Датировка археологических памятников



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Датировка археологических памятников



 

Датировка Тетюшского могильника определяется по монетам и вещевому инвентарю. Монеты найдены в четырех захоронениях. Среди них омейядский дирхем 709/710 гг., дирхем и брактеат, подражающий дирхему начала IX века, дирхем рубежа IX – X вв. (75) Датировка и определение монет проведены исследователями В.В.Кропоткиным и С.А.Яниной.

Вешевой материал из детского погребения – плотный по фактуре сосуд, железный браслет, бронзовый литой бубенчик, подвеска «ситечко», озокеритовая, стеклянная и из раковины бусы, клыки из зубов лисицы – имеют полные аналогии во многих погребениях детей Танкеевского могильника второй половины IX– первой половины X вв.

Комплекс вещей: височные кольца, нож, две бронзовые пряжки, полуовальное кресало, наконечник стрелы – достаточно выразителен. Пряжки датируются в целом IX– X вв., наконечник стрелы по материалам Танкеевского и Игимского могильника – второй половиной IX - рубежом IX – X вв., кресало имеет аналогию в Танкеевском погребении с монетой 924 г. В целом, учитывая, что стрела может сохраниться пережиточно, весь комплекс можно датировать серединой и второй половиной Х в.

Рассматривая весь материал могильника, можно отметить, что в нем встречаются изделия, близкие к вещам из салтовских памятников IX века. Это – накладки, наконечник ремня, и другие. Поэтому начальную дату могильника следует отнести к IX веку или второй половины IX в. (76)

Поздняя дата языческих погребений памятника определяется подвесками с вытянуто-каплевидным туловом, позднегнездовским наконечником стрелы, близкими к чияликским круглодонным сосудам, появившимся на рубеже X– XI вв.

Датировка остального материала не выходит за пределы IX– X вв. Языческую часть Тетюшского могильника, таким образом, следует датировать второй половиной IX и X вв. Мусульманская часть, скорее всего, относится уже ко второй половине – к концу X– XI вв.

Аналогии многим существенным элементам языческого погребального обряда Тетюшского могильника имеются в Танкеевском могильнике, оставленном преимущественно прикамско-уральским населением. В этом памятнике, также как и в Тетюшском могильнике, погребенные, лежащие вытянуто на спине, были ориентированы головой на запад и в редких случаях – на восток. Близость наблюдается в составе погребального инвентаря, в положении его в могилах и особенно в комплексном распределении его по мужским, женским и детским захоронениям. (77) Специфичные комплексы вещей: пилкообразные, ситовидные подвески, бусы, монеты из детских захоронения Танкеевки идентичны Тетюшским. Прикамская лепная круглодонная посуда в Тетюшах составляет 1/3 керамического материала.

Возможно в некоторых погребениях Тетюшского могильника, судя по находкам у головы погребенных, находились погребальные лицевые покрытия, изготовленные из материи или кожи и расшитые бисером и бусами. Хотя такие находки отличаются от серебряных погребальных личин из Танкеевки, они могут свидетельствовать о какой-то этнокультурной близости населения, оставившего эти два памятника. (78)

С другой стороны, влиянием болгаро-салтовского населения можно объяснить положение в некоторых погребениях Тетюшского могильника в изголовья погребенных единичных предметов: шила, наконечника стрелы. Такие особенности обряда зафиксированы в I Больше-Тарханском могильнике.(79)

60% керамического материала из Тетюш являются болгаро-салтовскими круговыми сосудами и лепными плоскодонными горшками.

В то же время в обряде Тетюшского могильника имеются и значительные отличия от I Больше-Тарханского и Танкеевского могильников. Несмотря на большой объем работ, на этом памятнике не встречены поминальные или погребальные комплексы из черепа и костей ног лошади или других животных. Значительно меньшую глубину и длину имеют могильные ямы. Беднее в целом набор вещевого инвентаря. (80)

Часть этих особенностей объясняется более поздней датой памятника, сильным разграблением могил и влиянием мусульманства. Однако в этом, вероятно, сказалось и своеобразное взаимодействие прикамского и болгаро-салтовского компонентов в конце раннебулгарского периода на правобережье Волги.

Анализ погребального обряда мусульманских погребений Тетюшского могильника также показывает его своеобразие. Как известно, несмотря на строгие требования ислама к соблюдению всех элементов погребальной обрядности на местах, в силу разных причин она имела свои особенности. В настоящее время на основе широкого изучения мусульманских некрополей были выявлены и подвергнуты культурно-хронологической расшифровке многие локальные особенности мусульманской и, особенно, раннемусульманской обрядности в Среднем Поволжье, что намного повысило информативность этого вида источников.(81)

Характерные черты мусульманской погребальной обрядности в Среднем Поволжье – кыбла, т.е. ориентация погребенного головой на запад с поворотом головы на юг, к Мекке, поворот всего тела на правый бок с чуть согнутыми ногами, отсутствие погребального инвентаря – в Тетюшском могильнике имеют свой комплекс особенностей. Характерной особенностью обряда погребений следует считать отклонение костяков к северу от западного направления. В двух погребениях в ямах с усложненной конструкцией зафиксированы угольки.

Указанные особенности в обряде мусульманских захоронений Тетюшского могильника характерны для погребений и других раннемусульманских могильников Волжской Булгарии второй половины Х – начала XI вв. (82) В этих особенностях проявляется борьба традиционной для населения ранней Волжской Булгарии языческой обрядности с требованиями монотеистического мусульманства.

Принятие мусульманства населением, оставившим Тетюшский могильник, видимо, отражает погребение, где на дне был захоронен язычник, а через какое-то время в этой же яме сверху, но по мусульманскому обряду, был погребен, возможно, его родственник. Подобная картина наблюдается в одном из погребений Танкеевского могильника, но здесь на дне был захоронен мусульманин, а над ним, вероятно, его родственник-язычник. (83)

Культ огня просматривается и в Тетюшском могильнике и в других памятниках Среднего Поволжья с неустоявшейся мусульманской погребальной обрядностью. Встречаются угольки и иногда даже целые обгорелые доски.(84)

Подводя итоги, можно отметить, что в материалах Тетюшского могильника отражается взаимодействие на переходном от раннебулгарского к домонгольскому периодам этапе двух основных в ранней Волжской Булгарии компонентов: болгаро-салтовского и прикамско-приуральского. В своей верхней дате памятник функционировал уже в заключительный период формирования общебулгарской культуры, совпадающий по времени с принятием мусульманства и появлением постоянных поселений. Одновременно этот памятник прекрасно иллюстрирует не только проникновение, но и массовое принятие мусульманства сельским населением Булгарии, в том числе и Волжского правобережья, не позже рубежа X– XI вв.

 

Дневник раскопок – 2010

15 ИЮЛЯ

На среднем раскопе, похоже, обнаружена кузница. Попадаются куски железного шлака, тигель, железные фрагменты, угли, зола. На трех раскопах обнаружено восемь ям разного диаметра, разной глубины. Насыщенное поселение! Находок в этот раз не очень много, как в прежние годы, но выявлены разные сооружения, что, конечно, расширит наши знания о жизни именьковцев, прежде всего.

Можно предположить, что на поселении был свой источник воды, в низине устроен колодец, похоже и в прошлом здесь находился источник воды.

Накопилось немало материала по средневековым Тетюшам, который будет выставлен в районном краеведческом музее. Интерес у ученых к раскопкам в Тетюшах большой. Предпринимаются попытки раскрутить бренд Тетюш, но не хотелось бы превращать город в очередной юбилейный новострой, сохранить бы тихую самобытность городка, не допустить бы наплыва инвесторов, которые перестроят город на свой лад. В республике нет другого города, где просматривалась бы так наглядно преемственность разных исторических периодов жизни местных жителей.

 

16 ИЮЛЯ

Вчера был удачный день – обнаружена железная пластина от военных доспехов, поясная накладка, бусы, янтарь, шило и другие фрагменты. Раскопаны два жилых помещения длиной до 12 метров, печь (возможно, здесь была кузница), хозяйственные ямы. Много костей животных и рыб, углей, золы. Немало ещё загадочного на горе, но ясно, что хозяйственная жизнь велась интенсивно. А бусинки индийского происхождения говорят о развитии торговли с дальними регионами.

Население края в прошлом имело широкие торговые связи. Среди находок при раскопках Тетюшского могильника попадались вещи, характерные для Нижнего Поволжья, Кавказа, Причерноморья. Части конской сбруи, наконечники стрел скифо-сарматского мира, бляха из раковины южных морей (характерная для культуры сармат), халцедоновый диск («серп») – загадочное изделие с трехгранной рабочей частью, относящееся, скорее всего, к гуннскому времени. Эти предметы попадали в наш край в обмен на пушнину, которую отправляли на юг на ладьях. На одной из найденных в могильнике стел видно изображение доскифского киммерийского меча. «Сарматский след», возможно, связан с тем, что в последней четверти IV века в степной зоне господствовали гунны, и сарматы вынуждены были отойти к северу, оттесняя, в свою очередь азелинское население. В середине VI века в низовьях Камы появляются турбаслинско-именьковские племена, также связанные с сарматами.

Обнаруженные бронзовые боевые топоры вытянутых очертаний с округлой втулкой (кельты) раньше были известны только в Скандинавских странах. О возможных связях с европейскими народами свидетельствует и обнаруженная во время раскопок в 2009 году на городище женская застежка IV– V вв., характерная для европейского производства. Таких застежек в республике найдено всего пять штук.

Интересны бусинки с полосками белого, красно-коричневого и черного цветов (ученики называют их «арбузинками»). Исследования показали, что такие бусины известны были в Северном Причерноморье, на Северном Кавказе в первые века нашей эры, позднее (VII-IX вв.) схожие бусы появились в Юго-Восточной Европе. Бусы из золистого стекла, по мнению специалистов, связаны с месопотамско-сирийскими традициями. Попадались на раскопках красивые светлые бусины из раковин-каури, чья родина - Индийский океан.

О связях с Уралом говорят найденные украшения из уральского камня. Янтарные бусы, возможно, попали из Прибалтики.

Участник научно-практической конференции 2009 года в Тетюшах венгерский ученый Иштван Фодор (оказалось, что он уже был в Тетюшском районе в 1961 году в составе студентов МГУ на раскопках в селе Кошки-Новотимбаево) обосновывает наличие тесных связей волжских булгар с древними венграми. На территории Венгрии были найдены монеты, выпущенные первым булгарским царем Алмушем. Обряды захоронений ранних булгар и древних венгров схожи - воин с конем, саблей, топором и поясной гарнитурой, украшенной позолоченными накладками, захоронение шкуры коня вместе с черепом и ногами. Вероятно, древние венгры переселились в середине VI века из Западной Сибири в Приуралье (под натиском тюрков). Примерно в середине VIII века по неизвестной причине большая часть венгров двинулась на юго-запад, и поселилась в северной полосе степного и лесостепного Подонья, на территории Хазарского каганата. Другая часть венгров осталась в Приуралье. Именно они имели наиболее сильные контакты с ранними волжскими булгарами и оказали заметное влияние на их погребальный обряд. Ученый высказывает предположение, что раскопки в Тетюшах, возможно, говорят о существовании здесь на протяжении длительного времени поселения древних венгров.

А о племенах раннего железного века ананьинцах знал «отец истории» Геродот, называя их тиссагетами. Это первое дошедшее до нас название древних племен, живших в крае.

Далеко простирались торговые связи местных жителей в древнее и средневековое время.

 

18 ИЮЛЯ

Сегодня была обаружена поясная накладка, похоже из сплава серебра, на ней осталась часть кожаного ремня. Интерес представляют иранские бусинки, медные украшения в виде спиральки.

Поселение именьковцев занимало побережье Волги в районе Тетюш длиной, по крайне мере, до 800 метров. На Вшихе скорее всего, жила знать, находились запасы еды. Ямы- это погреба, в которых было холодно и летом, весной в них бросали куски льда, пол и сейчас в жару холодный, над ямами ставили навесы от дождя и солнца. Укрепленное поселение охранялось, о чем говорят находки наконечников стрел, камни для метания. Вероятно здесь же находилось культовое сооружение (предположительно место, где обнаружены находки топоров). Именьковцы разрушили, сожгли прежние более древние сооружения, засыпали старые ямы и обустроили свои; этим можно объяснить сложную структуру ям, тёмных и светлых пятен. Поражает плотность сооружений, использовался на горе каждый сантиметр.

 

17 ИЮЛЯ.

Раскопки позволили выяснить систему укреплений на городище. Она имела ряд особенностей.

Для укреплений жители раннего железного века использовали с одной стороны защитные свойства местности, а с другой – искусственные укрепления в виде насыпного вала и рва перед ним. По гребню шли деревянные стены. Ширина вала составляла около 4 м, высота не менее 2 м. Крутой склон был подрезан для увеличения откоса. В то время гора была покрыта лесом, поэтому поселенцам приходилось немало потрудиться для очищения площадки. Вокруг в лесах водились кабаны, лоси, волки, рыси, медведи, охота на которых требовала от древних охотников ловкости и мужества. Нередки на раскопках среди костей животных находки амулетов из клыков кабана и медведя. В Волге ловили крупную рыбу – один из найденных рыболовных крючков длиной более 8 см.

Позднее, в чегандинское (азелинское) время, вал был подправлен, но просуществовал недолго, над этим слоем заметны углистые прослойки, из чего можно заключить, что в то время здесь произошло военное столкновение. Пришли новые племена – именьковцы. Они сначала не строили укреплений (под валом сооружены хозяйственные объекты). Последствия пожара ими были ликвидированы, площадка выровнена, негодные к использованию объекты были засыпаны и забутованы строительным мусором, камнями из очагов разрушенных жилищ. Но позднее были созданы укрепления – обстановка изменилась. На валу у самого края был поставлен частокол из бревен диаметром около 15 см. Одновременно с этим была увеличена крутизна склона рва и вырыты волчьи ямы. Они были расположены на склоне холма в шахматном порядке и были замаскированы – судя по обгоревшим и обуглившимся жердинам. Диаметр их 1м, глубина до 80 см. Спустя какое-то время укрепления были сдвинуты на два метра от края. Здесь возведен частокол из вертикально поставленных бревен диаметром около 35 см. Второй вал, более высокий относится к VI– IX вв. Ширина его составляла более 6 метров. В именьковское время городище являлось, скорее всего, крепостью-кремлем, где укрывалась верхушка племени, знать, а за укреплениями жило основное население.

Для защиты жители поселения использовали пращи, на раскопе обнаружено немало увесистых камней-голышей.

Линия укреплений с напольной стороны возводилась исходя из рельефа местности – небольшой овраг, который создавал естественное препятствие перед подъемом и атакой. Дно оврага в именьковское время периодически наполнялось водой – судя по слоистым отложениям с включениями глинистых конкреций, раковин мелких ракушек. Ров, вероятно, периодически чистился. Ров и вал активно использовался в XVII– XIX вв. – здесь были вырыты столбовые ямы, похоже, что здесь были землянки рыбаков. В последующее время укрепления были срыты.

И сегодня, стоя у основания заплывшего древнего рва, поражаешься крутизне склона – совсем непросто было штурмовать поселение на возвышении…

 

Глава 5.

Древние венгры в крае?

Интересной версии о связях древних венгров и волжских булгар придерживается научный сотрудник Национального музея Венгрии Иштван Фодор (85). Он отмечает, что исторические связи древних венгров и волжских булгар зафиксированы уже в первой дошедшей до нас венгерской хронике, в Гесте Хунгарориме («Деяния венгров») венгерского Анохима, написанной около 1200 года. Там говорится о «весьма благородных людях» по имени Билла и Бакш, которые во время правления князя Такшоня (955-972 гг.) пришли с территории Булгара вместе с большим числом мусульман и поселились на территории Венгрии, на подаренных им князем землях. По Анониму, князь Такшонь подарил им обширные земельные владения и город под названием Пешт.

Возможно это сообщение имеет под собой какое-то реальное историческое основание. Известно, что мусульманские купцы из Волжской Булгарии посещали не только пражские ярмарки, но и Венгрию, начиная с Х века. На территории Венгрии, в древневенгерских погребениях Х века и в одном кладе куфических монет, найдены монеты, выпущенные первым булгарским царем Алмушем. Наверное, от булгарских купцов стало известно венграм, что их родственники живут на Востоке, где-то рядом с волжскими булгарами.

Эти предположения косвенно подтверждают и материалы лингвистов, которые доказали, что многие слова (например, бык, пшеница, ячмень, плуг, серп, курица, юрт, вино груша, книга, буква, закон, грех) заимствованы из тюркского диалекта, на котором в настоящее время в Европе говорят только чуваши. К началу ХХ века было подтверждено мнение, согласно которому древние арабоязычные надгробные надписи, найденные на территории бывшей Вожской Булгарии, содержат слова из языка волжских булгар, и этот язык имеет чувашский характер.

Венгерские исследователи пришли к выводу, что эти заимствования происходят из языка древних волжских булгар. Преположительно часть древних венгров из прикубанской Великой Болгарии, после распада империи Кубрата вместе с группой болгар двинулись в VII веке на территорию Среднего Поволжья. Основная же часть венгров из Великой Болгарии двинулась на запад и в конце IX века поселилась в Карпатской котловине.

Изучение в 1950-х годах первого открытого древнебулгарского могильника у села Большие Тарханы (358 погребений) вызвало большой интерес у венгерских археологов. Аналогии с древневенгерскими захоронениями оказались весьма яркими как в погребальном обряде (захоронение шкуры коня вместе с черепом и ногами, западная ориентировка, форма могильной ямы и др.), так и в инвентаре погребений (накладки, некоторые формы украшений и оружие). Ещё более аналогий было обнаружено при раскопках в 1960-х годах Танкеевского могильника.

И.Фодор предполагает, что древние венгры в середине VI века переселились из Западной Сибири в Приуралье (под натиском тюрков) и оставили там памятники кушнаренковско-караякуповского типа. Первые болгаро-тюркские языковые контакты венгров начинались вероятно в Самарском Поволжье во второй половине VI века, а не в конце VIII века в Волго-Камском районе, как считалось ранее.

Примерно в середине VIII века по неизвестной причине часть (видимо, большая часть) венгров покинула эту территорию, двинулась на эго-запад и поселилась в северной полосе степного и лесостепного Подонья, на территории Хазарского каганата. Археологические памятники, оставленные ими, можно искать на территории салтово-маяцкой культуры. Другая же часть венгров осталась в Приуралье, и их памятниками являются могильники большетиганского и стерлимакского типа, где наблюдаются упомянутые аналогии в погребальном обряде. (86)

Нужно добавить, что на раскопках 2010 года были также обнаружены фрагменты керамики, аналогичной керамики древним венграм.

 

Дневник раскопок – 2010

19 ИЮЛЯ

О достаточно высоком уровне развития металлургического производства, в том числе бронзолитейного, говорят находки на городище остатков металлургических мастерских, обломков специальных сосудов для плавки металла (тиглей). Причем сосуды были большие, превышающие стандартные нормы в два-три раза. Обнаружены также и глиняные ложки (льячки), с помощью которых производился разлив металла. Это ещё одно доказательство наличия в Тетюшах того периода городской культуры. Значит, в городе были мастера, владеющие этой сложной профессией, была развита торговля – плавка требовала дополнительных ингредиентов, которые могли быть приобретены только путем торговли. Подобные металлургические центры обнаруживаются очень редко.

Можно ли утверждать, что Тетюшам как городу около 1500 лет? Ученые пока осторожно употребляют термины «протогород», «протогородской центр»». Но бесспорно одно: раскопки четырех лет показали, что поселение на II Тетюшском городище было далеко не рядовым, здесь присутствуют все признаки средневекового города. В результате исследований, проведенных в 2007-2010 гг. удалось получить данные об этапах заселения территории города. На Тетюшском городище II можно выделить, по крайней мере, шесть культурных слоев. Ученым предстоит теперь определить когда и как происходил процесс перерастания города средневековой эпохи в город нового времени. Для этого нужны новые исследования на территории современных Тетюш.

В 2011 году в Тетюшах была проведена вторая международная научно-практическая конференция, на которую были приглашены ученые не только России и стран СНГ, но и из дальнего зарубежья - Германии, Венгрии, Финляндии. Проведение такого уровня конференций в провинциальном городке – случай уникальный. Благодаря археологическим раскопкам к Тетюшам в последние годы заметно возрос интерес не только со стороны профессиональных историков (в первой конференции приняли участие 15 докторов наук и 16 кандидатов), но и простых любителей истории, туристов. Для их привлечения в наш город, особенно в связи с предстоящей Универсиадой-2013, предстоит создать соответствующую современным требованиям туристическую инфраструктуру.

В разгар раскопок, восемнадцатого июля, над Тетюшами пронёсся ураган с сильной грозой и ливнем. С треском под корень ломались деревья на улицах, вздрагивал от оглушительных раскатов грома древний берег Волги. Огненными стрелами вонзались в темно-сизые мечущиеся волны ослепительные всполохи молнии. Поневоле поверишь в мистику: каждый год во время раскопок происходило что-то подобное – гроза, ураган, ливень с градом. Бушевавшая природа словно подтверждала старинные легенды о мистическом духе, обитающем в недрах Вшихи и выражающем недовольство вмешательством людей в его владения…

20 ИЮЛЯ

Вчера закончились раскопки. В последний день в яме (раскоп, ближний к лестнице) нам попалась половинка бусинки и бронзовое украшение (пронизка).

Теперь предстоит анализ проведенных работ. Сегодня прошло совещание по предварительным итогам раскопок. Из Казани приехал известный археолог Е.П.Казаков и другие ученые из института истории имени Марджани.

Позавчера к вечеру в Тетюшах пронёсся ураган с ливнем и грозой, много деревьев повалило. Два дня прохладной передышки. Землю смочило, но не очень глубоко. Снова возвращается жара. Ребята перенесли её стойко, не роптали. Наверняка участие в настоящих археологических раскопках у них останется в памяти на всю жизнь.

 

Послесловие

 

Теперь, когда мы бываем на горе Вшихе, проходим по асфальтовой тропе к знаменитой тетюшской лестнице, убегающей стремительно вниз на берег Волги к пристани, не можем избавиться от ощущения, что снова окунаемся в далекое прошлое. Современный мир - с его шумами, очертаниями города, автомобилями, кранами, теплоходами, разрезающими острыми носами волжскую гладь,– исчезает куда-то на время.

Под ногами ощущается дрожащая твердь подземного города, мы слышим голоса людей далекого прошлого – не разобрать их язык. Различаем треск огня в гончарных и металлургических горнах. Слышим стук топоров и, приглядевшись, видим на окраине мастеров с помощниками возводящих на шишкообразном валу вокруг поселения бревенчатые крепостные стены.

Оглядываемся на город. На его месте – раскинувшееся вдоль берега поселение с жилищами – полуземлянками, напоминающими округлые шалаши. Над ними поднимается густой дым, - резкие порывы ветра выше разрывают его в лоскутья, прижимают к земле у берега, относят к темно-сизой колыхающейся поверхности Волги. Слышится ржанье лошадей, рев быков, мычание коров, блеяние овец, прерываемые резкими щелчками кнутов Пастухи погнали стадо за поселок на низовые луга за лесом. Далеко в поле лошади, погоняемые земледельцами, тянут тяжелые плуги. Время вспашки. На берегу рыбак острогой вытаскивает из воды большую остроносую стерлядь. Доносится гулкий лай собак.

Представляем женщин внутри жилищ, с веретенами в ловких натруженных руках. Они ткут шерстяную пряжу. У каждой на веретена нанизаны свои пряслица с особенными отметинами: ровными насечками, крестиками, волнами. Рядом крутятся дети. Они играют глиняными игрушками - бочонками, человечками, лошадками, барашками. Дети играют во взрослые игры: «охотятся» на диких кабанов, «пашут» землю, «заготавливают» в бочонке зерно. А то затеют «сражение» с напавшим на поселок враждебным соседним племенем. Слышим их беззаботный смех, временами, прерываемый неожиданным отчаянным плачем.

Видим мастеров – гончаров, из которых одни замешивают глиняное тесто, смешивая его с толчеными ракушками. Другие ловко превращают густое месиво в посуду разной формы и разных размеров, палочками делают насечки на горлышках и углубления в стенках, третьи раскочегарили огонь в горне и сверху на перекрытия аккуратно расставляют для обжига приготовленные сырые сосуды.

А в соседней мастерской заняты выплавкой железа мастера – металлурги. Жарко в помещении, они постоянно хватают кувшины с холодной речной водой, жадно глотают, ополаскивают разгоряченные лица. Немало работы у них: одни изготавливают серпы, ральники, ножи, удила для лошадей, другие заняты изготовлением топоров, наконечников копий и стрел. За деревянным возвышением «колдует» ремесленник над тиглем с расплавленной бронзой. У него тонкая работа – он мастер женских украшений-бус. Сегодня нужно выполнить заказ от жены и дочери предводителя племени. Им непросто угодить, на их тонких шеях мастер видел стеклянные, янтарные и перламутровые бусы, привезенные торговцами с далеких берегов Черного моря. Видим мастеров - косторезов, вырезающих из кости наконечники стрел, рыболовные крючки, амулеты из медвежьих и кабаньих клыков. Рядом оружейники готовят большие луки, стрелы и колчаны...

Видим охотников, возвращающихся с добычей из дальнего дремучего леса в сопровождении лающих довольно собак.. Похоже на палках несут медвежью тушу – удача сегодня улыбнулась смельчакам.

А поздним вечером, оказавшись на горе, вдруг услышим обрядовые песнопения и увидим на вершине горы тени странно одетых людей мечущиеся в бешеной пляске вокруг костра и размахивающие над огнем удлиненной формы боевыми топорами. Завораживающее зрелище…

Выходим на высокий обрывистый берег Волги, с трудом сдерживая волнение. Крики чаек, всплески набегающих волн, сильные порывы ветра, колыхающиеся веером зеленые изгибы крутого берега, переливающаяся сине-зеленой мозаикой водная гладь, – все это волновало, мы уверены, и наших далеких предков, облюбовавших эту гору в глубокой древности.

 

Примечания

 

(1) Записки Тетюшского музея, № 4, 1928, с.22.

(2) Там же, с. 22

(3) Калинин Н.Ф. Возникновение и рост Тетюш // Записки Тетюшского музея.- Вып.IV, 1928

(4) История Татарской АССР. Под ред. М.К.Мухарямова. Казань, 1980, с.12

(5) Археологические памятники Татарской АССР. Казаков Е.П., Старостин Н.П., Халиков А.Х. Казань, 1987, с.29

(6) Фахрутдинов Р.Г. История татарского народа и Татарстана. Казань, 2000, стр.21

(7) Отчет А.А.Бурханова. Новые исследования историко-археологических памятников в Тетюшском районе РТ в 2003 году. Казань, 2003, с.10

(8) Там же, с.11

(9) Генинг В.Ф., Халиков А.Х. Ранние болгары на Волге. М., 1964

(10) См. подробнее: Мышев Ю.В. Тайны древнего Ошеля. «Республика Татарстан».18.07.2002

(11) Археологические памятники Татарской АССР. Казаков Е.П., Старостин П.Н., Халиков А.Х. Казань, 1987, стр.203

(12) Фодор И. Аналогии в археологическом материале древних венгров и волжских болгар и их историческое значение //Материалы и исследования по средневековой археологии и Восточной Европы. Казань, 2009, с.126-129

(13) Археологические памятники Татарской АССР. Казаков Е.П., Старостин П.Н., Халиков А.Х. Казань, 1987, с.67-69

(14) Отчет А.А.Бурханова, с.21

(15) Отчет А.А.Бурханова, с.14

(16) Там же, с.14-15

(17) Там же, стр.15

(18) Там же, стр.21-24

(19) История Татарстана, Казань, 2001, стр.72

(20) Смирнов А.П. Древняя и средневековая история Ульяновского края. Стр.16

(21) «Есть на Волге городок. Тетюши».Казань, 2004, стр.12

(22) Р.Фахрутдинов. Мелодия камней. Казань, 1986, стр.53

(23) В.Ф.Генинг. Очерк этнических культур Прикамья…, стр.210

(24) В.Ф.Генинг, В.Е.Стоянов, Т.А.Хлебникова и др. Археологические памятники у села Рождествено. Казань, 1962, стр. 91

(25) П.Д.Степанов. Памятники угорско-мадьярских (венгерских) племен в Среднем Поволжье. Уфа, 1962, стр.65-68

(26) В.Ф.Генинг, А.Х.Халиков. Ранние болгары на Волге. (Больше-Тарханский могильник). «Наука», М., 1964, стр.66

(27) В.Ф.Генинг, А.Х.Халиков. Ранние болгары на Волге, стр. 153

(28) Там же, стр.152-153

(29) Археология СССР. Свод археологических источников. «Наука», М., 1967, стр.32

(30) Гумилев Л.Н. Хунну. Степная трилогия. С.-Пб.,1993, стр.203-206

(31) В.Ф.Генинг, А.Х.Халиков. Ранние болгары на Волге. М., 1964, стр.150

(32) Древности. Под ред.Б.Я.Ставиского. М.-Казань, 2003. Старостин П.Н. Об итогах и проблемах развития археологической науки Татарстана. Стр.51

(33) История Татарской АССР. Казань, 1980, стр.13

(34) Казаков Е.П., Старостин П.Н., Халиков А.Х. Археологические памятники Татарской АССР. – Казань, 1987, с.294

(35) Давлетшин Г.М., Хузин Ф.Ш., Измайлов И.Л. Рассказы по истории Татарстана. Под ред. С.Х.Алишева. Казань, 1994, с.19

(36) Старостин П.Н. Об итогах и проблемах развития археологической науки Татарстана. В сборнике «Древности», под общей ред. Б.Я.Ставиского. М.- Казань, 2003, с.49

(37) Ефимова Н.Э. Погребальный обряд финно-угров Марийского и Татарского Поволжья (конец VII– VI вв.до н.э.).В сборнике «Древности». М.-Казань, 2003, с.174-175

(38) Там же, с.175

(39) Кельт (от позднелатинского «кельтис» - «долото») – древнее рубящее орудие – полый внутри бронзовый топор с коленчатой рукоятью. Особенно был растпространен во 2 – 1 тыс.до н.э.

(40) Халиков А.Х. Волго-Камье в начале эпохи раннего железа (VIII– VI вв.до н.э.). – М., «Наука», 1971, с.50

(41) Там же, с.50

(42) Там же, с.50-75

(43) Бурханов А.А. Научно-технический отчет об исследованиях в Тетюшском районе РТ в 2003 году. Казань, 2003, с.9

(44) Халиков А.Х.; 1977 с.5

(45) Там же, с.64

(46) Там же, с.258

(47) Бурханов А.А.; 2003, с.9

(48) Старостин П.Н. Об итогах и проблемах развития археологической науки Татарстана. М.-Казань, 2003, с.50

(49) Бурханов А.А., 2003, с.9

(50) Патрушев В.С. I Тетюшский могильник эпохи раннего железа. Материалы и исследования по средневековой археологии Восточной Европы. – Казань, 2009, с.10-25

(51) Там же, с.22

(52) Там же, с.32-33

(53) Руденко К.А. История изучения археологических памятников в г.Тетюши. Материалы и исследования по средневековой археологии Восточной Европы. –Казань, 2009, с.45-60

(54) Археологическая карта Татарской АССР. Предволжье. – Казань, 1983, с.89-90

(55) Фахрутдинов Р.Г. Археологические памятники Волжско-Камской Булгарии и ее территория.- Казань, 1975, с.184

(56) Гимади Х.Г. Народы Среднего Поволжья.- Казань, 1949, с. 221

(57) Там же, с. 59

(58) См. статью «Под град Ошель на Волге…» в газете «Республика Татарстан»

(59) В кн. Фахрутдинова Р.Г. Археологические памятники Волжско-Камской Булгарии. С.82-83

(60) Гимади Х.Г. Народы Среднего Поволжья. – Казань, 1949, с.197

(61) Там же, с. 221

(62) Генинг В.Ф., Халиков А.Х. Ранние болгары на Волге. М., «Наука», 1964, с. 87-89

(63) Халикова Е.А., Казаков Е.П. Тетюшский могильник. АО-1969, М., 1970, с. 158-159

(64) Халикова Е.А. Раанеболгарский могильник у г.Тетюши на Волге. Тезисы докладов по итогам полевых археологических исследований 1970 г. в СССР. Тбилиси, 1971, с.283-284

(65) Халиков А.Х. Волго-Камье в начале эпохи раннего железа (VIII– VI вв.до н.э.). М.,1977, с.50-57

(66) Казаков Е.П., Халикова Е.А. Раннеболгарские погребения Тетюшского могильника.- Казань, 1971

(67) Генинг В.Ф., Халиков А.Х. Ранние болгары на Волге, табл.VII, 5-9

(68) Казаков Е.П. Памятники болгарского времени в восточных районах Татарии. М., «Наука», 1978, с.60, рис.30, 31; с.79, рис. 44,16

(69) Казаков Е.П. Погребальный инвентарь Танкеевского могильника.-АЭТ, вып.1, Казань, 1971, c.105, табл.VIII,6

(70) Там же, с.110, табл. ХII, 1,2

(71) Мажитов Н.А. Южный Урал в VII– XIV вв. М., 1977, с.198-199, 348

(72) Плетнева С.А. От кочевий к городам. Салтово-Маяцкая культура. М., «Наука», 1967, с.141

(73) Казаков Е.П., Халикова Е.А. Раннеболгарские погребения Тетюшского могильника.-Казань, 1971, с.29

(74) Там же, с. 29

(75) Там же, стр. 30.

(76) Там же, с. 30

(77) Халикова Е.А. Погребальный обряд Танкеевского могильника.- АЭТ, вып.1, Казань, 1971, с. 64-93; Казаков Е.П. Погребальный инвентарь…,с.94-155

(78) Казаков Е.П., Халикова Е.А. Раннеболгарские погребения…, с. 31

(79) Генинг В.Ф., Халиков А.Х. Ранние болгары на Волге…, с. 29-30

(80) Казаков Е.П., Халикова Е.А. Раннеболгарские погребения…, с. 31

(81) Халикова Е.А. Мусульманские могильники Волжской Булгарии Х –начала XIII вв. как исторический источник. М., 1976

(82) Там же, с.9-11

(83) Казаков Е.П., Халикова Е.А. Раннеболгарские погребения…, с.35

(84) Казаков Е.П. Памятники болгарского времени…, с. 49-82

(85) И.Фодор. Аналогии в археологическом материале древних венгров и волжских болгар и их историческоле значение. Материалы и исследования по средневековой археологии Восточной Европы. – Казань, 2009, с.126-129

(86) Там же, с.128

 

Литература

 

1. Археологическая карта Татарской АССР. Предволжье.-Казань, 1983

2. Археологическая карта ТАССР, Предволжье. Халиков А.Х.,Габяшев Р.С., Кузьминых Г.В. – Казань, 1985.

3. Археологические памятники Татарии в зоне Куйбышевского водохранилища. Р.С.Габяшев, Е.П.Казаков, П.Н.Старостин, А.Х.Халиков, Т.А.Хлебникова. Из археологии Волгокамья.- Казань, 1976.

4. Археологические памятники Татарской АССР. Казаков Е.П., Старостин П.Н., Халиков А.Х. – Казань, 1987

5. Ахмаров Г. Отчет о поездке с археологической целью летом 1909г. в Свияжский и Тетюшский уезды Казанской губернии. Казань 1910г.

6. Бурханов А.А. Новые исследования историко-археологических памятников в Тетюшском районе РТ в 2003 году. (Научно-технический отчет). – Казань, 2003.

7. Бурханов А.А.. Археология Казанского ханства. Казань, издательство ТГГИ, 2002.

8. Бурханов А.А.. Памятники Иске – Казанского комплекса. Казань, издательство ТГГИ, 2002.

9. Генинг В.Ф., Халиков А.Х. Ранние болгары на Волге. (Больше-Тарханский могильник). – М., «Наука», 1964

10. Гумилев Л.Н. Хунну. Степная трилогия. – С.-Пб., 1993.

11. Гимади Х.Г. Народы Среднено Поволжья. – Казань, 1949

12. Город Булгар: ремесло металлургов, кузнецов, литейщиков. Казань, 1996..

13. Давлетшин Г.М., Кузин Ф.Ш., Измайлов И.Л. Рассказы по истории Татарстана. Под ред. С.Х.Алишева. – Казань, 1994.

14. Есть на Волге городок… (Тетюши). Издательство «По городам и весям», (Научный ред. А.М.Залялов).-Казань, 2004

15. Ефимова Н.Э. Погребальный обряд финно-угров Марийского и татарского Поволжья (конец VII – VI вв. до н.э.). Сборник «Древности». М.-Казань, 2003.

16. Заусайлов В.И. Древние каменные орудия, собранные в пределах Казанской губернии. – Казань, Типография Окружного Штаба, 1884

17. Из археологии Волгокамья. АН СССР, Казанский филиал. А.Х.Халиков, Р.Г.Мухамедова, П.Н.Старостин. – Казань, 1976.

18. История Казани. (Первая книга). Ред. Коллегия: Я.А.Абдуллин, С.Х.Алишев, А.Х.Халиков и другие. Казань, Татарское книжное издательство, 1988.

19. История Татарской АССР.(Под ред.М.К.Мухарямова).- Казань, 1980

20. История Татарстана. (По<



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.243.21 (0.03 с.)