Основы политики сбережения народа



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Основы политики сбережения народа



Очевидно, что в жизни цивилизованного общества проблемы демографии не носят исключительно биологического и индивидуально-психологического характера, но переплетены с проблемами общекультурного характера. Это означает, что кризис в России носит общекультурный характер, вследствие чего он выражается во всех сферах жизни общества. По своему существу общекультурный кризис проявляется в неспособности общества к эффективной самоорганизации и к решению управленческих задач, как в жизни отдельного человека (неспособность управлять своей жизнью и достигать определенных целей), так и в аспекте рассмотрения жизни социальной системы (или совокупности всех живущих ныне людей).

При подходе к рассмотрению сути кризиса и выходу из него как задачи управления – определение взаимосвязанных и взаимовлияющих сторон жизни общества представляется наиболее перспективным. Это же касается и главного вопроса жизни общества – его демографической устойчивости, то есть развития в преемственности поколений в гармонии с окружающей средой.

В современный политический лексикон вошел такой термин, как «демографическая политика». Его возникновение подразумевает: эпоха «стихийного» (не контролируемого) воспроизводства населения в этих обществах если и не завершилась, то стоит вопрос о том, чтобы положить ей конец. И один из вопросов заключается в том, в чьей власти реально находится демографическая политика, которая может быть и средством демографической агрессии, чему пример история Косово в последние 50–60 лет, и средством обеспечения демографической устойчивости общества и его государства.

Политика демографической устойчивости общества и его государства включает в себя три взаимосвязанных части:

1. определенность демографической политики, обеспечивающей в преемственности поколений рождение и воспитание здоровых людей в количествах, которые допускает устойчивость биоценозов (экология) в регионах проживания и ведения хозяйственной деятельности;

2. экономическое обеспечение избранной демографической политики, поскольку без него самая наилучшая демографическая политика в технически обусловленной цивилизации останется пустыми словами;

3. общекультурная политика, под воздействием которой формируются и экономические теории, и человеческие качества людей обоих полов, и характер нравственности и этики, связывающих всех людей в единый организм общества.

 

Последняя часть является предопределяющим по отношению к первым двум, поскольку и первая, и вторая части реально осуществимой политики демографической устойчивости общества и его государства обусловлены развитием культуры этого общества в целом. А общекультурная политика фактически предопределяет человеческие качества подрастающих поколений.

В самом же воздействии общекультурной политики на все части жизни, включая и экономику, решающую роль играют скорость выявления, осознания и определения жизненно значимых для общества и человечества в целом противоречий, путей и средств их решения. Если же проблемы не выявлены, то и решение их невозможно. В связи с этим еще раз повторим высказывание Т. К. Честертона: «Не в том дело, что люди не могут увидеть решение, дело в том, что они обычно не могут увидеть проблему».

Для определения демографической политики государства необходимо ответить на такие вопросы: в чем суть государства как общественного института? В чем состоит отдача института семьи обществу помимо ее чисто биологической роли – воспроизводство новых поколений? Какой тип семьи дает обществу наивысшую отдачу?

Учет объективных законов развития и совмещение с ними задач демографической политики позволит при последовательном проведении ее в жизнь разрешить все текущие противоречия и обеспечить его устойчивое развитие в преемственности поколений.

В противном случае мы можем получить окончательное уничтожение общества.

Очевидно, что в историческом прошлом и обозримой перспективе жизнь цивилизованного общества представляет собой взаимодействие института семьи и института государственности. Это взаимодействие протекает в диапазоне от варианта, когда государственность поддерживает институт семьи, а институт семьи предоставляет институту государственности поддерживающих его граждан, – до варианта, когда институт государственности и институт семьи сталкиваются с проблемами, которые они создают друг другу, в результате чего общество впадает в кризис. В этом взаимодействии функции обоих общественных институтов взаимно связаны и зависимы.

Государственность – это система управления на профессиональной основе делами общественной в целом значимости, как на местах, так и в масштабах общества в целом. Все остальное, что известно на протяжении истории о государствах, – либо конкретика выражения этой функции государственности, либо культурно-исторически обусловленные «сопутствующие эффекты», возникающие при выполнении этой функции людьми, входящими в состав государственного аппарата и тех социальных групп, из которых выходят чиновники государства.

Семья – это не столько «ячейка общества», сколько «зернышко». Множество таких «зернышек» в настоящем взращивает будущее этого общества и его государства, по существу, программирует будущее.

Как известно, в состав технически цивилизованных современных общественных систем входят разные типы семей. И каждый из типов семей вносит свой вклад в программирование будущего, отличающийся от вклада в программирование будущего семьями иных типов. Поэтому важно понять, какие типы семей какое качество жизни общества программируют. На этой основе можно определиться с тем, программы каких типов нежелательны, поскольку носят объективно более или менее ярко выраженный антисоциальный и антибиосферный характер, а также программы каких типов не создают проблем, решение которых возлагается на остальное общество и биосферу Земли.

При таком подходе мы увидим, что на одном полюсе распределения всего множества реальных семей по типам будет «индивид со своим чемоданом», а на другом полюсе – семья трех и более поколений, проживающих в общем для них жилище и ведущих одно домашнее хозяйство. Между этими полюсами расположится еще несколько типов семей: семьи двух поколений – родители и подрастающие дети; неполные семьи с детьми, в которых дети растут без одного из родителей; бездетные разнополые пары, которые в силу разных причин на протяжении многих лет, а то и десятилетий существуют вдвоем без детей. Кроме того, в каждом из названных типов семей может быть более или менее значительная доля люмпенизированных семей, предпочитающих паразитический образ жизни.

Есть множество работ по психологии, которые показывают, что в неполных семьях полноценное личностное становление в процессе взросления ребенка в большинстве случаев не обеспечивается. Причем это происходит не только в силу экономических причин, когда родитель-одиночка вынужден много работать и потому уделяет ребенку времени меньше, нежели это необходимо. Дело в том, что воспитание большей частью не носит назидательно-приказного характера, а протекает незаметно исподволь в обычной жизни семьи, когда ребенок перенимает образцы поведения взрослых. Об этом Ф. Г. Раневская в роли мачехи в фильме «Золушка» высказалась очень ярко: «И вообще, Золушка, я тебя люблю гораздо больше своих дочерей: им я не делаю ни одного замечания, а тебя воспитываю с утра до вечера!»

При этом надо понимать, что способы восприятия и действия у мужчины и женщины – различны, кроме того, есть и особенности возрастной психологии. Поэтому ребенку, для того чтобы стать полноценным представителем своего пола, есть что перенять на будущее и от папы, и от мамы, и от дедушек, и от бабушек. А для того, чтобы это свершилось, несколько поколений одной семьи должны быть в постоянном неформальном общении. Это и объясняет хорошо известный факт, что воспитание в детских коллективах не может быть альтернативой воспитанию в семье, поскольку в детских домах та же проблема, что и в неполных семьях – дефицит общения детей со взрослыми.

По сути, это означает, что если семье типа «индивид с чемоданом» в обществе комфортно, то на каждую такую «семью» будет приходиться несколько неполных семей и несколько детей в детских домах. И эти дети, став со временем взрослыми, будут неизбежно в чем-то ущербны в сопоставлении с теми, кто вырос в нравственно-этически здоровых семьях нескольких поколений.

Кроме того, спустя несколько десятилетий «индивиды с чемоданом» постареют, утратят здоровье и работоспособность, и перед обществом встанет вопрос обеспечения их одинокой старости в форме «патроната по месту жительства», либо в форме «домов престарелых». Это ляжет на общество и государство дополнительным экономическим и психологическим бременем.

Но и в период активной жизни те, кто отнесены к типу семей «индивид с чемоданом», создают множество проблем для окружающих своей более ярко выраженной антисоциальностью поведения, проявляющейся в самых разных формах, от эгоистичной беззаботности до уголовных преступлений. Человек, живущий в семье, не только менее склонен к антисоциальному поведению, но и в некоторой степени сдерживается семейными узами, конечно, если это не люмпенизированная «семья».

Если это видеть и понимать, то кризис обществ Запада имеет в своей основе культ индивидуализма на протяжении многих поколений. Одна из форм этого культа – борьба за «права человека», которой не сопутствует борьба за исполнение человеческого долга перед обществом всяким, кому общество предоставляет права.

С другой стороны, тип семьи «семья трех и более поколений, живущих в общем жилище на основе общего хозяйства», если семья нравственно-этически здорова, обеспечивает наиболее полноценное воспитание детей, поскольку в процессе личностного развития ребенок видит все предстоящие ему возрастные периоды и не лишен общением со взрослыми (по крайней мере, в случае экономической благоустроенности жизни общества), вследствие чего перенимает от них все необходимые для его взрослой жизни навыки поведения и более успешно развивается. Господство такого типа семьи освобождает общество и от массовой проблемы одинокой старости. Такая семья создает и меньшую нагрузку на экономику (а через нее и на экологию) за счет других факторов, поскольку многие вещи и услуги семье нужны в количестве экземпляров, меньшем, чем количество людей в ее составе, а приверженность людей к домашнему уюту и сохранению духа семьи сдерживает гонку потребления.

По сути, сказанное означает, что для устойчивости общества в преемственности поколений тип семьи трех и более поколений наиболее предпочтителен. Тип семьи двух поколений (взрослые родители и подрастающие дети) может сопутствовать в жизни нравственно-этически здорового общества семьям трех и более поколений, если семьи трех и более поколений многодетные. И если это допускает плотность населения в регионе проживания и нагрузка на биоценозы, то с течением времени семьи этого типа должны становиться семьями трех и более поколений.

Весомость в статистике общества типов семьи «индивид с чемоданом», «неполные семьи», «бездетные на протяжении многих лет пары» – показатель нездоровья общества. Это не означает, что семей этих типов в здоровом обществе не может быть. Их наличие в силу разного рода биологических причин, стечения социальных обстоятельств, личностной неспособности устроить свою судьбу – неизбежно. Но они не должны массово возникать в результате беззаботности взрослых людей по отношению друг к другу и к детям. В социальной статистике нравственно-этически здорового общества их доля должна быть на уровне погрешности съема статистических данных. То же касается и люмпенизированных «семей», «семей» гомосексуалистов.

Второй вопрос при выработке демографической политики – это вопрос о допустимом соотношении долей городского и сельского населения и о динамике изменения этого соотношения в процессе общественного развития. По существу это вопрос об объективных ограничениях на численность населения, которое может быть занято вне сельскохозяйственного производства, поскольку вне сельскохозяйственного производства без нарушения принципа экономической самодостаточности общества и его продовольственной безопасности может быть занято людей не больше, чем может прокормить сельскохозяйственное производство этого общества.

С этим же вопросом связан и вопрос о воспроизводстве населения в городах и в сельской местности. Этот вопрос недопустимо игнорировать, поскольку современный город, во многом представляя собой искусственную среду обитания, – мощнейший фактор мутагенного воздействия на организмы представителей всех биологических видов, включая и человека. Причем хромосомный аппарат человека раз в 50 чувствительнее к воздействию мутагенных факторов, нежели хромосомный аппарат пресловутой мушки дрозофилы.

Многие мутации, мягко говоря, не полезны для телесного и психического здоровья будущих поколений. И потому прежде, чем цивилизация сможет избавить города от угнетающего генетику и потенциал здоровья их населения влияния, необходимо компенсировать в масштабах общества мутагенное воздействие города через приток здоровых генов из негородской среды обитания. Если один из представителей брачной пары вырос на природе, то в парном хромосомном наборе ребенка действие пораженных мутациями генов в большинстве случаев подавляется здоровым парным геном. До того времени, когда город станет биологически благоприятной средой обитания, необходимо, чтобы постоянная миграция молодежи, рожденной в биологически более здоровой сельской местности, в города поддерживала здоровье городского населения. Для этого рождаемость в сельской местности должна быть выше уровня, необходимого для поддержания неизменной его численности, а в крупных городах – промышленных, научных и культурных центрах – естественный прирост населения должен быть ниже уровня, необходимого для поддержания планируемой численности их населения.

Для того чтобы этот процесс не порождал конфликтов между коренным населением городов и пришлым, необходимо обеспечивать единство нравственно-этических стандартов в субкультурах городского и сельского населения и добиваться одинаково высоких реальных стандартов получения обязательного образования и доступности носителей общенациональной культуры. Кроме того, желательна программа по сокращению численности населения городов-мегаполисов до 200–300 тыс. человек. При превышении допустимого уровня численности населения города, живущие в нем люди полностью отрываются от природной среды, что влечет за собой как падение показателей телесного и психического здоровья населения, так и падение экологической культуры и культуры государственности в целом.

Кроме того, в основе успешного развития общества лежат два взаимосвязанных качества организации жизни – наивысшая эффективность государственного управления в деле выявления проблем и их решения и воплощение в жизни творческого потенциала общества как средства решения противоречий общественного развития.

И то, и другое требует, чтобы сколь угодно высокое образование было доступно каждому члену этого общества без каких-либо изъятий; основой для кадровой базы сферы государственного управления и так называемых «престижных» отраслей деятельности должно быть все общество, а не «элитаризовавшиеся» в нем те или иные социальные группы, а тем более не многочисленные кланы. Причина этого в том, что талант родителей не наследуется генетически детьми и внуками, и никакое образование не в состоянии заменить талант.

Вследствие этого на исторически продолжительных интервалах времени сословно-кастовые социальные системы, в которых нарушение этих принципов доводится до предела, проигрывают демократиям, и эти проигрыши тем сильнее, чем последовательнее демократии в проведении этих принципов в жизнь. Одно из последних проявлений такого рода нарушений – застой в СССР и семейно-клановые принципы подбора кадров в постсоветской России.

Так, сосредоточенность научно-исследовательских и конструкторских организаций общесоюзного значения в городах-миллионниках лишило науку и технику развития и притока талантливой молодежи с периферии, вследствие чего производство новых научно-технических идей существенно сократилось. Воспроизводство кадрового состава разнородной власти в СССР в этот период на «элитарно-клановой» основе было одним из факторов бюрократизации власти, лишившим ее способности вникать в существо проблем жизни общества в целом и специализированных отраслей деятельности.

Учитывая вышесказанное, демографическая политика устойчивого развития общества должна исходить из следующих принципов:

● обеспечение получения сколь угодно высокого образования всеми вне зависимости от происхождения;

● кадровой базой сферы государственного управления и науки должно быть все общество, а не «элитарные» кланы;

● государство должно поддерживать семьи трех и более поколений, которые живут в общем жилище на основе общего хозяйства, и семьи двух поколений, стимулируя всеми средствами этот жизненный уклад в качестве господствующего в обществе;

● государство должно выработать систему мер для обеспечения по возможности полноценного личностного становления детей, растущих в неполных семьях, и детей, оставшихся без попечения родственников; в перспективе оба эти социальных явления необходимо свести к минимуму, обусловленному несчастными случаями, а не распространенностью в обществе порочных нравственности и этики;

● государство должно выработать и проводить систему мер по предотвращению люмпенизации населения, социальной реабилитации семей, ставших на путь люмпенизации, и беспощадного подавления и изоляции необратимо люмпенизированного населения.

 

При этом надо понимать, что даже наилучшая демографическая политика останется пустыми словами, если она не будет подкреплена соответствующей экономической политикой государственности этого общества. Но самих по себе экономических теорий, даже если они управленчески состоятельны, недостаточно для обеспечения благоденствия общества. Кроме них, необходима Концепция, определенная модель, идеал жизни общества, на воплощение которого в жизнь должны работать экономические знания и государственность, реализующая их в политике. Только на основе единой Концепции возможны постановка и решение задач по гарантированному экономическому обеспечению демографической политики устойчивого развития в преемственности поколений.

Однако, как было показано ранее, исторически сложившиеся в экономической науке подходы не ориентированы на реализацию собственных идеалов жизни общества, не обеспечивают решения этих задач. При таком положении дел в экономической науке приверженцы ведения хозяйственной деятельности на плановой основе и приверженцы ее рыночной саморегуляции бесплодно на протяжении десятилетий спорят друг с другом. Но теоретическое бесплодие их споров на практике не было бесплодным для конкурирующих с нашей страной транснациональных корпораций. Сначала оно вылилось в «застой» последних десятилетий СССР, организованный «плановиками», а потом – в хозяйственную катастрофу 1990-х годов, организованную «рыночниками». Практика показала, что рыночный механизм хотя и способен к некоторой регуляции спроса, предложений и инвестиций, но не способен к целеполаганию и к контролю за достижением интересов большинства граждан.

Для решения задачи организации функционирования народного хозяйства – экономики государства в режиме, удовлетворяющем большинство населения, необходим иной подход, качественно отличный от ныне господствующего счетно-финансового подхода, принятого нашей исторически сложившейся экономической наукой. Это целостный подход к решению социальных задач, который взаимоувязывает управленческий, организационно-технологический и экономический подходы.

Основы этого подхода изложены в литературе (Ефимов В. А. «Основы экономического обеспечения демографической политики устойчивого развития». СПб.: Изд-во «СЗАГС», 2007. 184 с). Суть его заключается в следующем.

Организация всякого процесса управления требует выявления некоего определенного набора параметров, характеризующего течение управляемого процесса, который был бы объективным интегральным индикатором ошибок управления в смысле независимости от чьего-либо субъективизма. И прейскурант цен, интерпретируемый в задачах организации управления хозяйством в государстве в качестве вектора ошибки, является как раз таким объективным интегральным индикатором ошибок общественного самоуправления, отраженных в финансово-экономической сфере. Именно вследствие этого недопустимо все цены задавать директивно на уровне внутригосударственной технологической интеграции так, как это было в СССР. Однако и при свободном ценообразовании управленчески необходимы некоторые исключения из этого принципа, не говоря уже об отслеживании ценовых пропорций различных отраслей. Государство должно директивно устанавливать цены на товары и услуги, задающие базу прейскуранта, то есть на те товары и услуги, цена которых входит в себестоимость любого другого товара и услуги и с неизбежностью задает инфляционные процессы (энергоносители, тарифы естественных монополий, ставки кредитования, тарифы на пользование инфраструктурами, налоги и некоторые другие). При фиксированной базе прейскуранта снижение цен на все прочие товары характеризует повышение качества управления и является одним из инструментов управления воспроизводством трудового потенциала.

Если исходить из того, что производство ведется ради потребления в гарантированно достаточных объемах, то цена на всякий продукт управленчески функционально – не более чем ограничитель беспрепятственного потребления платежеспособностью. Людей интересуют реальные спектры производства и потребления, порождаемые этой системой государственного управления как целостностью, а не рост валового национального продукта в текущих ценах.

Конкурентоспособный работник не должен влачить жалкое существование, если в непропорционально низких ценах на его продукцию (по отношению к продукции иных отраслей) заложены ошибки самоуправления общества в целом, как это происходит, к примеру, с аграрным сектором. В связи с этим возникает необходимость иного взгляда на природу дотаций и субсидий.

Дотации представляют собой внутрикорпоративные или государственные выплаты производителям определенных видов продукции, производство которой в определенных объемах необходимо, но при сложившемся прейскуранте нерентабельно или малорентабельно. Цель дотаций – устранить последствия системных ошибок на уровне микроэкономического управления.

Под субсидиями следует понимать внутрикорпоративные или государственные выплаты потребителям определенных видов продукции, если корпорация или государство находит потребление именно этих видов продукции общественно полезным и предпочтительным, а потенциальный потребитель обладает недостаточной доходностью для того, чтобы оплачивать потребление этих видов продукции на основе самофинансирования.

Дотации и субсидии должны рассматриваться не как «милостыня неудачникам», а как естественное и обязательное средство управления порогами рентабельности производства в отраслях и регионах, инструмент удовлетворения первоочередных жизненно важных потребностей населения, обеспечивающий предпосылки для его воспроизводства.

Устойчивое решение демографических проблем в преемственности поколений увязано с проблемой удовлетворения демографически обусловленных потребностей населения, с ориентацией производственно-потребительской системы на решение этой стержневой задачи. Процесс демографически устойчивого управления общественной системой в общем виде предлагается начинать с демографического прогноза и с формирования на его основе прогноза изменяющихся во времени демографически обусловленных потребностей. Исходя из этого, может быть выполнен расчет необходимых объемов продукции каждой из N отраслей. На этом основании прокладывается экономический курс, то есть план и N-мерная траектория реального движения производственно-потребительской системы как объекта управления, который следует с контролируемой ошибкой в N-мерном пространстве тех параметров, которыми описывается процесс управления.

Существующие на сегодняшний день математический аппарат и работоспособные алгоритмы управления нуждаются лишь в модификации их для пространства контрольных параметров размерности N, а также в метрологически состоятельной макро– и микроэкономической интерпретации входящих в алгоритмы параметров и переменных.

Специалисты военно-промышленного комплекса (ВПК) с начала 1950-х годов для случая трехмерного пространства неоднократно заказывали решения таких задач математикам для нужд противовоздушной, противоракетной, противолодочной обороны и иных задач вывода средств поражения на движущуюся цель в кратчайшее время и, при необходимости, последующее ее устойчивое ближнее сопровождение с вероятностно предопределенным успехом (то есть заранее известной вероятностью поражения цели, определяющей качество управления средствами поражения). Это говорит о том, что математический аппарат и работоспособные алгоритмы где-то лежат уже в готовом виде и нуждаются лишь в модификации их для пространства контрольных параметров размерности N.

Долгосрочный план общественно-экономического развития в своем математическом выражении предстает как хронологически преемственная последовательность межотраслевых балансов продуктообмена, которая и должна быть объектом оптимизации долгосрочного плана в развиваемом нами подходе. В качестве критерия оптимизации хронологически преемственной последовательности межотраслевых балансов можно выбрать минимум количества производственных циклов, в течение которых плановый спектр производства достигает прогнозных значений потребностей общества в продукции по демографически обусловленному спектру потребностей.

Методом последовательных приближений на основе метода динамического программирования может быть найдено искомое количество производственных циклов и хронологически преемственная последовательность межотраслевых плановых балансов, исчерпывающая нехватку продукции по демографически обусловленному спектру потребностей, отвечающая избранному критерию оптимизации.

При таком подходе к проектированию хронологически преемственной последовательности межотраслевых балансов вектором управляющего воздействия является спектр инвестиционных вложений на каждом из производственных циклов, целесообразно ориентированный на получение определенного прироста спектра валовых мощностей на текущем и на последующих производственных циклах.

После того как в производственно-потребительской системе достигнут спектр производственных мощностей, позволяющий гарантировать удовлетворение демографически обусловленных потребностей общества, этот интеграционный комплекс переходит в новый режим управления, в котором интегральной целью управления становится не скорейшее исчерпание дефицита продукции по демографически обусловленному спектру потребностей, как на предыдущем этапе, а недопущение возникновения такого рода дефицита продукции в будущем при минимальных затратах ресурсов, поддержании и наращивании стандарта экологической безопасности общества. То есть по достижении производством уровней демографически обусловленной достаточности должна измениться не только интегральная цель управления системой производства, но и критерии оптимизации хронологически преемственной последовательности межотраслевых балансов.

Описанный выше подход к построению системы планирования и интеграции ее в систему общественного самоуправления требует согласованной работы специалистов разных отраслей науки, не говоря уже о большом объеме достоверной информации, сбор которой необходим для обеспечения функционирования системы, и большом объеме вычислений в процессе разработки и оптимизации долгосрочных планов и создания на их основе краткосрочных, более детально проработанных планов.

Весь комплекс проведенных нами исследований дает основания утверждать, что методологически правильная постановка проблемы и методов ее разрешения в сфере стратегического управления экономическими и социально-трудовыми сферами общественно-экономического развития открывает возможности не только избежать многих неприятностей в будущем, но и преодолеть последствия прошлых ошибок, заблуждений и злоупотреблений.


 

Глава 21



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.015 с.)