Образец новозаветного евангелизма



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Образец новозаветного евангелизма



 

Новый Завет дает один ясный пример ученика, который служил по образцу служения Иисуса: это — Филипп. Это единственная личность в Новом Завете, специально названная «евангелистом» (Деяния 21:8), и его служение, описанное в книге Деяний 8:5-13 и 26-40, является примером новозаветного евангелизма.

 

Проповедь Филиппа была очень простой. В Самарии это была «проповедь о Христе». Для эфиопского евнуха это была «проповедь об Иисусе». Филипп не нуждался в организационном комитете, профессиональном хоре или зале, снятом за определенную плату. Причина, почему толпы собирались слушать его, была только одна — драматическая демонстрация Божественной сверхъестественной силы:

 

Народ единодушно внимал тому, что говорил Филипп, слыша и видя, какие он творил чудеса. Ибо нечистые духи из многих, одержимых ими, выходили с великим воплем, а многие расслабленные и хромые исцелялись.

 

(Деяния 8:6-7)

 

Это новозаветный евангелизм: Евангелие проповедуется и толпы людей слушают; они видят чудеса и изгнание бесов и верят; они получают крещение и образуется Церковь. Центральным элементом является изгнание бесов, часто сопровождаемое шумом и проявлениями, нарушающими порядок. Другие особенные черты евангелизма могут меняться, но этот элемент является центральным для евангелизма, практикуемого в Новом Завете, в начале Иисусом, затем Его учениками.

 

Этот пример евангелизма не ограничивается только учениками, бывшими свидетелями служения Иисуса. Он был явлен и в служении апостола Павла. Фактически, в один момент успех Павла в изгнании бесов произвел впечатление на весь город Эфес: Бог же творил немало чудес руками Павла, так что на больных возлагались платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них. Даже некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, которого Павел проповедует. Это делали какие-то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы. Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома. Это сделалось известным всем живущим в Ефесе Иудеям и Еллинам, и напал страх на всех их, и величаемо было имя Господа Иисуса.

 

(Деяния 19:11-17)

 

Так как сыновья Скевы преднамеренно имитировали Павла, мы видим в их действиях «шаблон», с помощью которого мы можем сформировать ясную картину того, как обращался с бесами сам Павел. Очевидно, он прямо обращался к ним и приказывал им во имя Иисуса выходить из захваченной ими жертвы. Другими словами, Павел последовал примеру самого Иисуса.

 

Позорный провал сыновей Скевы также является явным доказательством того, что успех в изгнании бесов не зависит просто от использования правильной «формулы». Человек, использующий формулу, должен быть искренним и податливым каналом для сверхъестественной Личности Святого Духа.

 

Эти происшествия в Ефесе обеспечивают последующие новозаветные примеры того, как служение освобождения может повлиять на целое общество. Зрелище с сыновьями Скевы закончилось их беспорядочным побегом от демонизированного мужчины и имело влияние на весь город Ефес, особенно на живущих там христиан. Это послужило к тому, что была проведена разделительная черта между учениками Иисуса и неверующими.

 

Многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои. А из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли пред всеми, и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм.

 

(Деяния 19:18-19)

 

К тому времени многие верующие, по-видимому, пытались жить одной ногой в Царстве Божьем, а другой — в царствесатаны. Они исповедовали свою веру во Христа, но все же сохраняли у себя свитки, содержащие секретные заклинания, используемые для занятий оккультизмом. Очевидно, свитки были очень дорогими, и это было одной из причин, почему христиане не желали расстаться с ними. Но когда у них глаза раскрылись на духовную реальность, они лучше пожелали смотреть на то, как горят их свитки.

 

Драхма в те дни была однодневной зарплатой. Если бы мы подсчитали стоимость тех свитков, пользуясь исчислением зарплаты наших дней на Западе (примерно, сорок долларов в день, то есть минимальной заработной платой в день в Соединенных Штатах), то сумма оказалась бы больше двух миллионов долларов. Совершенно ясно, сколько денег зарабатывали оккультисты!

 

Результат этого драматического противостояния между двумя царствами приведен в заключительном стихе: «С такою силою возрастало и возмогало слово Господне» (Деяния 19:20).

 

Если евангелизм очень редко достигает такого результата в современном мире, то мы можем задать вопрос: кто изменился? Иисус? Бесы? Или Церковь?

 

ЧАСТЬ 2

В школе практики

 

Личный опыт сам по себе никогда не является достаточным основанием для установления библейской доктрины. Но, тем не менее, иногда он может пролить свет, если мы не знаем, как применять доктрину.

 

Так было, когда я лично столкнулся с бесами. Я читал новозаветные описания того, как Иисус и Его ученики обращались с бесами, и принимал это, как часть откровения Священного Писания. Но оно никогда не было живым для меня.

 

Часто я радовался, приводя грешника ко Христу. Я также видел ответы на молитвы людей, просивших о физическом исцелении. Но я не имел сознательного реального опыта в противостоянии и изгнании бесов с внешними проявлениями, так ярко описанными в Новом Завете.

 

Затем Бог по Своей суверенной воле дал мне прямое личное переживание в различении и обращении с бесами. Прежде всего, я сам получил свободу от постоянной, калечащей депрессии, когда я осознал, какой источник стоял заэтим и воззвал к Богу об освобождении. Позже я столкнулся с проявлениями бесов в других людях и испытал на своем личном опыте истинность обещания Иисуса Своим ученикам в Евангелии от Марка 16:17: «Именем Моим будут изгонять бесов». Это добавило новое важное измерение в моем служении.

 

Оглядываясь назад, я понимаю, что Бог ввел меня в Свою «школу практики», суверенно проводя меня от одной встречи с бесами к другой. В конце концов, обращение с бесами стало обычной частью моего христианского служения.

 

В следующей главе я поделюсь некоторыми самыми важными уроками, которым Бог научил меня в пути, по которому Он вел меня.

 

Моя битва с депрессией

 

Я вспоминаю годы перед Второй Мировой войной. Четыре с половиной года я служил в Британской армии на Среднем Востоке. Затем, во время моего увольнения, я женился на Лидии Кристенсен, датской учительнице, которая возглавляла маленький детский дом в Иерусалиме. Благодаря моему браку с Лидией, я стал отцом уже существующей семьи из восьми девочек, из которых шесть были еврейками, одна — палестинская арабка и самая маленькая — англичанка.

 

Всей семьей мы были свидетелями возрождения государства Израиль в 1948 году и затем переехали в Лондон. Мы обнаружили город, который утомленно пытался восстановить свою вдребезги разбитую войной жизнь. Каждую ночь нацистские бомбардировщики проливали дождь ужаса и уничтожения на людей, которые не могли отплатить тем же. Много позже после того, как бомбы прекратили падать, свежие шрамы были все еще видны в городе.

 

Многие улицы напоминали мне человека, у которого при улыбке обнаруживалось отсутствие двух или трех передних зубов. Посреди уцелевших домов, которые остались стоять, мелькали заросшие сорняками пустыри, служвшие молчаливыми мемориалами памяти погибших семей, уничтоженных вместе со всем домом. Еще ужаснее выглядели пустые каркасы домов с почерневшими, обвалившимися стенами и выбитыми окнами. Напрасно глаз искал любого остатка элегантности или красоты. Внешние шрамы города соответствовали эмоциональным шрамам, которые люди носили в себе. Преобладающим настроением был усталый цинизм. Британия вышла из войны победительницей, но плодом победы была горечь. Большинство основных продуктов питания были в дефиците. Такие товары, как сахар, масло, чай и табак, которые могли принести в жизнь немного радости или, по крайней мере, сделать ее более терпимой, были строго нормированы. Очереди были слишком длинными, а настроение было подавленным.

 

Уровень духовной жизни в Англии был ниже, чем, по крайней мере, в течение последних двухсот лет. Меньше пяти процентов населения регулярно посещали какое-либо место поклонения Богу. Многие церкви были либо разобраны, либо переделаны в мебельные хранилища. Из тех церквей, которые остались открытыми, только некоторые несли позитивную проповедь надежды, которая могла послужить противоядием преобладающей депрессии.

 

Вскоре после того, как мы поселились в Лондоне, я начал свое пасторское служение в маленькой пятидесятнической общине, которая находилась недалеко от центра города.

 

Мое преобладающее впечатление о том времени — это серость. Улицы были серыми, дома были серыми, люди были серыми. И большинство времени небо тоже было серым. Горючее, используемое для отопления, производило дым над городом, и временами блокировало, по меньшей мере, 25 процентов солнечного света, который мог бы смягчить серость. В зимнее время город время от времени погружался в такой густой туман, что не видно было собственной вытянутой руки.

 

И все же был другой тип серости, еще депрессивнее. Это была странная, необъяснимая серость внутри моей души. По духовным стандартам того времени, я был относительно успешным служителем. Каждую неделю кто-то приходил к Господу, или я являлся свидетелем чудесного исцеления, либо каких-то других проявлений сверхъестественной силы Святого Духа. И все же меня преследовало постоянное внутреннее чувство разочарования. Неслышный голос как будто шептал: «Другие могут иметь успех, но не ты».

 

Мой жизненный опыт к тому времени состоял из серии успехов. Избранный на королевский стипендиат Итона в возрасте тринадцати лет, я дошел до Королевского колледжа в Кембридже в качестве лучшего стипендиата своего года. После окончания с первоклассными удостоверениями в обеих частях классического триптиха (официальный курс, изучающий латинский и греческий языки, культуру и историю) я был избран лучшим студентом университета на два года. Наконец, в возрасте 24 лет я был избран на вожделенную для многих позицию члена профессуры Королевского колледжа в Кембридже. Во время войны, моя служба в Медицинском корпусе в нестроевой роли препятствовала получению офицерского чина. Тем не менее, при увольнении, Британская Армия, оценивая меня, вынесла следующий вердикт в моей характеристике: признать образцовым.

 

Во время моей военной службы я пережил сверхъестественную встречу с Иисусом Христом, которая перевернула все мои цели в жизни. Со времени моего увольнения я мог видеть, как Бог вел меня шаг за шагом к моему служению пастора. Это была ирония, которой я не мог понять. Пока я ходил своими собственными путями по жизни, игнорируя Бога, я имел абсолютный успех. И вот теперь, когда я искренне пытался следовать Божьему плану в своей жизни, я постоянно испытывал давящее чувство, что я не могу ожидать успеха.

 

Во всем этом я никогда не подвергал сомнению реальность моего спасения. Оно было слишком глубоко и слишком реально. И все же временами депрессия опускалась на меня, подобно серому туману, покрывая мои плечи и голову. Стряхнуть этот туман было все равно, что вырваться из тюрьмы. Я чувствовал себя изолированным и одиноким, оторванным от остального мира, включая даже самых близких — жену и дочерей. Я не знал ни одного зрелого служителя, к которому я мог бы обратиться за помощью.

 

Я перепробовал каждый духовный способ, который я только знал, чтоб сбросить эту депрессию. Я верно читал свою Библию, по меньшей мере, дважды в день. Я постился один день в неделю. Временами я посвящал несколько дней или неделю интенсивной молитве и посту. В такие времена депрессия оставляла меня на время, но затем возвращалась опять. Каждый раз, когда это случалось, моя безнадежность углублялась.

 

Я был знаком с Посланием к Римлянам 6:11, где содержится наставление «почитать себя мертвыми для греха». День ото дня я почитал себя мертвым для греха и для всех последствий депрессии, которые он принес мне. Но, казалось, я не мог пережить на практике последующую часть стиха: быть «живыми для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем».Победа над моим врагом

 

В конце концов, в 1953 году, когда я исчерпал все свои ресурсы, Бог пришел мне на помощь таким образом, как я никогда не мог ожидать. Я читал первые стихи 61 главы Исаии, которые описывают сверхъестественную работу Святого Духа в подтверждении проповеди Евангелия, — стихи, которые Иисус отнес к Себе в синагоге в Назарете (смотрите Луки 4:16-21). Когда я дошел до слов в третьем стихе «вместо унылого духа — славная одежда», также называемого «духом уныния» или «духом тяжести», я не мог дальше читать. Как будто фраза «унылый дух» была подчеркнута чьей-то невидимой рукой.

 

Я повторил фразу про себя: унылый дух. Был ли это Божий диагноз моего состояния? Могло ли это означать, что силы, с которыми я боролся, не были частью меня самого, но инородной личностью — злым духовным существом, которое каким-то образом захватило сферу в моем разуме?

 

Я вспомнил термин, который я когда-то слышал, но не понимал: семейный дух. Относится ли это каким-то образом к какому-то роду злой силы, которая подсоединяется к членам семьи, переходя от поколения к поколению?

 

Я думал о некоторых чертах характера моего отца, всегда приводивших меня в недоумение. Он был хорошим, с высокими моральными устоями человеком; успешным офицером, уволенным в запас в ранге полковника. 98% своего времени он вел себя как английский джентльмен, которым он и являлся. Но во время оставшихся двух процентов времени я видел в нем нечто чужое и не принадлежащее его личности. Очевидно, какие-то незначительные инциденты так огорчали его, что он на 24 часа впадал в жестокое, каменное молчание. Он закрывал себя от моей матери и не открывал своего рта даже сказать «спасибо» за чашку чая. Затем, без видимых причин, он опять возвращался в свое нормальное состояние хороших манер.

 

С новой проницательностью я увидел этот же «темный дух», преследующий мою жизнь с детства. По-видимому, он изучил мой темперамент и стал использовать мои слабости и мои реакции. Он знал, когда я бываю наиболее уязвимым для его давления. И теперь он имел одну главную цель: помешать мне эффективно служить Христу.

 

Это был решающий момент моей жизни. Я всегда рассматривал свою депрессию и отрицательное поведение, как выражение моего собственного характера, как что-то, с чем я был рожден. Я чувствовал вину, что я не становился «лучше», какхристианин. Теперь для меня стало ясно, что моя борьба совсем не была направлена против части моей собственной личности.

 

Немедленно Святой Дух напомнил мне обетование в Книге Иоиля 2:32: «И будет: всякий, кто призовет имя Господне, спасется». Из моего изучения иврита я знал, что этот глагол также имеет значение «будет освобожден». Я решил применить это обетование и действовать соответственно ему. Я произнес простую молитву: «Господи, Ты показал мне, что я находился под давлением духа уныния, но Ты обещал в Своем Слове, что если я призову Твое имя, то буду освобожден. Поэтому я призываю Тебя освободить меня во имя Иисуса!»

 

Ответ был немедленным. Что-то подобное огромному небесному пылесосу опустилось на меня и высосало серую пыль, которая окутывала мою голову и плечи. В то же время давление в районе моей груди было с силой высвобождено, и я негромко вскрикнул.

 

Бог ответил на мою молитву. Неожиданно все вокруг меня стало как будто ярче. Я почувствовал, как тяжелое бремя упало с моих плеч. Я был свободен! Всю свою жизнь я находился под этим давлением. Это было странно — чувствовать себя свободным. Но очень быстро я понял, что эта свобода была нормой, а давление было ненормальным.

 

Мой старый враг не сдался сразу; я все еще должен был сражаться с депрессией. Но огромная разница заключалась в том, что его атаки теперь приходили извне, а не изнутри. И я постепенно научился тому, как противостоять им.

 

Главная цель атак, направленных против меня, была вызвать во мне реакции или склонности к пессимизму. Когда все, казалось, было неправильно, я начинал допускать отрицательные мысли о том, что может случиться. Вскоре после этого я начинал чувствовать такой знакомый серый туман, начинавший оседать на мою голову и плечи.

 

В этот момент Бог дал мне другой важный урок: Он сделает для меня то, что я не могу сделать для себя, но Он не будет делать за меня то, что Он требует делать от меня. Бог ответил на мой зов и освободил меня от духа уныния, но после этого Он возложил на меня ответственность тренировать и дисциплинировать по Писанию свои мысли.

 

Совершенно ясно, что я нуждался в чем-то, что защитило бы мой разум. Когда я размышлял о духовном оружии, перечисленном Павлом в Послании к Ефесянам 6:13-18, я сделал заключение, что то, что Павел называл «шлемом спасения»было предназначено для защиты моего разума. Это навело меня на размышления: имею ли я уже шлем спасения? Я знаю, что я спасен. Значит ли это, что я имею шлем автоматически?

 

Затем я увидел, что Павел написал это христианам, которые уже были спасены, но он все равно инструктировал их «взять» шлем спасения. Ответственность лежала на мне. Я сам должен был «взять» шлем. Но что было шлемом?

 

К счастью, я использовал Библию со ссылками. Рядом с Ефесянам 6:17 стояла ссылка на 1-Фессалоникийцам 5:8: «Облекшись... в шлем надежды спасения». Итак, шлем, который Бог приготовил для защиты моего разума, была надежда!

 

Это дало пищу моему логическому разуму. Моей проблемой был пессимизм, но противовес пессимизму — это оптимизм, постоянная надежда на лучшее. Надежда была моей защитой.

 

От 1-Фессалоникийцам 5:8 я обратился к Евреям 6:18-20:

 

Дабы... твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду, которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, куда предтечею за нас вошел Иисус...

 

Я обнаружил тут две картины надежды. Первая картина — надежда сравнивается с рогами по краям жертвенника. Во времена Ветхого Завета, когда человек преследовался врагом, желающим убить его, он мог найти убежище, ухватившись за рога жертвенника, и тогда враг не мог достигнуть его. Для меня этот жертвенник говорил о жертве, принесенной Иисусом на кресте. Эти рога представляли мою надежду, которая была основана на Его жертве. Пока я упорно цеплялся за эту надежду, мой враг не мог подойти, чтобы разрушить меня.

 

Что же насчет второй картины — надежды как якоря? Это вызвало краткий диалог в моем разуме.

Что нуждается в якоре? Корабль.

Почему корабль нуждается в якоре? Потому что он плавает по воде — неустойчивому элементу, который не дает никакой возможности крепко держаться за что-то. Корабль выбрасывает якорь в этот неустойчивый элемент, и он закрепляется за что-то крепкое и неподвижное, например, скалу. Я понял, что надежда может быть таким якорем в моей жизни — якорем, выброшенным в суматоху и нестабильность этой жизни и закрепившимся навсегда за Вечную Скалу — Иисуса.

 

По мере моего размышления над этим, я понял, что существует разница между надеждой и позитивным мышлением. Читая Послание к Евреям, я увидел, что «вера же есть осуществление ожидаемого» (Евреям 11:1). Мне нужна была надежда — «ожидаемое», которая бы как якорь основывалась на твердом основании веры в утверждения и обетования Слова Божия. Без этого библейского основания, надежда не может быть ни чем иным, как только позитивным мышлением.

 

Постепенно я разработал простой и практический путь, как применять эти истины в своей повседневной жизни. Я научился различию между теми мыслями, которые происходили из моего собственного разума, и теми, которые постепенно вводились бесами. Каждый раз, когда мой враг пытался подбросить мне пессимистическую мысль, я дисциплинировал себя, провозглашая позитивные слова из Писания.

 

Если бесы пытались убедить меня, что вещи происходят не так, как нужно, то я провозглашал место из Послания к Римлянам 8:28: «Любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу». «Я люблю Бога, — отвечал я своему невидимому врагу, — и я призван по Его изволению. Поэтому все содействует к моему благу».

 

Время от времени бесы прибегали к тактике, которую они часто использовали в прошлом: «У тебя никогда не будет успеха». Вы сможете отпарировать этот удар стихом из Послания к Филиппийцам 4:13: «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе».

 

Полная победа не пришла моментально. Но со временем мой ментальный рефлекс укрепился до такой степени, что я почти автоматически отражал любые негативные подсказки от бесов позитивными словами из Писания. В результате, этот бес напрасно тратил столько времени для атак.

 

Бог также начал учить меня важности постоянного поклонения и благодарения. Это окружало меня, как я понял, атмосферой, которая отталкивала бесов. Я был впечатлен словами Давида в Псалме 33:2: «Благословлю Господа во всякое время; хвала Ему непрестанно в устах моих».

 

Вступление к этому псалму открывает нам, что в этот момент своей жизни Давид убегал от царя Саула, который хотел убить его. Он попытался скрыться у языческого царя Анхуса, который не оказал ему гостеприимства. Чтобы спасти свою жизнь, Давиду пришлось притвориться: «И изменил лицо свое пред ними, и притворился безумным в их глазах, и чертил на дверях, и пускал слюну по бороде своей» (1-Царств 21:13).

 

Если Давид мог продолжать благословлять Бога в этой ситуации, подумал я, то не существует никакой ситуации, в которой бы я не должен был бы делать то же самое.

 

Уроки

 

Из этой борьбы я вынес три урока, которые доказали свою ценность: первое, реальность демонической активности такова, как она описана в Новом Завете; второе, Бог предусмотрел сверхъестественное обеспечение для освобождения; и третье, необходимо сохранять свое освобождение через постоянное применение Писания.

 

Часто христиане смотрят на вопрос освобождения односторонне. Некоторые сосредоточивают все свое внимание на процессе изгнания бесов. Другие отвергают сверхъестественный элемент в освобождении и делают ударение только на необходимости христианской дисциплины.

 

Истина в том, что одно не заменяется другим. Освобождение не может быть заменено дисциплиной, и дисциплина не может занять место освобождения. Мы нуждаемся и в том и в другом.

 

Оглядываясь на годы назад, я спрашиваю себя время от времени, какой бы курс приняла моя жизнь, если бы Бог не пришел мне на помощь со Своей сверхъестественной силой и не освободил бы меня от злого духа уныния? У меня нет сомнений, что рано или поздно я оказался бы в таком отчаянии, что не смог бы продолжать служение. И как прекрасно оглядываться назад на более чем сорок лет плодоносного служения, которое последовало за освобождением!

 

Тем не менее, я понимаю, что моя борьба с бесами не была странным или уникальным переживанием. Наоборот, те, кто призван к христианскому служению, как я верю, являются главными объектами сатанинской атаки. Он направляет на них непрестанное демоническое давление и мучение, пытаясь вывести их из служения. К несчастью, слишком часто ему это удается!

 

Существует только одно достаточное средство защиты: научиться распознавать демоническую активность и действовать соответственно установленному Иисусом образцу.

 

Это одна из основных причин, побудивших написать эту книгу.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.169 (0.029 с.)