ТОП 10:

Глава V. Кто управляет средствами массовой информации?




«Как бы то ни было, пресса стала наиболее могущественной силой внутри Западного Мира, — более могущественной, чем законодательная, исполнительном власть или суд. Возникает вопрос: кто их выбирает или перед кем они несут ответственность?»

Александр Солженицын

В фильме «Сеть» [201], который был удостоен премии Оскара, Ховард Бил, «сумасшедший пророк воздушных волн», становится одержимым идей надвигающейся предательской опасности, с которой Америка сталкивается в виде поглощения американского телевидения арабами с помощью своих нефтедолларов.

Фильм был основан на сценарии Пэдди Чаевски, которого удостоили премии Оскара. В нём изображается «чёрный заговор» арабов с целью купить и получить контроль над телевизионной сетью. Ховард Бил, которого играет Питер Финч, это повредившийся в уме ведущий новостей, который открыто высказывает своё мнение по любому вопросу, что приводит к стремительно повышающимся рейтингам.

Неистовствуя относительно несправедливости и коррупции в американской жизни, Бил выкрикивает: «Я сумасшедший, чёрт побери, но я не собираюсь и дальше принимать это!»

Представьте себе, если бы иракско-американекие сторонники Саддама Хуссейна имели бы контроль над американскими средствами массовой информации. Предположим, что они контролируют сети национального телевидения и составляют большинство среди владельцев, продюсеров и авторов телевизионных представлений и новостей.

Телевидение представляет собой непреодолимую силу, которая проникает в каждый американский дом — основной источник, с помощью которого большинство американцев узнают об окружающем мире. Представьте себе опасности огромной власти, в которой доминирующую роль играет тесно связанное между собой иракское исламское меньшинство, которое поддерживает режим Хуссейна.

Если бы нетелевизионные средства массовой информации были бы всё ещё независимыми, то они безусловно рассматривали бы иракское доминирование в средствах массовой информации как большую опасность для Америки.

Каждый неиракский источник масс-медиа провозгласил бы, что такой контроль угрожает нашим свободам. Конгресс по всей вероятности призвал бы законодательство разрушить иракское засилье на телевидении. Патриоты напомнили бы американцам, что если бы мы не были свободными в получении непредвзятых новостей, документальных фильмов и телевизионных передач, демократия не могла бы существовать.

Сила телевидения, контролируемого только одной точкой зрения подтачивала бы основу всех наших свобод: свободу слова. Учёные мужи были бы оскорблены, что неамериканцы, люди, лояльные иностранному государству, будут контролировать американский образ мыслей.

Проводя аналогию дальше, представим себе, что было, если бы остальные средства массовой информации находились бы в руках иракцев. Предположим, что три ведущих журнала новостей «Тайм», «Ньюсвик» и «Ю.С. Ньюс энд Уолд Рипорт» контролировались бы иракцами, что три наиболее влиятельных американских газеты: «Нью-Йорк Таймс», «Уолд Стрит Джернал» и «Вашингтон Пост» — как и большинство остальных газет и журналов — контролируются иракцами.

Представим себе, что мусульмане-иракцы имеют доминирующее влияние на киноиндустрию Голливуда, равно, как и на книгоиздание, а также на систему распространения книг. Вообразим себе, что иракцы владеют огромным богатством в бизнесе и банковском деле, равно как они тщательно закрепились в шоу-бизнесе и Голливуде, академических кругах, судебной системе и в правительстве.

На вершине всего этого предположим, что сторонники Саддама Хусейна имеют наиболее мощное лобби Вашингтона и ответственны за основной объём сбора средств как для Демократической, так и для Республиканской партий. Предположим, что правоверный араб — житель Ирака — является главой Совета национальной безопасности Белого Дома. Была бы такая ситуация опасной для Америки?

Если в одно прекрасное утро американцы проснутся и обнаружат арабские имена, написанные каракулями на экранах телевизоров и в титрах на киноэкранах, в заголовках своих журналов и газет и на страницах своих книг, то миллионы американцев сказали бы: «Нас поглотили».

Немедленно многие американцы кричали бы на манер Хорварда Била: «Я зол, как чёрт, и я не собираюсь принимать это больше!»

Когда я пришёл к сознанию того, что русская революция не была по существу русской, что она финансировалась, организовывалась и осуществлялась под руководством евреев, которые были движимы конфликтом между ними и русским народом, длящимся в течение столетий, я удивился, каким образом такой важный факт истории так эффективно был скрыт.

Когда я узнал полную правду относительно убийства коммунистами миллионов христиан в России и Восточной Европе, я спросил себя, почему было так мало фильмов, драматических телесериалов или документальных фильмов, романов, книг, статей в журналах об этом, но вместо этого было бесконечное освещение в печати и по телевидению Холокоста.

Затем я прочёл копию газеты «Сандерболт», опубликованную доктором Эдвардом Филдс из Мариетта, штат Джорджия. [202] Доктор Филдс тщательно документировал контроль евреев над тремя основными телевизионными сетями Америки: NBC, CBS, ABC. Я тщательно проверил источники Доктора Филдса, которые включали в себя биографии, опубликованные евреями.

На момент моего первого исследования, Ричард Сарнофф был главой NBC, Уильям Палей был главой CBS, a Леонард Голденсон управлял телевизионной сетью ABC. Я был изумлён, узнав, что все трое были евреями, все были активными членами сионистских организаций и все были удостоены наградами от многочисленных еврейских, сионистских и произраильских групп.

Затем я узнал, что ведущая газета Америки, «Нью-Йорк Таймс», является газетой, которой владеют и которую редактируют евреи. То же самое относится и к газете, которая имеет наибольшее влияние на федеральное правительство, чем любая другая — упомянутая выше «Вашингтон Пост».

Евреи также владеют ежедневной газетой с наибольшим тиражом в Америке «Уол Стрит Джорнал». Они также владеют газетой моего родного города «Нью-Орлеанс Таймс-Пикаюн».

Я узнал, что евреи доминировали в Голливуде в течение многих лет. Было также интересно обнаружить, что «Голливудская десятка», которая воспользовалась пятой поправкой, когда их спрашивали на слушаньях в Конгрессе, являются ли они коммунистами, 9 из них оказались евреями.

Когда я взглянул на издательства журналов и книг, то я снова обнаружил поражающее преимущество евреев — большая их часть чрезвычайно беззаветна в проведении в жизнь интересов евреев. Яркий пример — известный всем Стивен Спилберг, режиссёр «Списка Шиндлера», [203] который является откровенным сторонником Сионистского движения.

Фактически этот фильм, который посмотрело наибольшее число зрителей, сделанный о Холокосте, смотревшийся как реальная история миллионами людей, был целиком еврейской продукцией. В его производстве принимали участие: Джерри Молен — продюсер; Джеральд Р. Молен — продюсер; Стивен Спилберг — режиссёр, продюсер, Курт Луедтке — сценарист; Стив Зейлльян — сценарист; Януш Каминский— оператор; Майкл Кап — редактор; Эва Браун — декоратор/модельер; Бранко Люстиг — продюсер, дизайнер постановки; Аллан Старски — дизайнер постановки; Лео Райвин — со-продюсер.

Много лет спустя я прочитал еврейские публикации, в которых евреи хвастались своим доминирующим влиянием в американских средствах массовой информации. Я также прочёл книгу «Их собственная империя» [204] Нила Габлера, в которой подробно описывается, как евреи поглотили киноиндустрию.

Бен Стайн, еврейский сценарист (и сын Герберта Стайна, советника по экономике президента Ричарда Никсона), написал книгу «Вид с бульвара Сансет». В ней он искренне высказывается о том, что подавляющее большинство авторов, пишущих для телевидения и руководящие административные работники являются евреями, и то, что они непреклонно противостоят христианским ценностям и консерватизму традиционной Америки маленьких городков. [205]

Он написал статью для журнала «Да! На линии» в 1997 году, которую озаглавил «Управляют ли евреи средствами массовой информации», которая сопровождалась подзаголовком, гласившим «Вы держите пари, что они управляют — и что из того». [206]

В 1970-х годах доктор Уильям Л. Пирс, председатель Национального Союза и редактор журнала «Национальный Авангард» вместе со своим штатом сотрудников исследовал вопрос о доминирующем влиянии евреев и привёл соответствующие документы в своём эссе «Кто правит Америкой?» [207]

То, что я обнаружил, был наихудший ночной кошмар Пэдди Чаевски и его персонажа из фильма «Сеть», — Ховард Бил, — реализованный на практике. Небольшое, но тесно связанное между собой меньшинство со своей 3000-летней лояльностью своему собственному народу и фантастической преданностью своему вновь созданному государству, доминирует в американских средствах массовой информации!

Но это вовсе не арабы, кто имеет эту власть, как это не ирландцы, не немцы, не французы, не англичане, не русские, шведы, не датчане и не итальянцы. Это не мусульмане, христиане, мормоны или католики. По иронии судьбы это группа, состоящая из Пэдди Чаевски всего мира.

Для справки: Чаевски — полный энтузиазма сторонник еврейского дела и государства Израиль — умно и ловко пытается оказать влияние на зрителей, восстанавливая их против арабов, ложно обвиняя их в попытках сделать те же самые вещи, которые евреи уже осуществили.

Остальная часть персонала картины «Сеть», включала Сидни Люмета, продюсера Ховарда Готтфильда и редактора Алана Хайма — та же самая этническая группа финансировала, продюсировала, написала сценарий и распространяла фильм «Сеть», который доминирует в американских средствах массовой информации и всего западного мира.

Могущество еврейских средств массовой информации настолько обширно, что едва ли можно преувеличить его. Это не просто вопрос могущества, диспропорционального процентному отношению ко всему населению, могущество их поразительно.

Если Вы живёте в большом городе, то более, чем вероятно, что ведущая ежедневная газета, которую Вы читаете, будет принадлежать или редактироваться евреями. То же самое будет относиться и к национальному журналу новостей, который вы можете купить в газетном киоске.

Более, чем вероятно, что евреи будут также владеть сетью кабельного телевидения или сетью обычного телевидения, которое Вы смотрите, а если и нет, то евреи будут преобладать в административных отделах и отделах, где принимаются решения.

Продюсером, режиссёром или сценаристом фильма, который Вы смотрите в кинотеатре или на экране телевизора по всей вероятности будет еврей, а часто и все трое из них — евреи. Издатели книг в мягких дешёвых бумажных обложках или издатели книг в жёстких переплётах, которые Вы читаете, даже звукозаписывающие кампании, которые создают музыку, которую Вы покупаете, будут, вероятно, принадлежать евреям, а если и нет, то весьма вероятно, что евреи будут иметь ключевые руководящие посты в этих областях.

Книжные магазины и библиотеки часто выбирают свои новые книжные поступления, основываясь на обзорах еврейских критиков и публикаций, таких, например, как «Обзор книжных новинок Нью-Йорк Таймс» что является ещё одной частью издания «Нью-Йорк Таймс».

Безусловно правда, что много людей, работающих в средствах массовой информации, не является евреями. Я также не утверждаю, что каждый еврей в средствах массовой информации является частью некоторого фантастического и запутанного заговора или что каждый еврей является ревностным сионистом.

Но подавляющее доминирование и навязывание своих взглядов евреями в американских средствах массовой информации неопровержимо. Никакая другая группа не является настолько этноцентрической и более организованной в проведении в жизнь своих обособленных этнических интересов, чем евреи.

Помня об этих фактах, может ли любой разумный человек верить, что евреи освещают новости и создают развлекательные передачи без уклона в направлении своих собственных целей, через то, что Габлер называет «Их собственная империя»?

Я рос, читая «Нью-Орлеанс Таймс-Пикаюн», и начиная с третьего класса, я имел обыкновение читать её каждое утро вместе со своим отцом. К моменту окончания завтрака отец украшал её крошками от тостов и пятнами от кофе, а я «гарнировал» овсяной мукой и молоком. Мой отец обычно читал вначале раздел новостей, я обычно просматривал страницы спорта и комиксов, а затем приходила моя очередь просматривать заголовки, в то время, как он читал остальные части газеты.

До конца 1950-х годов «Таймс-Пикаюн» была истинной газетой Южан. Она отражала ценности, стандарты, политические взгляды и наследие Юга. Мы считали газеты источником жизненной силы в области информации относительно простых поступков, происходящих в городе и относительно основных событий, имеющих место в мире во всём объёме.

Это была наша газета — и не только потому, что она печаталась в нашем городе; она представляла что-то из нашего образа мыслей, нашей культуры и наших ценностей. Когда в школах началась расовая интеграция, газета «Таймс-Пикаюн» поносила вторжение федеральных властей в наш образ жизни.

Во многих статьях говорилось о добродушных отношениях между Чёрными и Белыми в Новом Орлеане, относительно великолепном качестве жизни для белых и чёрных, и о том, каким образом город включал один из самых больших предпринимательских классов Чёрных в Америке.

Она писала о том, каким образом, под руководством белых, улучшались уровень образования и стандарты жизни Чёрных за последние несколько десятилетий. Авторы редакторской колонки газеты «Таймс-Пикаюн» непреклонно предсказывали, что насильственная интеграция и перемешивание Чёрных с Янки и либеральными агитаторами приведёт к разрушению одного из самых красивых и богатых в культурном отношении и чарующих городов в мире. Расовая интеграция, которую они поддерживали, замедляла прогресс Чёрного сообщества и угрожала стандартам жизни Белых.

После покупки «Таймс-Пикаюн» С.И. Ньюхаусом, газета постепенно стала смещаться влево. По мере того, как городские школы, правительственные службы начали распадаться под воздействием интеграционных процессов, а газета «Таймс-Пикаюн» становилась всё более либеральной, мой отец, который был мягким консерватором, постепенно разлюбил её.

Я всё ещё наслаждался данной газетой, и по мере того, как я становился старше, обнаружил, что стал соглашаться с её взглядами на расовые проблемы. Я не знал, что «Пикаюн» больше не была газетой Южан, и что владелец данной газеты — еврейский беженец-политэмигрант из царской России, проживающий теперь в районе Нью-Йорк Сити.

Когда Ньюхаус умер, он оставил «медиа-колосс», стоимостью около 10 миллиардов долларов двум своим сыновьям — Самуэлю и Дональду. В их газетный холдинг входили «Таймс-Пикаюн», «Сиракузы, Нью-Йорк», утренняя газета «Пост-Стандарт» и дневная «Геральд-Джернал»; «Мобайл», Алабама, «Морнинг Реджистер» и «Афтенун Пресс», Хант-свилль, Алабама, Утренняя газета «Ньюс» и единственная воскресная газета «Рипабликан».

Империя Ньюхауса в настоящее время владеет 12 телевизионными станциями, 87 системами кабельного телевидения, двумя дюжинами национальных журналов, 26 ежедневными газетами и воскресным приложением «Парад», которые имеют ошеломляющий тираж более 22 миллионов экземпляров.

Когда Ньюхаус купил газету «Таймс-Пикаюн», в журнале «Тайм» сообщалось, что он прокомментировал это приобретение следующим образом: «Я только что купил Новый Орлеан». [208]

Некоторым образом его заявление абсолютно точно. Ньюхаус и его служащие могли теперь говорить всё, что они хотели (что он им позволит) о любом человеке или любом предмете, весьма мало опасаясь каких-либо возражений или собственной монополии, он был волен проталкивать абсолютно любые социальные и политические идеи, выбирая из стоящих на повестке дня.

Даже сегодня, более, чем 25 лет спустя после покупки Ньюхаусом газеты «Таймс-Пикаюн», многие в Новом Орлеане не знают о том, что ею владеет еврейская семья из Нью-Йорка. Страничка редактора даёт местный адрес и утверждает, что издателем является Эштон Фелпс, потомок той семьи, которая когда-то владела газетой.

Когда я был подростком, только-только узнающим о контроле евреев над средствами массовой информации, я заметил, что многие из рекламодателей газеты «Пикаюн» были бизнесменами-евреями, включая такие фамилии, как Голдрингс, Левит, Минц, Годхаус (адаптированное на французский манер еврейское имя), Киршман, Розенберг, братья Рубинштейн, Гус Майер, Адлер и Мейсон Бланш.

Одним из наиболее крупных рекламодателей в Новом Орлеане была компания «Сиэрс и Робак», и Эдит Штерн, активист Нового Орлеана по еврейским и либеральным вопросам, был самым крупным держателем акций Сиэрс.

Я вскоре узнал о том, что многие из наиболее крупных рекламных агенств, как местных, так и общенациональных, принадлежали евреям и находились под их управлением. Эти агентства могли направлять рекламные потоки в любую газету или средство массовой информации, куда они бы пожелали.

Рекламные усилия евреев не только привели к росту еврейской монополизации и консолидации американских газет, они также оказали влияние на публикации в тех изданиях, которыми владели или контролировали неевреи.

Все основные публикации зависят от рекламных доходов евреев, так что их тематические статьи, репортажи и направленность редакционных колонок должны быть тщательным образом настроены на еврейские позиции и интересы.

В конечном итоге свободная пресса больше не является свободной. Она управляется за деньги. Старая аксиома безусловно справедлива и для средств массовой информации: «Кто платит, тот и заказывает музыку».

В начале нашего века большинство больших городов имели две или три ежедневных газеты, а многие — всего лишь одну. Наблюдалась тревожная тенденция в сторону монополизации ежедневных газет. Существует около 50 городов в Америке с одной или более ежедневными газетами, и многие из них имеют одну и ту же компанию-учредителя.

Газета «Таймс-Пикаюн» и дневная газета «Cmeumc-Айтем», которыми владеет Ньюхаус, соответствующим образом иллюстрируют данную тенденцию; они слились в раннее и позднее издания «Таймс-Пикаюн».

В результате этого из 1600 ежедневных газет в Америке только 20 процентов имеют независимых владельцев, а не составляют часть единой сети газет. И только весьма незначительное число газет являются достаточно крупными для того, чтобы иметь минимальный штат репортёров, основанный на тех, кто выходит за рамки интересов их собственных общин.

Они зависят от конгломератов комплектования новостей, таких, как «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост» и сети Ньюхауса для их национальных и всемирных новостей.

Доминирование евреев в американских средствах массовой информации длится с давних времён. Уже в 20-е годы, евреи имели влияние, которое было в значительной степени диспропорционально к их процентному выражению по отношению к остальному населению.

И даже, несмотря, на то, что спекуляции на рынке средств массовой информации час-м то приводили к смене штата персонала и СЕО, председателей, администраторов и главных редакторов, доминирование евреев ещё сильнее, чем когда-либо, и могущественные брокеры продолжают увеличивать и консолидировать свою власть.

Три могущественные газеты

«Нью-Йорк Таймс», «Уолл Стрит Джернал» и «Вашингтон Пост» располагаются в самом сердце американского бизнеса, культуры и правительственных кругов. Их влияние выходит за рамки национальных интересов.

Они порождают новости, фокусируют внимание на вопросах по своему собственному выбору, повышают общественную роль тех событий, которые они одобряют или порочат. Они говорят нам, какие фильмы смотреть, какие книги и журналы читать, какие музыкальные записи покупать и каким искусством восхищаться.

Они влияют на то, что мы думаем о тысячах различных тем для обсуждения, и, в действительности, они зачастую выбирают те или иные предметы, над которыми мы должны размышлять, восхваляя одни истории и игнорируя другие.

Газета «Нью-Йорк Таймс» читается по всей Америке — в академических кругах, деловых кругах, в среде политиков, артистических и литературных круга. Она устанавливает наши стандарты в сфере политики, социальных сферах, шоу-бизнесе, литературных, артистических кругах и в области моды. Компания «Нью-Йорк Таймс» обслуживает 506 газет по всей Америке.

Как большинство других газет, она начинала издаваться, будучи собственностью нееврея, и закончила еврейским контролем. Джордж Джонс и Генри Реймонд основали эту огромную газету в 1861 году.

В конце XIX века, еврейский активист Адольф Охс купил газету, и теперь его праправнук, Артур Охс Зульцбергер-младший является в одном лице Главой Совета Директоров, председателем правления и главным редактором, СЕО (главный исполнительный директор), а также издателем.

Исполнительными и распорядительными редакторами являются Макс Франкель и Джозеф Лелифельд.

«Вашингтон Пост» имеет огромное влияние на наше правительство, поскольку эта газета широко читается избранными и назначенными федеральными служащими, чиновниками Вашингтона, то она может оказывать влияние на назначения, увольнения, законодательство и иностранные и внутренние дела всех видов.

Она может быть использована для того, чтобы свалить президента, как это было с Ричардом Никсоном. Тузы «Вашингтон Пост» могут выбрать такую стратегию, чтобы придать гласности какой-либо интересующий общественность факт, а могут предпочесть проигнорировать его, могут быть «оскорблёнными» каким-либо событием или промычать что-нибудь в оправдание.

«Вашингтон Пост» имеет многочисленные доли участия в газетах, телевидении и журналах. (Наиболее заметную долю в «Нъюсвик»).

Как и «Нью-Йорк Таймс», газета «Вашингтон Пост» начинала свою деятельность в нееврейских руках. Она была основана в 1877 году Стилсоном Хаткинсом и позднее ею управляло семейство Мак-Линов. Из-за консервативной политики Мак-Линов, еврейские рекламодатели сместили свои интересы в сторону других газет Вашингтона, приведя «Вашингтон Пост» к банкротству.

Еврейский финансист Юджин Мейер вмешался, купив её за «экономную сумму» на аукционе после банкротства. Как только она попала в еврейские руки, реклама со стороны еврейских бизнесменов и рекламных агентств вернулась, и газета стала прибыльной.

В попытках дальнейшей консолидации средств массовой информации в столице нашего государства евреи объявили рекламный бойкот полковнику Роберту Мак-Кормику (его газете «Таймс-Геральд», которую они ненавидели вследствие её поддержки сенатора-антикоммуниста Джозефа Мак-Карти).

Будучи не в состоянии продать рекламное пространство в розницу, газета очень сильно сокращалась по объёму, и начала терять около миллиона долларов в год, и, наконец была продана Мейеру в 1954 году по распродажной цене.

В настоящее время газетой «Вашингтон Пост» управляет дочь Мейера, Кэтрин Мейер Грэхэм, главный держатель акций и председатель правления. Его сын Дональд является президентом и СЕО.

Третьей ведущей влиятельной газетой в Америке, в особенности в сфере бизнеса, является газета «Уолл Стрит Джёрнал». Вместе с газетой «Баррон» и 24 другими ежедневными газетами она принаджлежит «Доу Джонсу энд Компани».

«Уолл Стрит Джернал» имеет тираж более двух миллионов экземпляров, что делает её наиболее крупной ежедневной деловой газетой в Америке, и оказывает огромное влияние на деловые, банковские, торговые и экономические вопросы.

СЕО «Доу Джонса» и председателем и издателем газеты «Уолл Стрит Джернал» является Питер Р. Канн (еврей).







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.208 (0.016 с.)