ТОП 10:

Философский магистериум и оккультная наука алхимия



 

Алхимия с ее арабским артиклем «аль» мешает современному человеку отнестись к этой науке достаточно серьезно. Хотя именно алхимия подарила человечеству идею экспериментального изучения природы. Пожалуй, многие полагают, что алхимики занимались вульгаризацией истинной науки, коль искали превращающий все в золото философский камень (магистериум), варили эликсир жизни, предпринимали попытки получения драгоценных металлов, снадобий, универсального растворителя, питьевого золота и других обладающих чудесными свойствами веществ. И, естественно, ничего этого найти и сделать не могли, потому как с точки зрения современной науки этого всего просто не существует.

Колыбелью алхимии называют основанную в 332 году до н. э. Александрийскую академию, просуществовавшую около тысячи лет – до VII века н. э. В этот уникальный научный центр древности съезжались ученые из разных стран мира. Сама же алхимия возникла благодаря грекам как синтез магии и астрологии. Кстати, тогда же в астрологии и алхимии впервые стал употребляться термин revolution (с латинского: переворот, превращение), но в научный язык термин вошел из названия книги Николая Коперника «О вращениях небесных сфер» (1543 г.). Нам со школьной советской скамьи вбили в головы, что революция – это прогресс; вот ведь и в США, оказывается, по сю пору слово «революция» имеет для американцев исключительно положительное значение, там идеи общественной эволюции не популярны (видать оттого и сеет эта заокеанская держава кровавые да «цветные» революции по всему миру, называя это «распространением демократии»). Но уже сегодняшние передовые ученые трактуют понятие «революция» применительно к Истории как «регресс эволюции». Так же передовые ученые поменяли и свое отношение к алхимии, сняв с нее пренебрежительное обозначение «лженаука». Впрочем, уважительное отношение к тайнам алхимиков всегда, во все времена, выказывали истинные интеллектуалы. К примеру, великий Ньютон тратил годы жизни на «красного дракона» и «зеленого льва»; а Лейбниц даже возглавил тайное общество по превращению всех вещей в золото.

В той же Александрийской академии лаборатория «священного искусства» размещалась в главном здании – в Храме жизни, смерти и исцеления. Алхимия базировалась на учении о четырех первоэлементах Аристотеля, а основными объектами ее изучения были семь известных тогда металлов, каждому из которых соответствовала своя планета. Впрочем, сама алхимия называлась тогда александрийской химией, пока ее не поименовали по-своему арабы.

Существуют, правда, косвенные, доказательства того, что еще до III века греко-египетские химики действительно знали процесс приготовления искусственного золота. Но в конце III века произошло восстание египтян против римского императора Диоклетиана. Прибывший в Египет правитель Римской империи подавил восстание и издал эдикт, которым повелевалось собрать и сжечь все старинные книги, учившие, как делать золото и серебро. Так Диоклетиан решил уничтожить источник богатства, а вместе с ним и высокомерия египтян. Но от просвещенного александрийского периода остались различные философско-мистические тексты, объясняющие превращение веществ, а вместе с ними и книги о врачебных тайнах и использовании ядов. Все подобные источники и поныне привлекают алчные взоры не только коллекционеров, но и ученых из спецслужб.

После падения Римской империи центр алхимических исследований переместился на Восток; при этом арабские ученые стали главными исследователями и хранителями античных трудов. Свои трактаты вскоре стали издавать ученые Дамаска, Багдада, Каира – центров, в которые сместились алхимические изыскания. Здесь, на Востоке, создаются университеты и научные центры. Но в основе арабской алхимии по-прежнему лежало учение Аристотеля и его идея о превращаемости элементов.

Одним из самых известных арабских химиков являлся Гебер, пытавшийся составить «универсальный растворитель аль-иксир». Гебер, он же Абу Муса Джабир ибн Хайян ввел представление о философском камне, как о некой субстанции, которая может превратить любой металл в золото и одновременно исцелять все болезни и даже давать бессмертие. Он же развил учение о нумерологии и ввел понятие о гомункуле – искусственном человеке, которого алхимики мечтали создать лабораторным способом. В древности ученые, излагавшие свою биологическую теорию, считали, что гомункул, или гомункулус (лат. homunculus – человечек) – это мини-человек, который будто бы содержится внутри каждой репродуктивной клетки. Попытки создать живое существо (клон, идеального солдата, мыслящего робота) предпринимаются человеком и до сего времени; но истоки этой идеи лежат в алхимической магии.

В VIII веке с научными достижениями алхимиков начала знакомиться Европа. Древнегреческие алхимические и другие античные труды стали предметом изучения; известно, что в 1250 г. в Сорбонне преподавались схоластические курсы, в которых излагались основы философии Аристотеля.

Первыми известными европейскими алхимиками стали монах-доминиканец Альберт Великий и францисканец Роджер Бэкон, жившие в XIII веке. А в следующем, XIV веке папа римский Иоанн XXII предал алхимию анафеме, отныне всякий алхимик мог быть признан еретиком, подвергнут скорому суду и казни. Так началась охота на алхимических ведьм и чародеев.

Но! Объявив алхимию вне закона, европейские светские и духовные властители тайно создавали лаборатории в надежде сказочно обогатиться. Пока инквизиция сжигала неугодных ученых на кострах, в монастырских лабораториях из неблагородных металлов пытались получить благородное золото. Даже короли содержали на жалованье Великих Делателей – алхимиков вкупе с лекарями и зелейниками, занимавшихся поисками философского камня и изготовлением магических снадобий. На радость правителям-отравителям в XIII веке доминиканец Альберт Великий (фон Болыытедский) открыл серовато-белые кристаллы мышьяка – «яда королей» и «короля ядов». Но, снискав титул «всеобъемлющего доктора» за свои научные познания, Альберт Великий был обвинен в колдовстве.

Царским особам алхимики, имеющие познания в смертельных свойствах растений, минералов и продуктов животного происхождения, были не менее дороги, чем те, кто пытался извлечь золото из неблагородных металлов. Скажем, соперничающие между собой алхимики Екатерины Медичи Козимо и Лоренцо Руджери изобрели немало изощренных отрав и способов их применения. Историкам известны удивительные ухищрения отравителей; скажем, Карлу IX подсунули пропитанную мышьяком книгу; для госпожи де Сов изготовили помаду, чтобы она своим поцелуем отравила Генриха Наваррского. Но были еще и надушенные отравой перчатки; отравленная свеча; букет живых цветов, чей запах приносил мгновенную смерть; башмаки, надев которые, человек мог упасть бездыханным, как это было с Хуаном Австрийским. Верхом остроумия в те времена считался нож, лезвие которого с одной стороны было намазано отравой. Фрейлина могла предложить влюбленному кавалеру разделить с ней персик, и спокойно съедала свою половину, в то время как несчастный, съев вторую, корчился в муках у ног коварной прелестницы.

Историки утверждают, что на протяжении всего времени нашего существования человек пытались проникнуть в тайну яда, так что немудрено, что каждый правитель имел своего штатного химика-отравителя. При Генрихе Наваррском эту роль историки отводят не кому иному как магу-прорицателю и врачевателю французскому еврею Мишелю Нострадамусу В Средние века во Франции при королевском дворе подвизалось большое количество алхимиков, и тогда же рука об руку с отравлениями шли поиски философского камня. Многогранные таланты алхимиков никогда не исчезали из поля зрения высокопоставленных особ.

Покровителем странствующих алхимиков считался император Рудольф II, а его резиденция представляла центр алхимической науки того времени. Имя императора тесно связано с именем поляка Михаила Сендзивого, который вошел в историю как алхимик, хотя таковым не являлся. Просто однажды, в 1604 г. Михаил Сендзивой помог освободиться из тюрьмы шотландскому алхимику Сетону, после чего привез того в Краков. Благодарный ученый подарил своему спасителю немного чудесного порошка, с помощью которого поляк превращал разные металлы в золото при дворе Сигизмунда III в Кракове – о чем свидетельствуют исторические документы. Услыхав о чуде, польского кудесника пригласили ко двору императора Рудольфа II. Так Сендзивой оказался в Праге, где и вручил в царские руки щепотку порошка. Император Рудольф II самолично провел алхимическую трансмутацию. В память об этом неординарном событии венценосец приказал на стене дворцовой лаборатории поместить табличку с надписью: «Пускай попробует кто-либо сделать то, что сделал поляк Сендзивой». Позже, путешествуя и приехав из Праги в Вюртемберг к князю Фридриху, новоявленный ученый попал в опалу из-за интриг придворного алхимика Мюленфельса: по его наущению поляка бросили в темницу, отобрав чудо-порошок. Впоследствии преступление раскрылось, самого Мюленфельса повесили, но порошка владельцу не вернули. Так что Сендзивой умер в нищете. У трона (кресла) правителя всегда было и будет много магов (чародеев, гадалок, ведьм и экстрасенсов), и подобные интриги и борьба за влияние на первых лиц будут вестись всегда, во все, даже самые просвещенные, времена.

История сохранила свидетельства того, что курфюрст Август Саксонский и его супруга Анна Датская были неравнодушны к алхимии и лично проводили различные опыты: первый – в своем «Золотом дворце» в Дрездене, а его венценосная супруга – в лаборатории на своей даче «Фазаний сад». Дрезден долго оставался столицею государей, покровительствующих магии; видать не зря в XX веке именно немецкая земля стала полем битвы магов; магов, возводивших к власти нацизм.

В конце XVIII века химия окончательно заняла место алхимии, превратив последнюю в подобие магии с ее оккультной составляющей. А поиски магистериума, способного превращать одни металлы в другие, как и составление всевозможных магических снадобий по древним манускриптам по-прежнему велись в строжайшей тайне от всего мира. У адептов Великого Делания имелось правило, которого не всем удавалось придерживаться: только уйдя в землю и очистившись, человек может найти философский камень. Настоящие алхимики, словно великие прорицатели-отшельники, прекращали общаться с внешним миром, удалялись в пещеры и подземелья, где, проводя дни без света, пищи и воды, пытались разгадать великие тайны мироздания. Философский камень, как и другие тайны древних наук открываются только тем, кто не ищет личной выгоды… Об этом же говорят и некоторые нынешние маги – экстрасенсы в погонах: тот, кто пытается проникнуть в Неизведанную сферу через подсознание, чтобы получить доступ к Тайнам и Времени, должен очистить свои мысли от искусительных желаний. Да и не зря в специализированных лабораториях спецслужб имеются уникальные библиотеки, содержащие фолианты и манускрипты, которыми пользовались еще древние алхимики.

Присущая человеку страсть к исследованию столь велика, что даже в век компьютеризации и передовых технологий находятся те, кто следует стезей древних магов. Скажем, в 2005 году итальянский еженедельник напечатал любопытное интервью с жителем Милана Адольфо Лентини, продолжающим семейные традиции и колдующим над ароматическими веществами, неизвестными и странными эссенциями, жидкостями в стеклянных колбах, которые он обнаружил в старом дедовском сундуке. На вопросы журналиста он сказал буквально следующее: «Мне известно несколько способов превращать золото не только в свинец, но и другие неблагородные металлы. Их лишь надо правильно переработать. Я знаю как. Но никому этот секрет не раскрою. Почему? Да хотя бы из чувства самосохранения. Один мой французский коллега однажды попытался в прямом эфире объяснить возможную принципиальную схему превращения обыкновенного металла в золото. После этого он бесследно исчез. И до сих пор о нем ни слуху ни духу». Этот современный итальянский алхимик и член нескольких масонских обществ, не жаждущий ни власти, ни богатств, мечтает создать эликсир жизни – универсальное лекарство, обновляющее физическое тело и продлевающее жизнь. То есть он занимается тем, чем занимались многие его коллеги в седой древности. И тем, чем занимались в спецлабораториях ученые, состоявшие на службу у большевиков, захвативших власть в Российской империи и возжелавших жить и править если не вечно, то максимально долго.

Можно, конечно, утверждать, что сеньор Лентини просто чудак и выдумщик, однако имеются свидетельства того, как ему удалось заставить деревья посреди зимы дать обильное цветение, только смазав растения какой-то жидкостью. Наверняка созданной на основе старинных рецептов.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.22.132 (0.005 с.)