ТОП 10:

MK-ULTRA, или Забавы психообработчиков



 

Верно говорят, что президенты приходят и уходят, а тайны спецслужб остаются. Потому как есть такие тайны, которые не подвластны даже всесильным, но временным президентам.

Зародившееся в США в годы Второй мировой войны Управление стратегических служб (УСС) серьезно заинтересовалось вопросом контроля за разумом. В 1943 г. на волне шпиономании начался поиск средств, с помощью которых можно было бы заставить человека говорить «правду, только правду и ничего, кроме правды». Ученые из УСС пытались найти магическое вещество «Т» (Т – начальная буква английского слова truth– правда). Подготавливавшая общественное мнение пресса, в частности, «The New York Times» писала, что такие средства необходимы, «чтобы сломить психологическое сопротивление агентов противника на допросах». Но пресса США не писала, что власти испытывают новейшие препараты на людях, которые часто даже не подозревают, что становятся подопытными кроликами.

Один из экспериментаторов, подполковник Джордж Хантер Уайт, спустя годы признавал: «Я от всего сердца „вкалывал на виноградниках“ (то есть проводил опыты), потому что это было забавно. Где еще американец может лгать, убивать, обманывать, плутовать, красть, насиловать, мародерствовать с санкции и благословения вышестоящих?». После расформирования УСС эта программа перейдет в «наследство» сотрудникам Центрального разведывательного управления (тогда еще – Управления стратегических служб), где в начале 1950-х годов будет утверждена основателем и первым директором ЦРУ Алленом Даллесом под названием МК-ULTRA. Над программой, занимавшейся разработкой химических и бактериологических средств, предназначенных для воздействия на психику человека, станут работать в секретном отделе при Управлении технических служб ЦРУ Руководителем всех работ по психообработке и психологическим исследованиям стал заместитель А. Даллеса ученый Сидней Готтлиб (получивший в донесениях советских разведчиков прозвище «старина Геслер»), известный в узком кругу сенсационными открытиями в области прикладной психиатрии. Некоторые исследователи считают Готтлиба высококлассным специалистом в таком направлении психологии, как нейролингвистическое программирование (НЛП).

Для уточнения признаю, что отечественные историки, рассказывая о «старине Геслере», не дают его настоящего имени. Иногда, правда, указывают: психологи знают этого человека под именем Фрэнк Симпсон, для лингвистов он – Джеймс Портер, для налогов органов он… ну и так далее. А в насыщенной фактами книге Н.И. Попова «Военная психотроника. Наука о колдовстве» выказывается предположение, что многоликий сверхзасекреченный «старина Геслер» – это профессор Камерон. Автор пишет: «Истинные анкетные данные этого человека вряд ли известны даже президенту США. <…> Он тщательно возводит ограду мифологической таинственности вокруг собственной личности. Никто не знает, сколько ему на самом деле лет, в числе своих учителей называет Фрейда, Адлера, Юнга, Конфуция и Далай-ламу, носит только черное, никогда не стрижется, из всех видов транспорта предпочитает личный вертолет директора ЦРУ, из всех видов общения – анонимное». Эти же «анонимные» сведения находятся и у ветерана госбезопасности Игоря Атаманенко, активно трудящегося на писательской ниве. А далее Н.И. Попов странным образом соединяет в одно лицо Геслера и Камерона, хотя известно, что профессор Камерон погиб в конце 60-х годов. Тогда как о Геслере в отдельных источниках говорится: «„старина Геслер“ последний раз был замечен на людях в 1993 году, когда руководил штабом по переизбранию на второй срок президента США Джорджа Буша-старшего; с тех пор о нем ничего не известно». Этот и некоторые другие факты дают основание полагать, что Геслер был не кем иным, как Сиднеем Готтлибом (Sydney Gottlieb, 1918–1999 гг.), вероятно, немцем по происхождению, чья фамилия означает «любимец бога» или «любящий бога».

Под началом пресловутого «Геслера», как пишут исследователи, разрабатывались модели идеологического, политического, психологического воздействия на армии явных и потенциальных противников США; по его воле вводились методики вербовки агентуры влияния и перевербовки кадровых сотрудников спецслужб других стран. А вот как подают данную программу специализированные издания: «Проект MKULTRA (англ. Project MKULTRA, также известен как MK-ULTRA) – кодовое название секретной программы американского ЦРУ, имевшей цели поиска и изучения средства манипулирования сознанием, например для вербовки агентов, или для извлечения информации на допросах, в частности с помощью использования психотропных химических веществ (оказывающих воздействие на сознание человека). По имеющимся сведениям, программа существовала с начала 1950-х и, по крайней мере, по конец 1960-х годов, а по ряду косвенных признаков продолжалась и позже. ЦРУ намеренно уничтожило ключевые файлы программы MKULTRA в 1973 году, что значительно затруднило расследование ее деятельности Конгрессом США в 1975 году». Или как еще пишут исследователи: «Программа МК-УЛЬТРА официально началась в 1953 г. Формально программа была закрыта в 1964 г., но некоторые из подпрограмм оставались активными под названием МК-ПОИСК (MKSEARCH), известном еще в 1970-е годы. В 1973 г., проинформированный о предстоящем расследовании директор ЦРУ Ричард Хелмс отдал приказ на уничтожение всех отчетов проекта МК-УЛЬТРА».

Еще в то время, когда маг из американских спецслужб «Геслер» жил и работал на заброшенном ранчо в штате Оклахома, с ним несколько раз встречался разведчик НКВД-НКГБ Рудольф Абель.

Еще для полноты картины добавлю, что автор Н.И. Попов прав, указывая: «Считается не верно, что, информируя Центр о работах американцев по психопрограммированию людей, Абель стучался в наглухо задраенную дверь, ибо все помыслы Сталина как истого материалиста были устремлены к проблемам ядерного оружия, которое в руках Соединенных Штатов представляло для мира социализма угрозу большую, чем „псевдонаучные изыски“ какого-то „идеалиста из Оклахомы“». И неправ, утверждая далее: «…как мы уже знаем, подобные разработки в области военной психотроники были начаты при Сталине, по указанию адмирала Горшкова. Но и не только в этом принимал участие ВМФ. Такие же исследовательские работы велись и в лабораториях КГБ». Советский ВМФ действительно принимал участие и в наработках в области военной психотроники, и в тайных оккультных операциях по контактированию с Разумными Неизвестными (см. хотя бы книгу О. Грейгъ «Секретная Антарктида, или Русская разведка на Южном полюсе»), но адмирал Горшков был всего только марионеткой в руках всемогущего Сталина, и не мог тому ничего указывать или предпринимать без ведома вождя.

Рудольф Иванович Абель (наст. Вильям Генрихович Фишер) был направлен в 1948 г. на нелегальную работу в США для получения информации от источников, работающих на атомных объектах. Под именем Эмиля Роберта Гольдфуса он владел фотостудией в Бруклине, тогда как на самом деле руководил советской разведывательной сетью «за океаном». Энциклопедии утверждают, что «сын немецкого революционера и русской Вильям Фишер родился в Великобритании в Ньюкасл-апон-Тайн в 1903 г. в семье русских марксистов-политэмигрантов, высланных из России в 1901 году за революционную деятельность. Отец Абеля, Генрих Матвеевич Фишер, один из первых русских рабочих-демократов, встречался с В.И. Лениным». (Не путать с настоящим Рудольфом Ивановичем (Иоганновичем) Абелем, родившимся в 1900 г. в Риге в семье трубочиста и умершим в 1955 году, – с товарищем Фишера, чьим именем после ареста в США тот и назовется, и под которым войдет в историю разведки XX века). Впрочем, не суть важно, где именно родился этот русско-немецкий еврей, ставший «великим советским разведчиком-нелегалом», работавшим под оперативными псевдонимами Арач, Франк, Марк, Коллинз, Гольдфус и др. Важно, что он долгое время работал в США, в 1957-м был арестован, а в 1962-м (о чем известно всему миру) был обменян на сбитого над СССР пилота американского разведывательного самолета Пауэрса. Благодаря СМИ, шпионским книгам и фильмам мы знаем, что 10 февраля 1962 года на границе между Западным и Восточным Берлином, на мосту Глинике, человек, назвавшийся американскому суду Рудольфом Абелем, был обменян на американского пилота Фрэнсиса Пауэрса, сбитого 1 мая 1960 года в районе Свердловска, и осужденного советским судом за шпионаж, а также американского студента Фредерика Прайера.

В Москве товарищ полковник госбезопасности Абель работал консультантом в разведуправлении КГБ, участвуя в подготовке молодых разведчиков-нелегалов. Не удержусь, чтобы не привести короткий ответ из давнего интервью С. Нехамкина с бывшим заместителем начальника Первого главного управления (разведка) КГБ СССР, консультантом Службы внешней разведки России генерал-лейтенантом Вадимом Кирпиченко. «Как Абель жил здесь?» – спросил журналист, на что получил ответ из уст генерала: «– Как все. У меня жена тоже работала в разведке. Раз заходит потрясенная: „В буфете сосиски выкинули, знаешь, кто в очереди передо мной стоял? Абель!“ – „Ну и что?“ – „Ничего. Взял свои полкило (больше в одни руки не дают), пошел довольный“. Уровень жизни – нормальный средне-советский. Квартира, скромная дача. Насчет машины – не помню. Не бедствовал, конечно, все-таки полковник разведки, приличная зарплата, потом пенсия – но и не роскошествовал. Другое дело, что ему и не требовалось много. Сыт, одет, обут, крыша над головой, книги…»

В 50-е – в годы жизни «Абеля» в США он имел гораздо больше возможностей и покупал полкило сосисок «в одни руки» в любом придорожном маркете, а не тащился за этим дефицитом в спецбуфет своей чекистской организации. Но, служа в ведомстве, которое не любит огласки, наш герой отправлял в «Центр» информацию не только о работах американцев по созданию атомной бомбы, а и по психопрограммированию людей. И не удивительно, как оказалось, еще в 40-е годы научная группа ученого Винфреда Оверхолсера из УСС проводила эксперименты с мескалином, скополамином, барбитуратами и другими сильнодействующими и наркотическими веществами. Эти эксперименты проводились в тесном сотрудничестве с группой проекта «Манхеттен» (разработка ядерной бомбы).

Тогда же чекистская резидентура в Соединенных Штатах подтвердила, что ученый, который проходил в шифровках Абеля как «старина Геслер», реально существующий человек, умелый организатор, под чьим началом над решением проблемы программирования подсознания человека трудятся высококвалифицированные психологи и психиатры.

Доктор химических наук Сидней Готтлиб, названный советским разведчиком «Геслером», слыл не только талантливым ученым, но и обладал странными качествами. Проживая на отдаленном ранчо в Оклахоме (?), он каждый день вставал на заре, сам доил коз, пил козье молоко и выращивал на своем обширном участке для продажи рождественские елки. Помощники называли д-ра Готтлиба истинным гуманистом; впрочем, нацистские ученые, ставившие опыты на людях, также считались в своем кругу гуманистами, – так что, как говорят, все в этом мире относительно. С 1951 года Готтлиб официально возглавлял отдел в Управлении технических служб ЦРУ, занимавшийся разработкой химических и бактериологических средств воздействия на психику человека.

 

«В Росслине, что в штате Вирджиния, – утверждается в книге О. Глазунова „Государственный переворот. Стратегия и технология“, – ЦРУ держало технический склад, из которого убийцы снабжались всем необходимым снаряжением для тайных убийств. Заведовал этим складом Сидней Готтлиб. На этом складе хранились все известные патологам яды, смертоносные бациллы и вирусы».

Важнейшей частью программы «МК-ультра», проходившей под грифом «Совершенно секретно», была разработка и испытание всевозможных средств, пригодных для использования в тайных операциях контроля над поведением индивида. Использовалось все: от наработок в области психологии, социологии, антропологии, психиатрии и графологии до ядовитых порошков, электрошока и радиации. Сотрудниками отдела во главе с Готтлибом изучались химические вещества биологического происхождения (яды змей, насекомых, моллюсков, грибов), вирусы и бактерии, вызывающие оспу, холеру, сибирскую язву и другие заболевания, синтетические химические препараты. Работа велась в разных направлениях, для чего проект «МК-ультра» разделили на ряд подпроектов: «Ультра-1», «Ультра-2» и т. д. Проводился и некий «Субпроект-68», информация о котором все еще засекречена и скрыта за таинственными семью замками. В качестве одного из ответвлений некоторые источники называют проект «Монарх», нацеленный на разрушение личности агентов. Подпроект «Поиск-2» обеспечивал поставку в ЦРУ биогенов для срочных оперативных нужд. Совершенствованием старых отравляющих веществ и разработкой новых занималась группа, возглавляемая неким известным промышленником, главой целого ряда американских фирм (продукция которого наверняка определяется как брэнд, и имеется почти в каждом доме), но чья фамилия в документах ЦРУ засекречена по настоящее время. Он был если не кровным, то духовным коллегой советского врача-отравителя Майрановского и нацистского доктора Йозефа Менгеле (тогда еще не так давно объявленного американскими судьями Нюрнбергского трибунала военным преступником за свои «смертельные» опыты с заключенными). В этом ряду коллег – и работавшие в рамках «МК-ультра» психиатр д-р Джеймс Хамильтон, д-р Чарльз Гетинтер и д-р Карл Пфейффер, занимавшиеся экспериментами на заключенных.

К слову: еще прежде, в годы существования УСС – предшественника ЦРУ – в Управлении стратегических служб США также занимались экспериментами с наркотиками, под воздействием которых человек должен был говорить правду о том, что ему необходимо было скрыть. Программой руководил директор госпиталя св. Елизаветы в Вашингтоне д-р Винфред Оверхолсер. Тогда же, в годы Второй мировой войны, медики СС и гестапо проводили эксперименты с применением препарата мескалина, получаемого из эссенции пейотового кактуса. Опыты проводились над заключенными концентрационного лагеря Дахау. В 1943 году опыты с мескалином проводил Курт Глетнер, пытаясь найти средство подавления воли и психики человека.

Так же, как и германо-нацистские (и японские, и советские, и др.) медики, американский нейрохирург из Национального института здоровья доктор Мэтленд Болдуин пытался установить предел физической и психологической выносливости. Он лично ведал стадией «терминальных экспериментов» – экспериментов, в которых подопытных доводили до предела, – занимаясь бихевиористикой в рамках все того же секретного проекта «МК-ультра». Правда, в античеловеческих экспериментах весь «передовой мир» обвинит одних лишь нацистов…

А ведь после победы над нацизмом американские спецслужбы вывезли из поверженной Германии многие документы, относящиеся к секретным исследованиям разума, психики и поведения человека. Во время Нюрнбергского процесса правительство США снарядило специальную группу ученых и медиков, вменив им в обязанность со всем тщанием фиксировать все, что относится к данной тематике, не раскрывая при этом своего пристального интереса перед делегациями других стран-победительниц.

В 70-е годы XX века вдруг открылось, что эксперименты, имеющие отношение к засекреченному американскому проекту «МК-ультра», проводились в Бостонском госпитале, на медицинском факультете Иллинойского университета, а одной из категорий подопытных являлись наркоманы, проходившие лечение в наркологической клинике Национального института психиатрии в городе Лексингтон (штат Кентукки). Вообще же в экспериментах принимало участие 44 учебных и исследовательских учреждений (университеты и колледжи), 15 научно-исследовательских, химических и фармацевтических компаний, 12 госпиталей и клиник, 3 тюремных заведения. Как считают журналисты: чтобы не привлекать внимание широкой общественности, в том числе и специалистов-медиков, ЦРУ, подыскав в помощники известных профессоров, рассредоточило отдельные исследования в соответствующие для этих работ университеты, клиники и исправительные заведения. Такая же схема использовалась в разных странах, используется и поныне, и человек вряд ли будет уведомлен, что принимает участие в правительственных экспериментах (скажем, по изучению новых лекарственных препаратов).

Наибольшую известность получили секретные эксперименты с использованием наркотического вещества ЛСД, которые проводило ЦРУ над одурманенными сказками о «демократии» и потому беспечными и беззащитными людьми, ничего не подозревающими о действиях властей. Часто сотрудник ЦРУ, проводящий испытание с намеченным «объектом», выбирал его наугад среди присутствующих в баре. Цэрэушник знакомился с подопытным кроликом, приглашал на конспиративную квартиру, там подмешивал в напитки или пищу наркотик и предлагал гостю. После чего за ним наблюдали из смежной комнаты, отделенной специальным стеклом, ведя запись на магнитофон. Руководил программой по испытанию различных наркотиков и ЛСД на конспиративных квартирах Джордж Уайт. Известно также, что участие в программах по воздействию наркотиков на умственные способности человека принимал д-р Чарльз Гетинтер.

В середине 50-х годов XX века ЦРУ совместно с отделением специальных операций армии США была проведена в Нью-Йорке чудовищная по своему цинизму («забавная», – по словам подполковника Д. X. Уайта) операция «Большой город». Когда с помощью специальных устройств, вмонтированных в автомобиль марки «Mercury», на протяжении 120 км распылялись специальный порошок и газ. Эксперимент предусматривал изучение поведения людей, попавших в отравленную ловушку.

Известно также, что ученые ЦРУ анализировали возможность подсыпать некое количество ЛСД в городскую водопроводную сеть, чтобы привести жителей города в «безмятежное состояние» и понаблюдать за процессом.

В середине 50-х гг. XX века Отдел технического обслуживания ЦРУ (TSD) проводил программу тайного испытания различных веществ на ничего не подозревающих американских гражданах. При этом TSD, согласно инструкции о высокой важности проекта, придерживался минимального документирования. Как, впрочем, и все остальные структуры, проводившие в жизнь секретные проекты ЦРУ. Аргументом директорствовавшего в 60-70-е годы в ЦРУ Ричарда Хелмса было: «Мы не можем отстать от Советов в этой области»; к сожалению, наверняка справедливое замечание.

MK-ULTRA, учрежденный весной 1953 года, был, по мнению начальника ЦРУ, «крайне важным проектом». Задачей одного из оперативных подпроектов «МК-ультра», известного как MK-DELTA, было познание того, как использовать составляющие химического и биологического оружия для изменения человеческого сознания. Изначально основанный как механизм дополнительного финансирования проекта «Артишок», MK-ULTRA быстро превратился в секретное масштабное предприятие, охватывавшее все сверхпередовые проекты по манипуляции сознанием.

Впоследствии политический скандал, вызванный результатами парламентского расследования MK-ULTRA, повлиял на принятие более строгих законов, обеспечивающих получение «информированного согласия» в любых экспериментах над людьми. Но – только над соотечественниками, американцами. Экспериментов с другими нациями и народностями, проживающими вне территории США, подобные строгие законы не касаются…

 

2. Когда ARTISHOK – не растение, a BLUEBIRD – не птица счастья…

 

С. Томпсон, руководитель секретной операции ЦРУ под невинным названием ARTISHOK как-то цинично заметил: «Перед своей нацией мы были непогрешимы. Дело, видите ли, в том, что все самые сложные и опасные исследования, порою с летальным исходом, мы проводили не на американцах и не в Штатах, а в Западной Германии, на иностранцах».

За несколько лет до введения в действие проекта «МК-ультра» ВМС США выделило профессору Ричарду Уэндту 300 тысяч долларов на проведение секретных экспериментов, целью которых было разработать «эликсир правды», способный «развязать язык» любому. Специальные курьеры ЦРУ доставляли в Рочестер разнообразные препараты, оттуда – сводки о результатах экспериментов. Опыты по извлечению магического вещества «Т» (от слова truth – правда) проводились на ничего не подозревающих студентах, которым платили по 1 доллару за час «медицинских исследований». Отбирались только мужчины не старше 21 года. Профессор со своими коллегами следил за реакцией испытуемых через специальные зеркала, вмонтированные в определенных местах «зала экспериментов».

Цель подобных экспериментов с соотечественниками с годами стала более зловещей: нужно было не просто вытянуть секретные данные, но и оказать такое влияние, чтобы кардинально перестроить образ мыслей человека. Эта техника с легкой руки оперативника ЦРУ в области пропаганды Эдварда Хантера получила название «промывание мозгов». Э. Хантер в сентябре 1950 года в газете «Miami News» опубликовал сенсационную статью «Тактика промывания мозгов»; с тех пор термин «брейн уошинг» вошел в международный лексикон. К тому же оперативник стал автором популярных книг и статей на эту тему.

Технику промывания мозгов ЦРУ разрабатывало не только в рамках проекта «МК-Ультра», но задолго до него в проектах «Синяя птица» и «Артишок». Идя по тайной медицинской тропе, проложенной его коллегами из УСС, ученый-исследователь Р. Уэндт в 1952 году докладывал начальству, что ему удалось изобрести искомую комбинацию «эликсира правды», которая нуждалась в проверке на практике. Полигоном для дальнейших исследований по воле ЦРУ и американских политиков была выбрана Западная Германия, – европейская страна, вернее та ее часть, где хозяйничали «победители нацизма» америкосы. Подопытными кроликами на сей раз выступали плененные русские, как предполагаемые советские агенты. Историки часто приводят выдержки из официальных отчетов и воспоминаний участников тех событий середины XX века, касающиеся одного и пострадавших. «Ричард Уэндт решил проэкспериментировать со смесью из успокоительного средства (секонал), возбуждающего (декседрин), а также ряда других высокоэффективных компонентов. Для намеченных мероприятий франкфуртское отделение ЦРУ выделило два загородных конспиративных дома неподалеку от города. Охрану несли американские солдаты. Во всех комнатах были установлены специальные зеркала с таким расчетом, чтобы все члены группы могли слышать и видеть полный процесс так называемого „допроса“. Через некоторое время в комнатах раздалась сирена, что означало – приготовиться. Ввели подопытного № 1 в наручниках, приказали лечь на пол и дожидаться своего часа. Представителями ЦРУ он был обозначен как подозреваемый русский агент в возрасте около 40 лет с „комплексом донжуана“».

Экзекуция наркотиками и пытками длилась три дня, но «разговора начистоту» не получилось. Уэндт констатировал, что его система не сработала. После чего к эксперименту подключилась вашингтонская группа Морзе Аллена, решив подвергнуть пленного обработке по типу «А» (сокращение от ARTICHOKE).

Подобным методом обработки пользовались в годы войны при допросах военнопленных солдат и офицеров. Эксперимент с подозреваемым русским агентом проводился следующим образом: д-р С. Томпсон ввел подопытному в вену пентатал натрия, чем привел того в бессознательное состояние, а затем ввел бензедрин. Подопытный оказался в предкоматозном состоянии, когда начался допрос: кто, откуда, в чем его легенда и какое задание получил от советской разведки… В процессе эксперимента человеку не единожды вводили бензедрин, усыпив в конце двойной дозой. После чего М. Аллен констатировал, что после того, как русский придет в себя, он уже не будет помнить, какие с ним проводили манипуляции. И это был шаг вперед в деле «научной» медицины для спецслужб, – когда можно было человека заставить «забыть все свои муки и не питать к нам зла».

В 1951 году Морзе Аллен, работая в рамках программы ARTICHOKE над проблемой стирания человеческого разума, назвал это процессом «создания растения». Такая возможность избирательного «стирания» применительно к человеку, который знает слишком много и которого можно заставить забыть то, что он знает, была целью программ и ARTICHOKE, и MK-ULTRA, и других специфических научных программ ЦРУ.

Для подобных экспериментов-допросов истязатели использовали не только наркотические и сильнодействующие вещества, но также и гипнотический метод «регрессии», с помощью которого убеждали подопытного, что тот, скажем, откровенничает с супругой (с близким другом и т. д.), находясь в приятный момент своей жизни в безопасном месте. Так находившийся в невинном растительном состоянии человек выкладывал всю подноготную.

Вскоре наркотерапия и гипноз стали неотъемлемой частью работы спецслужб, помогая в случае надобности «создать любую фантазию» у 60–70 процентов «пациентов».

Эта методика, усовершенствованная другими спецами в белых халатах из закрытых научных заведений, послужила основой для магического перерождения обрабатываемого индивида в нескольких разноплановых личностей. Самым, пожалуй, известным широкой отечественной общественности случаем, которым занимались профессионалы из КГБ, стал арестованный на Кубе в 60-х годах Хуан Анхело Костаньеро, оказавшийся «человеком-квартетом». Думаю, о нем следует вести отдельный разговор.

Оказалось, что одна из главных составляющих образа обработанного объекта (в том числе и «человека-оркестра») стала амнезия. Амнезия как раз и входила в одну из задач, поставленных ЦРУ в рамках программы «Артишок». Ведь если жертва вспомнит обработку по типу «А», то методика перестанет быть секретом, и может стать доступной противнику. Не мудрено, что в 1950-е годы силовики заключили возможно не один частный контракт на создание средства, разрушающего память.

Несмотря на то, что консультанты программы ARTICHOKE утверждали, будто «подлинную амнезию можно гарантировать, только отрубив испытуемому голову», прогресс в этом деле был налицо. К тому же друг директора ЦРУ профессор Э. Камерон вполне серьезно утверждал, что он научился вызывать «дифференциальную амнезию», – то есть, когда подопытный забывает только то, что нужно забыть.

Будущий директор ЦРУ Аллен Даллес и профессор психиатрии Эвен Камерон впервые встретились еще осенью 1945 года в Нюрнберге, во время процесса по делу немецких военных преступников. Камерон был направлен туда с целью определить до начала судебных заседаний психическое состояние Рудольфа Гесса, бывшего заместителя Адольфа Гитлера.

Известно, что во время «великой депрессии» психиатр перебрался из США в Канаду, где возглавлял ведущую психиатрическую клинику в Монреале – «Мемориальный институт Аллана». Там профессор Камерон занимался изучением шизофрении, одновременно постигая механизм контроля над поведением человека. С 1945 года Камерон и Даллес быстро нашли взаимопонимание.

Также известно, что в программе по «промыванию мозгов» был с легкой руки Даллеса задействован и другой всемирно известный ученый – невролог Гарольд Вольф, которому было предложено заняться специальными исследованиями в конце 1953 года. Это предложение было связано с новым военным конфликтом, в который втянулись США. С 1950 по 1953 г. проходила так называемая Корейская война – вооруженный конфликт между Корейской народно-демократической республикой (Северной Кореей) и Китаем (поддержанными СССР) – с одной стороны, и Корейской республикой (Южной Кореей) и коалицией нескольких стран ООН во главе с США – с другой. Неожиданно для властей США оказалось, что попавшие в плен в ходе корейской войны американские солдаты вдруг словно бы «перерождались»: вовсю поносили свои «великие и демократические» Штаты, чернили правительство и политику страны. К тому же многие молодые люди по возвращении из плена на родину не находили себе пристанища, распространяли листовки в поддержку Северной Кореи, и даже требовали вернуть их коммунистам. Немудрено, что властям стало крайне необходимо понять: в силу каких обстоятельств и воздействий исчезает прежний патриотизм граждан. Начались (продолжились) секретные эксперименты; врачи в больницах и тюрьмах пытались установить воздействие на организм человека различных препаратов. И даже, как пишут исследователи, «привлекали порой специалистов оккультных наук. В ведомстве „плаща и кинжала“ усиленно штудировали труды своих коллег из Средних веков – святой Инквизиции. Снова изучались и работы нацистских психиатров-практиков в концлагерях».

Одновременно, как мы знаем, совершались регулярные полеты цэрэушников в поверженную нацистскую Германию, где не только безнаказанно проводились бесчеловечные эксперименты, но и выискивались крупицы оставшихся нацистских знаний.

В 1952–1966 гг. в рамках операции ARTICHOKE сотрудники ЦРУ совершили около 150 перелетов в Европу. Сколько русских (советских) и других людей было замучено американскими «гуманистами» – одному богу известно. Однако, как констатируют впоследствии, успех операции был весьма скромным. Хотя без этого «скромного» успеха не могли бы быть достигнуты нынешние поистине фантастические результаты воздействия на психику и сознание индивида!

Что же касается упоминаемого профессора Камерона, чьи наработки также апробировались в Германии, то он ввел в практику такие методы воздействия на психику, как электрошок; длительное (на недели и месяцы) погружение в небытие посредством применения сильных снотворных; многократное повторение фраз, вызывающих у человека неприятные воспоминания или приступы страха и беспокойства. Это делалось с целью изменить личность, вытравить из памяти человека все события биографии, лишить его старых привычек и убеждений, навязав новые. Дальнейшие события показали, что американским медикам удалось научиться «стирать» существующий стереотип поведения человека, а затем программировать и закреплять новый стереотип. Уже в середине XX века можно было заставить искомый объект навсегда забыть прошлое и выполнять любые задания ЦРУ.

Через подставную организацию «Общество исследования среды обитания человека» профессор Камерон получал от работодателей из ЦРУ десятки тысяч долларов. Большинство экспериментов проводились с больными, заключенными в стенах его клиники. Свидетели позднее утверждали, что во время «лечения» в госпитале Камерона оттуда доносились частые душераздирающие вопли пациентов.

Известно, что одним из препаратов в «лечении», применяемым американским медицинским светилом, был южноамериканский яд кураре, который при использовании в большом количестве убивает, парализуя внутренние органы, а в небольшом количестве – вызывает частичный паралич, блокирующий органы, но не прекращающий их функционирования. Профессор Камерон также испытывал ЛСД в сочетании с психическим стимулированием, другие препараты и методы. Скажем, метод сенсорной депривации – это когда человека полностью лишают сенсорных ощущений. Все происходило следующим способом: подопытного помещали в крохотную комнату, надевали темные очки, закрывали специальными наушниками уши, обеспечивая полную изоляцию от мира. После нескольких суток умышленной изоляции происходил сдвиг в психике, испытуемые начинали кричать, умолять, рыдать. «Великий ученый» Камерон по согласованию с ЦРУ насильно удерживал подопытных в полной изоляции от 40 часов до 100 дней. И вскоре его метод стал активно использоваться в ЦРУ, – ведь человек (подозреваемый в шпионаже или предательстве), помещенный в изоляцию с сенсорным ограничением, независимо от его интеллигентности, тренированности и силы воли, как правило, быстро «ломался» и легко «кололся». Отрабатывали ли цэрэушники метод Камерона вне Американского континента? – несомненно.

И такой нюанс. В 1967 году, в возрасте 66 лет, профессор Эвен Камерон умер во время путешествия в горы. Американский психиатрический журнал напечатал длинный, полный всяческих похвал некролог, дав большой портрет «виновника» скорбной информации. Еще через 10 лет, в 1977 году газета «New York Times» публично вскрыла тайные связи ЦРУ США с канадской психиатрической клиникой в Монреале. После этих разоблачений девять бывших пациентов клиники обратились в суд с иском к ЦРУ. Еще через десять лет, в 1988-м, под напором неопровержимых доказательств и требований канадской и американской общественности, не дожидаясь приговора суда, новый директор ЦРУ Уэбстер распорядился «договориться» с пострадавшими, выплатив им три четверти миллиона долларов. Однако профессор Камерон так и не был назван «военным преступником» (как работавший для нужд военных и спецслужб), «палачом» или «убийцей», – как это было сделано доблестными американскими судьями во время Нюрнбергского суда в послевоенные годы по отношению к немецким врачам (по сути, коллегам Э. Камерона, М. Аллена, Г. Вольфа, Р. Уэндта и др.). Э, нет! Впрочем, политика двойных стандартов ярко проявилась в отношении немецких интеллектуальных сил. Обвинив ученых в бесчеловечном отношении к военнопленным и заключенным, презрев их, назвав «ярыми нацистами» и «преступниками», США тут же… обезопасило их, скрывая этот факт от всего мира. Как известно, по окончании Второй мировой войны многие немецкие ученые из разных отраслей науки и техники содержались в лагерях – как союзных войск, так и в советских. В 1946 году президент США Трумэн утвердил «Проект Скрепка», по которому немецкие ученые засекречивались и становились участниками всех последующих американских исследований. Из лагерей, расположенных в поверженной Германии, все интеллектуальные ресурсы были переправлены в США и Канаду. Впоследствии их знания и умения станут применяться американцами в «холодной войне» с СССР. Ближе к конце XX века выяснилось, что «между 1945 и 1955, 765 ученых, инженеров, и техников были переправлены в США в рамках „Проекта Скрепка“ и подобных программ».

Методы и успехи коллег из нацистской Германии многие десятилетия будоражили умы представителей спецслужб ведущих стран мира, в том числе, конечно же, и США. Особый интерес спецслужбы Штатов проявят к нацистской методике ведения пыток и допросов.

И здесь нельзя обойти вниманием Управление безопасности под руководством полковника Шеффилда Эдвардса, созданное в ЦРУ в 1949 году. Центральное разведывательное управление поручило Эдвардсу досконально изучить все документы Нюрнбергского процесса, содержащие сведения о методиках пыток и допросов в фашистской Германии. Благодаря отчасти и полученным знаниям, Управление под началом Эдвардса придумало и реализовало схему создания мобильных групп по ведению допросов, в состав которых входили: психиатр, психолог-эксперт по проверке с помощью полиграфа и техник. Эти специалисты понадобились не только для работы с пленными, но и с кандидатами в разведслужбы.

Проект, в рамках которого создавал свое ноу-хау Эдварде, получил кодовое название BLUE BIRD («Синяя птица»). 20 апреля 1950 года контр-адмирал Роскоу Хилленкоттер – третий директор Центральной разведки и первый директор Центрального разведывательного управления – утвердил представленный проект, и с этого дня он получил силу закона для всех сотрудников. Так было официально санкционировано применение в разведывательной деятельности детекторов лжи.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.018 с.)