ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Часть 5. Захват вселенной (на пути).



Фрагмент 161

556. Посвящается Братцу Лису

Странным было то, что он не узнал меня по телефону. Ко всему прочему, по его голосу можно было судить, что он либо обкурился травки, либо обпился водки, либо и то, и другое вместе взятое. Когда же Братец Лис соизволил меня узнать, то стал как-то странно запинаться и, временами, говорить о себе в третьем лице. Выглядело это примерно так:

– Понимаешь, э-э, гм… Лисеныш, э-э… как говорит гм, гм, Братец Лис, э-э… то есть как я говорю, хе-хе… Гм, гхм!

У меня создалось впечатление, что на том конце провода сидит не совсем Братец Лис… А может и совсем не Братец Лис!

Обрадованный возможностью пообщаться с неизвестным существом, я назначил ему встречу.

557. – Помнится в далеком прошлом или будущем, но, в принципе, не важно когда, мы с тобой, Лис, неплохо намяли бока этому типу где-то на Курской дуге, – сказал Иосиф Виссарионович, наяривая салат с лососем. Под «Киндзмараули» салатик шел неплохо или «Киндзмараули» под него…

Адольфус рассмеялся и сказал:

– Зато мы с Лисом чуть не захватили твою первую столицу и основательно обложили вторую.

– Да, признаюсь, было дело. Неслабо вы мне тогда перья пощипали, – ответил усатый-носастый. – Но в итоге мы с Черным все же взяли твою столицу, Адольфик!

Веселые ребята, черт возьми! Надо им вот что заявить:

– Правда, дорогие мои, я был причиной вашей смерти. Честно говорю – сам руку прикладывал.

Гитлер со Сталиным переглянулись, а потом хихикнули.

– Вот так всегда! Думаешь – он за тебя, а оказывается, что только за себя, – пробурчал Адольф.

– А, кстати, Черный, как она? – спросил Сталин.

– Кто?

– Как это «кто»? Она. Прабабка твоя, Смерть которая.

– Ах, Иосиф! Несчастная старушка никак не может умереть. Мучается все жизнью, бедняжка.

– Предлагаю тост, – сказал Гитлер, разливая вино. – За смерть Смерти!

Тут мы немного поспорили. Я считал смерть Смерти крайне невыгодным делом. Если мы хренируем сказку, и Смерть умрет, то больше никто не будет умирать. Произойдет мощный всплеск рождаемости (ведь Жизнь осталась одна, без Смерти), глобальное перенаселение, голод, убийства, от которых никто не умирает, ядерные войны, в результате которых все остаются живы. Смерти никак нельзя умирать!

Сосо Джугашвили робко заметил, что ей можно позволить умереть, но на короткое локально-сказочное время. Потом старушка оживет и начнет собирать обильный урожай расплодившегося человечества.

– Нет, нет и нет! – решительно заявил Гитлер. – И не надо, Лис, вынашивать планы глобальной стерилизации населения. Я знаю, что говорю.

– Ну? – мы с Иосифом были нетерпеливы.

Фрагмент 162

558. – Дело в том, что у меня есть замена. Подумайте сами – старуха – она ведь старая, некрасивая, неэстэтично выглядит…

– Да, это точно. Немолода уже, – согласился автор.

– К тому же от нее наверняка пахнет… Пахнет?

– Не знаю, Адольф, я как-то не принюхивался… и, вообще, давно уже у нее не был. Последний раз говорил по телефону, а он запахи пока не передает, – выставил массу оправданий я.

– Значит пахнет. Коса у старухи, скорее всего, заржавела и не очень пригодна для основного занятия Смерти. К чему я клоню? К тому, что на примете есть молодая девушка (лет семнадцать), красивая, не курит, пьет в меру…

– Девственница? – задал Иосиф шибко интересный вопрос.

– Моя любовница, – ответил Гитлер.

– А как же Ева Браун? – вырвалось у меня.

– Это одна из ее ипостасей. Так что? Пьем за смерть старой Смерти и за жизнь новой?

Мы согласились, что за такое действительно можно выпить.

Вопрос был решен. Новый хренир вступал в действие.

559. Baby,

I wanna be loved

K-k-kiss me tonight! – спела Эля за утренним чаем.

Я исполнил ее просьбу, хотя было отнюдь не “tonight”, но обращать внимание на такие мелочи…

560. Братец Лис или то, что там было вместо него, как всегда опоздал. Это точно было «оно», хотя бы потому, что опоздало ненамного, в отличие от Братца Лиса – он-то опаздывает серьезно.

Я и раньше знал, что Братец Лис существует, так сказать, в двойном экземпляре. Сейчас я как раз повстречал второго Братца Лиса, который и не Братец Лис вовсе. Он просто выглядит как Братец Лис. Временами живет там же.

Дубликат братца сказал мне, что тот куда-то уехал и будет через несколько дней. Говорил сей монстр в своей манере – запинаясь и хмыкая.

– Хм, хм, Лисистый, э-э-э… думаю, тебя уже ждет гхм… обед, – сказал он, когда мы подходили к его дому.

Обед оказался простой, но обильный. Я хорошо поел. Подметил еще одну странность – дубликат налил мне кофе в бумажный стакан из-под кока-колы, тогда как Братец Лис всегда наливал в чашку. Гхм! Скоро сам начну говорить в манере э-э-э… дубликата.

Фрагмент 163

561. Дубликаты – непонятные существа… Они все инопланетного происхождения, и поэтому, им порой трудно адаптироваться к земным условиям.

Скромно поев (в отличие от меня-то!), дубликат признался мне, что происходит из местечка под названием Энью. По-земному времени в 1783 году он встретил там меня в отделе планирования родителей для земной жизни. Энью даже и не планета вовсе, а, как объяснило существо, некое межпланетное образование, состоящее из нескольких слоев и очень трудное для понимания.

Допивая второй стакан кофе из уже начавшей расклеиваться емкости, я поинтересовался своими занятиями в том отделе планирования. Дубликат ответил, что Иерархи Энью готовили меня для будущей жизни в земных условиях, в частности подбирали родителей.

Я нагловато заметил, что у этих Иерархов напрочь отсутствует вкус – то, что они мне «подобрали» могли бы оставить для кого-нибудь другого.

Эньюанин в ответ промолчал.

Многие мои вопросы существо оставляло без ответа. Так оно не ответило, где сейчас находится Братец Лис.

562. Я завел разговор на давно интересующую меня тему – телекинез. В принципе, мне было все тут известно. Просто хотелось услышать точку зрения дубликата. Еще я знал, что Братец Лис сам частенько применяет телекинез. Но у него это сводится к одному – приходя ко мне в гости, он звонит в дверь еще только поднимаясь по лестнице или из лифта.

Дубликат промолчал, но рядом с моей ногой, под столом что-то упало. Это оказались листы бумаги, лежавшие там в каком-то хламе. Я к ним не прикасался.

563. После обеда попросил у дубликата бумагу и ручку – хотел оставить Братцу Лису письмо.

Едва я начал писать, магнитофон, ранее спокойно игравший, выключился на середине кассеты. Дубликат его вновь включил и ушел на балкон. Я писал, писал… Издевался по своей привычке над рыжим братцем и заодно описывал характер дубликата и происходящие события.

Затем существо вообще ушло из квартиры, оставив меня одного. Выйдя на балкон, я увидел, что дубликат крутится внизу. Автор вернулся в комнату, написал еще несколько строчек письма, потом пошел на кухню и спер из холодильника жевачку. Вскоре дубликат вернулся. Его поведение существенно изменилось. Монстр перестал запинаться и хмыкать.

– Собирайся, пойдем гулять, – вполне связно сказал он. – Дверь захлопнешь.

После этого он вышел на улицу.

Я дописал письмо Братцу Лису, спер еще одну жевачку и вышел вслед за ним, захлопнув, как и было сказано, дверь.

Фрагмент 164

564. – У тебя крайне подлый характер, Черный Лис, – заметил Иосиф Виссарионович и мерзко хихикнул.

– Подтверждаю, – согласился фюрер.

– Но почему? – спросил я, притворяясь озадаченным.

– Помнится в одной сказке… – начал Сталин.

– Да, в некотором реальностном царстве-государстве… – в тон ему продолжил Адольф.

– И там еще были высокие таможенные пошлины…

– И право первой ночи действовало, но только, если девушка ему нравилась…

– Он развязал несколько ядерных войн на той планете… Завидую! – признался добрый Иосиф.

– Он проводил страшные генетические эксперименты в своей лаборатории…

– Одну бедную женщину, отказавшуюся с ним переспать, скрестил с гусеницей…

Боже, неужели это все обо мне?

– Разумеется. Ты был дьяволом в том мире, боролся против Ангелов Света, – усмехнулся Сталин.

– И ты насылал легионы Своих Демонов сеять смерть и разрушения…

– С другой стороны ты и богом работал на той планете…

Вот откуда временами просыпающееся во мне благочестие!

– …и посылал Сынов Своих, Пресветлых Ангелов, сражаться против Демонов.

– Каков подлец! – грустно заметил Адольф.

– Каков мерзавец! – сказал Сосо, и скупая слеза скатилась по его щеке.

М-да-а…

– Пока Ангелы сражались с Демонами, ты наслаждался правом первой (и последней) ночи с победительницей конкурса Мисс Вселенная Текущий Год…

– Да, – добавил Гитлер. – И ты был единственным членом жюри этого конкурса…

– Не нужно говорить, что сама идея проведения такого мероприятия полностью была твоей.

Они определенно долго готовились ко встрече со мной! А может нет…

– Но почему последняя ночь была первой? Точнее наоборот, – спросил я.

– Потому что потом этих девушек никто больше не видел. Никогда! – ответил Фюрер и тоже всплакнул.

– Подозреваю, что ты переправлял их через подпространство в другие времена. Самому себе, – произнес Сталин.

Ну и дела… Что ж, хорошее отношение к себе – этого у меня не отнимешь.

– И был он там пророком, несущим свет Истины…

– …и целителем, врачующим души и тела…

– …мудрецом, к которому за советом обращались монархи и президенты…

Складно у них выходит, ничего не скажешь

– …также он был еще и проповедником Темной Истины…

– …разумеется в другом облике…

– …он основал движение, известное как Церковь Перевернутого Треугольника…

– …вместе со своим не менее мерзким и лукавым соратником…

– …придумал отвратительный знак, которому стали поклоняться многие…

– …он получил название «Огненные Лапы»…

– …ибо на всех талисманах Ордена было изображение двух скрещенных, крючковатых, объятых огнем мерзких лап…

Фрагмент 165

– …и пошел народ в новые храмы…

– …строением напоминавшие усеченные пирамиды…

– …где на вершине…

– …светились голубым светом…

– Нет, Адольф, правильнее сказать: «были объяты голубым пламенем…»

– …мерзкие лапы – символ новой религии.

– А какая была философско-этическая сторона новой религии? – спросил я, вклиниваясь в дуэт двух тиранов.

Сталин промочил горло рюмкой «Киндзмараули» и ответил:

– Вся космогония была крайне проста: вселенная создана двумя началами – теми самыми по-дружески скрещенными лапами. Почему они создали вселенную – неясно. А их представителями на земле, даже ими самими, были двое создателей Церкви.

– И провозглашала новая религия своим основным принципом удовлетворение возрастающих потребностей масс…

– Выполнение желаний осуществлялось с помощью талисмана, который каждый новый прихожанин получал непосредственно из твоих рук или из рук твоего безымянного напарника. История той Земли не сохранила его имени…

– …но известно, что был он мастером ремесел…

– …и самолично создавал все талисманы…

– …высшей властью обладали двое создателей, а остальной люд доминировал друг над другом в зависимости от времени вхождения в Орден…

– …там действовала строгая система приоритетов…

– …и старый прихожанин запросто мог отменить любое желание неофита.

– И что же делал ты со своей властью?

– Первым делом ты включил в Орден всех своих любовниц…

– …история умалчивает их точное количество…

– …и сделал их главными жрицами…

– …но это не важно…

– …все посвященные Церкви на своем знаке-талисмане имели порядковый номер вступления в ряды…

– …тот, кто пытался подделать свой знак…

– …или чем-то не нравился создателям…

– …жестоко карался…

– …и правильно!..

– …у него отбирали пантакль…

– …за дело!..

– …и всякая удача отворачивалась от него…

– …и молил он тогда о смерти…

– …а она не приходила…

– …но это тоже не важно…

Фрагмент 166

– …а в светлой своей ипостаси ты проповедывал философию свободы и равенства…

– …темной своей стороной ты называл это дурью и насылал на самого себя (приличия ради – надо же хоть как-то бороться) стихийные бедствия и ядерную зиму…

– …ядерное лето и ядерную осень…

– …и падали с неба контейнеры с ядовитыми химическими отходами…

– …а также метеориты и небольшие кометки…

– …ты темный называл это «божественным салютом»…

– …темной стороной ты жил в мрачном замке на вершине горы…

– …светлой – в обычном маленьком провинциальном городке, в обычном доме мидл-класса…

– …но благодаря светлой силе твоей…

– …тобою же насылаемые бедствия обходили городишко стороной, лишь только две небольших революции случились, ни капли не затронув даже твоего района…

– …и то произошли, потому что…

– …не важно почему, – что бы светлый пророк ни делал, он всегда хороший и безупречный человек.

– И прилетел на ту землю Люцифер…

– …и увидел содеянное тобой…

– …и темным, и светлым…

– …и ужаснулся Темный Ангел…

– …и потекли слезы из глаз Его…

– …и образовалось из них на планете Люциферово море…

– …и улетел Темный Дух прочь с исказившимся лицом…

– …и прилетел Иисус Христос…

– …и узрел творение рук твоих…

– …и стало грустно и тоскливо Сыну Божьему, и впал он в глубокую меланхолию…

– …и от грусти Его образовалась на планете пустыня под названием Скорбь Христова…

– …и улетел прочь Великий Мессия, и стенания Его еще долго можно было слышать в различных уголках Космоса…

– …и прилетел Будда…

– …бросив взгляд на деяния твои…

– …он в ужасе закрыл лицо руками и улетел прочь…

– …а на том месте, куда посмотрел Он возникла горная гряда, получившая имя Очи Будды…

565. Бутылка давно опустела. За окном сгустилась ночь. Свет обкусанной луны врывался в комнату. Но рассказ двух веселых и хитрых негодяев продолжался.

– Любимым выражением тебя темного были слова «Аз воздам!», после чего обязательно следовала гнуснейшая ухмылка, – выдержав некоторую паузу продолжил Сталин.

– История умалчивает о любимом выражении тебя светлого, но доподлинно известно, что ты очень любил напевать песенки на разных языках, а от твоих улыбок расцветали розы, – добавил Адольф.

Внезапно заиграла медленная и красивая музыка. Белая киска, спавшая до сего времени на моих коленях, превратилась в бодрствующую Элю, локализованную там же.

– А кстати пришла мне тут намедни мысль, странная донельзя, – встрял я в разговор. – Мне кажется, что Земля чем-то очень похожа на яблоко…

Фрагмент 167

566. Я так и вижу, как в лесу, в глухом уголке, недоступном для людишек, на маленькой полянке, изобилующей созревшей земляникой…

Сидит ежик и читает вслух написанную звериным языком на прошлогодних дубовых листьях «Лисью йогу». Его внимательно слушает ежиное семейство, слушает семейство рыжих лисов, семейство серых волков. Старшее поколение довольно смеется, потому что понимает каждое слово, младшее сосредоточенно вникает и ест землянику.

Как все-таки замечально это! Какая милая идиллия!

Когда ежик устает читать, его сменяет рыжий лис, а потом серый волк.

Затем появляется медвежье семейство, за ним – интересующиеся всем зайцы…

И ради того, чтобы они почаще собирались на этой полянке, кроме них известной только лесным духам, я продолжаю свой рассказ…

567. – Да уж, Черный Лис! – молвил Виссарионыч, теребя усы. – Твоя допевка к нашим куплетам полна глубокого смысла…

– Сравнить Землю с яблоком! – удивился Адольф. – Мыслимое ли дело? Ведь яблоки едят!

– По всей видимости, если планета сравнивается с яблоком, то у кого-то есть планы ее съесть, – скаламбурил Сталин и с подозрением глянул на меня.

– Да, мужики. Действительно – планы такие имеются, – согласился я. – Но яблоки сначала моют под краном. Чтобы микробов не было.

– Так может все глобальные катаклизмы несчастной планетки – всего лишь кухонные манипуляции? – спросил Гитлер.

– Конечно! – ответил автор. – Сначала кипятком были смыты крупные бактерии – динозавры… Затем яблоко полагается разрезать на части, предварительно обдав его холодной водичкой и не забыв насухо вытереть.

– Так-так. Гибель Атлантиды, – встрял Иосиф.

– Дружище, не забывай еще и гибель Лемурии.

– Значит эти куски были отрезаны и вдумчиво (или не очень) съедены.-Адольфус соображал быстро.

– Ты прав, фюрер, – сказал автор. – После чего последовали всякие мелкие катаклизмы: крестовые походы, инквизиция… Потом ваша игра во Вторую Мировую. Третья Мировая…

– Как? – в один голос спросили оба злодея. – Когда?

– Да прямо сейчас. Мощнейшая бойня – позитронные лазеры, гигантские роботы-убийцы и прочее.

– А человечество живет и не замечает такого глобального процесса. Они очень много теряют, – грустно произнес Сталин.

– Человечество слишком мелко, чтобы замечать столь глобальные явления, – Гитлер оказался хорошим философом.

– Но процесс, как вы видите, господа, сугубо дискретен, – я достал с антресолей порядком запылившийся понятийный аппарат. – Каждый отрезанный от яблока кусок является частью целого, а значит подобен по структуре самому яблоку. В итоге каждая часть считает себя не частью, а целым яблоком.

– Это довольно известное магическое правило, – сказал Адольфик, которому оккультизм был знаком не понаслышке.

– И целое совершенно не замечает, что у него оттяпали хороший ломоть, – Сталин тоже не был дилетантом в оккультных науках.

– А маленькие клеточки, составляющие яблоко, совсем не замечают, что их едят, – подвел черту я.

– Ты – космический троглодит! – выпалил в избытке чувств Гитлер.

– Нет, друг. Я просто люблю яблоки. Если же они являются планетами с густым населением, то это меня не волнует. Кусну яблочко – вкусно, а в месте укуса на нем останется след Тунгусского метеорита. Так-то.

– Который так и не нашли, – резюмировал Сталин.

Фрагмент 168

568. Получил приглашение от Дядюшки Лиса посетить его загородную резиденцию.

Я ехал в электричке, жевал всякую ароматизированную резину и временами опрыскивал свой лик водой из опрыскивателя для растений.

Стояла жара. Отжеванные жевачки выбрасывались в окна встречных поездов…

В резиденции Дядюшки Лиса меня ждал отдых от пыльного и гнусного города.

И вот сейчас мне нечего делать, и я пишу, пишу… Поезд трясется, поэтому делать это удобно только на остановках.

Эля превратилась в пляжную панамку с изображением черной кошки и надписью «РИТА». Я надвинул панамку на лоб и решил написать следующие стихотворные строчки:

И вот я еду

В тряской электричке

И это приятно

Довольно.

Вокруг меня

Простые люди -

У них совсем

Другая игра,

А я не знаю,

Что будет с ними

Завтра.

Скорее -

Вымрут

Как динозавры.

Сейчас же

Пусть насладятся

Водкой,

Может в предпоследний

Раз.

А я все еду

И проезжаю

Станции реальностные

С дурацкими названиями

И помню,

Что все это сон,

Затянувшийся, правда.

Но ураган промчится

Вскоре

И сметет прочь

Фиксированные построения

Моего рассудка…

Фрагмент 169

569. Резиденция Дядюшки Лиса оказалась лишена существенного достоинства цивилизации – видеомагнитофона. Но это я перенес спокойно. В остальном… кругом пасторальный пейзаж, весьма непривычный для меня.

Автор приехал в сие поместье отдохнуть и развлечься. Нужно только дождаться ночи. Луна почти полная. В ближайшем лесу наверняка проходят шабаши… Но, что это я? Чересчур много инфернального, как говорит реальностная гюрза – «нужно писать о чем-нибудь светлом». Дядюшка Лис ходил вокруг меня и, непонятно к чему, приговаривал: «Don't play with Lucifer!» Очевидно, он тоже за возвышенную прозу.

Вскоре Дядюшка Лис опять пришел ко мне на крыльцо и неожиданно спел:

То березы, то рябины,

Куст ракиты над рекой.

Край родной, навек любимый,

Где найдешь еще такой?

Видимо он желал этим показать, как ему нравится в родном бунгало. Допев куплетец, он покинул меня и ушел куда-то по своим дядюшколисьим делам.

570. Он вернулся раньше, чем обещал. У автора возник молчаливый вопрос: а насколько тот, кто пришел Дядюшка Лис? Может это не он, а его дубликат? Не знаю, не знаю… Но что меня ждет здесь? В глуши, полной всяких тайн, а может и опасностей.

Очень вяло, неторопливо и с ленивым пожевыванием жевачки мною поднимается один интересный вопрос.

Уехав куда-то далеко, оставшись с кем-то наедине в большом пространстве, насколько вы ему/ей доверяете? Ведь в случае чего на помощь позвать некого, полиция далеко… А вокруг только леса, полные страха. При нынешней-то технике дубляжа и подмены личностей вместе с телами возникает множество обоснованных опасений. Дядюшка он, конечно, дядюшка… но кто его знает? Может он и не дядюшка вовсе, может в полночь у него вырастут клыки и когти. Тогда он завывая споет:

Come in!

Вас ждут из темноты!

Опять инфернальная тема, черт возьми! Нет, будем не так!

С наступлением полуночи он превратится в убеленного сединами старца с посохом. Одет он будет в ветхое, но чистое и не вонючее рубище. И заговорит святой в стиле рэп: Я пришел-сюда-чтобы-пригласить-тебя-в-Храм-Господа-нашего-Иисуса-Христа! Ко всему прочему, веселый старикан будет пританцовывать, размахивать руками и корчить смешные рожи… Так действительно лучше.

Я прихватил с собой на крыльцо бутылку “Grain Alcohol'я”. Очень уж сегодня жарко.

571. Всех насекомых нужно отменить. Вот список тех, кто уцелеет: божьи коровки, бабочки, шмели, пчелы, и кузнечики. Все.

Между прочим, читатель, ты не думай, что я теперь на природе решил спиваться. В моей бутылке простая вода. Ну и еще парочка джиннов. В любой бутылке полагается быть джинну. А если их двое, то им хоть не скучно там.

Хорошо. Спокойно. Дядюшка Лис или Тот, Кто Вместо Него не досаждает мне разговорами. Я предоставлен самому себе. Делать нечего. Скучно. Жарко. Ну нафиг! Пойду с этого солнца. Надоело. Все. Перерыв.

Фрагмент 170

572. Если бы во время моего пребывания в гостях произошло что-нибудь достойное, я бы написал. А так, прошу за мной, читатель, в электричку и go home.

Почему-то в электричке меня посетили умные мысли. Они не только погостили в моем сознании, но и прочно осели в памяти, а, следовательно, стали неотъемлемым практическим знанием.

Сначала автор созерцал облака…

Во время этого процесса стало понятно, что эти образования являются дискретной формой жизни. Они спокойно плавают в воздушном океане, принимая то один, то другой вид.

Контакт с этими существами заворожил меня! Я стал теперь отлично понимать Карлоса, который в седьмой книге совершенно обалдел от встречи с неорганическим существом.

Я чувствовал, что присоединяюсь к облакам, я ощущал их объем и структуру своим лисьим сканирующим полем… Казалось, что еще немного и я буду там, в вышине парить в компании облака со странным именем Ультрафиолет. Оно само мне так представилось. Или неторопливо, безмятежно, никуда не спеша, поплаваю в обществе облака по имени Белошей… Но что-то меня все время тормозит, не дает уплыть к ним.

Под перестук колес и редкие остановки автор продолжает свои наблюдения…

Каждое облако, исключительно для меня, принимало различные формы. Когда я только начинал сканирование, то делал это довольно грубо и агрессивно. Весьма большое облако сказало, что я его разозлил и приняло вид тиранозавра. Едва автор осознал, что нужно общаться более нежно, грозный ящер превратился в двух целующихся голубков… Очень хорошо – знак моего мирного намерения тут же воспринят.

Но кто они такие в сущности? Наивный вопрос. Некие лисы, имеющие внешность облаков. У них нет пола и, как следствие, связанных с этим ограничений сознания. Ввиду отсутствия конкретной закрепленной формы, облака не имеют четко очерченных границ своего «я». Два облака могут соединиться в одно и никто от этого не проиграет. Понятно, что соединяя тела, облака соединяют сознания.

573. Мои мысли текли под стать движению облаков – спокойно и неторопливо. Я созерцал, созерцал, изредка опрыскивая лицо водой.

Все облака разные, нету двух похожих. Но мало того – одно облако всегда разное. В зависимости от моего состояния оно может сильно меняться.

Внезапно что-то случилось с моим зрением. Я стал видеть четче и в то же время как сквозь какое-то очень тонкое и очень прозрачное стекло.

Ультрафиолет, сделавший в этот момент из себя морду лиса, сказал, что я вижу свое кольцо власти. Именно оно и является этим «стеклом».

– Еще это можно назвать энергетическим коконом, но получится слишком по Кастанеде, – заметило облако. – Если же не брать заумную терминологию, то это и есть кольцо власти – твое фиксированное представление, точка зрения по поводу собственного внешнего вида.

Чудесно! Видеть кольцо власти – существенный шаг в его размотке.

– Как и всякий лис, ты стремишься ко Всемогуществу, – включился в разговор Белошей. – Но для этого нужно осознать, что телом своим ты подобен облаку – у тебя нет формы, нет конкретного внешнего вида.

Да, я понял это прекрасно, иначе бы не увидел свое кольцо власти.

Фрагмент 171

Можно менять свои взгляды на общество, на религии, на всевозможные учения. Можно очень грамотно рассуждать о любви, с позиций космических объяснять особенности внешней политики Соединенный Штатов в текущем году и говорить, что озоновая дыра – результат дурных кармических накоплений человечества. Но, пардон, телом вы остаетесь тем же, кем были – постоянно нуждающемся в еде, одежде и деньгах существом. Вы все также будете исходить потом, соплями (в случае насморка) и испражнениями. Вы также будете страдать от головной боли, цистита/простатита, пороков сердца, язвы желудка, мандавошек и СПИДа. У вас будут появляться серьезные морщины на лице от больших усилий в случае запора.

Вы не можете достать автомат и, совершенно не боясь наказания, расстрелять обхамившего вас на улице или в транспорте типа. Начистить ему физиономию вы тоже не можете, потому что он в другой весовой категории. И вам остается лишь стерпеть все это, постараться не обращать внимания.

Вы вынуждены каждую ночь (или день – у кого как) ложиться спать. Если же этого не сделать, то потом будет ох как хреново!

Вы вынуждены прятать свои глаза от ярких лучей солнца за темными стеклами очков.

Общественная мораль считает необходимым прикрытие срамных мест одеждой в людных местах, исключая лишь пляжи нудистов.

– Все отличие у людей мужчины от женщины – не более, чем результат фиксации определенного облика, – сказал Ультрафиолет, по своему обыкновению принимая форму чего-то неопределенного.

В этот момент у меня появилось еще одно новое восприятие. Я увидел, увидел глазами, что облака не просто висят в воздухе. Нет! Они находятся в определенной среде. То есть я воспринял воздух, как что-то похожее на воду.

Получается, что мы живем на дне гигантского океана, где в верхних и средних слоях плавают некие образования, таинственные сущности, в просторечьи именуемые “облаками”.

Видение кольца власти усилилось – я смотрел на воздушный океан сквозь тонкое, прозрачное стекло.

О чем я там писал перед тем, как вмешался Ультрафиолет? Ах, да!

Об общественной морали.

Так вот, вы вынуждены напяливать на себя одежду соответственно вашему полу (исключения в виде всяких трансвеститов я не беру). Хуже то, что ее вы тоже вынуждены как-то достать – попросить, купить, на худой конец украсть. Вы не можете сотворить ее из ничего по своему желанию.

Вы страдаете от жары, страдаете от холода. Страдаете от удара током, лазером, пули, попавшей, допустим, в ягодицу – не смертельно, но больно.

Вы вынуждены подстригать волосы и ногти, причем регулярно (что тоже очень неудобно).

Вы очень хрупкое создание. Ведь можно выпасть из окна и сломать себе процентов девяносто костей, оставшись при этом в живых.

Если вы цивилизованны, то каждый день чистите зубы, чтобы они были белыми и не болели, а запах изо рта отсутствовал.

Вот эта-то регулярность во всех подобных делах особенно утомляет. Ведь нужно, черт возьми, хоть раз в день сходить в туалет по-большому! А в случае запора ведь придется пить слабительное!

Нет, чтобы попил, поел, зубки почистил, если надо, то побрился, принял душ – и хватает лет на десять. Сходил в дабл пописать – следующий раз через год. Подстриг ногти – будут отрастать двадцать лет. И так далее.

Фрагмент 172

Не правда ли чудесно, дружище читатель, порезав руку в области вен бритвой, увидеть, что кровь не вытекает? А как здорово, приложив эту же руку к сердцу не ощутить его биения! Очень мило в один прекрасный день убедиться, что легкие, эти жадные до воздуха кузнечные меха, больше в нем не нуждаются. Что желудку, этому алчущему еды троглодиту, больше не нужна пища, и он не напоминает недовольным урчанием, что пора есть. Как следствие этого ежедневные походы в сортир отменяются.

Вместе с тем вы вполне здоровы, бодры, веселы и ничуть не разлагаетесь. У вас колоссальный прилив сил, потребность во сне делается меньше. Поскольку вам совсем не спится, вы ходите ночью, при луне по пустынным улицам и размышляете о том, что же произойдет с вами дальше.

574. Постепенно у вас пропадают болевые ощущения. Совершенно спокойно вы переживете, если чайник, полный крутого кипятка, упадет вам на ногу.

А потом начнется самое интересное. Вы обнаружите в своем теле некоторую податливость, пластичность. Как будто пластилин полежал на солнце и стал до удивительного мягким. Ваше тело постепенно, очень медленно начнет уподобляться такому пластилину. Вы можете надавить пальцем на ладонь – на ней надолго останется отпечаток.

Осознав, что приятные перемены перешли в очень важную стадию, вы спокойно, руками, только надавив, исправите свое застарелое искривление позвоночника. Ведь кости тоже стали «пластилиновыми».

Когда процесс еще более усугубится, вы, опять же руками, без особых усилий, чисто физическим действием (безо всяких хилерских практик) вскроете свое тело сверху донизу с целью посмотреть – что там есть интересного. Вы увидите в переплетении артерий и вен ваше сердце, которое перестало судорожно, как придурок, сокращаться. Печень и почки, которым теперь нечего очищать. Желудок, с которым все давно ясно. Километры кишок, в которых прекратилась перистальтика – бесконечное проталкивание переваренной пищи, а как результат – исчезла кишечная вонь, которая раньше так портила настроение, если вы пускали газы в закрытом помещении.

А что у нас с мочевым пузырьком? Любопытства ради вы осторожно попробуете оторвать его от мочевых коммуникаций. Сначала он не будет поддаваться, но вы увеличите усилие. «Провода», прикрепляющие эту деталь к телу растянутся как резинки, а потом порвутся и обвиснут, как жевачка, если ее растягивать слишком долго. Сжав пузырек в кулаке, вы увидите, что из него просачивается сгусток энергии. Это то, во что превратились жалкие остатки вашей мочи. Сгусток может быть красного цвета, либо серебристого, либо какого угодно другого. Он пролетит мимо вашего лица и быстро растает. При виде этого явления некоторая ностальгия охватит вас, но неуемная жажда дальнейших исследований все же возобладает. Вы отбросите прочь жалкий кусок, когда-то бывший вашей плотью. Он медленно полетит, даже поплывет сквозь океан, в котором мы живем. На лету этот ошметок потеряет часть своей массы – она излучится в окружающее пространство в виде энергии желтого или любого другого цвета.

Так. Мочевой пузырь изучили и убрали – едем дальше.

Фрагмент 173

575. Боли вы не ощущаете, поэтому спокойно исследуете свое тело дальше.

На ощупь оно теплое, как и положено. Но, скорее всего, теплое «по привычке». При некотором опыте, коего у вас сейчас еще нет, вы можете остудить его до температуры абсолютного нуля и даже ниже. Об этом в другой раз.

Дальше на свет божий извлекаются прокуренные или не очень легкие. Эта дрянь вообще не представляет никакого интереса!

Вытащив сердце, вскрыв его ногтем, и не найдя в нем ничего достойного внимания, кроме остатков крови вы выкидываете его в окно. По пути оно также излучает себя в пространство.

Из желудка и сопутствующих ему кишок вы слепили один большой ком, причем в момент лепки из этих форм сочились облачка энергии черного или бурого цвета. Ясно, что это бывшие фекалии. Вы идете в туалет и спускаете свой желудочно-кишечный тракт в канализацию. Ком большой, но не волнуйтесь – засора не будет. Ваша чревоугодная часть постепенно распадется в излучение.

Скрупулезно, ничего не упустив, вы выпотрошите себя до конца.

Осталось самое интересное. Как быть с головой и половыми органами? Вот ведь в чем вопрос!

Если извлечь и выбросить мозги, то как вы будете видеть, слышать, говорить и прочее? А если убрать сами понимаете что, то как быть с плотскими наслаждениями?

Не стоит волноваться, друг мой, эти вопросы вполне решаемы. В принципе, вы можете даже есть, чтобы получать удовольствие при отсутствии желудка. Кайфа ради вы можете дышать, хотя легкие приказали долго жить.

Существенная деталь – вы перестали пачкаться. Любая грязь на вашем теле становится излучением. Просто достаточно провести рукой по грязному месту. Под понятие «грязи» вполне может сойти волосяной покров на теле.

Сначала сильно нажимая, вы проводите одной рукой по волосам на другой. Раздается легкое электрическое потрескивание. При этом возникает множество голубых искорок и ощущение статического поля на руке. Волосы безупречно исчезли. И, что характерно, больше не вырастут. Правда здорово – ваши руки – безупречный эпилятор!

Вскоре вы делаете удивительное открытие. Чтобы убрать волосы совсем необязательно проводить по ним рукой. Достаточно только сконцентрированно посмотреть, имея желание от них избавится.

Постепенно, при большом сосредоточении, вы начинаете косметические операции на своем теле, предварительно срастив разрез.

Вы убираете так долго мучавшие вас пятна от прыщей, никчемные родинки и тени под глазами. Разглаживаете морщины на лбу. Делаете свои слегка желтоватые зубы безупречно жемчужными. Вы стираете с тела портившие его шрамы, укусы комаров и следы от прививок.

Только не надо беспокоится, мой добрый друг! Тут действует одно правило – то, чего вы не хотите убирать, не исчезнет. У вас не получится случайно себе навредить. Лишнего не уберете!

Если у вас на лице двухдневная щетина, то не нужно хвататься за бритву. Просто попрощайтесь с небритостью – она исчезнет и больше не появится.

И еще одно правило: весь тот мусор, что вы сейчас убираете, всегда можно вернуть на место. Но мы, все же, следуем от хорошего состояния к лучшему, поэтому не будем заниматься такой фигней.

Фрагмент 174

576. Что ж, с косметикой понятно. А как с основными ощущениями – зрением, слухом, обонянием и другими?

Не слишком длинное письмо? Не утомил еще? Тогда нарисую новую цифру.

577. У вас очень хорошее настроение. Исследование своего тела и телекинетическая работа с ним доставляют вам массу удовольствия. От глубокого удовлетворения вы закрываете глаза… И что? Ха-ха! Картинка ничуть не изменилась. Она даже стала лучше – резкость изображения необычайная. Удивительно, но с закрытыми глазами вы видите гораздо лучше. Подумать только – зрительная информация поступает в ваше сознание безо всякого участия хрусталика, роговицы, палочек и колбочек.

Более того, без помощи этой биологической дряни вы лучше воспринимаете океан, на дне которого находитесь.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.216.79.60 (0.041 с.)