Право на возмещение государством вреда



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Право на возмещение государством вреда



 

Постановления

 

1. Частичная компенсация целевых чеков и целевых вкладов нарушает требование.. Конституции Российской Федерации о том, что каждый имеет право на возмещение государством всякого вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц при выполнении служебных обязанностей, и гражданского законодательства... (Постановление Конституционного Суда от 9 июня 1992 года N 7-П по делу о проверке конституционности постановлений Правительства Российской Федерации, касающихся приобретения гражданами легковых автомобилей по целевым чекам и вкладам; абзац пятнадцатый мотивировочной части).

2. /Вред, причиненный людям в результате техногенных катастроф глобального характера, экологических бедствий относится к вреду реально невосполнимому и неисчисляемому. Он не может быть возмещен в порядке, установленном гражданским, административным, уголовным и другим отраслевым законодательством. Государство должно стремиться к его возможно более полному по объему возмещению на основе принципа максимально возможного использования государством имеющихся средств для обеспечения достаточности такого возмещения. Способы возмещения могут быть различными, например, льготы, компенсации, другие денежные доплаты к социальным выплатам. Законодатель вправе вносить изменения в способы возмещения, уточнять критерии их дифференциации или адресности. Однако такие решения не должны противоречить конституционно значимым целям, умалять или ограничивать права граждан, в том числе установленные статьей 42 Конституции Российской Федерации. Признанный государством объем возмещения вреда должен соблюдаться. Стабильность в сфере таких конституционно-правовых отношений не должна быть меньшей по своему уровню, чем в сфере других правоотношений, складывающихся на основе норм отраслевого законодательства/ (Постановление Конституционного Суда от 1 декабря 1997 года N 18-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"; абзац второй пункта 1, абзацы первый, третий и четвертый пункта 2, абзац третий пункта 3).

3. Отсутствие в данных конституционных нормах /статьях 52 и 53/ непосредственного указания на необходимость вины соответствующего должностного лица или лиц, выступающих от имени органа государственной власти, как на условие возмещения государством причиненного вреда, не означает, что вред, причиненный, в частности, при осуществлении правосудия незаконными действиями (или бездействием) органа судебной власти и его должностных лиц, в том числе в результате злоупотребления властью, возмещается государством независимо от наличия их вины.

Наличие вины - общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно...

...Законодатель - в целях обеспечения общеправового принципа справедливости и достижения баланса конституционно защищаемых ценностей и целей - вправе установить в порядке исключения, как это сделано применительно к случаям незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного ареста, возмещение государством вреда гражданину и независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (пункт 1 статьи 1070 ГК Российской Федерации)...

...Положение о вине судьи, установленной приговором суда, не может служить препятствием для возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) судьи в ходе осуществления гражданского судопроизводства, в случае если он издает незаконный акт (или проявляет противоправное бездействие) по вопросам, определяющим не материально-правовое (решение спора по существу), а процессуально-правовое положение сторон. В таких случаях, в том числе в случае противоправного деяния судьи, не выраженного в судебном акте (нарушение разумных сроков судебного разбирательства, иное грубое нарушение процедуры), его вина может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением. При этом не действует положение о презумпции вины причинителя вреда, предусмотренное пунктом 2 статьи 1064 ГК Российской Федерации...

Суды, рассматривая иски о возмещении государством вреда, причиненного лицу незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи) в гражданском судопроизводстве, если они не относятся к принятию актов, разрешающих дело по существу, не должны увязывать конституционное право на возмещение государством вреда непременно с личной виной судьи, установленной приговором суда. Уголовно ненаказуемые, но незаконные виновные действия (или бездействие) судьи в гражданском судопроизводстве (в том числе незаконное наложение судом ареста на имущество, нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов, приведшее к пропуску сроков обжалования, неправомерная задержка исполнения) должны, исходя из оспариваемого положения пункта 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации в его конституционно-правовом смысле, выявленном в настоящем Постановлении, и во взаимосвязи с положениями статей 6 и 41 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, рассматриваться как нарушение права на справедливое судебное разбирательство, что предполагает необходимость справедливой компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права...

Федеральному Собранию надлежит в законодательном порядке урегулировать основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи), а также определить подведомственность и подсудность дел применительно к случаям, предусмотренным абзацем вторым пункта 1 резолютивной части настоящего Постановления, руководствуясь Конституцией Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления (Постановление Конституционного Суда от 25 января 2001 года N 1-П по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова; абзацы второй, третий и пятый пункта 2, второй пункта 5, шестой пункта 6 мотивировочной части, пункт 3 резолютивной части).

4. ...Размер возмещения /вреда, причиненного чернобыльской катастрофой,/ должен обеспечивать лицам, пострадавшим в результате этой катастрофы, такой уровень жизни, при котором - в сопоставлении с доходами граждан по стране в целом - не ставились бы под сомнение само их право на возмещение вреда и принцип уважения достоинства личности.

Определяя порядок обеспечения названного права, федеральный законодатель может избирать различные способы возмещения вреда - единовременную денежную компенсацию, ежемесячные и иные компенсационные выплаты, но не вправе при этом снижать признанный государством уровень возмещения вреда. Вместе с тем все лица, здоровью которых причинен в результате одной и той же техногенной катастрофы вред, как правило, не устранимый с течением времени, имеют равное право на возмещение расходов, возникших в связи с потерей и (или) ухудшением здоровья, что влияет и на определение критериев исчисления размера денежных компенсаций. Поэтому федеральный законодатель должен исходить из конституционных принципов справедливости (статьи 1 и 7 Конституции Российской Федерации) и равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от каких-либо обстоятельств (статья 19 Конституции Российской Федерации), в том числе независимо от профессиональной принадлежности, должностного положения этих лиц и, соответственно, от уровня их заработной платы...

Принимая на себя ответственность по возмещению вреда, государство обязано руководствоваться вытекающими из статей 2, 19 и 42 Конституции Российской Федерации требованиями, в основе которых лежит признание в качестве конституционной ценности жизни и здоровья, имеющих равное, одинаковое значение для всех граждан, пострадавших в результате чернобыльской катастрофы...

Отказ федерального законодателя от определения размера возмещения вреда в зависимости от заработка и переход к новому способу - в зависимости от степени утраты здоровья - предполагает соблюдение требований, вытекающих, в частности, из необходимости эффективного индексирования в соответствии с изменением показателей прожиточного минимума, а также принципа правовой определенности и стабильности правовых отношений, исходя из которых государство должно стремиться обеспечить достойную жизнь этих граждан...

...При переходе к новому способу определения размеров возмещения вреда законодатель не должен был снижать его объем для тех инвалидов-чернобыльцев, а в случае их смерти - нетрудоспособных членов семьи, находившихся на их иждивении, которым оно было назначено ранее, учитывая при этом, что речь идет о суммах денежных компенсаций за реально причиненный вред здоровью.

...Тот факт, что законодатель не конкретизирует, из какого именно заработка исчислялось возмещение вреда до принятия нового правового регулирования, позволяет констатировать, что в целях недопущения снижения ранее установленных сумм возмещения вреда здоровью и поддержания доверия граждан к закону и действиям государства не исключается исчисление сумм возмещения вреда исходя из условного месячного заработка без его ограничения для тех инвалидов-чернобыльцев, период работ которых по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС составил менее одного полного календарного месяца...

Выбор способов определения размера иных видов денежных компенсаций, входящих в объем возмещения вреда гражданам, пострадавшим вследствие чернобыльской катастрофы, и критериев индексации, выступающей в качестве антиинфляционной меры для компенсационных выплат, является прерогативой законодателя, который вправе изменять их, в том числе в зависимости от инфляции, роста цен, динамики стоимости жизни, показателей прожиточного минимума в субъектах Российской Федерации и в целом по Российской Федерации, соблюдая при этом конституционные принципы справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности и гарантированности прав граждан. /Этим принципам не отвечает не само по себе изменение критерия индексации сумм возмещения вреда - избрание в качестве критерия индексации роста прожиточного минимума в целом по Российской Федерации вместо применявшегося ранее минимального размера оплаты труда, а отсутствие в законодательстве такого механизма индексации, которым обеспечивалась бы ее своевременность и безусловность, что свидетельствует о неопределенном характере соответствующих норм/.

...Конституционный принцип равенства не препятствует установлению различий в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям, что применимо и к возможности введения законодателем специальных правил исчисления размеров возмещения вреда членам семей, потерявших кормильца из числа инвалидов-чернобыльцев...

Впредь до внесения соответствующих изменений в действующее законодательство суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел вправе принимать решение о выплате гражданам, пострадавшим вследствие чернобыльской катастрофы, соответствующих сумм возмещения вреда с учетом их ежегодной индексации исходя из роста величины прожиточного минимума...

Впредь до внесения соответствующих изменений в действующее законодательство лицам, которым возмещение вреда было установлено исходя из заработка, обеспечивается выплата ранее назначенных сумм, но не свыше пределов, установленных в Федеральных законах "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и "О бюджете фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год" (часть первая статьи 16) (Постановление Конституционного Суда от 19 июня 2002 года N 11-П по делу о проверке конституционности ряда положений Закона Российской Федерации от 18 июня 1992 года "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (в редакциях от 24 ноября 1995 года и от 12 февраля 2001 года), Федеральных законов от 12 февраля 2001 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", от 19 июня 2000 года "О минимальном размере оплаты труда" и от 7 августа 2000 года "О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации" в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и Октябрьского районного суда города Краснодара, жалобами граждан и общественных организаций чернобыльцев; абзацы шестой, седьмой и восьмой пункта 2, второй пункта 3.1., второй пункта 3.2., четвертый пункта 3.4., первый пункта 5.1., первый, четвертый и пятый пункта 5.3., второй пункта 6.2. мотивировочной части, абзацы третий пункта 2, третий пункта 3 резолютивной части).

 

Определения

 

5. Статья 53 Конституции Российской Федерации, устанавливая право каждого на возмещение государством вреда, нанесенного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, не конкретизирует порядок и условия такого возмещения. Эти вопросы урегулированы в других законодательных актах и в соответствии с ними должны разрешаться в судах общей юрисдикции...

Вместе с тем это не исключает рассмотрения судами общей юрисдикции в каждом конкретном случае возможности определять вид и размеры подлежащего возмещению ущерба, исходя из того, что в отсутствие специального регулирования должны непосредственно применяться нормы Конституции Российской Федерации (Определение Конституционного Суда от 22 мая 1997 года N 75-О; пункт 2 мотивировочной части).

6. /Норма статьи 2 Федерального закона от 30 ноября 1994 года "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", которой признан утратившим силу Закон РСФСР от 24 декабря 1990 года "О собственности в РСФСР"/, устраняя определенный механизм возмещения вреда, причиненного преступлением, /закрепленный пунктом 3 статьи 30 Закона 1990 года/, не исключает применения к такого рода правоотношениям положений Конституции Российской Федерации, гражданского законодательства, позволяющих разрешать споры о возмещении вреда.

Однако определение того, какой именно закон подлежит применению в конкретном деле при наличии тех или иных фактических обстоятельств, отнесено к компетенции судов общей юрисдикции. При этом в соответствии со статьями 15, 18, 120 Конституции Российской Федерации и с учетом разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 8 от 31 октября 1995 года "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", суды общей юрисдикции обеспечивают непосредственное действие конституционных прав граждан, в том числе закрепленного в статьях 52 и 53 Конституции Российской Федерации права на возмещение вреда, причиненного преступлением или незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц (Определение Конституционного Суда от 11 апреля 1997 года N 82-О; пункт 2 мотивировочной части).

7. Закон Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", учитывая многолетний и массовый характер политических репрессий, устанавливает ряд упрощенных процедур восстановления реабилитированными своих прав, получения ими определенных льгот и компенсаций, а также возврата им необоснованно изъятого имущества или компенсации его стоимости. При этом, как отмечено в преамбуле, законодатель исходит из целей "обеспечения посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба" даже в тех случаях, когда такой ущерб не может быть взыскан на основании другого действующего законодательства. Таковым является, в частности, предписание части седьмой статьи 16.1 Закона об установлении размера возмещения стоимости несохранившегося имущества в случаях, когда отсутствуют или утрачены документы о характере, состоянии и количестве этого имущества.

Вместе с тем, учитывая указанные цели, данный специальный Закон не может ограничивать или исключать применение общих норм действующего законодательства, в том числе гражданского права, касающихся защиты права собственности, возмещения причиненного вреда и т.д., которые должны применяться судами в случаях, когда гражданин, в том числе имеющий право на реабилитацию, обращается за защитой своих прав в судебном порядке на основе общегражданских норм... (Определение Конституционного Суда от 5 февраля 1998 года N 18-О; пункт 2 мотивировочной части).

8. Правовая позиция, согласно которой вред, причиненный при осуществлении правосудия в результате принятия незаконных судебных актов или незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), должен подлежать возмещению, сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25 января 2001 года по делу по проверке конституционности положений пункта 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации. Возмещению вреда в таких случаях не препятствует статья 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", которая должна рассматриваться и применяться в непротиворечивом единстве и взаимосвязи со статьями 6 и 41 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, закрепляющими гарантии права на справедливое разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом и права на справедливую компенсацию вреда, причиненного нарушением Конвенции или протоколов к ней. Поэтому оспариваемая заявительницей норма /пункта 2 статьи 16 указанного Закона/ не может служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в случаях, когда спор не разрешается по существу, а ущерб связан с незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, предоставлении истцу искаженной информации по гражданскому делу, необоснованном возложении на истца расходов по проведению судебной экспертизы и т.п.

Вместе с тем рассмотрение иска гражданина о возмещении вреда, причиненного при осуществлении правосудия, не должно сводиться к процедуре проверки законности и обоснованности уже состоявшегося судебного решения, т.е., как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, подменять существующий порядок пересмотра судебных решений, который осуществляется в специальных, установленных процессуальным законодательством процедурах - посредством рассмотрения дела в кассационной и надзорной инстанциях. Иной подход создавал бы возможность замены по выбору заинтересованного лица установленных процедур проверки судебных решений и проверки правосудности (законности и обоснованности) судебных актов вышестоящими инстанциями (Определение Конституционного Суда от 20 апреля 2001 года N 128-О; абзацы третий и четвертый пункта 2 мотивировочной части).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.36 (0.01 с.)