Анализ логической структуры текстов рассуждений. Приемы их построения



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Анализ логической структуры текстов рассуждений. Приемы их построения



 

Проанализируйте приведённые ниже рассуждения, составьте их план, выделив основные смысловые блоки, охарактеризуйте смысловые и синтаксические связи между частями рассуждений и авторские приёмы, помогающие привлечь и активизировать внимание читателей.

 

Сейчас, в конце XX и в начале XXI века, нравственное достоинство нации куда важнее достоинств физических, и при этом совершенно ясно, что нравственные достоинства народа, нации в основном те же, что и у отдельных людей: высокая культура во всём, уважение к слабым и малым, умение уступать место старикам и женщинам, терпимость к другим, забота о семье, а следо­вательно, и к близким в чужих краях.

Первые же вопросы, с которыми иностранные деятели обращаются к деятелям русской культуры за рубежом – в Италии, во Франции, касаются состояния культуры в нашей стране. Каждый понимает, что иметь своим соседом уверенный в себе, высококультурный и морально сильный народ важнее, чем неуверенный, нервно хватающийся за оружие (в том числе и атомное), озабоченный только экономической самостоятельностью, да при этом ещё за счёт соседей.

...Как высота горного хребта определяется высотой его вершин, а не глубиной его ущелий и пропастей, так и культура России – не в поведении отдельных её опустившихся граждан, а в том, что у нас не может быть отнято, и что накоплено тысячелетием: Пушкиным, Достоевским, Толстым, Чеховым, нашей духовной музыкой, нашими композиторами – Глинкой, Чайковским, Мусоргским, Римским-Корсаковым, Рахманиновым, Прокофьевым; нашими настенными росписями и иконами, Александром Ивановым, Нестеровым, Серовым, Малевичем; в науке – Ломоносовым, Лобачевским, Менделеевым, Вернадским, Александром Веселовским, Шахматовым, Павловым; а в театре – Шаляпиным и Станиславским, Карсавиной, Улановой, Нижинским, Дудинской... И в религиозной сфере – Сергием Радонежским, Серафимом Саровским, оптинскими старцами. Разве не в этом и подобном наше национальное достоинство? Этого богатства не лишат нас самые наглые контрабандисты. И именно на это наследие нам необходимо опираться, если мы хотим сохранить своё ведущее положение на востоке Европы.

И о русском языке мы должны помнить и гордиться им. Русский язык – это не только средство общения, это ещё и хранилище духовной культуры, её сгущение до алгебраической полноты. Сфера русского языка – это не только гигантский запас слов, но и богатство значений этих слов, обилие идеоматических выражений, выражений, возникших на литературной, церковной, философской, научной, фольклорной основе. Я обо всём этом говорю не из бахвальства. Нам необходимо, крайне необходимо знать наши богатства, наши ценности, гордиться ими, чтобы лучше их сохранять, не стесняясь наших нынешних рубищ.

Итак, культура! Вот о чём мы обязаны прежде всего думать, заботясь о нашем будущем.*

 

* * *

С чего краеведение начинается? Этим началом можно считать первый шаг человека за порог дома. Улица, огород, палисадник – уже целый мир. И этот мир стремительно расширяется, рождая много вопросов и много ответов для растущего человека.

За мещёрским селом Санское мы встретили двух ребятишек, одолевших на велосипедах немаленький путь. На древнее русло реки они приехали разыскать рога туров, которые будто бы тут попадались в рыбацкие сети. Оказалось, в Санском о рогах даже никто не слыхал. Но огорченья у двух запыленных, по пояс голых подростков мы не заметили.

От простого туриста («поглядел и ушёл») краеведа отличает пытливость, он не просто ходит, он что-то узнаёт, ищет (ведает!). Бывает, что степень осведомлённости краеведа, авторитет его так велики, что люди науки к нему обращаются за советом и помощью. Бывает, краевед вступает в интереснейший спор с учёными. Уже несколько лет я слежу за поиском человека, поставившим под сомненье всеми признанный путь князя Игоря с войском до роковой встречи с половцами. Краевед считает, что битва состоялась не там, где привыкли считать, и готовит этому доказательство.

Чётких границ между наукой и «любительским краеведением» не существует. Я знаю человека, который всю жизнь посвятил разыскиванию камней с древними знаками (он называет их «следовики»). Краевед исходил едва ли не всю европейскую часть России, составил карту находок, имеет своё представление о природе камней с письменами... Есть краевед-ботаник, восстановивший карту растений на бывшем когда-то целинном, а ныне распаханном поле Куликовом...

Назовём, наконец, большого учёного-краеведа (тоже уроженец Рязанской губернии!) Петра Петровича Семёнова-Тян-Шаньского. К простой фамилии «Семёнов» слово «Тян-Шаньский» прибавлено за большие заслуги в большом путешествии со множеством разных открытий. Но учёный известен был также как «главный краевед государства». Под его руководством был издан замечательный труд – десять томов, с любопытным названием: «Россия – полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей». Это удивительное и по объёму, и по богатству приведённых в нём фактов издание читаешь едва ли не с большим вниманием, чем самый интересный роман. История, география, этнография, статистика, памятники старины, примечательности природы, масса важнейших подробностей жизни и быта людей, справочный материал, названия даже маленьких поселений с указанием их родословной, их положения на местности, экономики – всё находишь в этой удивительной книге!..*

 

* * *

Расцвет математики в заканчивающемся столетии сменяется теперь тенденцией к подавлению науки и научного образования общественностью и правительствами большинства стран мира. Похожая ситуация имела место в истории эллинистической культуры, разрушенной римлянами, которых интересовал лишь конечный результат, полезный для военного дела, мореплавания и архитектуры. «Американизация» общества, которую мы наблюдаем сейчас в большинстве стран, может привести к такому же уничтожению науки и культуры современного человечества.

Лиз – студентка, изучающая историю искусства в Гарварде. На уроке французского языка её спросили, была ли она во Франции («Да»), в Париже («Да»), видела ли собор Парижской Бого­матери («Да»), понравился ли он ей («Нет!!!»). «Почему?» – спросил преподаватель. «Он такой старый», – ответила Лиз.

Математика сейчас, как и два тысячелетия назад, – первый кандидат на уничтожение. Компьютерная революция позволяет заменить образованных рабов невежественными. Правительства всех стран начали исключать математические науки из программ средней школы.

Биологический факультет университета в Геттингене попросил математиков прочесть своим студентам курс теории чисел. Математики поначалу были озадачены этим предложением, а затем обнаружили, что под теорией чисел биологи понимали сложение простых дробей. Многие геттингенские и американские студенты предпочитают складывать числители с числителями и знаменатели со знаменателями: 1/3 + 1/2 = 2/5.

Российское правительство пытается довести преподавание математики в российских средних школах до американских стандартов. Проект состоит в том, чтобы вдвое уменьшить число часов на математику, используя высвободившееся время для обучения мальчиков коневодству, а девочек – макраме.

Французское министерство образования, науки и технологии предполагает втрое сократить школьные учебники математики. Если учесть взрывной рост всевозможных псевдонаук (вроде астрологии) во многих странах, можно ожидать в грядущем столетии наступления новой эры обскурантизма, подобной средневековью.

Нынешний расцвет науки может смениться необратимым спадом (подобным тому, который произошёл с живописью после итальянского Возрождения).*

 

 

Сравните два рассуждения, посвящённые одной проблеме. Автор первого – психолог, популяризатор научных знаний, второго – литератор. Сопоставьте приёмы построения рассуждений, формы выражения авторской позиции.

 

Азбука любви проста, как всякая азбука: любовь растёт, если она подкрепляется радостью. Талант в любви состоит в искусстве приносить радость другому, и этому искусству человек дол­жен обучаться с самого детства. Поэтому и обнаружена поразительная закономерность: дети, выросшие в атмосфере любви, как правило, реже разводятся, у них семьи более счастливые. Но ис­кусству любить человек должен учиться всю жизнь. Ведь сколько у объекта любви потребностей, столько и путей причинить ему радость. Вместе с тем столько же и способов причинить ему боль. Бескорыстное и искусное «принесение» радости другому – вот подлинная пища любви.

В любви можно выделить две стороны: способность любить другого и способность быть объектом любви, то есть быть любимым. Очень часты страдания и конфликты оттого, что любов­ные действия одного не находят отклика у другого, в отсутствии эмоциональной реакции со стороны объекта любви. Представьте на минуту, что вы нажали на выключатель, а свет не горит, поднесли ложку ко рту, а суп вылился, повернули ключ в замке, а дверь не открывается, обратились с вопросом, а в ответ молчат... Может ли выдержать человек такой эмоциональный стресс? Уметь откликаться на любовь – это важная наука.

 

* * *

Каждое время несёт новые песни, однако во веки веков новое, если посмотреть пристально, видимыми и незримыми нитями, путами, узами связано с тем, что было вчера и давно. И каждое поколение, входя во взрослую жизнь, прежде всего задаётся вопросом любви. Что это непонятное начинает жечь сердце? Отчего вдруг все мысли и поступки стали подчиняться желанию и велению одного, вчера ещё не известного существа? Почему мир вокруг так сложен и суров? Зачем нет ответа на эту жгучую сердечную боль? И далее, далее – множество самых непредвиденных, разрешимых и неразрешимых вопросов. Эта пара у дерева – не она ли была здесь год назад, десять лет тому или в прошлом веке? О чём говорят, о чём молчат они – да всё об одном и том же, таком обычном и необыкновенном. Вряд ли в дни тревог и сомнений влюбленный юноша сегодняшнего дня пустится искать себе поддержку в старых трактатах о любви – плохо представляю себе такого юношу. А вот к поэту пойдёт, да и девушка счастлива внезапно ощутить прямую связь с кем-то неведомым прежде.

 

 

Рассмотрите, как построены рассуждения в приводимых фрагментах статей академика Л.В.Щербы. Определите их вид, охарактеризуйте приёмы изложения.

 

...Следующее, на что я позволю себе указать, это на важное значение умения писать, т. е. как выучиться писать хорошо, стилистически хорошо владеть писанием. К сожалению, до сих пор все учатся в большинстве случаев как бы ощупью, – талант есть, ну и пишут. А между тем очевидно, что тут должна быть сознательность, какое-то умение оценить. Вот я написал. Как это можно понять? Уметь оценить – это значит переставить слова, прибавить словечки. Всё ли это равно? Нет, не всё равно. Сознательное отношение к слову, к значению всяких языковых элементов – предпосылка хорошего, правильного владения стилем. Когда каждое слово на своём месте, то, что человек хотел сказать, может быть понято только в одном направлении и не может быть тол­кований ни вправо, ни влево. Это есть результат, это точный стиль, который является результатом сознательного отношения к слову, сознательного изучения разных оттенков.*

 

 

* * *

...Что грамотность есть механизм или, говоря проще, что чем грамотнее человек, тем меньше задумывается он над самым процессом письма, – это несомненная истина. Однако такая формула слишком проста для действительности. Если, например, я не буду думать над тем, что сейчас пишу, то, конечно навру и в употреблении ь в глаголах на -ся, и в употреблении префиксов и некоторых неударных окончаний, и во многих других случаях, не говоря уже о знаках препинания, механическое употребление которых ведёт иногда, как мы знаем из практики, к полной безграмотности. Значит, хотя идеалом и является механизация процесса письма, однако лишь до известного предела, за которым процесс письма всё же должен быть сознательным. Внимание должно задерживаться на некоторых формах языка, быстро их анализировать и соответственно решать ту или иную орфографическую задачу. Уже из этого следует, что механизация процесса письма никоим образом не даст абсолютной грамотности, и даже больше – она обязательно приведёт к полуграмотности, так как не создаст привычки при писании быстро анализировать языковые формы.**

 

 

Какие ошибки допущены при построении следующих рассуждений-доказательств? (Примеры заимствованы из книги: Уемов А.И. Задачи и упражнения по логике. М., 1961.)

 

Нужно писать грамотно потому, что грамотность определяет степень культурности человека: насколько человек грамотнее, точнее высказывает свои мысли, настолько он культурен; культура речи неразрывно связана с мышлением.

 

* * *

Грамотным должен быть каждый человек, потому что стыдно быть неграмотным.

 

* * *

Логика тесно связана с грамматикой. В самом деле не существует мыслей вне языковой оболочки. Для того, чтобы сообщить другому свою мысль, мы должны выразить её в языковой форме. И наоборот, всякое слово, всякая фраза выражает какую-то мысль. Всё это доказывает тесную связь логики с грамматикой.

 

 

Составьте рассуждение-доказательство, опровергающее выводы автора.

 

Знание иностранного языка подавляющему большинству людей не приносит никакой пользы. Оно складывается из уменья говорить, писать и читать. Но говорить и писать почти никому не приходится. Что же касается чтения, то по любому предмету на родном языке имеется такое количество литературы, которую перечитать почти невозможно. Что же касается беллетристики, то её лучше всего читать в переводах, так как кто же сможет перевести лучше квалифицированного переводчика?

 

 

Напишите рассуждение на одну из предложенных тем. Обоснуйте Вашу точку зрения.

 

1) Современная орфография нуждается в изменении.

2) Реформа правописания несвоевременна.

3) Отдельные правила орфографии и пунктуации должны быть уточнены.

 

 

Рассмотрите логическую структуру рассуждения, приёмы его построения, последовательность изложения. Оцените убедительность рассуждения. Отредактируйте текст.

 

На мой взгляд, порядочность – слово очень простое и понятное. Оно не нуждается ни в каких синонимах, смысл его ясен каждому, даже пятилетнему ребенку, и расшифровывать его как-то особо, думается, нет нужды.

А вот поговорить о том, легко или трудно сегодня быть порядочным человеком, стоит. Я думаю, безоговорочно можно утверждать, что легко тому, кого окружают тоже порядочные люди. Ну а поскольку установить всеобщую порядочность, по-моему, невозможно, то следует говорить о том, что и как должен делать каждый сознательный гражданин, чтобы вокруг него и рядом было как можно больше порядочных людей.

Я очень много думал над этим вопросом. С одной стороны, идеальной жизни на Земле никогда не было, нет и, очевидно, не будет. Но когда я встречаюсь с молодой аудиторией, я всегда говорю: «В разные времена жили разные люди: во времена инквизиции были инквизиторы, но в то же время были и Галилей, и Джордано Бруно, и великие живописцы, и даже великие писатели». Однако при прочих равных условиях, когда сегодня в кинотеатрах идут хорошие картины, по телевизору показывают интересные постановки, читаем мы все полезные и добрые книги, некоторые люди вырастают отпетыми негодяями, а другие всю жизнь свою проживают по-настоящему порядочными людьми. Понятно, что здесь действует старая истина, гласящая, что «в семье не без урода», однако одно дело – родиться с физическими недостатками и совсем другое – недостатки морально-нравственные, полученные в результате неправильного воспитания. А также самовоспитания, добавлю я.

Начинать воспитывать порядочность в человеке надо не в 25 лет. И не в 20. И даже не в 15, а в самом раннем возрасте, когда личность только формируется, когда в ней как бы программируется отношение человека к жизни. В самом общем, упрощённом виде проблема решается так: чем выше к человеку требования, тем больший запас порядочности он сохранит в себе, тем больше он сможет отдать хорошего и доброго окружающему его миру.

Однако я боюсь призывать к такой порядочности, которая обрекает человека на трудное, конфликтное существование, если непорядочный человек будет при этом преуспевать. В то же время мы не можем призывать и к негодяйству: «Ах, раз с тобой так, значит, и ты можешь поступать так...» Такое, с позволения сказать, «воспитание» ведёт только к порче личности. В последнее время я всё чаще стал замечать примеры такого воспитания. Как же можно призывать молодых людей быть порядочными, если некоторые взрослые сами сплошь и рядом ведут себя непорядочным образом: бросают семьи с детьми, напиваются пьяными, воруют, берут взятки, хитрят на глазах у всех — это все только коверкает наше молодое поколение.

Для меня, драматурга, это больной вопрос. Когда я пишу пьесу, я долго и мучительно об этом размышляю. Каждой своей пьесой я стараюсь бороться с проявлениями непорядочности, искоренять её из нашего общества, из наших людей.

 

 

Проанализируйте текст рассуждения. Оцените употребление терминов, сложных, синтаксических конструкций, характер суждений.

 

Общая информационная нагрузка, создаваемая движением всего информационного потока, зависит от различия априорного и апостериорного представлений коммуниканта о тексте. Преемственность основных жанрово-тематических атрибутов журналистского текста (в частности, соотношения объемов гетерогенной информации, способов информационно-текстового моделирования источников информации и т. д.) формирует тип текста данного жанра и тематики, что в свою очередь обеспечивает относительную устойчивость априорных представлений аудитории. Наличие или отсутствие в тексте журналистского произведения каких-либо типообразующих факторов (атрибутов), а также степень интенсивности их проявления, оказывают существенное влияние на характеристики апостериорного представления о тексте и тем самым изменяют информационную нагрузку в ту или иную сторону от типового уровня. В процессе пре­вращения типа текста в стереотип средняя для аудитории информационная нагрузка неизбежно падает, интерес к текстам такого типа значительно понижается.

Теоретическое исследование процессов создания журналистского текста не является самоцелью. Оно служит той базой, на которой может и должна быть разработана система практических рекомендаций по совершенствованию творческой лаборатории журналиста.

 

 

Какие требования логики нарушены в рассуждении?

 

Известно, что людям старшего возраста, потерявшим супруга в результате его смерти или развода, трудно справляться с теми домашними делами, которые тот раньше выполнял. Эта задача наиболее проблематична для мужчин. Ведь женщины и так всю жизнь выполняли обязанности хозяйки! Поэтому старым женщинам, разведённым или овдовевшим, одинокая жизнь причиняет обычно меньше неудобств. Они с головой уходят в хозяйство. «Трудолюбивой пчелке некогда печалиться», – заметил в «Поговорках ада» Вильям Блейк.

 

 

Оцените логику изложения и вывод, сделанный автором. Внесите необходимые композиционные и стилистические изменения.

 

Бойтесь аристократки, вскружившей голову простолюдину

 

Тони Тэрнер меньше всего ожидал, что его пылкая прямолинейная привязанность к Розе Тэрнер, дочери девятого по счёту графа Хардвига, завершится столь трагически.

Убийство высокородной супруги простолюдином, бывшим лесником по профессии, вознесённым матримониальными узами на вершину социальной иерархии, консервативно настроенная публика истолковала сообразно своим взглядам на жизнь: не найти лучшего доказательства несовместимости выходцев из разнополюсных общественных слоев, отличающихся друг от друга генеалогическим древом, застольными манерами и банковским счётом...

Семейные драмы, спровоцированные внезапно пробудившимся зовом аристократических предков, занимали многочисленную плеяду литераторов, родившихся в классовом британском обществе, и они посвятили теме «мезальянса» сотни страниц. – Вспомним хотя бы «Любовника леди Чаттерлей» Д.Г. Лоренса.

Если Тони Тэрнер в состоянии аффекта кинулся мстить за свои разбившиеся иллюзии, то Мальвину Паркеру хватило духу только для того, чтобы наложить на себя руки. Художник и деко­ратор, к тому же отец двух дочек, Паркер работал по подряду в доме Маргарет Остен, чей муж возглавлял крупную компанию. Бурный роман, развивавшийся в темпе фокстрота, заставил бедо­лагу сперва потерять голову, затем развестись. Когда же наступил неизбежный момент охлаждения и Маргарет не соглашалась взять развод, он приехал в курортный городок Брайтон, привязал кирпич на шею и отправился на дно морское.

Кстати, Тэрнер, осужденный на три с половиной года лишения свободы явился с повинной в полицию, сжимая в руке дневник своей неверной Розы, где эта леди исправно исповедывалась са­мой себе в прежних увлечениях на стороне.

Едва ли Роза одинока в этом грехе, приведшем к браку, заключённом не по расчёту, а скорее, в духе времени, словно дань господствующей моде. Дух равенства всех общественных прослоек привёл к повальным мезальянсам, и далеко не все из них выдержали испытание временем и различиями в воспитании, а значит, и в характерах.

Самой громкой историей стало замужество Кэтлин Пелхем-Клинтон-Хоуп, которая доводилась родной дочерью герцогу Норфолкскому. Она избрала своим суженым полицейского лондонской подземки. Эдвард Рейнолдс принял всё за чистую монету и испытал чувство ответственности за спасение души и тела леди Кэтлин, для чего предстал перед очами старого герцога и предупредил того, что его дщерь балуется наркотиками, вскоре после этого ходатайства их брак расторгли.

Не меньше кругов по воде пошло от разрыва в 1990 году между Джейн Фергюсон, сестрой герцогини Йоркской, и крестьянином Алексом Макимом, что владел собственным ранчо площа­дью в две с половиной тысячи гектаров на севере австралийского штата Новый Южный Уэльс. Дотошные газетчики подробно расписали, каких только мук не претерпела бедная Джейн в убогом жилище, где крыша протекала, удобства были во дворе, а стены украшали пулевые отверстия, оставленные Алексом после охоты на змей. Маленькой хозяйкой большого ранчо она не стала, равно как и мамой – её двоих детей суд оставил на попечении отца-фермера.

Нет правил без исключений, и голубая кровь не всегда мешает прекрасной даме построить храм семейного счастья с садовником или шофёром своего титулованного папы. Пример Марины Огилви, дочери принцессы Александры и сэра Энгуса Огилви, поучителен – её союз с фотографом Полом Моватом удостоился бы высших баллов на конкурсе «Совет да любовь».

Намного прочнее цепи Гименея, что связывают джентльменов с уличными продавщицами фиалок в Ковент-гарден, что мог бы проиллюстрировать и Бернард Шоу в своём «Пигмалионе», если бы захотел превратить свою пьесу в сценарий для Голливуда с обязательным хеппи-эндом. Это сделали за него. В фильме «Моя прекрасная леди» профессор Хиггинс и Элиза Дулитл предстают в финальной сцене почти идеальной парой.

Статистика подкрепляет этот вывод: женщины лучше акклиматизируются в новой среде, быстрее находят для себя нишу, становятся вровень со своим партнёром, а следовательно перестают быть зависимыми.

 

 

Уточните построение рассуждения. Отредактируйте текст.

 

Профессиональный портрет в социальном интерьере

 

Учительский труд сложен и многогранен, он подобен причудливому узору, сотканному из множества разнообразных нитей. Судите сами.

Профессия педагога – самая распространённая профессия квалифицированного труда: в нашей стране их более 3 млн., и около половины из них – школьные учителя. Неудивительно, что из числа школьных педагогов вышло немало крупных политических и общественных деятелей страны, а о «прекрасных половинах» государственных и политических мужей и говорить не при­ходится. Учительский корпус постоянно растёт: во второй половине XX века количество учителей на планете увеличилось более чем в два раза.

Несмотря на очевидную массовость, характер педагогической профессии предъявляет к человеку высочайшие требования. Вот только некоторые из них.

Во-первых, профессия школьного учителя наряду с профессиями авиадиспетчера, пожарного или спасателя входит в десятку профессий риска по эмоциональным нагрузкам. Это связано с тем, что в силу особенностей детской психики ребенок в первую очередь воспринимает и усваивает эмоционально окрашенную информацию. А это требует от учителя постоянной экспрессии, что резко повышает не только физическую, но и психическую нагрузку. Педагог обязан вести детей за собой, быть лидером и при этом управлять классом, т. е. быть ещё и менеджером.

Как видим, школьный преподаватель должен быть высоким профессионалом в своей конкретной предметной области. Только в этом случае он может сосредоточиться не на содержании, а на «аранжировке» этого содержания и организации деятельности детей на уроке.

Во-вторых, дети органически не приемлют фальшь и мгновенно улавливают её. Поэтому собственное поведение учителя должно всегда соответствовать тем требованиям, которые он предъявляет к своим ученикам.

Формируя у ребят определённые ценностные ориентиры и установки, нацеливая их на добро, честность и справедливость, учитель постоянно испытывает противодействие самой жизни вне школы, а подчас и внутри её. Естественно, дети видят этот «разрыв» между тем, что есть, и тем, что должно быть. И единственным средством убеждения детей и нейтрализации того нега­тивного, что ребенок видит и слышит в жизни, может быть только личность учителя.

Но сделать это педагог может только в том случае, если он по-настоящему любит и уважает ребёнка, т. е. имплицитно признаёт его права и достоинства. Как показывает жизнь, ребёнка не всегда легко любить даже дома, сидя в мягких тапочках на диване. Социологические данные неумолимы: собственные, плоть от плоти чада нередко вызывают агрессию со стороны родителей.

Таким образом, учитель – педагог, мудрец, актёр, дипломат, психолог и друг в одном лице. Одновременно требовательный и доброжелательный.

Таков в идеале профессиональный портрет обычного школьного учителя. Бесспорно, не каждый из них соответствует идеалу, не каждый обладает требуемыми чертами характера и способностями, не каждому по плечу такая «ноша».

В ситуации экономического кризиса семья оказывается плохим помощником учителю: большинство родителей вынуждены все силы и время тратить на поиски заработков и работы. Да и те папы и мамы, которые хотели бы помочь ребёнку, просто не способны «одолеть» новые учебные программы и справиться с требованиями, предъявляемыми к их детям. В результате школьный учитель часто остаётся один на один с учеником. Ему мало кто помогает, детьми занимается только школа, государство практически сняло с себя всю ответственность: нет больше бесплатных спортивных секций, клубов, дворцов пионеров, шефов... При этом совершенно естественно, что заменить семью учитель и школа не могут и не должны.

Мы стоим у критической черты, за которой не только «социальный интерьер», но и последствия так называемой демократизации образования грозят размыть и уничтожить «профессиональный портрет» учителя и тем самым оставить общество без будущего... Это не пафос и не паника, это констатация факта. Сегодня России, как никогда, нужна государственная программа в отношении учителя, которая позволила бы скорректировать неизбежные издержки реформирования системы образования, предпринятого на гребне демократической эйфории.

 

 

Проанализируйте логическую структуру рецензии, последовательность её частей, логичность изложения. Определите вид рассуждения. Сформулируйте Ваши вопросы к автору. Предложите свой вариант заголовка. Проведите литературную обработку текста.

 

На запасном пути

М. Пташук собрал в фильме «Наш бронепоезд» великолепную актёрскую компанию – М. Ульянов, А. Филиппенко, А. Петренко, В. Гостюхин. И, по-моему, есть смысл поговорить о том, что внесли эти актёры в фильм, поскольку каждый из них в определённом смысле больше, чем просто актёр, исполнитель: не умаляя роли постановщика, думаю, можно сказать, что они являются режиссёрами своих ролей. В этом качестве и нужно трактовать сделанное ими.

Итак, Кузнецов (Вл. Гостюхин) в результате случайной встречи убеждается, что он вовсе не человек безупречной репутации, каким всю жизнь привык себя считать, а личность крайне сомнительная – после войны, командуя подразделением лагерной охраны, дал приказ стрелять по безоружным заключённым. Это не забыто, и один из уцелевших бросает ему в лицо обвинение. Надо сказать, что у Кузнецова и так совесть нечиста – во всяком случае об этом эпизоде он до сих пор не говорил никому, даже жене и сыну. Значит, по крайней мере, он не гордится этим. Но хочет доказать, что был прав. Вообще-то доказать это невозможно, поскольку убивающий безоружного всегда виноват, в любых обстоятельствах виноват. И сознание собственной вины всё-таки подспудно сидит в нём – иначе не бил бы собственного сына, и коллегу в цехе тоже не бил бы. И не пытался бы так судорожно оправдаться, разыскать свидетелей и стараться обернуть их слова в свою пользу. Чувствует, чувствует он свою вину – и в то же время хочет, чтобы его оправдали...

И отправляется искать старых знакомых. Один из них, Петров, к которому он попадает первым (А. Филиппенко), даже чем-то обязан Кузнецову (именно в те годы), так что, вероятно, не случайно Кузнецов начинает именно с него. И сидят они за накрытым столом вдвоём и вспоминают прошлое. Петров, хмелея на глазах, рассуждает обо всём на свете – о том, что он руководит вещанием на Западную Африку, хотя ему неизвестно, есть ли там радиоприёмники и слышит ли его хоть кто-нибудь. А ответ на вопрос, интересующий Кузнецова, забалтывает, отчасти потому, что ответить ему нечего: живёт себе ни в чём в таком не обвинённый – и ладно. И разговор кончается тем, что пьяный Петров валится в постель...

Героя Петренко Кузнецов находит в музее – тот служит там чем-то вроде завхоза, вполне подходящая должность, учитывая его прошлое. Он, как говорится, ничего не забыл и ничему не научился – исходит злобой, порой почти заговариваясь от избытка темперамента среди музейных экспонатов – и сам порой напоминает экспонат времён недавнего прошлого. Кузнецову остаётся только бежать, и он понимает, что если такие люди за него, то он виноват. Просыпается чувство вины – невысказанное, но жгущее.

И всё-таки Кузнецов сопротивляется, всё-таки целая жизнь прожита с сознанием, что жил честно.

Надо сказать, что действие фильма разворачивается в самые что ни на есть застойные времена, так что автор сценария Е. Григорьев писал его, как говорится, в стол, то есть писал, думая лишь об одном – о жизненной правде и не очень размышляя о том, насколько все это «проходимо». Притчевый сюжет тщательно замаскирован, и получилась обыкновенная психологическая драма, где характеры строго мотивированы, фабула разворачивается последовательно и центр тяжести картины приходится на актёрские работы. Причём благодаря очень хорошим актёрам фильм идёт по нарастающей – после персонажа Филиппенко Кузнецов встречается с человеком, которого играет А. Петренко, а потом – с Иваном Саввичем в исполнении Ульянова. Дело не в том, что А. Филиппенко играет хуже других (это не так), но в том, что персонажи, сыгранные А. Петренко и особенно М. Ульяновым, гораздо более весомы. И страшны.

Ещё один кадр – катит по подмосковной дороге машина, вылезает из неё Кузнецов и входит в чей-то дом. Из-за забора, через штакетник – цепкий взгляд Ивана Саввича, потом приехавшего впускают. Иван Саввич – пенсионер. Когда-то служил вместе с Кузнецовым, даже был его начальником (в лагере), а теперь – на заслуженном отдыхе. Хорошо сохранился, крепок, завёл хозяйство – всё у него своё, не покупное, даже кактусы есть; коллекцию он с некоторой гордостью демонстрирует Кузнецову с указанием точных цен на каждый экземпляр. И комнаты у него отлично обставлены, и овчарка имеется, правда, староватая, ещё с тех, лагерных, времён с ним, но не бросать же старого друга. И вот, смачно хрустя огурцом, Иван Саввич излагает Кузнецову свою точку зрения на вещи. Он выражает недовольство Сталиным — за то, что не воспитал себе приемника – наследника, так сказать. А вообще Иван Саввич смотрит на будущее довольно оптимистически – считает, что время для таких, как он, настанет скоро. И слова, ставшие названием фильма, принадлежат ему, это он говорит, что «наш бронепоезд стоит на запасном пути», и надеется, что этот бронепоезд скоро вырвется на главную магистраль. А Кузнецову от этого «ободряющего» разговора совсем тошно, как от встречи с лагерной овчаркой.

И вот финал: пьяный скандал в ресторане в День Победы... милиция... и, спасаясь от неё, Кузнецов прыгает в пролёт лестницы.

Этот финал потрясает при всей его неожиданности. Но, впрочем, неожиданность эта только кажущаяся. Потому что Кузнецов старался, конечно, отыскать доказательства своей правоты, но не смог сделать этого. Прежде всего потому, что нет и не может быть таких доказательств. И он подсознательно чувствовал это, потому и метался, и дрался, и шумел. Только поняли мы это в самом конце фильма, уж очень живым человек казался, упорным и цельным.

Вот такой фильм, вот такая драма... Е. Григорьев и М. Пташук сделали его, проявив в равной мере психологическую точность и способность к состраданию, показав и неизбежность финала, и сожаление о герое, потому что когда погибает человек, его всегда жаль, и такой финал – может быть, единственный способ пожалеть о Кузнецове.

И ещё об одном хотелось бы сказать в заключение. Многие реплики, произнесённые в фильме героями А. Филиппенко, Михаила Ульянова, можно слышать и сейчас, причём произносятся они абсолютно серьёзно и даже с пафосом. Так вот фильм говорит о том, что время мыслей, высказанных в них, безвозвратно прошло. И чем скорее это станет ясно всем – тем лучше. На это направлен, этому служит прекрасный фильм «Наш бронепоезд».

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.017 с.)