Общая характеристика средней и поздней




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Общая характеристика средней и поздней



Э. Эриксон, анализируя среднюю зрелость как седьмую стадию человечес­кой жизни, считал ее центральной на всем жизненном пути человека. Развитие личности в это время продолжается во многом благодаря влиянию со стороны детей, молодого поколения, которое подтверж­дает субъективное ощущение своей нужности другим. Двумя сферами, оказывающими наибольшее влияние на личностное развитие и удовлетворенность собой в средней зрелости, являются профессиональная деятельность и семейная жизнь.

Во взрослом возрасте потребность в труде становится основной жизненной потребностью, определяющей круг смежных потребностей — в общественном признании и престиже, в самовыражении, в удовлетворении материальных потребностей и личностных запросов, в утверждении собственной индивидуальности и т.д. К.А. Абульханова-Славская описывает четыре типа идентификации в профессии:

1. идентификация происходит через выбор профессии, максимально отвечающей, близкой к характерис­тикам личности (например, если личность склон­ная к риску, то выбирается профессия, связанная с работой в трудных условиях, опасностью для жизни).

2. идентификация с профессией такова, что она дает возможность движения личности в профессии, по ступеням служебной лестницы и ступеням мас­терства.

3. движение в профессии осуществляется через развертывание, развитие и совершенствование качеств и способностей личности, которые в момент выбора профессии находились в потенциальном состоянии.

4. совпадение с профессией обусловлено не только наличными способностя­ми, но и творческой активностью личности в целом.

В любой профессиональной деятельности для взрослого человека важно ее непрерывное осуществление; особенно это важно для твор­ческих профессий. Сбои и срывы, неуспех, длительные паузы снижают мотивацию, и человек может даже вообще «отучиться» работать.

Выделяют несколько типовых вариантов трудового пути:

1. Горизонтальный тип, когда продвижение работника основывается на постепенном повышении квалификации по одной специальности (например, повышение разряда, квалификации и т.п.);

2. Вертикальный тип, при котором продвижение работника строится по должностному признаку (например, рабочий становится мастером, начальником смены, затем - заместителем начальника цеха, затем – начальником цеха, затем директором завода);

3. Ступенчатый тип, который совмещает горизонтальное и вертикальное продвижение (например, учитель, став завучем, а после – директором школы, продолжает вести уроки; или директор завода, достигнув высшей точки данного направления карьеры, начинает политическую карьеру).

Хотя, как утверждает великий классик литературы Л.Н. Толстой, все несчастливые семьи несчастливы по-своему, можно выделить ряд типичных ситуаций, в которых возможность развития «кризиса семьи» наиболее вероятна. К «нормативным» психосоциальным стрессам, воздействию которых подвергаются на раз­личных этапах своего существования большинство семей, относятся следующие события.

Прежде всего это само вступление в брак. Проза повседневной семейной жизни заставляет молодоженов снять «розовые очки», через которые они видели друг друга в «фазе привлечения».

С рождением ребенка во многих молодых семьях возникает ситуация «напряженного треугольника»: мужья нередко воспринимают ситуацию так, как будто ребенок «отнял у них внимание и заботу жены».

С появлением двух и более детей к этому добавляется так называемое «сиблинговое соперничество», когда каж­дый из детей бессознательно или осознанно тянет «одеяло» родительской заботы и внимания на себя.

С помещением ребенка в детский сад и школу возни­кает проблема распределения обязанностей родителей по отношению к ребенку. Если стирка пеленок и уход за младенцем традиционно считается «женским делом», то по мере взросления ребенка возрастает воспитательная роль отца, к чему, однако, не все отцы оказываются мо­рально готовыми.

При вступлении детей в «бунтарский» подростковый возраст группа сверстников как бы оспаривает роди­тельские авторитет и власть, при этом изменение ценно­стных ориентации детей приходится на возраст «пере­оценки ценностей» самих родителей.

Следующим «критическим этапом» в жизни семьи является профессиональная ориентация подростков. Связано это как с увеличением сложности получения образования в условиях экономического спада и возрастания конкуренции в обществе, так и с тем фактом, что родители зачастую представляют будущее своих детей, исходя из собственных чаяний, опасений и несбывшихся надежд. Эти родительские проекции могут оказаться и путеводной нитью, и прокрустовым ложем, в которое молодой человек должен вписаться, исходя из семейной традиции или из соображений «престижности» без учета его личностных особенностей.

Выход супругов на пенсию — один из заключительных этапов развития семейных отношений. Особенно тяжел он для людей с лидерскими наклонностями, привыкших отождествлять себя со своей профессиональной ролью. Если они не находят для себя подходящего замещающего занятия (уход за внуками; дача и т.д.), этот этап чреват возникновением чувства неудовлетворенности жизнью, ощущения собственной бесполезности, что (на фоне осознания, что ничего уже не изменить) приводит к формированию состояния, разно и точно названного известным отечественным психологом

Помимо «нормативных» стрессов, общих для большинства современных семей, многие семьи на различных стадиях своего существования подвергаются воздействию таких психосоциальных стрессоров, как вынужденное переселение, безработица, болезни и т. д.

Производительность (генеративность) и порождение (продолже­ние рода) как главные характеристики личности на этой стадии реа­лизуются в заботе о воспитании нового поколения, в продуктивной трудовой деятельности и в индивидуальном творчестве. По Э. Эриксону, зрелый человек нуждается в том, чтобы быть нуж­ным; зрелость нуждается в руководстве и поощрении со стороны моло­дых, о которых необходимо заботиться. При этом, естественно, речь идет не только о собственных детях.

Со взрослостью принято связывать такие новые личностные характеристики, как: 1) умение брать на себя ответственность; 2) стремление к власти и организаторские способности; 3) способность к эмоциональной и интеллектуальной поддержке других; 4) уверенность в себе и целеустремленность; 5) склонность к философским обобщениям; 6) защита системы собственных принципов и жизненных ценностей; способность сопротивляться проблемам реальности с помощью развитой воли; 7) формирование индивидуального жизненного стиля; 8) стремление оказывать влияние на мир и «отдавать» индивидуальный опыт молодому поколению; 9) реализм, трезвость в оценках и чувство «сделанности» жизни; 10) стабилизация системы социальных ролей и др.

Современная старость отличается от старости в древности или в средние века, и осознание современным человеком старения и ста­рости — другие. Средняя продолжительность жизни в бронзовом веке, по-видимому, не превышала 18—20 лет, а во времена Римской империи — 23 года; в средние века она поднялась до 35 лет, в XIX в. достигла 44 лет, а уже в 70-е гг. XX в. — 68—72 лет. Канули в Лету представления о возрасте 50—60 лет как о старости и немощности, смертность в этом возрасте упала даже по сравнению с концом XVIII в. почти в 4 раза. В наше время реальные возможности жить простираются в среднем до 70 лет, а лимит трудоспособности значительно опережает дату старости в большинстве высокоразви­тых стран. Современному человеку очень трудно почти 25 лет своей жизни осознать как период угасания, распада, ненужности и т.д.

Хотя старение и неизбежный биологический факт, тем не менее культурная среда, в которой оно происходит, оказывает на него влияние. Старинная французская пословица — «Каждый стареет так, как он жил» — намечает лишь одну из тенденций, присущих пожилому и преклонному возрасту. Она не отражает иных закономерностей этого возрастного периода. В действительности старости присущ свой лик, роднящий доселе несхожих людей. Сюда относится и некото­рая эгоцентричностъ, и медлительность в принятии решений, влеку­щих за собой серьезные изменения в жизни, и особая недоверчивость. Считается, что выход на пенсию является как бы разделяющей чертой между возрастом активных действий, здоровья и бодрости и периодом старости, когда активность сменяется пассивностью, жизнь превращается в борьбу за здоровье, интересы становятся уже — жизнь течет по типу «семейно-бытовых картинок».

Изменения хода развития в геронтогенезе во многом зависят от степени зрелости человека как личности и субъекта деятельности. Огромную роль здесь играют образование, полученное на предыду­щих возрастных этапах, так как оно способствует сохранности вер­бальных, умственных и мнемических функций до глубокой старо­сти, и род занятий. Лица пенсионного возраста характеризуются высокой сохранностью тех функций, которые выступали у них в качестве ведущего фактора профессиональной деятельности. Так, у людей, занятых интеллектуальным трудом, не изменяются запас слов и общая эрудиция; у пожилых инженеров сохраняются многие не­вербальные функции; старые бухгалтеры выполняют тесты на ско­рость и точность арифметических действий так же хорошо, как и молодые. Интересно, что водители, моряки, летчики до старости сохраняют остроту и поле зрения, интенсивность цветоощущения, ночное зрение, глубинный глазомер, а те, у кого основу професси­ональной деятельности составляло восприятие не дальнего, а ближ­него пространства (механики, чертежники, швеи), прогрессивно теряли зрение к старости. Это объясняется итогом аккумуляции пре­жнего опыта зрительно-моторной координации. Те функции, кото­рые являются главными компонентами трудоспособности, сенсиби­лизируются в процессе трудовой деятельности.

Особое значение имеет осуществление пожилыми людьми твор­ческой деятельности. Результаты изучения биографий творческих лич­ностей показывают, что их продуктивность и работоспособность не снижаются в позднем онтогенезе в разных сферах науки и искусства. После 70 лет успешно работали такие ученые, как П. Ламарк, К. Лаплас, Г. Га­лилей, И. Кант, А. Гумбольдт (его «Космос» написан в период с 76 до 89 лет), И. П. Павлов (его «Двадцатилетний опыт» написан в 73 года, а «Лекции о работе больших полушарий головного мозга» — в 77 лет), писатели В. Гюго, С. Вольтер Б. Шоу, В. Гете (вторая часть «Фауста» написана, когда ему было уже к 80, и именно к этой фазе жизни относится его знаменитое высказывание: «Ребенок — реалист, юноша — идеалист, мужчина — скептик и старик — мистик»), Л. Н. Толстой (в пери­од написания «Воскресения» ему 71 год, «Живого трупа» — 72, а «Хаджи-Мурата» — 76), художники Микеланджело (писал до 79 лет), К. Мане (до 86), О. Ренуар (до 78) Эль Греко (до 73). По преданию, японский художник Хокусай сказал, что все созданное им до 73 лет, ничего не стоит, его художественная карьера началась только после этого. Тициан создал свои самые захватывающие полотна почти в возрасте ста лет. Верди, Рихард Штраус, Шютц, Сибелиус и многие другие композиторы работа­ли до 80 лет и создавали в этом возрасте чуть ли не самую волнующую музыку.

К числу характерных особенностей творческих людей относится широта их инте­ресов — активность творческой личности выходит за пределы семейных и узкопро­фессиональных интересов и выражается в участии в общественной и педагогической деятельности. Примером в этом плане может служить жизнь Рабиндраната Тагора (1861—1941), творчеству и деятельности которого присуши разнообразие, динамич­ность, поиски нового, исключительно строгое отношение к себе, огромная работо­способность и отсутствие стереотипов в системе мировоззрения. Он писал стихи, пьесы, романы, повести и рассказы; был искусствоведом, педагогом и политическим деятелем; после 60 лет он занялся живописью и написал ряд замечательных полотен. Исследователь его биографии и литературного творчества М.Д. Александрова выделя­ет три пика продуктивности — 34, 49 и 69 лет.

Еще одна существенная черта творческих личностей состоит в специфике мотива­ции их деятельности. Американские исследователи Д. Пельц и Ф. Эндрюс отмечают, что спад продуктивности труда выражен слабее у тех научных работников, которым присущи внутренняя мотивированность, большой интерес непосредственно к самой работе, к процессу творчества. Важной чертой творческих людей являются целеуст­ремленность, направленность на реализацию своих творческих планов и новых идей, желание достигнуть поставленной цели подчас даже в ущерб здоровью. Их направ­ленность на воплощение своих замыслов отличается огромной побудительной силой, вовлекающей в деятельность других людей. Именно поэтому научные и творческие школы создаются и возглавляются по большей части пожилыми людьми.

Одним из любопытных феноменов старости являются неожидан­ные вспышки творческих способностей. Так, в 50-х гг. XXв. газеты всего мира обошла сенсация: 80-летняя Грандма Мозес начала писать оригинальные художественные полотна, и ее выставки имели громад­ный успех у публики. Многие старики последовали ее примеру, не всегда с таким же успехом, но всегда — с большим личностным выиг­рышем. Для любого социума специальной задачей является организа­ция времени жизни стареющих поколений. Во всем мире этому служат не только службы социальной помощи (хосписы и приюты для пре­старелых), но и специально создаваемые социальные институты об­разования взрослых, новые формы досуга и новая культура семейных отношений, системы организации свободного времени стареющих, но здоровых людей (путешествия, клубы по интересам и т.д.).

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.236.140 (0.011 с.)