За кулисами хоккейного матча



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

За кулисами хоккейного матча



 

Еще мальчишкой, бывая на спектаклях в театре, я больше всего, пожалуй, мечтал побывать за кулисами. Что там происходит во время спектакля? Чем заняты актеры? Как готовятся они к выходу на сцену?

Я никак не мог себе представить, что актеры такие же обыкновенные люди, как и все… И сегодня мне очень понятны стремления юных хоккейных болельщиков попасть, так сказать, «за кулисы» хоккейного матча. Подсмотреть, понаблюдать хоть в щелочку за своими кумирами – какие они, как ведут себя не на площадке, а там, в раздевалке, «за кулисами».

Ведь для болельщиков вход за кулисы запрещен. И на тренировки их не особенно‑то приглашают.

Причины этих запретов понятны. Ничто не должно отвлекать спортсменов от подготовки к матчу. Дорога каждая кинута. Их, этих минут, у нас не так уж много. Ведь все игроки нашей команды – военнослужащие: офицеры, сержанты, рядовые Советской Армии. И то время, что отдают они любимому виду спорта, надо использовать по возможности до предела. Но сегодня все запреты сняты, и я приглашаю вас, читатели, в гости к нашей команде. На целый день, даже, пожалуй, больше, чем на день, – на все то время, что посвящаем мы подготовке к очередному матчу.

Итак, «за кулисами» хоккейного матча.

Три дня назад в очередной игре на первенство СССР наша команда встречалась с воскресенским «Химиком». А завтра предстоит новая встреча с московской командой «Крылья Советов».

И, как обычно, накануне встречи, вечером собралась в полном составе вся наша команда.

О чем пойдет у нас разговор? Сначала разберем, «разложим по косточкам» игру с «Химиком».

Какие недостатки отличали команду в этом матче, который армейцы выиграли с небольшим счетом 4: 2?

Пассивно, с холодком провело игру наше ведущее звено. Они играли както скучно, без вдохновения, кто‑то в разные периоды выпадал из темпа, и потому эта самая сыгранная тройка нашего хоккея проиграла 0:1.

Но ведь за месяц с небольшим до этого дня ЦСКА выиграл у «Химика» 11: 0, и это звено сыграло тогда блестяще. В чем же дело? Не могли же в конце концов Локтев, Альметов и Александров разучиться за это время играть? Я думаю, секрет их неудачи в том, что они не мобилизовались на матч с «Химиком» так, как следовало: воспоминания о победе в предыдущей игре были еще свежи и приятно убаюкивали.

Накануне матча с командой «Крылья Советов» это особенно настораживало: ведь две недели назад из девяти шайб, заброшенных в ворота «Крылышек», шесть забросила первая тройка. Как бы история по аналогии не повторилась. И потому я прошу наших ведущих мастеров отнестись в предстоящей игре весьма серьезно.

Неудачно сыграл в матче с «Химиком» молодой вратарь Николай Толстиков, ему не хватило сил и собранности на все 60 минут игры. Значит, Коля должен работать над повышением внимательности, работоспособности, выдержки.

Переигрывала в зоне нападения в последней встрече «система». Хоккеисты этой пятерки передерживали шайбу, не всегда вовремя остро атаковали, иногда вместо броска по воротам следовало долгое маневрирование, шайба излишне передерживалась.

С этим нужно было считаться перед матчем с «Крылышками» и постараться не повторить ошибки в предстоящей игре.

Были у нас во встрече с «Химиком» и другие погрешности, в частности, много технического брака, мы не использовали несколько голевых моментов, не реализовали численное превосходство. Мы плохо оборонялись, но из‑за того, что соперник мало атаковал, этот свой недостаток хоккеисты ЦСКА не заметили.

Вряд ли о всех погрешностях в нашей игре должны были говорить тренеры. Есть такие недостатки, которые ликвидируются относительно быстро, но есть и такие, над устранением которых нужно работать долгое время. И не нужно, уверен, каждый день напоминать спортсмену о его недостаточной технической вооруженности – вряд ли что‑нибудь от этого изменится. А моральный ущерб, который могут принести такие «накачки», будет велик и иногда просто непоправим.

После нашего проигрыша в начале сезона в Горьком многие команды сделали вывод, что оборонительная тактика – самое лучшее оружие против армейцев.

Такую игру мы ожидали встретить и 20 ноября в матче с командой «Крылья Советов». Не уверен, что это лучшая для них тактика: защитники «Крылышек» играют с малой дозой творчества, в контратаке они не сильны.

И еще на один недостаток наших будущих соперников я обращаю внимание своих ребят. Их центральные нападающие играют преимущественно по продольным желобкам, и, следовательно, мы должны противопоставить им игру с диагонально‑поперечными смещениями.

Один из самых талантливых и опасных игроков «Крылышек» – Грошев физически не очень силен, не любит высоких скоростей, столкновений с соперником, и потому мы решаем поставить против него нашего Анатолия Ионова, который с избытком обладает этими качествами.

Этот анализ позволяет нам с Борисом Павловичем Кулагиным дать каждому спортсмену индивидуальные задания на сегодняшнее тренировочное занятие. Задания, которые в какой‑то мере помогли бы спортсменам не повторить в предстоящем матче допущенных ошибок.

Полтора часа тренировки с полной нагрузкой – это своеобразная репетиция завтрашнего матча. А потом отдых. Ребята расходятся по комнатам; Смотрят передачу по телевидению, гуляют по парку, читают.

После ужина все заняты подготовкой к завтрашней игре, так сказать, ее материальным обеспечением. Маленькими рубанками хоккеисты обтесывают, утоньшают крюки клюшек. Укорачивают их. Пригоняют клюшки по своим образцам, Работают в такие минуты сосредоточенно, молча. Готовятся к бою.

Особенно старается Женя Мишаков. Он хоккейный умелец. Никто в коллективе лучше его не умеет починить, зашить перчатки, подремонтировать что‑то из экипировки хоккеиста, поточить коньки. Кстати, Женя точит коньки едва ли не всей команде. И делает» то с видимым удовольствием. Он продолжает традицию, начатую Володей Бруновым: долгие годы Володя слыл у нас самым большим спецом по конькам. И в этом я тоже вижу проявление определенных качеств характера – трудолюбия, расположенности к друзьям.

Лишь неугомонный Толя Фирсов нарушает строгую обстановку подготовки к завтрашнему испытанию, никому не дает покоя. То вдруг кто‑то обнаруживает, Что куда‑то исчезла готовая клюшка, та Женя Мишаков никак не может найти свои рубанок, то Коля Толстиков, выскакивает в коридор, отзываясь на стук в дверь.

Бедный Толя Фирсов! Он еще не знает, что; его ждет возмездие. Завтра утром на разминке пятнадцать разгневанных мужчин схватят его исподтишка и, связав шнурком руки, воткнут головой по пояс в сугроб. Расплата за грехи неминуема!

В комнате, где расположился Володя Брежнев, выпускается очередной номер боевого листка. Он посвящен завтрашнему матчу. Последнему, как напоминает листок, перед большим перерывом в чемпионате.

Вечером, прежде чем лечь спать, хоккеисты собираются в комнате, где живут Ионов, Моисеев и Мишаков.

Хорошие, веселые ребята живут в этой комнате. И в игре шустрые, боевые. (Завтра на «установке» я даже буду просить Юрия чуть‑чуть сбрасывать свою необыкновенную скорость, чтобы партнеры могли действовать синхронно с ним.) И в жизни такие же.

Сразу же хочу оговориться, что самые темпераментные в игре, огневые, порой даже какието «беспутные», что ли, ребята эти, большие любители шуток и смеха,» общем‑то довольно серьезные люди, умеющие интересно и глубоко думать.

На какое‑то время их комната превращается в клуб.

Разговор идет о завтрашнем матче. Его начинает Иванов. Обращаясь к Альметову, предупреждает:

– Первое, что они сделают, – закроют тебя на «точке» (излюбленное место Саши в районе вбрасывания шайбы, откуда он особенно успешно «стреляет» по воротам).

Альметов соглашается с Ивановым:

– Надо искать что‑то другое… Но что? Предложения следуют одно за другим… Это и есть творчество, непрерывные поиски и раздумья о новых путях атаки.

Больше всего люблю таких хоккеистов, более других верю в тех, кто имеет свою, точку зрения, свой, взгляд на хоккей, на спорт, на жизнь нашу. Кто умеет интересно мыслить и интересно рассказывать, спорить. Чьи воспоминания интересны не одному лишь рассказчику. Но особенно симпатизирую таким спортсменам, кто умеет строго и вдумчиво анализировать свою игру, умеет мечтать. Фантазировать о будущем нашего спорта – его тактике, его технических приемах. О завтрашнем его дне. Привязан к фанатикам хоккея, к людям, влюбленным в хоккей.

Бойцы вспоминают минувшие дни… Наш молодой вратарь Толстиков расспрашивает ветеранов о Пучкове, кто‑то из них, игравших вместе с. этим отличным мастером, рассказывает, как действовал он в воротах, как много и умело тренировался.

Однако долго вести этот разговор не удается. Наш врач Алексей Васильев просит ребят разойтись по своим комнатам. А указания, просьбы и советы этого молодого 32летнего доктора спортсмены выполняют беспрекословно. Авторитет Васильева высок и сомнению не подлежит. Он работает хорошо и не случайно стал сейчас врачом сборной наших хоккеистов.

Утро. Сегодня – календарная встреча.

Дежурный объявляет подъем.

Весь день сегодня первым помощником тренеров будет дежурный. Он прежде всего отвечает за строгое выполнение намеченного распорядка дня, за порядок на сборе. Именно он должен продумать, что нужно для сегодняшней тренировки или игры: захватить с собой шайбы, необходимое для занятий или матча снаряжение, собрать спортсменов на собрание, предупредить их минут за десять‑пятнадцать о выезде на игру.

День начинается зарядкой.

Утренняя зарядка – тоже дело творческое: каждый выбирает те упражнения, которые считает необходимыми. В подборе этих упражнений проявляются и характер спортсмена, и его понимание роли физической подготовки, и степень серьезности парня.

Гимнастические и специальные упражнения носят индивидуальный характер. Одни хоккеисты имитируют финты, другие – силовые приемы, у стенки жонглируют с мячами вратари. Спортсмены привязывают к поясу эспандер, прикрепляют его другим концом к дереву и выполняют различные упражнения: то прыгают, то спуртуют, то, максимально растягивая плотный резиновый канат, стремятся дотянуться до руки товарища.

Разбившись на пары, ребята приседают с «живым весом» – с товарищем на плечах. Если у кого‑то болит нога и он хочет поберечься, то, подыскав себе пару, выполняет упражнения для руки и плеч: растягивая эспандер, имитирует хлесткие броски.

То не спеша, то с ускорениями ребята бегут вокруг корпуса. Падает мягкий снежок.

Спортсмены занимаются с большой охотой, но все‑таки тренеру и здесь есть работа приходится кого‑то порой и подстегивать.

До обеда у ребят свободное время. «Свободное» – это весьма условно: большинство наших мастеров и молодых хоккеистов учатся в средних и высших учебных заведениях, и потому все садятся за книги.

Перед обедом – общий сбор команды. Мы, тренеры, даем установку на игру.

На столе передо мной макет хоккейной площадки с маленькими фигурками хоккеистов.

– Вначале – главная идея игры. В сегодняшнем матче осуществляем тактику силового давления: стараемся максимально долго удерживать соперника в его зоне.

– У «Крылышек», как мне кажется, левые защитники, слабее, чем правые, но они, видимо, предполагают, что главная нагрузка сегодня ляжет на плечи правых, потому что мы обычно атакуем по левому флангу и от туда же завершаем атаки.

Самые результативные в звеньях нападающие – Фирсов, Александров и Моисеев играют на левом краю, да и Саша Альметов чаще всего забрасывает шайбы с левого фланга. Поэтому защита соперников будет, очевидно, сдвигаться вправо. Учитывая все это, игру строим следующим образом: сдвигаю две красные фигурки хоккеистов – центрального и левого нападающих – к левому борту.

– Вот здесь мы должны прежде всего неторопливо готовить атаку, угрожать воротам соперника… При первой же возможности неожиданно отдавать шайбу направо, примерно в район точки вбрасывания. Завершают атаки своих троек Локтев, Ионов и Вику лов… То есть все должно быть так, как на вчерашней тренировке…

Надо постараться играть, так, чтобы этим хоккеистам никто не мешал. Наши правые защитники подкатываются и располагаются у синей линии не на своем краю, а приблизительно в центре. Там они будут отвлекать на себя нападающих, противника, чтобы те, вернувшись в свою зону, не мешали нашему правому фор варду.

Давая такое задание на матч, я исходил из учета двух задач: во‑первых, подготовить соперникам сюрприз и застать их врасплох (команда, исповедующая одну и ту же тактическую схему атаки, рискует тем, что эта схема может стать штампом, шаблоном), во‑вторых, подтянуть результативность наших правых на падающих: в конце концов любая игра, даже ответственная, – это тоже учеба.

Разрабатывая установку на матч, я всегда стремлюсь к тому, чтобы задание было значительнее, сложнее, шире, чем это позволяют сегодняшние возможности игроков. Оно должно быть по сути своей таким, чтобы обязывать хоккеистов к постоянному совершенствованию индивидуального мастерства.

Но задание это я не стараюсь мельчить, не стремлюсь регламентировать действия игроков во всех возможных ситуациях, связывать их инициативу. Я всегда хочу предоставить хоккеистам простор для творчества, потому и даю на матч только основную тактическую канву;

Специально обращаюсь к нашему молодому вратарю Николаю Толстикову. Прошу его быть сегодня особенно внимательным, так как в игре придется участвовать редко и паузы в матче нужно будет заполнять зрительным, творческим соучастием.

Спрашиваю, есть ли вопросы, сомнения, предложения. Верна ли предлагаемая мною схема атаки, не трудно ли будет осуществить ее в ходе матча.

После ее: коллективного обсуждения, когда непременно выступают капитан и комсорг команды, начинаются последние приготовления и сборы, последняя проверка готовности.

И вот автобус мчится на Ленинградский проспект – во Дворец спорта ЦСКА…

 

Перед матчем

 

Примерно за час до матча армейские хоккеисты приезжают на каток.

Дежурный получает пригласительные билеты и раздает их спортсменам. Билеты предназначаются женам, мамам, папам, невестам, друзьям.

Приезжают соперники. Узнаем, в какой форме будут они сегодня играть. Право выбора цвета принадлежит им – они гости. Нам нужно подлаживаться под них, чтобы зрители легко различали хоккеистов разных команд.

За 40–50 минут до начала встречи ребята стягиваются; в раздевалку. Начинают облачаться в бойцовские доспехи.

Сигналом к облачению спортсменов в спортивную форму, как я уже не раз замечал, служит почти всегда один и тот же момент: Александр Альметов развязывает галстук. Не стану, конечно, утверждать, что все это както заранее продумано – просто ребята уже привыкли ориентироваться на Сашу. Может быть, они даже никогда и не задумывались над этим.

Когда остается надеть только коньки, игроки проводят солидную разминку. Вначале гимнастика. Потом прыгают, бегут на месте, имитируют игру корпусом «уходят» от соперника. Кто‑то включает радио. «Маяк» передает легкую музыку. Все быстрее и быстрее движения хоккеистов, и вот уже вся команда крутится в каком‑то непонятном танце, эдакой произвольной композиции на темы твиста. Стоп! Пора выходить…

Перед выходом на лед я кратко повторяю основной тактический мотив игры, и спортсмены направляются к выходу.

В коридоре, около раздевалки, как всегда, много народу. Кто‑то кого‑то хлопает по плечу, желает успеха, подбадривает.

Начинается увертюра хоккейного спектакля. Последняя тренировка перед игрой. Смысл ее – еще раз «проиграть» почти всё, что может произойти во время встречи.

Хоккеисты катятся один за другим, то ускоряя, то замедляя свой бег. Вот они уже катятся с шайбами. Первая стадия разминки на льду. Быстрее всех в игру обычно втягивается Альметов, и потому именно он помогает сейчас размяться вратарю. Когда Альметов в матче не участвует, эту функцию выполняет А. Фирсов. И Альметов и Фирсов очень техничны, легко могут выполнить любую просьбу вратаря, послать шайбу именно туда, куда он просит. Оба отличные педагоги, прекрасно знают, какие уловки применяют нападающие, чтобы обмануть стража ворот.

Здесь же, рядом, всегда второй вратарь, запасной. Он помогает коллеге лучше подготовиться к матчу: подает отскочившие в сторону шайбы, что‑то советует, подсказывает.

Позже град шайб обрушивается на Толстикова. Сначала они летят от синей линии, где выстроилась вся команда, потом со все более опасных для вратаря позиций. Разбившись на два потока, нападающие поочередно, то от одного, то от другого борта ведут шайбу, двигаясь на ворота. Они должны выиграть единоборство у защитника. Но защитники пока не очень мешают форвардам: они просто проверяют правильность занятой позиции. Нападающие, легко проходя защитников и бросая шайбу в ворота, обретают дополнительную дозу уверенности.

Потом – скоростной взрыв, когда все хоккеисты мчатся на огромной скорости около бортов.

И снова коллективные упражнения. Нападающие тройками устремляются к воротам. Им противостоит всего один защитник, и теперь ему приходится стараться вовсю. В это время отдельные спортсмены занимаются индивидуальными, необходимыми им упражнениями. Вот Фирсов на фланге, меняя ритм бега, выполняет излюбленный финт. Рагулин, Кузькин на взрывной скорости подхватывают шайбу у борта и передают ее партнерам.

Придумана такая «увертюра» у нас в ЦСКА.

А «разминаются» перед игрой так теперь не только многие советские команды, но и зарубежные.

Появляются судьи. Катаются, готовятся к игре.

Но вот следует свисток.

Команды съезжаются к тренеру, который стоит у борта поля.

Я не люблю в такие последние мгновения что‑то напоминать, еще раз давать задания. Просто слушаю, о чем говорят сами спортсмены. С этой минуты командой на поле руководит ее капитан… Он просит товарищей сразу же, без «раскачки», включиться в игру.

Цепочкой хоккеисты выезжают к центру площадки.

Традиционные приветствия. Капитаны обмениваются рукопожатиями с судьями и капитаном соперника.

 

Шайба в игре!

 

Наше первое звено – Брежнев, Кузькин Локтев, Альметов и Александров – сразу же бросается к воротам соперника.

Первые минуты проходят в обоюдных атаках. Темп игры необычайно высок. Видимо, «Крылышки» решили сразу же показать, что не собираются на этот раз без боя уступать.

Я не буду рассказывать обо всем, что произошло в тот день на поле. Обычный день – обычный матч. Один из тех, что видят на стадионах, во дворцах спорта, на экранах своих телевизоров миллионы болельщиков. Я коротко расскажу о том, что не видят, не слышат и не знают зрители, о чем говорят, советуются друг с другом хоккеисты в ходе обычного матча. Словом, матч, каким его видят сами хоккеисты, сидящие, ждущие на скамье около борта своей очереди. А ожидание это далеко не пассивно. Ребята стараются хотя бы советом помочь тем, кто на поле.

Первая реплика. Иванов – проезжающему мимо Брежневу:

– Вов! Скажи Вите, чтоб не спал! (Кузькин только что не успел к остроумному пасу Александрова.)

Проходит минута, и я командую:

– Смена!

Ребята на ходу меняются. Звено «А» покидает площадку» вместо него выезжает «система».

Первая пятерка отдыхает. Капельки пота стекают по щекам Брежнева и Локтева.

Александров – Альметову (вспоминая, видимо, не совсем удачную передачу товарища):

– Саша! Повыше надо было…

– Надо было, – усмехнувшись, соглашается Альметов.

Кузькин – Локтеву: – Может, я подъезжать буду?

Локтев понимает с полуслова желание друга помочь нападающим.

– Рано… Пока все идет, как надо…

А события на поле разворачиваются своим чередом. Стремительный рывок по краю Моисеева, резкий пас на «пятачок», и от клюшки Жени Мишакова шайба влетает в ворота «Крылышек». 1: 0.

Вот отыграла свой первый отрезок и тройка Полупанова. Отыграла, прямо скажем, не очень удачно. Делаю ребятам замечание;

– Не хватает прыти…

Сидят все рядом, ждут, что скажет Фирсов, самый авторитетный хоккеист звена.

Толя соглашается со мной и советует Иванову: – Кидай посильнее, без сближения с противником… И почаще… По льду…

Эдуард кивает.

Предпочитаю во время короткого отдыха хоккеистов не говорить им о том, что было на площадке. Спортсмен сам должен уметь анализировать ход матча. Иначе ему будет трудно приучиться к самостоятельности, а стало быть, и к творчеству на поле. Поэтому я чаще говорю о том, что ждет хоккеиста в игре, к чему он должен быть готов. В каком направлении нужно вести поиски.

Контратака соперников, и из‑за очевидной ошибки Кузькина счет сравнивается.

Игра начинается с центра. Кузькина меняет Олег Зайцев.

Почему я решил сделать эту замену? Виктор начал матч вяло и вот сейчас допустил серьезный тактический промах. Но мне показалось, что ни ребята, ни сам Кузькин не заметили, в чем именно он ошибся. Однако сейчас, когда борьба еще только начинается, делать замечание вслух нецелесообразно, и потому я оставляю Виктора рядом с собой и тихонько объясняю ему, где он сыграл не так.

Еще зрители на трибунах не успели успокоиться после успеха хоккеистов «Крыльев Советов», как Зайцев, завладев шайбой, сильно бросает ее в ворота. Александров успевает подставить клюшку, когда вратарь «Крылышек» Пашков двинулся в противоположный угол ворот. 2: 1.

Делаю замечание перед выходом на лед нападающим «системы»– Е. Мишакову и Ю. Моисееву.

– Не держите «своих» игроков в зоне…

Возвращается с поля тройка Полупанова.

– Молодцы, правильно решили использовать ошибку соперника. Понимаете, о чем говорю?

Кивают.

Ошибается Ромишевский. В простой, как будто не опасной ситуации он выбрал не самое простое, а какое‑то слишком замысловатое решение и потерял шайбу. Счет снова становится равным – 2:2.

Да… Несколько, неожиданное развитие событий. Что может (или должен!) сделать в таких случаях тренер? Ругать своих воспитанников? Успокаивать? В разных случаях, в зависимости от ситуации, решение может быть разным.

Совершенно бесспорно только одно. Тренер не может быть безучастен, безразличен к ходу матча, к неудаче, к срыву предполагаемого плана игры: нам казалось, что судьба встречи будет решена едва ли не с первых минут.

Но что решить? Менять состав? Пожурить ребят? Может быть, дать кому‑то пропустить свою очередь выхода на площадку?

Смотрю на лица ребят. Нет, растерянности не вижу. Вижу азарт. Жажду борьбы.

Атаки накатываются попеременно на те и на другие ворота.

Молодежное наше звено затеяло какую‑то странную игру; стоят или катаются недалеко друг от друга и не спеша пасуют шайбу.

Делаю замечания Полупанову и Викулову:

– Перешли на мелкую игру…

Хотя этот мелкий пас создает на первый взгляд видимость точности, позволяет как будто надежно контролировать шайбу, на самом деле против такого паса найти противоядие несложно. К шайбе, несильно посланной партнеру, быстрый и резкий соперник может успеть раньше. Мелкий пас – это удел слабо ориентирующихся, малоподвижных игроков. Не таковы Виктор и Владимир, и потому я не рекомендую им играть в этой манере. Конечно, труднее действовать в условиях, когда партнер находится не рядом, в двух‑трех метрах от тебя, а мчится на свободное место на противоположном краю поля, труднее сделать точный средний или дальний пас, но, для того чтобы сработал «ускоритель мастерства», я даю молодым хоккеистам задания посложнее, чтобы они могли сполна проявить и творческую самостоятельность и смелую инициативу.

Но вот на двадцатой минуте наша молодежная тройка удачно разыгрывает именно ту комбинацию, о которой мы говорили на «установке». Все исполнено точно: Полупанов сдвинулся влево, разыграл остроумно шайбу с Фирсовым, а Викулов, сместившись направо, отлично завершил усилия товарищей.

Уходим на перерыв с преимуществом в одну шайбу. В раздевалке тихо.

Видимо, ребята не ожидали все‑таки что соперники окажут столь упорное сопротивление.

Стынет чай. Лишь запасные берут по стакану.

Как ни печально, делаю замечания капитану и комсоргу – Кузькину и Ромишевскому. По их вине, из‑за их небрежности и невнимательности пропущены шайбы.

Советую Виктору и Игорю играть немного поазартнее: уж слишком спокойны и меланхоличны они сегодня.

Правильно ли я поступаю, делая замечания капитану и комсоргу? Думаю, что правильно. Эта моя критика в адрес вожаков коллектива заставит, как мне кажется, задуматься каждого: а нет ли и его вины в том, что ругают капитана и комсорга?

Виктор и Игорь соглашаются со мной и объясняют причины своих ошибок.

Ребята о чем‑то вполголоса переговариваются.

Звонок. Пора снова выходить на лед.

Едва начался второй период, как мы остались в меньшинстве. Удален с поля Ионов.

Как долго тянутся эти две минуты! Как изматывают они нервы: ведь у армейцев в запасе всего одна шайба!

Пока наша четверка сражается на льду, готовлю им смену. Напоминаю Фирсову и Полупанову, что нельзя давать возможность соперникам, входить на большой скорости в нашу зону. Атаки «Крылышек» надо пресекать в зародыше, и потому, потеряв шайбу, не следует отступать, откатываться назад, как делают это, сейчас Юра и Женя.

Но вот, наконец, Анатолий на льду.

Но что это? На площадке шесть, кроме вратаря хоккеистов ЦСКА? Да, так и есть. Вот уж совершенно непростительная для классной команды ситуация. Кто‑то из наших ребят поторопился выскочить на поле, не дождавшись, пока уйдет сменяемый им хоккеист.

Судья подъезжает к капитану и предлагает ему решить, кто из игроков ЦСКА будет отбывать наказание.

И снова две минуты мы играем в численном меньшинстве.

Упорно защищаемся. Шайба прижата к борту.

Прошу Иванова:

– Эдик, смени кого‑нибудь. Оставь того, кто посвежее…

Защищаться трудно. Нашу команду зажали в зоне. Ребята играют слишком самоотверженно. Я говорю – «слишком», ибо они ложатся под бросок шайбы и тогда, когда это, может быть, и не нужно: ведь, опустившись на колени, трудно уже продолжать борьбу, и потому шайбой по‑прежнему владеют хоккеисты «Крылышек».

Но не думаю, что сейчас можно ругать ребят, хотя они и заслуживают упрека. Нельзя подходить одинаково ко всем ситуациям и всем людям. Штампы в работе тренера, педагога могут привести к срыву. Ведь в том, что происходит сейчас на поле, можно увидеть не только определенную тактическую ошибку, но и старание ребят, их мужество.

Но вот на поле равенство.

Подъезжает Толя Ионов.

– Устал!

Командую:

– Пошли, Костя!

Самый интересный игровой момент матча. Ведущее наше звено разыгрывает изумительную по красоте, неожиданности и точности комбинацию. Каким‑то совершенно непостижимым финтом (я впервые его вижу!) Александров оставляет своего опекуна сзади. Вдвоем с Локтевым, передавая шайбу друг другу, стремительно мчатся к воротам. Опрометчиво выскакивает им навстречу вратарь соперника, ворота остаются незащищенными. Локтев отдает шайбу Александрову, Александров уступает право увеличить счет Локтеву, Локтев», в свою очередь Александрову и на трибунах оглушительный свист. Ребята промчались с шайбой за ворота.

Досадная оплошность! Так блестяще фантазируя, с необыкновенным искусством обыграть соперников и вдруг ошибиться там, где не ошибется и человек, впервые вставший на коньки. Но, честное слово, ребята заслужили не только свист.

Обидно! Ах, как хочется в такие секунды поддержать ребят. Но как это сделать! Хоккеисты ещё на поле, они охвачены азартом, немного растерянны и слышат только оскорбительный свист.

А шайба пока в игре. На секунду опешившие от столь неожиданней концовки атаки Александров и Локтев по‑прежнему владеют шайбой. И тут кто‑то из защитников «Крылышек» не выдерживает. Две минуты!

Численное преимущество реализуется четко и быстро. Альметов и Локтев целуют Александрова.

Звено «А» уезжает с площадки. Очередь тройки Полупанова. Вместе с этой тройкой сегодня в защите играют Эдуард Иванов и Николай Подкопаев (он заменил Сашу Рагулина). Вижу, устал Николай, хотя виду не подает. Решаю – пусть пропустит очередь. На площадке остается Брежнев.

Спустя несколько минут на поле происходит эпизод, напомнивший мне один чрезвычайно комический случай.

Иванов кричит Брежневу, сильному, атлетически сложенному защитнику, которого атакует маленький, юркий форвард соперников: – Спокойнее, спокойнее, я здесь…

И я вспоминаю, как за месяц до этой встречи мы играли с динамовцами Киева и в один из моментов наш исполин, могучий стокилограммовый Саша Рагулин прижал к борту юного тоненького динамовца, вес которого был, наверное, килограммов эдак на сорок меньше. Это вызвало веселое оживление на трибуне. И вдруг над площадкой раздался громовой голос Эдуарда Иванова. Увлеченный игровым азартом, он подбадривал Сашу:

– Не бойся, не бойся, я рядом…

Что творилось на трибунах, я просто не могу описать. Видимо, это был самый смешной случай в истории хоккеистов ЦСКА…

Вот Ионов сыграл тактически незрело. Когда звено сменяется, я предлагаю ему подумать, как должен он был сыграть:

– Не торопись… Отдышись, подумай. Иначе не пойдешь на лед…

Анатолий отвечает приблизительно правильно, и я помогаю ему разобраться в причине его ошибки.

Хмурится Мишаков, что‑то объясняет Моисееву. Я в общем‑то понимаю настроение ребят. Уже почти определенно можно сказать, что Женя и Юра после сегодняшнего матча на какое‑то время расстанутся с товарищами. Другие звенья нападающих будут включены в первую сборную страны и отправятся в интересную поездку в Швецию, США и Канаду. А Женя и Юра остаются играть во второй сборной…

И вообще не люблю я такие вот матчи. Через несколько дней предстоит увлекательное турне, и потому по‑человечески понятны переживания и некоторая осторожность ребят в сегодняшней игре, их определенное самосохранение.

У нас в истории команды был случай, когда Владимир Брунов, находившийся в прекрасной спортивной форме, за два дня до отъезда получил травму. Мы играли тогда с чехословацкими хоккеистами (помню, было это на «Динамо», хоккейная площадка заливалась в то время на футбольном поле). Володя тяжело переживал свою неудачу и даже потом надолго заболел.

И еще один подобный матч вспоминается мне. Хоккеисты играли в тот день настолько осторожно, что проиграли заведомо более слабому сопернику.

Нет, не люблю я такие игры!

Говорю проезжающему мимо Викулову:

– Кататься, весело кататься нужно. Нельзя стоять на месте…

Наверное, я поторопился с замечанием. Именно эта тройка снова четко разыгрывает ту комбинацию, о которой мы говорили перед игрой, и Витя Полупанов со «своего» места посылает шайбу в ворота Пашкова – 5:2.

Любопытно, что сегодня уже седьмая подряд игра, в которой Полупанов забрасывает шайбу. Завидное постоянство и завидная результативность.

Молодежь во второй раз успешно завершила намеченную на «установке» атаку. А почему ни разу не получилась такая комбинация у наших ведущих мастеров? Может быть, они менее внимательно слушали? Может, решили, что они и так умеют брать ворота?

Но что это? Виктор, забросив шайбу, не торопится к центру поля. Партнеры по звену подъехали к нему, обняли, постучали клюшками по щиткам, а он как будто Ждет каких‑то особых похвал товарищей. Мне даже кажется, что Витя чем‑то недоволен, что он, видимо, рассчитывал на более пристальное внимание к его успеху.

Это уже нехорошо. Неужели наш скромный Витя начал зазнаваться? Надо поговорить с ним после матча.

 

К сожалению, с Виктором по этому поводу пришлось позже говорить не только мне. По поручению коллектива два наших комсорга – комсорг сборной СССР Анатолий Фирсов и комсорг команды Игорь Ромишевский довольно серьезно беседовали с Полупановым, и эта беседа не прошла как будто бесследно.

Хотя… Хотя, готовя сейчас второе издание книги, размышляя о том, что писалось два года назад, я с некоторой тревогой думаю о Викторе. Идет время, растет его популярность (совершенно заслуженно!), и у Полупанова, как мне кажется, опять начинает проявляться нехорошая черточка – самоуверенность, грозящая перейти в самовлюбленность. Досадно, что Виктор не слишком внимательно выслушал критику товарищей и тренеров.

Я пишу об этом не для того, чтобы еще раз осудить Полупанова. Виктор – парень неплохой. Но за молодыми хоккеистами, сверстниками Полупанова, необходимо следить особенно строго. В. целях, так сказать, профилактики.

Кстати, гораздо труднее решать эти проблемы в том случае, когда нескромность появляется у ведущих мастеров.

В таких случаях я стараюсь немедленно сбить спесь с автора гола. Я благодарю его за успех, но тут же объясняю, как, каким образом он мог сыграть лучше и забросить шайбу раньше, проще, быстрее, без какого либо риска ошибиться. Сознаюсь, что это совсем не просто: ведь в ЦСКА играют большие мастера. А иногда я иду по другому пути: благодарю за заброшенную шайбу не автора гола, а партнеров, которые создали ему для этого благоприятную возможность. Надо, чтобы все поняли: успех – это заслуга всего звена.

Но вернемся к нашему матчу.

Игра начинается с центра, молодые ребята идут в очередную атаку, и здесь происходит неприятный случай. После броска Полупанова шайба попадает в лицо защитника «Крылышек». Анатолия Рыжова. Рыжов падает, закрывает лицо. Ему помогают встать, подводят к нашей команде (сюда, ближе), и Алексей Васильев оказывает Рыжову помощь. Хорошо, что бросок был не силен Полупанов подъезжает к Рыжову, извиняется.

Хорошая традиция нашего спорта! Если в пылу борьбы спортсмен нечаянно причинил боль сопернику, он всегда подойдет и попросит прощения, поможет пострадавшему.

Рыжов покидает поле.

Период заканчивается.

В перерыве предлагаю выступить капитанам звеньев: В. Кузькину, О. Зайцеву и А. Фирсову (он заменяет сегодня в этой роли А. Рагулина).

Нашим главным капитаном – капитаном всей команды в сезоне 1965/66 года стал прекрасный защитник, бывший комсорг ЦСКА Виктор Кузькин. По совместительству Виктор стал капитаном и сборной СССР; фотография Виктора с двумя призами – чемпиона мира и чемпиона Европы, – завоеванными нашими ребятами в Любляне, обошла все газеты. Виктор – хоккеист своеобразный. Пожалуй, в этой темпераментной, темповой игре не сыщешь второго такого олимпийски спокойного спортсмена. Вывести Кузькина из себя невозможно. Каюсь, мы несколько раз умышленно «провоцировали» Виктора, стараясь увидеть его хотя бы раз рассерженным, разгорячившимся. Тщетно. Не помню, кто именно из судей сказал, что Кузькина с поля удалить практически невозможно, ибо он никогда не «нервничает», эти слова точно отражают суть характера нашего защитника. Виктор – человек уважаемый в коллективе, у него нет недругов, к нему все относятся с симпатией.

 

Кузькин играет тактически вполне зрело, хотя обычно первый период проводит не в полную силу: он медленно втягивается в игру. По уровню своей теоретической подготовки, по серьёзности отношения к игре, к тренировкам, к сохранению спортивной формы Виктор служил примером молодым хоккеистам. В первом издании книги глагол «служил» стоял в настоящем времени. И это было справедливо. Но… хотя с тех пор прошло немногим более года, я вынужден дописывать и исправлять эту главу.

Много хвалебного сказано в книге о капитане ЦСКА и сборной СССР, точнее – бывшем капитане Викторе Кузькине. Не хочу теперь промолчать и о его большой ошибке: я имею в виду нарушение Кузькиным и Мишаковым спортивного режима, их недостойное поведение в общественном месте.

Мне не хочется сглаживать проступок Виктора. Он навес удар престижу нашего хоккея: ведь его вина усугубляется тем, что Кузькин был не просто рядовой, заурядный хоккеист, но игрок сборной команды. Ее капитан. Он многое потерял в глазах любителей спо



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 212; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.153.166.111 (0.016 с.)