О том: как старик богатый взбесился, на молодой Дарье женился,



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

О том: как старик богатый взбесился, на молодой Дарье женился,



Как Дарья им мудрила, себе обнов накупила, бороду ему ощипала,

Старые кости потрепала и как его похоронила, молодого мужа нажила.

 

Жил был старичок,

Богатый мужичок;

От роду женат не был,

За монаха в деревне слыл.

Вдруг беда приключилась,

Дарья девка полюбилася.

Собой красива,

И толста на диво.

Старик взбесился,

На Дарье женился,

Приданого не просил,

Его на свои деньги нашил.

Вот как закутил,

Всю деревню удивил.

Сам едва бродит,

А жену молодую нажил.

Дарья его целует,

Словно молодого милует.

Старик так и тает,

Старость забывает.

С месяц Дарья его целовала.

Во всем мужу угождала.

Потом стала беситься.

Захотела рядиться.

На мужа стала кричать.

Его всячески ругать.

Им повелевает,

А муж обновы покупает,

Жене хочет угодить,

Обновами ее прельстить.

Как обнову получает,

Жена мужа целует.

А неделя пройдет,

То опять заорет,

Давай, кричит, другую,

Шубейку шелковую.

Старик раз отказал,

За то и пострадал.

Дарья на него напала,

Всю бороду исщипала,

Кости старые потрепала,

И все ж на своем настояла.

Обнову себе купила,

Да и дружка нажила.

Старик видит, нет ласки,

Не в свои сел салазки.

Стал горевать,

Сильно тосковать,

На постель свалился,

И с светом простился.

Жена, перекрестилася,

Бежать к сундуку пустилася.

Деньги обобрала,

Дружку отдала.

Мужа похоронила,

От любви повыла.

Деревня вся удивилась.

Как она выть ухитрилась.

Шесть недель проплясала,

И собираться замуж стала.

С дружком повенчалася,

С деньгами наслаждалася.

Старого мужа поминала,

Дураком его называла.

Над ним смеялася,

Молодым мужем любовалася.

 

Старики смотрите,

Себя берегите,

С ума не сходите,

Старость не смешите.

Прежде не женились; На невест не льстились;

А теперь уж поздно,

Вам молиться должно.

 

 

СКАЗКА

О том: как прикащики хозяевам угождают,

Рубли за сапог опускают, а гривны в ящике оставляют,

Сатану утешают; на хозяйские деньги лавки открывают

И сами уж прикащиков нанимают.

Вот полюбуйтесь.

Прикащикам подивуйтесь,

Он ведь мальчишка;

За прилавком как мышка;

Рукой виляет.

В ящике копает.

Хозяину хочет угодить.

Себе карман понабить.

Черти ему помогают,

Украсть больше заставляют.

Деньгами соблазняют,

Его душу утешают.

Хотят добычу получить

Его в ад притащить.

Вот уж он им угождает,

Гривны в ящике оставляет,

А девять за сапог опускает.

Видно, что малый смирный,

Не довольствуется гривной.

Хозяину ее предоставляет,

А себе только девять оставляет.

Расчет верный ведет,

Хоть какой баланс сведет.

Да и нельзя не свесть,

Черт над рукой есть.

А хозяин не догадается,

Что он так старается:

Видно, что добрый попался,

Другим делом, занялся,

А то бы награду дал,

В шею прогнал.

Теперь, пожалуй, гони,

Уж полны сапоги.

По миру не пойдет,

А сам лавку заведет.

Да так и случилось,

На площади открылась.

Сам уж хозяин стал.

И нос задирал.

Хочет богачом быть,

Не знает, как товар сбыть;

Дешевле всех продает

Да долго ль так проживет;

Вот этого не знаю,

А в уме помышляю, –

Чай скоро в трубу укатит,

Кредиторов удивит.

Картина уже есть,

Чуть ли не его тесть,

Так отличился, –

На картинке явился,

Кредиторам кланяется,

Улететь старается.

Будет это с ним, аль нет,

Утверждать мне не след,

Я только помышляю,

А будущего не знаю.

Только деньги так нажитые,

Уж больно удалые,

Как в руку легко попадают,

Так легко и улетают.

Другим, впрочем, удаются:

До старости ведутся,

Может, и с ним это случится.

Коль скоро свалится,

А как долго проживет.

То добра не наживет. –

Пойдет топиться,

Иль на чердак давиться.

 

На эту картину смотрите. –

Себя берегите.

Деньги не воруйте

Нет их – не горюйте.

Сами добывайте.

Честно промышляйте.

Копейка трудовая,

Честно добытая,

Всегда будет прочней.

Чужих тысяч верней.

С нею честь не страдает,

И совесть не упрекает.

При ней жить приятно

И умереть отрадно.

 

СКАЗКА

О Булате-Молодце.

 

Жил-был царь по имени Ходор, и у того царя был только один сын Иван-Царевич. Когда пришли отроческие лета его, то Ходор отдал Ивана-Царевича разным учителям для обучения всяким рыцарским наукам. Как стал Иван-Царевич на возрасте, то начал у батюшки своего царя Ходора проситься в иные государства погулять, людей посмотреть и себя показать. Царь Ходор его отпустил и ему наказал, чтобы он показывал свои науки в иных государствах и тем бы прославил себя и его, царя Ходора. Тогда Иван-Царевич пошел по конюшням выбирать себе доброго коня, на которого руку наложит – падет на колени, – тот для него не годится. Ходил он по всем стойлам и не мог выбрать коня. Пошел он с великою кручиною; взял свой тугой лук и калены стрелы и пошел в чистое ноле – грусть-тоску размыкать.

Как скоро пришел в чистое поле, то увидел на воздухе лебедя; натянул свой тугой лук и выстрелил по тому лебедю; не попал в него, и стрела его улетела из глаз. Тогда Иван-Царевич весьма закручинился, что потерял любимую свою стрелу; искал ее но всему полю со слезами и пришел к одной маленькой горе, где услышал человеческий голос, кричавший ему: «поди сюда Иван-Царевич!» Иван-Царевич очень удивился, что слышит голос, а никого не видит. Голос тот опять закричал то же. Пошел Иван-Царевич в ту сторону, откуда слышался крик, и увидел в горе окно с железною решеткою, а в том окне увидал человека, который манил его к себе рукою. Иван-Царевич подошел к нему, и тот человек сказал ему: «О чем ты Иван-Царевич кручинишься? – Как мне не кручиниться, отвечал ему Иван-Царевич, я потерял свою любимую стрелу и не знаю, где найти ее, да еще есть кручина моя великая: не найду себе по мысли доброго коня богатырского. – О, эта беда не велика, сказал ему тот человек. Я тебе добуду доброго коня и отдам каленую стрелу, потому что она залетела ко мне; что мне за то дашь?» – «Я тебе все, отдам, что ты не попросишь, отвечал ему Иван-Царевич, ежели ты достанешь доброго коня и отдашь каленую стрелу». «Я ничего от тебя не хочу, сказал тот человек, только выпусти меня отсюда».– «Да как и кем ты сюда засажен?» спросил его Иван-Царевич.

– «Засадил меня твой батюшка. Я был, славный разбойник и зовут меня Булат-Молодец. Он на меня прогневался и велел меня поймать и засадить в эту темницу. И сижу тут ровно 33 года».

– Слушай, Булат-Молодец, сказал ему Иван-Царевич, я без батюшкина приказа не смею тебя выпустить; он и на меня прогневается.

– Того ты не бойся, отвечал ему Булат-Молодец.– Твой батюшка, о том не проведает; и как скоро ты меня отсюда выпустишь, я уйду в иные государства и жить здесь не буду.

Тогда Иван-Царевич сказал ему: Я тебя выпущу, только ты отдай мне мою стрелу каленую и скажи – где достать мне коня богатырского?

– Поди ты в чистое поле, говорить ему Булат-Молодец, увидишь три дуба, а возле них железную дверь с кольцом, а под той дверью конюшня: в ней стоит добрый конь богатырский, запертый 12-ю дверьми и 12-ю замками стальными. Ты подними ту железную дверь и отбей 12 замков, отвори 12 дверей и получишь себе, коня доброго. После, на том коне приезжай ко мне, я отдам тебе твою стрелу каленую, и тогда ты меня отсюда выпусти.

Иван-Царевич, выслушав такие слова, пошел в чистое поле и увидел три дуба зеленые. Нашел дверь железную с кольцом медным, и взял он за то кольцо и поднял эту дверь. Затем сбил 12 замков и отворил 12 дверей, и вошел в конюшню, где увидел доброго коня и всю сбрую богатырскую. Положил Иван-Царевич свою руку коню на спину и конь тот на колени не пал, а только погнулся. Услышал конь по себе седока, начал ржать и на колени пред Иваном-Царевичем падать. Оседлал Иван-Царевич доброго коня и взял палицу боевую и меч кладенец. Сел в седло черкасское, и взял в руки шелковы поводья. Захотелось ему испытать коня доброго: он ударил его но крутым бедрам – конь осердился, от земли отделился и понес Ивана-Царевича выше лесу стоячего, ниже облака ходячего; горы и долы меж ног пускает, мелкие реки хвостом устилает, глубокие реки перепрыгивает. Приехал Иван-Царевич к Булату-Молодцу и сказал ему громким голосом: Отдай же мне, Булат-Молодец, мою каленую стрелу, и тогда я тебя, доброго молодца, из темницы выпущу. Булат-Молодец тотчас отдал ему каленую стрелу, а Иван-Царевич его из темницы выпустил.

– Спасибо тебе, Иван-Царевич, сказал ему Булат-Молодец, что ты меня из темницы выпустил, и за это я тебе сослужу еще три службы, в те поры, когда тебе будет нужда. Когда я тебе буду надобен, то молви только: ах, где мой Булат-Молодец? и тогда я к тебе явлюсь и в твоей нужде буду тебе слугою.

Вымолвив эти слова, крикнул громким голосом: Сивка-Бурка, стань передо мной, как лист перед травой. Откуда не взялся добрый конь, сталь перед Булатом-Молодцем. Булат-Молодец влез в ушко, напился, наелся, в другое вылез – и стал такой молодец, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать, ни пером написать. Затем сел Булат-Молодец на своего коня и сказал Ивану-Царевичу: ну теперь прощай, Иван-Царевич, – и поехал от него прочь.

Иван-Царевич сел на своего коня и поехал к своему батюшке, и, приехавши к нему, начал прощаться с ним со слезами и просил отпустить с ним дядьку. Поехал с ним воин, и ехали они несколько времени и приехали в лес. День быль жаркий и Ивану-Царевичу захотелось пить. Ездя по лесу, они искали воды и нашли глубокий колодезь; вода в нем была ключевая. Иван-Царевич говорит своему дядьке: полезай ты в колодезь и достань мне воды. Я тебя привяжу и буду держать, чтобы ты не утонул.

– Нет, Иван-Царевич, отвечает ему дядька, я тяжелее тебя, поэтому ты меня не удержишь, а лучше спускайся ты, а я тебя буду держать.

Иван-Царевич послушался дядьки и опустился в колодезь. Когда Иван-Царевич напился воды, то сказал своему дядьке, чтобы он его вытащил из колодца. Но дядька ему отвечает, нет, теперь я тебя до тех пор не вытащу, покуда не дашь ты мне своей руки письмо, чтобы ты быль моим слугою, а я твоим господином, и чтобы называл ты меня Иваном-Царевичем. А ежели ты на это не согласишься, так я тебя в колодце утоплю.

– Любезный дядька! вскричал Иван-Царевич, не топи ты меня, а вытащи, я тебе дам письмо своей руки, чтобы ты был моим царем, а я твоим слугою.

– Я этому не верю, сказал ему дядька. Дай присягу.

– Я тебе клянусь Богом! сказал Иван-Царевич, что я точно дам тебе письмо.

Тогда дядька вытащил его, а Иван-Царевич взял бумагу и написал письмо и отдал его своему дядьке. Потом снял с себя свое платье и тоже отдал ему, а его на себя надел, и поехали они в путь.

Чрез несколько дней приехали они в Пантуево государство. Царь Пантуй, услышав о приезде Ивана-Царевича, вышел к нему навстречу. Принял дядьку вместо Ивана-Царевича, водил его в палаты белокаменные и сажал за столы дубовые. Пили, или и веселились они. Начал царь Пантуй спрашивать у подложного царя: зачем ты в мое государство пожаловал? – На это, мнимый Иван-Царевич отвечал ему: Милостивый Государь! я приехал к тебе свататься на дочери твоей, прекрасной царевне Церии.

– С великою радостию отдам дочь мою тебе в супружницы, молвил царь Пантуй. Потом между разговорами, ложный Иван-Царевич сказал Пантую: прикажи моего слугу отдать на кухню на черную работу, за то, что он мне дорогою много досадил. Царь тотчас велел Иван-Царевич определить на кухню в черную работу, а дядька его веселился с царем. После того, подступило войско под Пантуево государство и хотело его разорить, а царя Пантуя взять в плен. Тогда царь Пантуй призвал к себе ложного Царевича и сказал ему: любезный мой нареченный зять! подступило войско неприятеля, ежели ты прогонишь его от государства моего, я отдам за тебя дочь мою, а без того – не могу отдать.

- Хорошо, отвечал тот, не то сделаю, только ночью, а не днем, потому что мне днем воевать нет счастья.

Наступила ночь. Ложный царевич вышел на широкий двор, кликнул настоящего Ивана-Царевича и сказал ему: Иван-Царевич! не прогневайся на меня, что я заступил твое место! позабудь все, и сослужи мне: отгони отсюда прочь войско неприятеля. Иван-Царевич ответил ему: ложись спать! все будет готово. – Дядька пошел, лег спать. А Иван-Царевич крикнул богатырским голосом: Ах, где Булат-Молодец. В ту же минуту Булат-Молодец к нему явился. – Какая нужда, сказывай. Иван-Царевич наскоро рассказал ему о своей нужде. Булат-Молодец велел ему оседлать своего коня и надеть на себя латы, а сам крикнул громким голосом: сивка-Бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой! – Конь прибежал, остановился и Булат-Молодец сел на него, а Иван-Царевич сел на своего коня. И поехали они с широкого двора. В то время царевна Цирия не спала и сидела под окном, и слышала все, что Иван-Царевич с дядькою и с Булатом-Молодцом говорил. Как скоро они приехали к неприятельскому войску, то Булат-Молодец сказал Ивану-Царевичу: ты начинай рубить войско с правого крыла, а я с левого. И напали они на ту рать силу неприятельскую; начали рубить мечами и топтать конями. Побили они в один час сто тысяч человек неприятеля. Король насилу ушел с малым числом войска. Иван-Царевич возвратился с Булатом-Молодцом прямо во дворец царя Пантуя. Там Иван-Царевич расседлал своего коня и поставил в стойло, и дал ему 6елой ярой пшеницы, потом простился с Булатом-Молодцом и пошел на кухню, лег спать. Поутру рано царь Пантуй вышел на терем и посмотрел в ту сторону, где было неприятельское войско и увидел, что оно было побито; приказал он призвать к себе ложного Ивана-Царевича, и когда он к нему пришел, то царь Пантуй благодарил его за сохранение государства, а потом подарил его дорогим подарком и сказал ему: скоро отдам дочь мою за тебя.

По прошествии двух недель, опять, тот же король подступил с другим войском. Царь Пантуй испугался и опять призвал к себе мнимого Ивана-Царевича и сказал ему: «Друг мой, Иван-Царевич, избавь меня от неприятеля и отгони прочь его войско от моего государства. Ежели ты исполнишь это, то я немедленно выдам за тебя дочь мою». На это он отвечал ему: все это я сделаю, но только ночью, а не днем, потому что днем мне нет счастья воевать.

Как только наступила ночь, дядька вышел на широкий двор и кликнул к себе Ивана-Царевича и сказал ему: Иван-Царевич! не попомни зла, которое я сделал тебе, заступив твое место. Сослужи мне еще службу и отгони войско неприятельское от сего государства. Иван-Царевич ответил ему: поди и спи, утро вечера мудренее; все, будет готово. Дядька пошел и лег спать, а Иван-Царевич крикнул своим богатырским голосом: Ах, где-то мой Булат-Молодец! – Явился к нему Булат-Молодец и говорит: Сказывай мне скоро, какая нужда тебе во мне? Иван-Царевич наскоро рассказал ему о своей нужде. Булат-Молодец велел Ивану- Царевичу оседлать своего коня и надеть на себя латы, а сам крикнул богатырским голосом: Гей ты Сивка-Бурка, вещая каурка, стань передо мной как лист перед травой! – Конь летит – земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет. Прибежал к Булату-Молодцу и остановился. Булат-Молодец на своего коня, а Иван-Царевич на своего – сели и поехали они с широкого двора. В то самое время царевна Цирия не спала и слышала все, что Иван-Царевич с дядькою и Булатом-Молодцом говорил.

Как только приехали Булат-Молодец с Иваном-Царевичем к неприятелю, то Булат-Молодец сказал Ивану-Царевичу: ты начинай рубить неприятельское войско с правого крыла, а я начну – с левого. И напали они на ту рать – силу неприятельскую и начали мечами рубить и конями топтать! Побили они в два часа двести тысяч, человек, а сам король неприятельский насилу ушел с малым числом войска.

Иван-Царевич с Булатом-Молодцем возвратились назад. Расседлав своего коня доброго и поставив его на конюшню, Иван-Царевич простился с Булатом-Молодцом и пошел на кухню спать. Рано утром царь Пантуй вышел опять на терем и посмотрел в ту сторону, где было неприятельское войско и увидев, что оно побито, удивился такой храбрости Ивана-Царевича и велел его призвать к себе. Когда тот пришел, то царь Пантуй благодарил его за сохранение государства и одарил его драгоценными подарками.

По прошествии трех недель опять подступил неприятельский король под город царя Пантуя. Царь очень испугался и призвав к себе своего нареченного зятя, начал говорить ему: Друг мой возлюбленный, Иван-Царевич! Избавь меня от неприятеля и отгони его войско прочь от моего государства. И ежели ты сделаешь это, то я, в ту же минуту, отдам за тебя дочь мою. Мнимый Иван-Царевич ответил ему на это, что он все сделает.

Наступила ночь и все полегли спать. Тогда дядька вышел на двор и кликнул к себе Ивана-Царевича и сказал ему: не помни зла, которое я сделал тебе и сослужи мне еще службу: отгони прочь отсюда войско неприятельское! – На это Иван-Царевич ответил ему: поди и ложись спать.

Потом Иван-Царевич крикнул своим богатырским голосом: ах, где мой Булат-Молодец! Тот тотчас явился к нему и сказал: какая нужда тебе, сказывай скорее! – Иван-Царевич рассказал ему о своей нужде. Булат-Молодец опять велел ему оседлать своего коня и сам сделал то же. Потом поехали они к неприятельскому войску и начали рубить его, топтать конями. И нобили они войска, что и сметы нет, а короля самого убили тоже до смерти.

Затем поехали обратно в Пантуево государство, расседлали своих коней, и Булат-Молодец распростился с Иваном-Царевичем, сказав ему: теперь ты меня более никогда не увидишь; – и тотчас сел на своего коня и уехал, а Иван-Царевич пошел на кухню и лег спать. Поутру рано царь Пантуй вышел опять на терем и посмотрел на неприятельское войско и увидел, что оно все побито. Тогда послал оп за своим нареченным зятем и сказал ему: Ну, любезный зять, теперь отдаю тебе в супружницы дочь свою.

Через несколько дней начали делать приготовления к свадьбе, и дядька обвенчался с прекрасной царевной Цирией. Когда после венца они сидели за столом, Иван-Царевич отпросился у повара посмотреть на новобрачных. Повар отпустил его и даль ему свое платье.

Иван-Царевич пришел в царские палаты и стал за другими людьми, смотрел на своего дядьку и на прекрасную царевну. Царевна Цирия, узнав Ивана-Царевича, выскочила из-за стола и взяв его за руку, сказала: вот этот мой жених, а не тот, который венчался со мною. Тогда Царь Пантуй вскочил с своего места и спросил свою дочь об этом происшествии и просил ее, чтобы она рассказала ему все подробно. Когда царевна. Цирия рассказала ему обо всем подробно, то Ивана-Царевича посадили за стол с царевной Цирией, а дядьку за такой лживый поступок расстреляли на воротах.

Иван-Царевич, женясь на прекрасной царевне Цирии, отправился в свое государство, к отцу своему, где царь Ходор возложил на его главу венец свой, и Иван-Царевич взошел на престол и начал управлять государством.

 

СКАЗКА



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.117.56 (0.014 с.)