ТОП 10:

Руководство Мирного Воина в повседневной жизни



 

Предисловие

Даже если человек подметает улицы, он должен делать это так, как рисовал Микеланджело, как сочинял Бетховен, как писал Шекспир.

Мартин Лютер Кинг

 

В течение всех этих лет, что прошли после издания моей первой книги, "Пути Мирного Воина", я получаю тысячи писем от людей со всего мира, в которых они просят меня подробнее рассказать о подходе Мирного Воина к жизни.

Книга, которую вы сейчас держите в руках, представляет собой детальное руководство по тому образу жизни, который веду я сам и который я описывал в своих прежних книгах. Она содержит и теоретические принципы, и практические упражнения, которые могут помочь любому человеку, независимо от того, читал ли он предыдущие мои книги. Для тех, кто пока незнаком с ними, и для напоминания тем, кто их уже читал, я бы хотел вкратце описать основную тему "Пути Мирного Воина", ибо она дала название и общее содержание той книге, которую вы держите в руках сейчас.

Однажды вечером, через несколько месяцев после встречи с Сократом, необычным владельцем бензозаправки, который стал моим наставником на Пути Мирного Воина, я задал ему очередной из бесконечной серии своих вопросов:

- Сократ, как ты считаешь, я когда-нибудь смогу читать мысли других людей?

- Сначала, - ответил он, - тебе нужно научиться разбираться в своих собственных мыслях. Ты должен искать ответ на любой вопрос в себе самом.

- Я не знаю многих ответов, поэтому и обращаюсь к тебе.

- Ты знаешь гораздо больше, чем тебе кажется, но ты еще не доверяешь своему внутреннему знанию. - Сократ отвернулся к окну, задумчиво посмотрел в него и глубоко вздохнул. Это означало, что он принимает какое-то решение.

- Выйди на улицу, Дэн, и зайди за бензоколонку. Там есть большой камень. Сиди на нем, пока тебе в голову не придет нечто значительное, что ты посчитал бы нужным мне сообщить.

- Что?

- Мне казалось, что ты меня слушаешь.

- Это что-то вроде испытания, да?

Он ничего не ответил.

- Это испытание?

Никто не умел молчать так многозначительно, как Сократ.

Со вздохом, я вышел наружу, нашел камень и уселся на него. "Что за глупости?" - пробормотал я. Чтобы убить время, я начал вспоминать все те концепции, которым меня учили. "Нечто значительное... нечто значительное", - думал я про себя.

Прошло довольно много времени, и мне стало очень холодно. Солнце должно было взойти только через несколько часов.

К рассвету у меня кое-что появилось - не особенно вдохновляющее, но это было лучшее, что мне удалось придумать. Я поднялся, размял затекшие ноги и поспешил в теплую контору. Сократ уютно и расслабленно расположился за столом и что-то писал, готовясь сдавать ночную смену.

- О, так быстро? - спросил он, улыбаясь. - Ну, и что ты можешь сказать?

То, что я сообщил ему, не стоит повторять, настолько глупым и незначительным оно было. Я вернулся на камень.

Скоро Сократа сменила дневная смена, и он ушел. Начались и закончились мои дневные занятия в колледже. Я очень тосковал по гимнастическому залу. Сколько еще мне придется сидеть на этом камне? Я отчаянно напрягал свой мозг, пытаясь придумать что-то глубокомысленное и ценное, что могло бы понравиться Сократу.

Сократ вернулся с наступлением сумерек, кивнул мне и вошел в контору. Когда стемнело, я вошел, чтобы рассказать ему нечто другое. Я проскользнул в комнату, потирая затылок, и описал ему свою новую мысль. Он снова покачал головой и указал в направлении камня:

- Это слишком мудреные слова. Расскажи мне что-то, идущее от сердца, изнутри - что-то более подвижное.

Вновь взобравшись на камень, я повторял: "Что-то более подвижное... подвижное". Чего же он от меня ждет? Голодный, усталый и раздраженный, настолько замерзший, что едва мог о чем-то думать, я встал на камне и начал выполнять плавные движения тай-чи, просто чтобы согреться.

Я чуть согнул ноги в коленях и двигался вперед-назад, покачивая бедрами и плавно помахивая руками над головой; мой ум стал совершенно пустым. Внезапно передо мной предстала одна сцена: несколько дней назад я совершал пробежку и оказался в Право Сквер, маленьком парке в центре города. Чтобы отдохнуть и расслабиться после бега, я сделал несколько медленных упражнений тай-чи, которым меня научил Сократ. Мой разум и тело пришли в очень спокойное состояние уравновешенности и сосредоточенности. Я полностью проникся этими движениями, я дввигался грациозно, как водоросли в море, меня словно носило вперед и назад мягким океанским прибоем.

Несколько ребят, возвращающихся из школы неподалеку, остановились, глядя на меня. Сосредоточенный на каждом своем движении, я едва взглянул на них, - пока не закончил свои упражнения и не начал одевать поверх спортивных трусов тренировочный костюм. Как только восстановилось мое обычное сознание, вся сосредоточенность мгновенно испарилась.

Школьники, наблюдавшие за мной, отвлекли мое внимание, - особенно симпатичная девчушка, которая показывала на меня пальцем, улыбалась и что-то говорила своему приятелю. Я решил, что их впечатлили мои упражнения, и в этот момент сунул обе ноги в одну штанину, потерял равновесие и грохнулся на спину.

Ребята начали хохотать. Через мгновение я преодолел свое смущение, опрокинулся на траву и начал смеяться вместе с ними.

Даже теперь, стоя на камне на заднем дворе бензоколонки, я улыбнулся, вспомнив этот случай. В следующий миг меня захлестнул прилив энергии - я был поражен глубочайшим осознанием факта, который изменил всю мою дальнейшую жизнь. Я понял, что всегда уделял полное внимание движениям тай-чи, но никогда - "обыденным" действиям, вроде одевания штанов. Я всегда считал одни мгновения особенными, а другие - ничем не примечательными.

Теперь я знал, что могу сообщить Сократу нечто ценное. Я вбежал в контору и объявил: "Нет незначительных мгновений!"

Он поднял голову и улыбнулся: "Добро пожаловать." - сказал он. Я забрался на кушетку, стараясь согреться, а он заварил чай. Пока мы отхлебывали обжигающий напиток, Сократ рассказывал:

- Спортсмены тренируются в спортивном зале, музыканты - репетируют в оркестре, художники упражняются в искусстве живописи. Мирный Воин тренируется на всем. В этом заключается секрет его пути и в этом все его отличие от остальных людей.

Наконец-то я понимал, что имел в виду Сократ, когда несколько лет утверждал:

- Хождение, сидение, дыхание - даже выбрасывание мусора - требуют не меньшего внимания, чем тройное сальто.

- Возможно, это и так, - спорил тогда я, - но когда я исполняю тройное сальто, я рискую своей жизнью.

- Да, - согласился Сократ, - но в каждое мгновение ты рискуешь качеством своей жизни. Жизнь - последовательность мгновений. В каждый момент ты либо бодрствуешь, либо спишь, живешь полной жизнью или являешься, практически, мертвым.

Я поклялся никогда больше не считать какой-либо момент обыденным.

Шли месяцы, и время от времени я спрашивал сам себя: в данный момент, в этот самый миг, я живу полнокровной жизнью или почти что мертв? Я старался выполнять любое действие, уделяя ему полное внимание.

Я понял, что качество любого мгновения зависит не от того, что мы извлекаем из него, но от того, что привносим в этот миг. Я не считал обыкновенным никакой момент, каким бы обыденным и скучным он ни казался. Я писал, сидел, ел и дышал с полным вниманием к этим процессам. В результате я начал получать от повседневной жизни не меньшее удовольствие, чем то, которое раньше мне приносила только гимнастика. При этом моя жизнь никак не изменилась - изменился я сам.

Рассматривая любое действие с уважением, каждый момент как священный, я открыл новую систему отношений с жизнью - страстную и целеустремленную.

Все, о чем я расскажу в этой книге, приходит естественным образом, почти без усилий, как только мы начинаем осознавать те внутренние преграды, которые усложняют нашу жизнь. Эта книга рассказывает о том, как можно устранить эти барьеры.

Если "Ничего обычного" хоть в какой-то мере поможет вам сделать свою повседневную жизнь более спокойной, счастливой и здоровой, то мои усилия будут полностью вознаграждены, а радость моей жизни многократно приумножится, отражаясь в зеркалах вашего счастья.

Дэн Миллман, Сан-Рафаэль,

Калифорния, весна 1992 года

 

Часть I. ПУТЬ МИРНОГО ВОИНА

ВВЕДЕНИЕ

 

Глубоко под бурной поверхностью повседневной жизни можно обнаружить наше сокровенное стремление - путешествие ввысь, к вершине наших надежд и мечтаний. "Ничего обычного" является картой горной тропы, ведущей к новому образу жизни, пролегающей через те прозрения, открытия, озарения и вдохновение, которые я описал в "Пути Мирного Воина"..

Понятие "Мирный Воин" кажется внутренне противоречивым. Как можно быть миролюбивым - и в то же время воином? Знаменитые воины любой эпохи и культуры, несмотря на свою кровавую славу, проявляли и положительные качества: смелость, решительность и внутреннюю силу; тем не менее, немногие из них имели доброе сердце. На протяжении всей истории человечества миротворцы демонстрировали любовь, доброту и сострадание; однако, мало кто из них обладал духом воина. Мирный Воин совмещает в себе отвагу и любовь, дух воина и доброе сердце. .

Сейчас мы начнем наше путешествие. Первая часть этой книги описывает испытания, встречающиеся на Пути Мирного Воина, и те принципы, благодаря которым он пробивается сквозь лесную тьму - эту чащу необходимо преодолеть, чтобы начать свое восхождение к облакам и к солнцу, скрывающемуся за ними. .

Чтобы сделать наше путешествие более удобным, я включил в книгу целый ряд практических упражнений. Они помогут мне передать опыт, трудновыразимый словами. Большинство из этих упражнений требуют для своего выполнения совсем немного времени. Если вы будете выполнять их, то существенно повысите свою способность переводить теоретические принципы в реальную практику повседневности.

 

СЕРДЦЕ ПУТИ ВОИНА

 

Мир наступает не по причине отсутствия конфликтов, но благодаря умению их преодолевать.

Неизвестный

Где-то на американском Западе мягко завывающий ветер гонит пыль и кусты перекати-поле по бескрайней и дикой пустыне, по бесплодным землям, простирающимся на огромные пространства, на которых нет ни малейших признаков человеческой жизни, за исключением редких крошечных и изолированных приграничных поселений.

Вопли ветра перекрываются внезапным и резким плачем койота, когда из облаков пыли возникает одинокая фигура, неторопливо бредущая по каменистой земле, оставляя на ней едва заметные следы. Человек идет спокойно, размеренно и с достоинством; изредка он приостанавливается, провожая взглядом степного зайца или суслика. На нем старая шляпа, к груди привязан скатанный спальный мешок, а на плече болтается небольшая сумка. Его безмятежное, без морщин, лицо указывает на человека без прошлого и будущего - он полностью пребывает в настоящем.

В нем чувствуются огромное мужество, энергия и сила, но в то же время - сострадательность и доброта. Воин и жрец, он живет, чтобы служить людям и защищать тех, кто нуждается в помощи. Он говорит мягко, он воспитан, и его манеры утонченны. Умудренный в боевых искусствах монах Шаолиня, он - знахарь и добрый советчик, черпающий свою мудрость из мира природы. Архетип Мирного Воина носит имя Квай Чанг Кейн; этот персонаж был создан режиссером Эдом Спиллманом и воплощен в старом телевизионном сериале "Кунг Фу" Дэвидом Каррадайном.

Примерами Мирных Воинов реальной жизни могут быть Махатма Ганди и Гарриэт Тубмен, Мартин Лютер Кинг и Жанна Д'Арк, Альберт Швейцер и многие другие великие люди, проявившие дух воина в делах мира. В них раскрылся тот огромный потенциал, который кроется в каждом из нас.

 

ПУТЬ МИРНОГО ВОИНА

 

Счастье, или Дух, повсюду окружает нас и пронизывает каждую клетку нашего существа. Однако из-за внутренних барьеров нашего тела, разума и эмоций мы чувствуем это вдохновение лишь в редкие мгновения жизни. На своем пути Мирный Воин преодолевает эти внутренние препятствия; благодаря этому человек способен вновь вернутся к тому счастью, на которое имеет право с самого рождения.

Мирные Воины идут по пути жизни с помощью неустрашимости духа, но источником подлинного исцеления в конечном итоге является сердце. Мирные Воины знают, что лишь оно придает жизни форму, и что изменение самих себя способно изменить весь мир вокруг. Начало пути - у нас под ногами. Он оказывает свое влияние на всех уровнях бытия. Основной метод - обычное действие. Время начинать - сейчас.

Мирные воины терпеливы, они ждут, пока не уляжется ил, пока вода не прояснится. Они неподвижны, пока не настал подходящий момент, и тогда любое их действие становится верным. Они не стремятся к завершению, они открыты миру и приветствуют все, что в нем происходит. Готовые ко всему, не упускающие ничего, они воплощают собой сам Свет.

У мирных воинов есть три драгоценных святыни: простота, терпимость и сострадание. Простые в своих действиях и мыслях, они возвращаются к источнику Бытия. Терпимые и к друзьям, и к врагам, они живут в гармонии со всем вокруг. Сострадательные к себе, они пребывают в мире со Вселенной.

Одни посчитают это учение вздором; другие назовут его высокопарным и непрактичным. Но те, кто всматривался в глубины свои, найдут в этой бессмыслице совершенное содержание. Те же, кто воплотят его в жизнь, достигнут самых корней его возвышенности.

 

По мотивам Лао Цзы

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.113 (0.009 с.)