Святой оказался в затруднительном положении. «О чем мне просить? Я ничего не могу придумать, — ответил он. — Дайте мне то, чем сами хотите одарить меня: я приму все».



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Святой оказался в затруднительном положении. «О чем мне просить? Я ничего не могу придумать, — ответил он. — Дайте мне то, чем сами хотите одарить меня: я приму все».



«Мы дадим тебе силу. Одно твое прикосновение будет оживлять мертвых и исцелять страждущих», — сказали они.

«Хорошо, отличная помощь, — ответил святой. — Но как быть со мной? Я окажусь в большой опасности, ибо могу подумать, что это я сам исцеляю и воскрешаю. Если мое эго вернется вновь, я потеряюсь во тьме. Спасите меня, проявите сострадание, сделайте так, чтобы я не знал об этих чудесах».

И боги согласились: «Куда бы ни упала твоя тень, она будет исцелять и воскрешать».

«Хорошо, — кивнул святой. — А теперь окажите мне последнюю милость. Сделайте мою шею неподвижной, чтобы я не мог оглядываться на результаты деяний своей тени».

И милость была оказана. Шея святого стала неподвижной. Он ходил из города в город. Когда его тень касалась увядших цветов, те расцветали, но он уже уходил дальше, не имея возможности оглянуться. Он ничего не знал. Когда же святой умер и попал в рай, то поинтересовался у богов, принес ли пользу их дар, потому что сам он так и не узнал этого. Мне очень нравится эта легенда.

Когда происходит шактипат, это случается именно так — при помощи тени и окаменевшей шеи, Медиум, через которого течет Божественная энергия, должен быть полнейшей пустотой, совершенным вакуумом, иначе его голова может повернуться назад. Если сохраняется даже малейший намек на эго, всегда есть желание оглянуться, чтобы убедиться в результате. Как только это происходит, возникает ощущение «Я сделал это». Очень трудно избежать такого чувства.

Как только человек становится пустотой, тишиной, шакти­пат с легкостью происходит вокруг него — так с восходом солнца цветы раскрывают свои лепестки, так деревья питаются водами протекающей мимо реки. Но река никогда не утвержда­ет, что поит множество деревьев, будто только благодаря ней они так буйно зеленеют. Река даже не догадывается об этом. К моменту цветения деревьев вода, напоившая их корни, уже достигает океана. Разве есть у нее время, чтобы подождать и посмотреть? Невозможно оглянуться назад. Если переживание происходит при подобных условиях, оно имеет духовную цен­ность. Но когда присутствует эго, деятель, когда кто-то утвер­ждает, что он исполнитель, тогда это феномен психического порядка — это не более чем гипноз.

Существует ли возможность гипноза и иллюзии в Вашем новом методе Динамической медитации?

Со многими ничего не происходит; может, они на не­верном пути? Есть и, такие, с кем происходит множес­тво вещей; они на правильном пути? Может быть, и первые и вторые всего лишь притворщики?

Необходимо понять следующее. Гипноз — это наука, ее используют для внушения. Однако посредством гипноза можно оказать и существенную помощь. Наука — это всегда обоюдоострый меч.

С помощью атомной энергии на полях выращивают пшеницу; но она же при взрыве может снести с лица Земли все живое. Одновременно существуют обе возможности. Электрический ток дает жизнь всем электроприборам, необходимым для нашего удобства, но он же может и убить, однако никому даже в голову не придет перекладывать ответственность на него. Если эгоис­тическая личность пользуется гипнозом, то делает это с целью подавить, уничтожить и подчинить других. Но не исключено и противоположное.

Гипноз — это нейтральная энергия; это наука. Она может быть использована для вашего пробуждения, для внутреннего путешествия; но она же и углубляет ваши укоренившиеся иллюзии.

Используемый мной метод в начальной фазе является гипнозом, но к этому добавляется существенный элемент, защи­щающий вас от гипнотического воздействия: это свидетельствование. Наблюдение. В этом заключается единственное отличие гипноза от медитации, но отличие это огромнейшее. Под воз­действием гипноза вы становитесь бессознательными, неосоз­нанными. Только в таком состоянии с вами можно работать, вами можно управлять. Однако подчеркиваю, что в медитации гипноз полезен, но только при условии, что вы остаетесь наблюдателем. Тогда вы сохраняете бдительность и алертность вы все время знаете, что происходит. Тогда невозможно ничего предпринять против вашей воли; вы постоянно присутствуете. В состоянии гипноза посредством внушения вас делают бессоз­нательным, но при помощи внушения можно и прорвать, разбить вашу неосознанность.

Поэтому начальные шаги того, что я называю медитацией, скорее относятся к области гипноза; иначе и быть не может, ибо любое путешествие к себе начинается от ума. Вы живете в уме; это место, где вы находитесь, поэтому путешествие начинается отсюда. Но это путешествие может быть двух видов: либо вы будете кружиться в пределах своего ума, подобно вращающему жернов быку, который не в состоянии вырваться из замкнутого круга; либо путешествие может привести вас на вершину ума, откуда вы сможете совершить прыжок. В обоих случаях началь­ные шаги должны быть предприняты в сфере ума. Таким образом, начальные стадии гипноза и медитации совпадают, но конечные стадии различны, как и сами цели. Различен и базовый, основной элемент. Гипноз немедленно требует бессоз­нательности, сна; следовательно, его воздействие начинается со сна, а затем уже происходит все остальное. В медитации же все начинается с пробуждения, а затем акцент переносится на состояние постоянного наблюдения. Свидетель внутри вас про­бужден, бдителен, поэтому никакое постороннее воздействие не может причинить вам вред, И помните: вы остаетесь, абсолютно осознанны к тому, что происходит внутри вас.

Теперь что касается разницы между теми, с кем что-то происходит, и с теми, с кем ничего не происходит. У людей, с которыми ничего не происходит, более слабая сила воли. Они испуганы. Они боятся даже того, что это может случиться! Как странно устроен человек! Они решились медитировать; они пришли для того, чтобы медитация произошла, но теперь боятся, что она может действительно случиться. Когда они видят, что с другими что-то происходит, то думают, уж не подстроено ли все. Таково их средство защиты. Они говорят: «Мы не настолько слабы, чтобы на нас оказывалось влияние. Бедные, слабые людишки». Таким образом, они удовлетворяют свое эго, не зная, что такие мощные процессы не могут происходить со слабыми людьми. Им также не известно, что это может произойти только с умными и смышлеными.

Идиота невозможно загипнотизировать, как и приобщить к медитации. Точно так же невозможно повлиять на безумца. Чем более чувствителен человек, тем легче он поддается гипнозу. Чем он слабее развит и менее чувствителен, тем больше понадобится времени, чтобы загипнотизировать его. Как можно рационально объяснить отсутствие умственных способностей, силы воли и чувствительности? В свою защиту можно сказать: «Кажется, эти люди — притворщики. Они слабы, глупы и подвержены влиянию со стороны».

Недавно у меня был разговор с пожилым, образованным мужчиной — бывшим врачом. Он подошел ко мне на третий день медитационной группы со словами: «Я хочу попросить у вас прощения за то, что погрешил против истины».

«Что случилось?»— поинтересовался я.

Он ответил: «В первый день у меня возникло ощущение, что все вы сговорились и устроили это шоу, а среди нас оказалось несколько слабоумных, которые слепо следовали за вашими сподвижниками. Тогда я сказал себе, что стоит подождать второго занятия. На следующий день я увидел, что двое или трое моих друзей — тоже врачи — полностью участвуют в медитационном эксперименте. Я отправился к ним и сказал: «Не может быть, чтобы вас заранее подготовили или подговорили. Происходило ли с вами что-то на самом деле или вы притворялись?»

Они ответили: «Разве была нужда притворяться? До вче­рашнего дня мы тоже так считали, но сегодня это произошло с нами».

Затем, вечером третьего дня, когда это произошло и с ним, старый человек подошел ко мне с извинениями. Он сказал: «Сегодня это случилось и со мной, теперь все мои подозрения развеялись. Я подозревал в сговоре и своих приятелей-врачей. В наши дни не знаешь, чего можно ожидать от людей. А вдруг они заключили сделку? Конечно, я знаю своих коллег, но кто может поручиться — не поддались ли они вашему гипнотическому воздействию? Однако сегодня это случилось и со мной. Когда я вернулся домой, мой младший брат, тоже врач, поин­тересовался: «Как шоу? Почувствовал ли хоть что-нибудь?» И я ответил: «Прости, брат, теперь я не могу назвать это шоу. Два дня я тоже подшучивал над происходящим, но сегодня это случилось и со мной. Я не в претензии по отношению к тебе, потому что до сегодняшнего дня тоже был скептиком». Старик еще раз извинился за негативные мысли.

Вот к каким средствам защиты мы прибегаем. Те, с кем ничего не происходит, найдут способ защитить свое эго. Но между теми, с кем уже что-то происходит, и теми, кто пока ничего не испытал, дистанция очень мала. Просто вторым не хватает целеустремленности. Если человек собирается с сила­ми, призывая на помощь мужество, самоотверженность и жела­ние, отбрасывая все амбиции, переживание обязательно придет.

Сегодня ко мне подошла женщина. Пытаясь скрыть смуще­ние, она сообщила, что ей позвонил друг, сказавший следу­ющее: «Во время таких медитационных практик некоторые срывают с себя одежду и вообще делают странные, неподобаю­щие вещи. Разве может леди из порядочной семьи принимать в этом участие?»

Некоторые питают иллюзии по поводу своей принадлежнос­ти к так называемому приличному обществу, относя других к выходцам из «неблагородных» семей. Все это опять-таки сред­ство защиты. Женщина, считающая, что она принадлежит к порядочной семье, упустит шанс, заточив себя в домашних стенах. Если ее беспокоит нагота другого, значит, она не из благородной семьи. Какое отношение имеет она к наготе дру­гого?

Наш ум скор на выдумки странных извинений. Он твердит: «Все это грязь и хаос, такого не может случиться со мной. Я не слаб, у меня сильный ум». Будь это так, будь вы умным и сильным, переживание уже произошло бы с вами.

Отличительной чертой интеллигента является то, что он не делает выводов прежде, чем не попробует нечто сам. Он никогда не объявит ложным то, что делают другие. Он скажет: «Кто я такой, чтобы судить других, относить их переживания к истин­ному или ложному?» Кто вы, чтобы решать, ошибается ли другой человек? Подобные неверные решения приносят множес­тво проблем.

Люди не поверили, что нечто свершилось с Иисусом; иначе они не кричали бы: «Распни Его!» Они считали Его речи более опасными, чем преступления Вараввы. Люди не закидали бы камнями Махавиру, если бы не считали, что своей наготой он вносит смуту. Они сказали бы, что ничего не случилось с Махавирой.

По какому праву, на каком основании мы смеем решать, что происходит внутри у нашего собрата? Интеллигентный, разумный человек не станет выражать свое мнение, пока не попробует сам. Если со мной ничего не происходит, я должен выяснить, правильно ли выполняю рекомендации. Если я отдаюсь происходящему не в полную силу, то как со мной может произойти что-то?



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; просмотров: 84; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.207.230.188 (0.009 с.)