Могут ли у нас быть «звезды»?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Могут ли у нас быть «звезды»?



 

Конечно, могут!

Встречаясь со мной, Морис Ришар высказывал опасение, что при нашем коллективизме может произойти нивелировка хоккеистов. Ему почему‑то показалось, что такой коллективизм не способствует расцвету личности, появлению ярких талантов.

Прав ли Морис Ришар?

Да нисколько! В любом матче каждому игроку предоставляется возможность показывать все свое мастерство, все свое умение. И зрители, и спортивные обозреватели, и специалисты по достоинству смогут оценить его класс. Особенно большая ответственность падает на хоккеиста, когда он один, когда никто помочь ему не может. Наверное, любители спорта, бывающие на играх нашей команды, уже заметили, что едва лишь ЦСКА оставался в численном меньшинстве, как на поле немедленно появлялся Александр Альметов. Этому мастеру не было равных в индивидуальной борьбе, в умении подержать шайбу, в искусстве защищаться против численно превосходящих СНА соперника. А. Альметов не солист, но это игрок экстра‑класса, «звезда» в хорошем смысле слова.

Под стать Александру и его друзья по тройке Константин Локтев и Вениамин Александров. Разносторонние, техничные, умные, эти нападающие поразительно дружны. Среди них не было игроков подыгрывающих и игроков, забивающих шайбы. Они прекрасно умели и то и другое. И я понимаю, как трудно было играть соперникам против этой тройки.

Творческий почерк этих трех хоккейных асов различен. Они отличались друг от друга и своей игровой манерой, и обводкой и финтами, и привычкой по‑своему держать клюшку. Но они были едины в главном – во взглядах на общие принципы игры, они одинаково понимали хоккей. И оттого их согласованность в действиях носила уже во многом интуитивный характер.

Порой неискушенные любители хоккея, да и не только они, но и некоторые спортивные комментаторы задаются вопросом: кто выиграл бы, если против Бабича, Шувалова и Боброва сыграли бы Локтев, Альметов и Александров?

Вопрос, конечно, наивный. Не те времена, и не тот хоккей. Локтев, Альметов и Александров, безусловно» умеют все, что умели их предшественники, но, кроме того, они пошли и дальше (не могли не пойти: ведь хоккей в целом, как и жизнь, прогрессирует!).

Возьмем хотя бы Александрова, его и сейчас называют вторым Бобровым, но играет Александров иначе. Он сумел избавиться от увлечения индивидуальной игрой. И о нем, как и о Локтеве и об Альметове, не скажешь, что кто‑то на него работает. Он сам может и любит играть на товарищей и остается при этом ярчайшей «звездой» на хоккейном небосклоне.

Я говорил уже, что при игре в одно касание игрок может оставаться в тени. Но вот когда в одно касание играло звено Альметова, то разве можно, например, не заметить Александрова! Вы посмотрите только, как и сейчас удивительно четки, остроумны и коварны его пасы, как поразительно точны они по силе и неожиданны по решению.

К такому пониманию коллективизма, когда спортсмены, не стараясь выделиться, буквально забывая о себе, делают все возможное, чтобы партнер мог сыграть успешно, долгое время никак не могли привыкнуть специалисты хоккея на Западе.

Поскольку в советской команде все играли с равным мастерством, пусть не эффектно, но зато исключительно эффективно (стали чемпионами мира!), то дело порой доходило до курьезов. Правда обидных для нас курьезов.

Так, например, жюри первенства мира 1963 года, проходившего в Стокгольме, решило вручить три приза лучшим игрокам турнира (лучшему вратарю, лучшему защитнику и лучшему нападающему), хоккеистам всех стран – призеров чемпионата, кроме… команды победительницы.

Один из руководителей Международной федерации хоккея, господин Ахерн, объясняя это решение, заявил, что в нашей команде нет «звезд», что у нас некому вручать приз.

Это нас здорово обидело. Господин Ахерн, уважаемый в мировом хоккее человек, допустил очевидную и грубую подмену понятий. У нас действительно не было в сборной солистов (и мы гордимся этим!). Но ведь в сборной СССР было немало игроков экстра‑класса, по‑настоящему выдающихся хоккеистов.

Люди, решающие судьбы трех призов лучшим игрокам турнира, просто не поняли, что у нас этот приз можно было вручить чуть ли не каждому спортсмену. Все были равны, все сыграли здорово! Уж никак не хуже прославленных хоккеистов из других команд.

В следующем году на Олимпийских играх в Инсбруке наши хоккеисты вновь стали чемпионами. И снова организаторы турнира не могли решить, кого же из советской команды нужно награждать специальным призом. Тогда было принято соломоново решение: отдали приз капитану нашей сборной Борису Майорову, чтобы он передал его в команду, и тогда мы сами решили, кто же у нас был сильнейшим.

На общем собрании хоккеисты согласились с тренерами, что приз надо передать Эдуарду Иванову. Конечно, все играли самоотверженно, все до конца отдавали свои силы победе. Все действовали с огромным мужеством, все, когда было нужно, ложились под шайбу, закрывая ей путь в ворота. Но даже в этой дружной и самоотверженной команде выделялся своим поразительным мужеством Эдуард Иванов.

Он бросался под шайбу не только тогда, когда это было уже необходимо. Эдуард сам непрерывно искал возможность проявить свое мужество, самозабвенно, с эдаким ухарством, не жалея себя, бросался с открытым лицом под броски шайбы, не щадил себя в поисках жесткого единоборства. И все это он делал с улыбкой. И тем самым вдохновлял своим энтузиазмом остальных.

В 1965 году в Тампере стало известно, что мы станем чемпионами мира за тур до окончания соревнований. И к нам, руководителям советской команды, обратились организаторы турнира с просьбой назвать им лучшего, на наш взгляд, нападающего нашей сборной.

Вместе с Аркадием Ивановичем Чернышевым, старшим тренером сборной СССР, мы проставляем оценки хоккеистам за каждую встречу. По своей игре, по сумме набранных баллов среди других наших нападающих выделялись трое – Александр Альметов, Константин Локтев и Вячеслав Старшинов.

Все обдумав и все взвесив, мы решили рекомендовать Старшинова.

Почему? Потому, что Вячеслав в этом турнире показал не только игру выдающегося мастера, но и проявил себя замечательным товарищем. Он сделал все, что от него зависело, чтобы помочь дебютанту первенства Анатолию Ионову. Вячеслав хорошо понимал, как волнуется его молодой товарищ, и потому в каждой встрече, в каждом игровом моменте давал – незаметно, ненавязчиво – понять Толе, что он, новичок, нисколько не уступает в мастерстве своим опытным товарищам. Он помог Ионову войти в игровой ансамбль как равному и тем самым дал Анатолию возможность играть в полную силу.

А на первенстве мира в Любляне, где мы в четвертый раз подряд стали чемпионами мира, нашей команде уже вручили не один, а два из трех индивидуальных призов – приз лучшего нападающего получил Константин Локтев, а приз лучшего защитника – Александр Рагулин.

Так же два приза из трех достались нашим хоккеистам и на венском чемпионате мира. Виталий Давыдов был объявлен лучшим защитником, а Анатолий Фирсов – сильнейшим нападающим. Так – под влиянием убедительных побед советского хоккея – изменились взгляды и вкусы тех, кто когда‑то утверждал, что у нас нет ярких талантов. Ничего не скажешь – любопытная и приятная эволюция некоторых концепций!

 

Еще об одной «звезде»

 

Итак, и сегодня в нашем хоккее есть «звезды». И среди них, парней, глубоко любящих хоккей, преданных этой игре, на мой взгляд, выделяется своим особым фанатизмом, увлеченностью Анатолий Фирсов.

Несколько лет Фирсов входит в число лучших. Он олимпийский чемпион, четырежды чемпион мира и Европы, несколько раз получал медали победителя первенства СССР, о нем много пишут и говорят, но слава ни в коей мере не испортила его. Безусловно, это самая далекая от «звездной» болезни «звезда». Конечно, Анатолий не меньше других радуется успехам команды и своим успехам, но эта радость, это упоение победой не сбивают его с толку, не порождают зазнайства. Первые шаги в спорте Толя делал в спортивном коллективе завода «Красный богатырь». Там он двенадцатилетним парнишкой играл в хоккей с мячом.

Знакомство с шайбой началось в «Спартаке». Затем в 1961 году Анатолий пришел в ЦСКА, я здесь полностью раскрылся его необыкновенный спортивный талант. Фирсов стал «звездой» первой величины.

В игре Анатолия поражает его скорость. Прежде всего скорость мысли. Порой мне кажется, что игра Фирсова состоит из непрерывного ряда озарений: в горячей, напряженной обстановке, мгновенно ориентируясь, он находит самые неожиданные решения. Затем скорость исполнения того или иного технического приема, паса, обводки. И в‑третьих, скорость бега. Три скорости, взятые вместе и перемноженные. Он мыслит в игре, не отделяя задуманное от исполнения, думает синхронно с действиями и действует синхронно с поисками правильного решения.

 

В матче Анатолий всегда очень разный. Даже партнеры по звену, хорошо как будто знающие товарища, никогда не могут с определенностью сказать, что сделает он в следующее мгновение, и потому они стараются быть всегда наготове, всегда ждут от Фирсова паса.

Толя поразительно восприимчив ко всему новому, никогда не удовлетворяется уже найденным и апробированным. Помню, весной 1963 года после чемпионата мира я решил использовать его ловкость, предложил ему новый финт – «конек – клюшка». Суть его в том, что хоккеист, владеющий шайбой, вдруг проносит клюшку над шайбой, как бы теряя ее, и затем, усыпив внимание соперника, коньком подталкивает шайбу вперед, к клюшке. Технически довольно трудная штука. Это мое предложение осложнялось еще и тем, что Анатолий играет на левом крае и, стало быть, «удобной» правой ногой он мог подтолкнуть шайбу только к борту, но не к воротам – по кратчайшей прямой.

И тем не менее уже через неделю в очередном матче Толя с блеском продемонстрировал этот финт. И подталкивал он шайбу… левым коньком. Чтобы читатель понял, насколько это трудно, скажу, что финтом «конек – клюшка» в нашем хоккее в совершенстве владеет до сих пор один лишь Фирсов.

И дело, конечно, не только в одной одаренности Анатолия. Успехи Фирсова объясняются его… жадностью к хоккею. Ему всегда не хватает времени. И на тренировке. И в игре. После каждой тренировки он вместе со своими юными партнерами по звену Володей Викуловым и Витей Полупановым остается минут на 15–20 «повозиться» с шайбой. От него чаще всего я слышу просьбу позаниматься с его тройкой дополнительно. Тренируется он и в те дни, когда остальные хоккеисты на лед не выходят, использует любую свободную минуту для занятий.

На тренировках Фирсов работает с полной нагрузкой. Склонен к силовой борьбе. Более всего любит проверить себя на самых наших могучих защитниках – А. Рагулине, О. Зайцеве.

В минувшем сезоне Фирсов провел свыше ста игр, и все‑таки, когда я говорю, что он должен отдохнуть и потому в очередном матче участвовать не будет, на меня смотрят обиженные и печальные глаза Анатолия, и в них – молчаливый упрек тренеру: неужели нельзя поставить на игру?

В ходе матча Фирсов охотно принимает жесткую борьбу. И это совсем не случайно: среднего роста, худощавый, Толя внешне никак не напоминает гиганта, склонного во всех случаях демонстрировать свою исполинскую силу. Во вкусе Фирсова к жесткой игре проявляется его понимание законов развития хоккея, чувство времени: как бы ни затягивалось решение вопроса о встрече канадских профессионалов и советских хоккеистов, встречи эти не за горами. И Фирсов сам, без чьей бы то ни было подсказки готовится к ответственным матчам.

Когда речь идет о Фирсове, нужно сразу же сказать и о той роли, которую играет в спортивной подготовке этого мастера его жена. Надя, пожалуй, не хуже тренера знает, как важно хоккеисту соблюдать строгий режим, и потому делает все возможное, чтобы помочь мужу. В этой семье к хоккею относятся серьезно, им увлечены по‑настоящему, и даже пятилетняя дочь Фирсовых Иришка сидит у телевизора, когда транслируется матч, где играет папа: она уже знает половину игроков нашей армейской команды.

Говорить с Толей Фирсовым о необходимости строгого спортивного режима было бы по меньшей мере странно. Его любовь к хоккею исключает даже самую возможность каких‑либо отступлений от намеченной программы подготовки к соревнованиям. Я знаю, что в те дни, когда у нас тренировки нет, Толя сам позанимается столько, сколько ему нужно. У него даже дома есть штанга, и надо сказать, что у штанги не бывает выходных дней.

Но глубоко ошибается тот, кто вдруг подумает, что для хоккеиста Фирсова все интересы замыкаются на собственной личности. Совсем нет! Комсорг сборной СССР Фирсов стал отличным и добрым учителем для своих младших товарищей Викулова и Полупанова. Он не только на тренировке или в игре следит за ними, помогает им, учит их. Он даже отпуск с женой планирует так, чтобы поехать отдыхать вместе со своими молодыми партнерами (кстати, Анатолий еще и сам молод, он родился в 1941 году).

Лейтенант Анатолий Фирсов мог, я не сомневаюсь, стать лучшим нападающим турнира и в Любляне. Но он прежде всего думал о своих юных друзьях и потому делал все, что от него зависело, для успеха дебютантов сборной.

Убежден, что человеческая добропорядочность Анатолия Фирсова, его жадный интерес и великая любовь к игре позволят ему долго и ярко служить нашему хоккею, передавая одновременно бесценный свой опыт юным спортсменам. И не случайно на каждой тренировке именно около Фирсова чаще всего собирается молодежь.

 

Возврат к старому?

 

Расскажу, как Анатолий Ионов попал в сборную страны в 1965 году.

Перед началом первенства мира по хоккею, которое проходило в небольшом финском городке Тампере, стало ясно, что в сборной открылась вакансия: Евгений Майоров не может выступать в ее составе. В то время как всё его товарищи, непрерывно совершенствуя свое мастерство, с каждым годом играли все надежнее и увереннее, Евгений не рос как хоккеист. Он и раньше был значительно слабее своих партнеров по звену, но мы вынуждены были мириться с этим: не было более сильной замены. Но вот несколько хоккеистов по классу своей игры «достали» Евгения. Кроме того, и это очень важно, изменился характер нашей игры: современный хоккей требует, чтобы каждой спортсмен был бойцом. А Евгению не всегда, хватало силенки и выдержки. Были выдвинуты два кандидата – Анатолий Ионов и Юрий Моисеев. Оба они играют в одной тройке ЦСКА. Я не раскрою, видимо, большой тайны, если расскажу, что вначале тренерский совет склонялся в пользу Моисеева. Юрий – талантливый, очень быстрый хоккеист. Прирожденный крайний нападающий. Необыкновенно устойчив на коньках, он после самых резких столкновений с защитниками все‑таки умудряется не потерять шайбу, может эффективно обойти нескольких соперников и создать голевую ситуацию. Своей подвижностью Моисеев буквально вымучивает соперников.

 

Всеми качествами опасного нападающего обладает и Анатолий Ионов. Правда, проявляются они у него менее эффектно. И поэтому, играя в одном звене с Моисеевым, Анатолий както теряется на фоне бурной, темпераментной, искрометной игры Юрия. Создается зрительное впечатление, что Моисеев играет просто лучше. И потому на его долю так часто достаются аплодисменты зрителей.

Однако все эти хорошие качества Юрия Моисеева подчас мешают ему. Увлекаясь индивидуальной игрой, он может порой и забыть о товарищах, передержать шайбу, опоздать с пасом.

Нам же в сборной команде нужен был спортсмен, который, играя рядом с Вячеславом Старшиновым, хоккеистом, как нам подсказывало чутье, «среднего и ближнего боя», то есть с хоккеистом, особенно опасным вблизи ворот соперника, был бы в состоянии постоянно создавать Старшинову условия для взятия ворот, сам оставаясь как бы в тени.

И потому звено это усилилось не только оттого, что Ионов заменил Евгения Майорова, но и оттого, что в новом амплуа еще ярче засверкал талант Старшинова.

Я сомневался, что Юрий Моисеев сможет до конца подчиниться такому тренерскому замыслу. Но был уверен, что Ионов при его скромности и необыкновенной доброжелательности к людям, при его внимательнейшем отношении к товарищам, при его искреннем желании всегда играть так, как это нужно коллективу, с этой задачей справится.

Так и получилось. Анатолий успешно дебютировал в чемпионате мира и играл, прямо скажем, здорово.

И вполне справедливо ему было присвоено звание заслуженного мастера спорта.

Все получилось правильно и закономерно! Скромный, не рвущийся к славе хоккеист, спортсмен, исповедующий принципы подлинного хоккейного коллективизма, получал и всеобщее признание и общесоюзную известность.

Но не противоречит ли все только что сказанное тому, о чем я говорил несколько ранее? Нет ли здесь, в этом нашем тренерском замысле – Ионов играет на Старшинова, – возврата к игре на «звезду», подчинение роли одного хоккеиста другому?

Такого возврата здесь нет. Мы не против того, чтобы один хоккеист играл на другого, умело использовал и раскрывал его сильные индивидуальные качества. Мы не против этого! Но при одном непременном условии: чтобы не только первый работал на второго, но и второй на первого. Вот что важно!

В. Старшинов не только здорово использовал помощь Ионова, но и сам помогал ему. Так, в самых ответственных матчах с командами Швеции и Канады Толя Ионов забил четыре шайбы и две из них с подачи Старшинова. Мы за талант, который умело питается соками партнеров, но и сам в такой же степени умеет и любит играть на товарищей!

И не надо, мне кажется, выделять одного нападающего, забросившего много шайб, если его успех по праву делят с ним его товарищи.

Перед поездкой в Вену мы проводили товарищеский матч со сборной Швеции в городе Лександе. Из восьми шайб пять в тот вечер забросил Вячеслав Старшинов. И журналисты, после возвращения команды в Москву написав много об этом успехе Старшинова, ничего не написали о том, кому Слава обязан этой своей необыкновенной результативностью. Ведь все пять шайб были им заброшены так или иначе с участием Бориса Майорова. Борис жертвовал собой, шел на жесткую блокировку соперника, проявляя мужество, терпение и находчивость. Слава забросил две шайбы между ног шведского вратаря, но вратарь ничего не мог поделать, потому что рядом с ним маячил, мешал ему, сбивал его с толку, отвлекал на себя Майоров. Кстати, в этот день завязалась дуэль Бориса со Штольцем, и обычно хладнокровный швед был выведен из равновесия. Майоров все время атаковал и атаковал соперников, постоянно давал отличные пасы партнерам. В этой встрече наш капитан заслужил самую большую похвалу.

Я написал эти строки не для того, чтобы укорить в чем‑то Вячеслава. Ни в коем случае. Речь здесь только о том, повторяю, что нельзя забывать простую истину: хоккей – спорт коллективный.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 177; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.153.166.111 (0.024 с.)