И начала Реформации (1054-1453 и 1517 гг.)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

И начала Реформации (1054-1453 и 1517 гг.)



Великая схизма 1054 года имеет достаточно долгую и сложную предысторию. Среди причин, вызвавших отпадение Запада от церковного единства, следует назвать догматические отступления Рима: прибавление «filioque» к Символу веры (затем последуют и другие); искажения в об-ласти богослужения: совершение литургии на опресноках (пресном хлебе); искажения в церковном строе: пост в субботы, обязательный целибат духовенства и притязания римских пап на главенство во Вселенской Церкви.

Раздор между Римом и Константинополем достиг кульминации во время крещения Болгарии и в связи с ним. Причем претензии по поводу своей юрисдикции над Болгарской церковью Константинополю предъявил Рим.

Первым восточным богословом, обратившим внимание на западные нарушения и положившим много сил на опровержение римских заблуждений, был Константинопольский патриарх святой Фотий (IX в.). Пожалуй, именно притязания римских пап на главенство (первенство, примат) во Вселенской Церкви сыграли ключевую роль в событиях тех лет.

Римские епископы (папы), развивая свою патриаршую власть в пределах определенной территории, не сходили с пути общего историко-кано-нического развития. Но другой природы были их стремления к образованию папства. Патриаршая власть покоится на естественном тяготении периферий к своим центрам. Власть же папы держится на предположении особых полномочий, якобы дарованных преемникам апостола Петра. Западные претензии на папский примат зиждутся на неправильном понимании роли апостола Петра в истории Церкви. Представления западных богословов об апостоле Петре как о главе апостолов исходят из ошибочного толкования нескольких мест Священного Писания (Мф. XVI, 18 и др.).

По меткому выражению профессора В.В. Болотова, «Патриарх говорит о себе только, что он есть; папство полагает, что оно должно быть.Патриарх есть факт, папство – уже догмат».

После Фотия, вторично низверженного с патриаршего престола в 886 г. императором Львом Мудрым, и до середины XI века сношения между Восточной и Западной церквами были редки и незначительны. С римскими папами по личным побуждениям имели отношения только византийские императоры. Наконец, в I половине XI века начались деятельные сношения, окончившиеся полным разделением церквей, впоследствии названным Великой схизмой.

В это время римским папой был Лев IX, а константинопольским патриархом Михаил Керулларий (существует и другая транскрипция: Кируларий). Лев IX всеми силами старался восстановить поколебавшееся папское влияние как на Западе, так и на Востоке. Константинопольскому патриархату в то время принадлежали некоторые церкви в южной Италии, и прежде всего в них Лев IX старался упрочить свое влияние. В этих церквах начали распространяться латинские воззрения и особенно латинский обычай совершать евхаристию на опресноках. Затем Папа Римский Лев IX сделал попытку восстановить против Михаила Керуллария антиохийского патри-арха.

Михаил Керулларий решился положить конец папским проискам. Он отлучил от причащения начальника греческих войск в Италии Аргира, который содействовал там распространению обычая совершать евхаристии на опресноках. Также для прекращения соблазна православных латинским богослужением закрыл в Константинополе латинские церкви и монастыри и в 1053 г. поручил архиепископу Болгарскому Льву написать обличительное послание против латинских нововведений. Послание Льва дошло до папы и произвело большое волнение в Риме. Папа, хотя и желал по политическим расчетам поддерживать мирные отношения к Востоку, но все-таки в ответ на послание Льва Болгарского писал Михаилу Керулларию, что апостольскую кафедру никто из смертных не может судить, что Константинопольский патриарх должен относиться к ней с почтением за преимущества, предоставленные ему папами, и т.п.

Тогдашний византийский император Константин Мономах (1042–1054 гг.) также по политическим расчетам желал быть в мирных отношениях с папой, и папский ответ в Константинополе был принят благосклонно. Император и папа хотели утвердить прочный мир между церквами, и для этого папа прислал в Константинополь своих легатов. В числе последних находился кардинал Гумберт, человек горячий и высокомерный. Пока папские легаты добирались в Константинополь, папа Лев IX умер, и послы действовали уже от лица покойного папы.

Гумберт и его товарищи относились к патриарху Михаилу Керулларию с явным неуважением. Поэтому патриарх Михаил отказался вести с ним переговоры. Не обращая на это внимания и надеясь на покровительство императора, легаты, под видом примирения церквей, начали действовать в Константинополе в пользу римской кафедры. Так, Гумберт издал опровержение на послание Льва Болгарского, а император распространил его в народе. По настоянию легатов, император заставил монаха Никиту Стифата, автора сочинения против латинян, сжечь свою книгу. Наконец, легаты, не надеясь подчинить своему влиянию патриарха, написали акт отлучения на него и на всю Греческую церковь, обвиняя ее во всевозможных ересях, положили его торжественно во время богослужения на престол храма Святой Софии и оставили Константинополь.

Такой несправедливо-дерзкий поступок легатов вывел из терпения как патриарха и духовенство, так и всех греков. Раздражение было так сильно, что легатам угрожала смерть от оскорбленного народа, если бы их не защитил император. Патриарх Михаил Керулларий собрал в 1054 г. в Константинополе собор, на котором предал анафеме папских легатов. Затем, разослав всем восточным патриархам свое окружное послание с извещением о произошедшем в Константинополе, а также о притязаниях и отступлениях Римской церкви, предостерегал их от общения с ней. С этого времени во всех восточных церквах перестали поминать папу при богослужении, и с этого времени Западная церковь упорно остававшаяся при своих догматических, обрядовых и канонических заблуждениях, окончательно отпала от единства с Восточной церковью.

После окончательного разделения церквей, Восточная и Западная церкви живут и служат отдельно и независимо одна от другой. И та и другая церкви направляют свою деятельность к достижению своих собственных интересов и целей; взаимных религиозных интересов более не существует. Восточная церковь, всегда ревностно заботившаяся об уяснении и определении христианского вероучения и всего церковного благоустройства и вполне достигшая этого в период Вселенских соборов, после схизмы поставила для себя задачей твердое и неизменное сохранение этого учения и благоустройства во всей целости и чистоте. К этой задаче сводилась вся ее деятельность в рассматриваемый период. Несмотря на все притеснения от внешних врагов и на разнообразные происки латинян, она всегда оставалась и остается строго православной. Западная церковь, напротив, по отделении от церкви Восточной, в своей жизни и деятельности преследует другие цели. Там на первом плане стоят стремления усилить власть главы Западной церкви – папы, поставить его в независимое положение от власти светской и, наконец, подчинить ему весь христианский мир, как в духовных, так и в светских делах. В преследовании этих целей Западная церковь забывает все остальное и нисколько не заботится о сохранении в целости древнего православного вероучения и церковного благоустройства. Допустив у себя, еще до разделения церквей, несколько нововведений и отступлений от апостольского учения и церковного Предания, она и после Великой схизмы идет тем же путем: вводит новые догматы, обряды, изменяет церковное устройство.

В то время когда совершалось отпадение Западной церкви от церковного единства, христианская вера, в форме чистого и неповрежденного римскими нововведениями православия, прочно утверждалась в одной из обширнейших стран Европы – в России. К концу X века христианство в Киеве получило уже такую силу, что язычество заметно стало колебаться, и уходить с исторической сцены.

На Западе в этот период происходит, порой драматическая, борьба пап со светскими государями за независимость в церковных делах.

Папская власть, поставленная на большую высоту папой Николаем I, после него, в X и в первой половине XI веков, в значительной степени упала. Это произошло, с одной стороны, вследствие вмешательства италийских владетелей в дела папства и церкви, а с другой – вследствие нравственной распущенности и бездеятельности пап и латинского духовенства. К половине XI столетия распоряжение папским престолом от италийских владетелей перешло в руки германского императора Генриха III, восстановившего императорскую власть в Италии. Но в это же время в некоторых монастырях (преимущественно клюнийской конгрегации) зародилась мысль об освобождении папства и церкви от влияния светской власти. Горячим поборником этой мысли был монах Гильдебрандт, ставший кардиналом при папе Льве IX (1048–1054 гг.) и заправлявший затем в течение 20 лет всеми делами папства.

В 1073 году кардинал Гильдебрандт решился, наконец, сам занять папский престол. Избранный коллегией кардиналов, он вступил в управление церковью с именем Григория VII (1073—1085 гг.). Германскому двору было только послано простое извещение об его избрании. Григорий вступил на папский престол, проникнутый теми идеями о папском всевластии, которые уже давно созрели у него и сформировались в цельную систему. Усвоив себе давний взгляд римской церкви на папу, как на наместника Христова на земле, Григорий хотел под папским владычеством основать всемирную теократическую монархию. Как верховный повелитель этой монархии, папа, в его представлении, должен властвовать не только над духовными, но и над всеми светскими властями. Он считал, что всякая власть в мире, и духовная и светская (не исключая императорской), ниже папской власти и должна находиться у нее в подчинении, так как всякая власть получает свое освящение и свой авторитет от папы.

Григорий, вскоре после своего вступления на престол, со всей энергией взялся за уничтожение инвеституры.

В 1075 г. папа Григорий VII открыл в Риме собор, на котором, запретив инвеституру, постановил – всех духовных, получивших свои должности от светских владетелей при посредстве инвеституры, низлагать, а светских владетелей, производящих инвеституру, – отлучать от церкви. Это определение папа захотел привести в исполнение. Дело началось с Германии. Папские легаты явились к Генриху IV и представили ему замечания относительно инвеституры. Генрих, отправлявшийся в то время на войну, согласился выполнить требования папы, но, возвратившись из похода, по-прежнему стал производить инвеституру. Тогда папа в 1076 г. потребовал его к себе в Рим на суд. Генрих, оскорбленный притязательностью папы, с насмешками отослав от себя его послов, собрал в том же 1076 г. в Вормсе собор германских епископов и приказал им низложить папу Григория. Папа, получив постановления собора, в свою очередь, на соборе в Риме, отлучил от церкви Генриха и всех епископов, бывших на вормском соборе. В то же время он объявил Генриха лишенным королевского достоинства, освободил от присяги его подданных и поручил германским князьям выбрать нового короля.

Распоряжения папы не имели бы никакого значения, если бы Генрих своим деспотизмом не восстановил против себя германских князей и они поэтому не стали на папскую сторону. Князья, собравшись на сейм в Трибуре, решили, что если Генрих в течение года не получит разрешения от папы, то будет лишен престола. Тогда Генрих, оставленный всеми, решился примириться с папой и с этой целью направился в Италию. Общение короля и папы произошло в Каноссе, в замке тосканской маркграфини Матильды. Генрих три дня с утра до вечера стоял во дворе замка, в одежде кающегося, с босыми ногами, не принимая пищи, и умолял папу о снятии отлучения. Папа простил его, но с условием, чтобы его дело было рассмотрено на сейме германскими князьями. Генрих вскоре понял свою ошибку и решился вступить в открытую борьбу и с папой, и с князьями. При таких обстоятельствах германские князья выбрали своим королем Рудольфа Швабского, начавшего войну с Генрихом. Папа признал Рудольфа королем, а на Генриха в 1080 г. снова наложил отлучение. Но Генрих не отчаялся. Он в том же 1080 г. на соборах в Майнце и Бриксене собрал преданных себе епископов, повторил низложение Григория VII и выбрал нового папу – Климента III.

Вскоре Рудольф Швабский был убит в одном из сражений, и Генрих утвердил свою власть в Германии. Теперь он решился разобраться с папой. В 1084 г. он взял Рим, возвел на папский престол Климента и получил из его рук императорскую корону. Григорий же заперся в замке св. Ангела и решительно отказывался от всяких переговоров с Генрихом. Генрих ушел из Италии только тогда, когда на помощь Григорию пришел норманнский герцог Роберт Гюискар. Последний взял Рим и освободил папу. Но Григорий не мог утвердиться в Риме, так как римляне были недовольны поведением его союзников норманнов; поэтому удалился в Салерно, где в 1085 г. и умер.

История взаимоотношений папы Григория VII со светской властью весьма показательна для того времени. Папы Виктор III (1085–1087 гг.), Урбан II (1087–1099 гг.) и Пасхалис III (1099–1118 гг.), управлявшие Римской церковью после Григория, были его учениками и старались продолжать его политику. Поэтому борьба с императорской властью за инвеституру продолжалась и при них. Ход борьбы тот же, что и при Григорие. Папы требуют уничтожения инвеституры, подвергают императоров отлучению от церкви, составляют против них политические союзы и вообще изыскивают средства оградить себя от их насилия. Императоры Генрих IV, а потом его сын Генрих V, приходят с войсками в Италию и выгоняют пап из Рима. Особенно посчастливилось в этой борьбе Урбану II. Проповедью о крестовом походе в Палестину против неверных, на соборах в Пьяченце и Клермоне (1095 г.), он создал фанатическое воодушевление в народных массах и сумел воспользоваться этим состоянием в своих целях. Собравшееся крестоносное ополчение, прежде похода в Святую Землю, выгнало из Рима поставленного Генрихом IV папу Климента, – и Урбан спокойно занял папский престол.

Такая напористость римских пап в соперничестве с императорами принесла свои плоды. Папа Калликст II (1119–1124 гг.) добился того, что Генрих V и германские князья заключили с ним выгодный для папства договор относительно инвеституры. Папе как духовному главе в 1122 г. на сейме в Вормсе была предоставлена духовная инвеститура, то есть право избирать и посвящать епископов и аббатов, согласно церковным канонам, вместе с вручением им кольца и жезла. А императору как светскому главе предоставлена инвеститура светская, то есть право раздавать тем же епископам и аббатам имперские лены и брать с них ленную присягу. Это и есть так называемый вормский конкордат. Вормским конкордатом папство окончательно устранило вмешательство светской власти в дела церкви.

Восточная церковь в эту эпоху также переживала не лучшие времена. В середине XI века лидерство в магометанском мире заняли турки-сельджуки. Эти варварские племена были еще более лютыми врагами Византии и христианства, чем арабы. Византия теряла провинцию за провинцией. Угнетение и рабство стало участью многих христиан на Востоке. К сожалению, византийские василевсы большую часть своих забот посвящали придворным интригам, безучастно позволяя туркам отделять от империи целые области и бесчинствовать на захваченных территориях.

Новой бедой для Восточной церкви стали крестовые походы. Ини-циируемые римскими папами, эти походы, кроме освобождения Святой земли и Гроба Господня, ставили целью распространение папского влияния на Востоке и подчинение восточных церквей Римскому престолу.

Притеснения начались со времени первого же крестового похода 1096 г. Так, проходя через европейские владения Византийской империи, грубые крестоносцы, подстрекаемые латинским духовенством, с презрением и неприязнью относились к грекам и православной церкви. Случалось, что крестоносцы даже начинали грабить греков. Перейдя в Азию, они стали отнимать у турок греческие области и своей насильственной пропагандой латинства и папства теснили православное население востока.

Притеснения со стороны латинян со времени первого крестового похода испытывали преимущественно церкви Сирии и Палестины. Со времени же четвертого крестового похода (в начале XIII в.), игу латинян подпала и Константинопольская церковь. В 1195 г. византийский император Исаак II Ангелбыл свержен с престола, ослеплен и заключен в тюрьму своим братомАлексеем III,который провозгласил себя императором. Сын ослепленного Исаака, царевич Алексей,бежал из Константинополя и отправился на запад искать помощи против дяди. В это время на западе готовился четвертый крестовый поход, крестоносцы собирались в Венеции, чтобы оттуда отправиться на восток. Сюда же прибыл и царевич Алексей. Он просил крестоносцев, прежде чем отправиться в Палестину, помочь ему и его отцу в возвращении императорского престола. Венецианский дож ГенрихДандоло, рассчитывая, что при таких обстоятельствах Венецианская республика может много выиграть для своей торговли, убедил крестоносцев согласиться на предложение царевича Алексея. Предложения царевича были очень заманчивы. Он обещал заплатить крестоносцам 200 000 марок серебра, в течение года снабжать их продовольствием, на год послать в Палестину в помощь им греческое десятитысячное войско и содержать там постоянно 500 рыцарей, а также обещал подчинить Восточную церковь папе.

В 1203 г. крестоносцы подошли к Константинополю и немедленно приступили к осаде. Малодушный Алексей III ночью бежал из столицы, а греки сочли за лучшее возвести на престол сверженного Исаака Ангелавместе с его сыном Алексеем IV. Константинополь пал, был варварски разграблен и поруган крестоносцами и в 1204 г. более чем на полвека попал под власть латинян. Цель похода крестоносцев была достигнута.

В 1261 г. Латинская империя в Константинополе пала, Никейский император Михаил VIII Палеолог(1259–1282 гг.), при содействии генуэзцев, отнял у латинян Константинополь и восстановил Византийскую империю. Но положение восстановленной империи и его государя было весьма затруднительное. Последующий латинский император в Константинополе Балдуин II,после падения империи, отправился на запад и умолял папу и государей помочь ему возвратить потерянный престол. Папа Урбан IV,потерявший, с завоеванием греками Константинополя, не менее Балдуина, принял его сторону, отлучил от Церкви генуэзцев за союз с Палеологом и начал призывать к новому крестовому походу против Константинополя.

Своими жестокостями и поруганием греческой святыни во время крестовых походов латиняне сильно испортили отношения с греками. Греки ненавидели латинян как еретиков и своих притеснителей, а латиняне ненавидели греков, считая их схизматиками, людьми коварными и двоедушными. Враждебные чувства нередко доводили тех и других до кровавых столкновений. Но, несмотря на это, греки и латиняне весьма часто предпринимали попытки к соединению церквей. Для этого были особенные причины, побуждавшие их искать церковного союза. Папы не теряли надежды подчинить своей власти Восточную церковь, и всеми силами стремились восстановить общение церквей, понимая под восстановлением общения не союз церквей между собой, а подчинение Восточной церкви Западной. Греки по политическим расчетам, со своей стороны, также желали соединения церквей. Политическое положение Византии в эту эпоху было слишком затруднительно. Одряхлевшая империя при нападениях на нее турок и крестоносцев угасала.

Византийское правительство искало союза с Римом, рассчитывая при помощи пап, имевших в то время сильное влияние на политический расклад во всей Европе, защитить империю от многочисленных врагов и спасти ее от падения. Но пап можно было расположить только изъявлением желания на соединение церквей, с подчинением Восточной церкви Римской, и византийское правительство в переговорах с Римом на первый план ставило вопрос о соединении церквей. При таких расчетах искренностив переговорах о соединении церквей не было ни со стороны латинян, ни со стороны греков. Поэтому вопрос о соединении церквей отодвигался политическими проблемами и амбициями. Непрочность попыток соединения церквей обусловливалась еще и тем, что они не имели характера всеобщности,по крайней мере, на востоке. Со стороны греков, главным образом, о соединении церквей хлопотали императоры; большинство греческой иерархии и народ всегда были против соединения, так как видели в нем подчинение Восточной церкви папе.

Среди множества неудачных попыток к соединению церквей выделяются две, доведенные всевозможными хитростями и насилием до конца и сопровождавшиеся печальными последствиями для Восточной церкви. Это так называемые унии – Лионская(1274 г.) и Флорентийская (1439 г.).

В 1271 г. на папский престол вступил Григорий X, особенно сильно желавший соединения церквей, конечно, с подчинением Восточной церкви Западной, и переговоры о соединении пошли успешнее. Григорий в ответ на предложение Палеолога предшествовавшим папам прислал ему письмо, в котором восхвалял его намерение подчиниться апостольскому престолу и приглашал на назначенный им в 1274 г. Лионский собордля окончательного решения вопроса о соединении церквей. При этом папа в числе условий соединения выставлял принятие греками латинского чтения символа с прибавлением «filioque» и признание главенства папы. Палеолог решился на соединение церквей на предложенных условиях. Но греческое духовенство во главе с патриархом Иосифом, прежде покорным императору, было против унии. Император Палеолог уговаривал патриарха и епископов согласиться на соединение с Римской церковью. Он считал, что условия, выдвинутые папой, вполне приемлемы: поминать папу в богослужении Восточной церкви нисколько не грешно, признавать его братом и даже первым не унизительно. Что же касается права апелляции к папе, то оно реально не будет существовать, так как «в сомнительных случаях едва ли кому захочется плыть для этого за море».

Турки-османы по разрушении Иконийского царства монголами в XIII веке, под предводительством своего султана Османа,укрепились в горах Вифинии и образовали разбойничье государство. Сын Османа, Орхан(1326–1360 гг.), подчинил себе Никомидию и большое число греческих городов в Малой Азии и сделал Бруссусвоей столицей. Он первый принял титул падишаха и назвал ворота своего дворца высокой портой(Оттоманская Порта). Греческий император Андроник III Палеолог(1328–1341 гг.) хотел остановить успехи османов, но в 1333 г. под стенами Никеи потерпел поражение, после чего Никея отошла от империи к туркам. Султан Орхан во время своих завоеваний пролил много христианской крови. Многие из малоазийских христиан, чтобы избавиться от смерти или не лишиться свободы, принимали магометанство. Преемник Орхана, Мурад I(1360–1389 гг.) отвоевал у греков Фракию и город Адрианополь, ставший в 1362 г. его столицей. Сербы, болгары и венгры объединенными силами пытались остановить нашествие Мурада на Европу, но были полностью разбиты. Султан Мурад своими жестокостями наводил ужас на всю Европу. Тысячи европейских христиан бежали в Малую Азию, заселяя пустынные земли. Но и там их насильно обращали в магометанство. Особенно тяжело для христиан было распоряжение султана, чтобы каждый пятый из всех военнопленных старше 15-летнего возраста поступал в распоряжение султана. Таких пленников обучали турецкому языку, исламскому вероучению и зачисляли в разряд янычар.

Напрасно византийский император Иоанн VПалеолог (1341–1391 гг.) путешествовал на запад и просил там помощи. Напрасно, в ожидании помощи от папы, он принял католичество: защиты не последовало.

Сын Мурада, Баязет I(1389–1403 гг.), завоевал Болгарию, часть Сербии, Македонию, Фессалию и Элладу и принудил византийского императора Мануила II Палеолога(1391–1425 гг.) платить ему дань. Византийская империя в то время заключалась почти в одном Константинополе. Баязет ненавидел христиан еще более своего предшественника, и поэтому без пощады губил их. Единственным средством спасения было принятие магометанства. Поражение, нанесенное Баязету Тамерланом, только на некоторое время отсрочило падение Византийской империи. После непродолжительных беспорядков в Турецкой империи, последовавших за смертью Баязета, могущество турок скоро было восстановлено его преемниками – Магометом I(1413–1421 гг.) и Мурадом II(1421–1451 гг.). Византийский император Иоанн VI Палеолог(1425–1448 гг.) пытался отказаться платить дань туркам, но был принужден снова ее платить. Следующий византийский император Константин XIПалеолог(1449–1453 гг.) уже просил согласия Мурада на занятие императорского престола, признавая себя его вассалом.

Флорентийская уния 1438–1439 гг., как и любое предательство, не спасла Византию от гибели. 29 мая 1453 г. султан Магомет II взялКонстантинополь, разорил его и осквернил многие христианские святыни. Император Константин Палеолог погиб в бою, был убит и его малолетний наследник. Византийская империя прекратила свое существование, а Константинопольская церковь попала в руки мусульман.

Так трагически закончилась эпоха Нового, Второго Рима – Византии, великой империи, несшей народам свет православной веры и богатую восточно-христианскую культуру.

Христианский Запад спустя шесть десятилетий постиг тяжелый удар. С 1517 г. Европа переживала драматические события Реформации.

Лекция № 7

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.017 с.)