстве, в любом деле. В христианство он пришел из Ветхого Завета совершенно естественным образом. Христианское учение о священстве во многом заимствовано из Ветхого Завета.

По воле Божией Моисей призвал своего брата Аарона на священническое служение, и было установлено, что потомство Аарона будет служить в Ветхозаветной скинии (а потом в храме), а род Левитов будет служить Ковчегу Завета.

Ветхозаветный священник являлся не только жертвоприносителем, как в язычестве. Он и судья, и учитель, а иногда и управитель. В отличие от язычества, иудейству присуща гораздо большая разработанность этических норм. Наиболее совершенный нравственный кодекс до Христа был известен именно библейскому священнику. Ветхий Завет вырабатывает понятие святости, отсутствующей у других религий древнего мира. Библейский религиозный идеал дал определенное понятие праведности, выражающееся в исполнении предписаний Закона. Этика Закона, этика нормы преобладала в Ветхозаветном сознании. Она возвышалась над другими этическими представлениями древности, но она тоже носила в себе свою немощь. Закон, как сумма заповедей, которые надо исполнить для оправдания, не давал сам по себе ил для исполнения этих заповедей.

Священство Ветхого Завета немощно перед Богом и не несет утешение человеку — грешнику. Строгое понятие об избранничестве, обрезание как знак завета с Богом, отчуждение от других народов — вот та сфера религиозно — нравственных понятий, в которой священствует священник В.З. Весь Израиль — суть народ и сыны Божии, но понятие об усыновлении человека, как создания Божия не существовало в религии древних иудеев.

Священство было наследственным. Все колено Левиино было посвящено на служение Богу при храме. Во главе всех священнослужителей стоял первосвященник, происходивший по прямой линии из рода Ааронова и носивший свое звание пожизненно (во времена Ирода и далее светская власть стала самовольно свергать и назначать новых первосвященников). Остальные священнослужители делились на священников и левитов. Священники должны были происходить из рода Аарона, хотя бы и не по прямой линии. Они разделялись на 24 класса, из которых каждый совершал служение в храме по очереди в течение недели (Лк. 1, 5, 9). До Вавилонского пленения в обязанности священников входило и преподавание Закона Моисеева, позже они оставили это книжникам, сами же ограничились исключительно совершением Богослужения. Левиты принадлежали колену Левиину, не происходя, однако, из рода Ааронова. Они исполняли обязанности служителей при храме: производили уборку, наблюдали за порядком в Святом месте.

Первохристианство же было изначально лаическим (от греческого слова «лаикос» - народ Божий) движением. Происходя из рода Давидова, Христос не принадлежал Левиину колену. Апостолы не имели никакого особого отношения к Иерусалимскому храму, т.к. и они не принадлежали левитскому священству. Не имели служения в храме и первые христиане. Поэтому они не могли воссоздать у себя левитского священства. Если позднее в их числе были священники (Дн. 6,7), то их участие в жизни Иерусалимской церкви не могло изменить лаического характера первохристианства. Мы знаем, что в синагогальной жизни участвовали священники, но они не имели в ней руководящего значения. Для иудейского сознания священство было тесным образом связано с храмом и без храма не могло существовать. Поэтому возникло учение о царственном священстве: «Вы род избранный, царственное священство , народ святой, люди взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда непомилованные, а ныне помилованные» ( I П. 2,5,9,10). Но это священство для первоначального христианского сознания должно было быть связано с храмом. Если есть царственное священство, то есть и храм, и обратно, если есть храм, то должно быть и священство. Этим храмом не мог быть иерусалимский храм, пока он еще стоял, а тем более он не мог им быть, когда он был разрушен. Когда автор послания к Евреям развивал свое учение о первосвященническом служении Христа, то он строил его не по образу левитского первосвященства, а по «чину Мелхиседека», священника Бога вышнего, без отца, без матери и без родословия.. И святилище, и скиния, в которую вошел Христос, были созданы не человеком, а Господом. Вместо рукотворенного храма христиане имеют нерукотворенный, вместо кровавых жертв— духовные жертвы. Церковь есть «духовный дом», т.е. храм, живыми камнями которого становятся через крещение христиане ( I Пе. 2,5)10]. Будучи живыми камнями духовного храма, они причастны к первосвященству Христа. «Имея дерзновение входить во святилище посредством крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который он открыл нам чрез завесу, т. е. плоть Свою, и имея великого Священника над домом Божьим да приступаем с искренним сердцем…» (Евр. 10, 19–20). Поэтому все верующие, а не часть, как это было в рукотворенном храме, составляют священство в духовном доме, т.к. входить в святилище могут только священники. В «духовном доме» не может быть кровавых жертв. В нем приносятся «духовные жертвы» через Иисуса Христа — Евхаристия.

Апостольская церковь не знала деления на клир и народ в нашем смысле, как и не содержала самих этих терминов. Это - основной факт церковной жизни первоначальной эпохи, но из этого факта неправильно было бы сделать заключение, что служение в Церкви исчерпывалось общим для всех священническим служением. Это было служением Церкви. Поэтому другим фактом для Церкви стало разнообразие служений. Святой Дух, которым все крестились в одно тело и которым все напоены, разделяет дары каждому особо «на пользу » (I Кор. 12,7) для действования и служения внутри Церкви. «И Он поставил одних апостолами, других учителями, иных евангелистами, иных пастырями к совершению святых, на дело служения, для созидания тела Христова» (Еф. 4,11–12). - пишет апостол Павел.

Так когда христианская вера стала больше распространяться, апостолы на помощь своему служению учредили должности сперва диаконов (служитель), потом пресвитеров (старейшина).

Первым вверено было служение материальным нуждам христианской общины – распоряжение благотворительной кассой ее и раздача пособий бедным; совершение таинств иногда (диакон Филипп совершал крещение) Обо всех диаконах говорится, что они с большим успехом проповедовали, но, кроме того, в древней Церкви диаконы были ближайшими помощниками епископов и очень часто становились преемниками их (из римского диаконата в течение веков вырос институт кардиналов, т. е. институт должностных церковных лиц, которые во всей западной Церкви имеют огромное значение).

Вторые (пресвитеры) должны были заботиться об удовлетворении духовных потребностей христиан учением, нравственным водительством и священнодействиями.

Так как Церковь должна, по обещание Христову, пребывать до скончания века, то и апостольское служение должно было не окончиться с их смертью, а оставаться в Церкви вечно. Поэтому апостолы передали свои полномочия избранным своим преемникам с тем, чтобы это служение продолжалось в Церкви преемственно и неизменно. Этим лицам, получившим название епископов (в переводе «блюститель»), апостолы поручили в основанных христианских общинах высший надзор и управление Церквами, что апостолы не могли всегда удержать за собой лично, как обязанные распространить благую весть во всем мире.

Что касается слова «епископ» – оно, в первую очередь, в Деяниях и Апостольских посланиях а также других источниках неоднократно употребляется взаимозаменимо со словом «пресвитер», и мы видим, что еще нет различия между епископами и пресвитерами, эти два слова обозначают одно и тоже служение, в то время как впоследствии они стали обозначать различные ступени иерархии. Даже и в позднейших творениях церковно-отеческой литературы нет еще строгого различия между иерархическими лицами. Так, древнейший памятник после-апостольского времени Дидахи (1в.) увещевает поставлять епископов и диаконов; он высоко ценит «проповедающих слово Божие». «Пастырь Ермы» упоминает об апостолах, епископах, учителях, диаконах. Только у Св. Игнатия Богоносца (+107) мы встречаем впервые точное разграничение иерархических местных должностей от харизматических служений в Церкви. Иерархия, по Игнатию, существует повсюду с епископом во главе, с пресвитериумом и с диаконами. «Все последуйте епископу, как Иисус Христос – Отцу, а пресвитерству, как апостолам. Диаконов же почитайте, как заповедь Божию».

Роль епископа св. Игнатий описывает так: «Без епископа не делайте ничего, относящегося к Церкви. Только та Евхаристия должна почитаться истинною, которая совершается епископом или тем, кому он сам предоставит это… Не разрешено вне Епископа ни крестить, ни совершать вечерю любви, но все, что одобрит он, угодно Богу…». Епископ, таким образом, несет ответственность за все, происходящее в его общине, и в особенности за совершение Евхаристии. Лишь впоследствии, в результате исторического развития и фактической утраты первоначального понимания природы епископата, епископ превратился в администратора, заведующего многими евхаристическими общинами. В наше время функции епископа в местной общине фактически осуществляются пресвитерами, и это - существенное изменение древнехристианского церковного уклада.

Послания св. Игнатия свидетельствуют о том, что христианские общины, как ячейки Вселенской Церкви, закончили свою внутреннюю организацию к его времени. Весь христианский мир II и III в. состоял из общин, управлявшихся епископами, а не пресвитерами. Пресвитеры составляли при епископе совет или пресвитерий, помогали ему во всем, передавали общее его учение, заботу, распоряжения; диаконы несли служебные обязанности и были органами исполнительной власти. В это же время появляются низшие церковные должности.

Когда число христиан увеличится, городская община выделит из себя сеть подчиненных ей пригородных общин или «приходов». Тогда пресвитеры заменят в них епископа, станут его полномочными представителями, связующим звеном между ним и приходом.


Так, постепенно, в Церкви образовалась иерархия. Призванные лица составили особое служение членов Церкви, впоследствие названные клиром (жребий, доставшийся по жребию удел или доля): диаконы, пресвитеры и епископы — три степени священства. Прочие члены Церкви позже стали называться мирянами (принадлежащими к народу). Посвящение на эти служения всегда было связано с получением этой особой благодати через Таинство Рукоположения.

При посвящении в диакона, ставленник (то есть принимающий сан) получает благодать лишь служить (то есть помогать) при совершении таинств. Посвящаемый в пресвитера человек получает благодать самому совершать большинство таинств по благословению епископа. А при посвящении в епископа, ставленник получает благодать не только совершать все таинства, но и посвящать других для совершения таинств.

 

В настоящее время в Православной Церкви все священнослужители должны быть либо женатыми первым браком (для диаконов и пресвитеров), либо монашествущими. Овдовевшие священники или рукоположённые целибатными (холостяками, не принявшими монашеских обетов) часто побуждаются к пострижению в монашество. Например, архидиакон Павел Алеппский, путешествовавший по России во времена патриарха Никона, видел заточенными в темницу нескольких овдовевших священнослужителей, отказавшихся от монашеского пострига. Первым же целибатным священником в Русской церкви был рукоположён профессор (будущий ректор) МДА Александр Горский (ему его родители не благословили принимать монашество) в середине 19-го века. С этих пор случаи рукоположения немонашествующих холостяков стали регулярными и вошли в практику.


Вопрос 31. Священные облачения священнослужителей и их символическое значение

Облачения Диакона.

Для участия в Богослужении, дьяконы облачаются в следующие одежды: стихарь, орарь и поручи.
Стихарь – длинная одежда без разреза спереди и сзади, с отверстием для головы и широкими рукавами. Стихарь знаменует чистоту души. Право ношения стихаря может быть дано и псаломщикам, и прислуживающим в храме мирянам.
Орарь – длинная широкая лента из той же материи, что и стихарь. Знаменует благодать Божию, которую диакон получил в таинстве Священства. Носится диаконом, протодиаконом, иеродиаконом и архидиаконом на левом плече, поверх стихаря.
Поручи – узкие нарукавники, стягивающиеся шнурками. Стягивают рукава стихаря у диакона и подризника у священников и епископов. Представляют собой широкие полосы из плотной материи с изображением креста. Поручи напоминают узы (веревки) на руках Спасителя во время Его страданий.

Облачение Священника.

Для исправления Богослужения, священник облачается с такие одеяния, как, подризник, епитрахиль, пояс, поручи, фелонь (или риза), набедренник.
Подризник – род стихаря, предназначенный для облачения священника и архиерея. Подризник представляет собой длинную до пят одежду с узкими рукавами светлого (белого, желтого) цвета. Архиерейский подризник имеет гамматы, или источники – ленты, стягивающие рукава у запястья, которые рассматриваются как символическое изображение потока крови из прободенных рук Иисуса Христа. Подризник напоминает хитон (нижнюю одежду), в которой ходил по земле Иисус Христос.
Епитрахиль – длинная лента, огибающая шею и двумя концами спускающаяся вниз. Знаменует двойную, по сравнению с диаконом, благодать, подаваемую священнику дл свершения таинств. Епитрахиль надевается поверх подризника или рясы. Без епитрахили священник или архиерей не могут священнодействовать. На епитрахили нашивается семь крестов. Шесть спереди (по три на каждой половине), в знак того, что священник может совершать шесть таинств. Еще один крест, седьмой, находится на шее и символизирует то, что священник принял свое священство от епископа и подвластен ему, и несет на себе бремя служения Иисусу Христу.
Пояс надевается поверх епитрахили и подризника. Пояс напоминает полотенце, которым опоясывался Иисус Христос, когда омывал ноги своим ученикам на Тайной Вечери.
Риза (Фелонь) – верхняя одежда священника, надеваемая поверх других одежд. Одежда длинная, широкая, без рукавов, с отверстием для головы и большим вырезом спереди, доходящим до пояса, для свободного движения рук. Верхние оплечья фелони твердые и высокие. Задний, верхний край фелони имеет вид усеченного треугольника или трапеции и возвышается над плечами священнослужителя. Своим видом фелонь напоминает багряницу, в которую был обличен страждущий Иисус Христос и толкуется как одежда истины. Поверх ризы на груди священника находится наперсный крест.

Набедренник – четырехугольный плат, привешиваемый на ленте через плечо за два угла на правом бедре. Выдается священникам Русской православной церуви в качестве награды за усердную, продолжительную службу. Символизирует меч духовный.

Облачение Епископа (Архиерея).

Епископ (архиерей) облачается во все одежды священника: подризник, епитрахиль, пояс, поручи. Только риза заменяется саккосом, а набедренник палицею. Кроме того, одеваются омофор, митра, панагия.
Саккос – верхнее одеяние епископа, заменяющее ризу и имеющее то же символическое значение – багряницу Спасителя. По покрою представляет собой длинную просторную одежду (обычно не сшитую по бокам) с короткими широкими рукавами и вырезом для головы. Из-под саккоса видны и подрясник, и епитрахиль.
Палица – четырехугольный плат, привешиваемый за один угол, сверх саккоса на левом бедре. В символическом значении палица, как и набедренник, имеет тот же смысл духовного меча, то есть Слова Божия, которыми всегда должен быть вооружён пастырь. Но по сравнению с набедренником, палица принадлежит к более высокому уровню, так как символизирует ещё и край полотенца, которым Иисус Христос отирал ноги ученикам.
Омофор – длинный, широкий, лентообразный плат, украшенный крестами. Возлагается на плечи епископа таким образом, что, охватывая кругом шею, одним концом спускается спереди, а другим сзади (великий омофор). Без омофора епископ не может совершать никакой службы. Омофор надевается поверх саккоса и символизирует овцу, заблудшую и принесенную добрым пастырем на плечах в дом (Лк.15:4-7), то есть спасение Иисусом Христом человеческого рода. А облачённый в него епископ изображает собой Христа Доброго Пастыря, который взял заблудшую овцу на плечи и отнёс её к незаблудшим (то есть ангелам) в дом Отца Небесного.
Панагия – небольшой круглый образ Спасителя или Божьей Матери, украшенный цветными камнями. Носится на груди, поверх саккоса.
Орлец – небольшой круглый коврик с изображением орла, подкладываются во время богослужения под ноги епископу. Означает, что епископ должен, подобно орлу, возноситься от земного к небесному. Духовный смысл орлеца с изображением города и парящего над ним орла указывает прежде всего на небесное происхождение и достоинство епископского сана. Становясь повсюду на орлец, архиерей как бы все время покоится на орле, то есть орёл как бы постоянно носит на себе епископа.

Знаки Пастырской Власти.

При богослужении епископы употребляют жезл или посох, как знак высшей пастырской власти. Посох дается также архимандритам и игуменам, как начальникам монастырей.

 

Цвета облачений:

-золотой – цвет для обычных служб, поминовение апостолов, святителей и др.

-Белый – Рождество Христово, Богоявление, Сретение, Преображение, Вознесение.

Голубой – Богородичные праздники (Благовещение, Рождество Пресвятой Богородицы, Успение и др)

Фиолетовый (темно-красный) – неделя Великого поста, Воздвижение

Красный – Пасха, дни памяти мучеников

Зеленый – вход Господень в Иерусалим, Праздник в честь Пресвятой Троицы

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.232.51.240 (0.008 с.)